10 декабря 2018  14:30 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Поэты Петербурга - Дайджест


Татьяна Кувшиновская


Татьяна Кувшиновская

 

 

Рессказ о погремушке


Хранится игрушка, как символ спасенья…
Во времена довоенного рая
была погремушка моя - загляденье! -
все были в восторге от попугая!

Меня забавлял он большой и тяжёлый,
когда я глядела на мир из пелёнок,
он красками яркими, треском весёлым
отпугивал плач, возникавший спросонок.

Братишке игрушка досталась в наследство,
когда загремела войны канонада.
Под стук метронома отправилось детство
по долгим годам ленинградской блокады.

Тяжелая птица лежала в кровати,
не грея ребёнка своим опереньем,
она не просила еды, но некстати
будило братишку трескучее пенье.

Голодная мама, голодные дети…
– Чем, попка-дурак, ты грохочешь?
Со вздохом
раскрывшийся клюв попугая ответил...
...Г О Р О Х О М... 

январь 2001 года


Самоуважениe

 


Есть кому поморщиться 
на моё признание:
не терплю, кто корчится
в чинопочитании!
Мы в труде СОТРУДНИКИ,
а не подчинённые,
как в дороге спутники,
целью увлечённые.
Уважаю очень
самоуважение,
нет, не чванство вовсе,
не к другим презрение -
чувство, что научит
брать по силе ношу,
быть одним из лучших
между всех хороших.
Не к себе, а к ближним
больше снисхождения -
вот таким я вижу
самоуважение!

                               10.03.86

Слушая Радио России "Что с нами происходит?", вспомнила  это своё стихотворение в стенгазете "Технолог" Объединения "Дальняя Связь".


Русский характер (быль)

Войну прошагали, вернулись домой
Два друга, лихих гармониста.
Встречает с победой, встречает весной
Деревня стрелка и танкиста.

До крайнего дома молва добралась,
Дошла до девичьего слуха,
Скорей бы по-новому жизнь началась –
Опять с ними Пётр и Павлуха!

На фронте вдвоём, где всегда горячо, 
Потом в госпитальной палате –
Держались друг друга, плечо о плечо,
И здесь унывать им некстати.

Заткнул за ремень Петя правый рукав,
А Павел культю спрятал в левом,
Вернул им гармонь, из чехла не достав,
Старик, отступивший несмело.

. . . . . . . . 

Играет гармонь… Весёлый мотив.
Собравшимся – не до потехи…
Разводят меха, 
                            перехитрив
Судьбу, 
                  два безруких калеки.

Танцуют девчата, не глядя на них,
(Взглянуть не дай бог, зарыдаешь).
И кажется мир удивлённо притих:
Нет, русских не предугадаешь!

Вчера услышала по Радио России эту быль послевоенную...


Не смотри на меня виновато

 
Не смотри на меня виновато,
всё в природе имеет свой срок.
Я тебя приголублю, как брата:
– Дай, поправлю седой завиток.

Наши встречи невинные в тайне
мы пока сохраним, милый мой.
Кофеёк, поцелуй на прощанье…
– Позвоню, как приеду домой.

Знаю: поздно, смешно и негоже,
не раскаясь, пускаться в торги.
Всё ж прошу Тебя, Господи Боже,
по молитве остави долги…

– А нельзя – так возмездье на годы
не откладывай… Мне ли не знать:
тем суровее будут невзгоды,
чем позднее решил наказать.

По «Закону Отложенной Мести»
нам платить за грехи, милый друг.
Хорошо бы не врозь… Вот бы вместе
нам пройти искупления круг…

 2000год

 

А ЛЯ ФРАНСЭ
 
Французами тонко подмечено
и мало, кто им возразит:
слоны,
генералы
и женщины
вовек не прощают обид.

Но, если слоны с генералами
обидчику пробуют мстить,
я – женщина,
месть
не пристала мне,
я просто не в силах простить.
 
Красоте да ума бы...

Что стращаешь шипами, роза?
Эта стража тебя не спасёт:
Обломает хитрец осторожно,
Для отважных – уколы не в счёт.
– Красоте да ума бы побольше, –
Мы порою судачим незло.
Но обида красавице горше,
Если ей и с умом повезло.
Есть надежда на жребий счастливый
(Дар природы – не чья-то вина):
Коль умна – забудь, что красива,
Коль красива – скрывай, что умна!
*** 
Туман тяжёлый на исходе лета, 
Не скошенная в срок пожухлая трава, 
Вчерашняя гроза заполнила кюветы, 
Все птичьи гимны солнышку пропеты, 
А я не записала их слова... 

Пойду искать слова осенних песен, 
Навёрстывать часы, потраченные зря. 
Настрой души ни сумрачен, ни весел, 
А круг друзей ещё широк и тесен, 
С тетрадкою пустой вернуться к ним нельзя.
***
Хищная птица 
с крыльями ангела – 
катер сторожевой. 
Мчится весь в пене 
недремлющий Гений – 
скрылся за синевой. 

***
Солнце, закат… 
но дорожка расколота 
следом, как топором. 
Падают брызги, 
пронзённые золотом, 
словно Жар-птицы перо. 

Деревенское кладбище. 

Смерть с косою – нелепая гостья, 
только душ не коснется покос. 
И мерцают на сиром погосте 
поминальные свечи берез… 

«И звуков небес заменить не могли 
Её скучные песни земли». 
М.Ю.Лермонтов 

Издалека звезда мерцала, 
Я не могла полночи спать, - 
Пыталась музыку кристалла 
По квантам света разгадать. 
Не зная нот астральной песни, 
вселенской гаммы не сыграть, 
не разместить в линейках тесных 
нездешних гимнов благодать. 

Тяжелые смежила веки, 
а вдруг пригрезится во сне 
мелодия?.. 
Но, видно, некий 
Небесный Страж мешает мне 
соприкоснуться раньше срока, 
пока мне дорог грешный мир, 
с хорами звездного потока, 
с гармонией священных лир. 

*** 

Я охоту затеяла глупую 
из тщеславия мелкого женского, 
совесть сказкой нелепой баюкаю, 
в оправданье нет довода веского. 

Не нужны не трофеи, не почести, 
ради скуки решила проветриться, 
лишний раз убедиться мне хочется, 
что гордец от -стрелы- не отвертится. 

Вы спокойны. Вечерние бдения 
в тихом доме… Окошко чуть светится. 
Я – охотник. Манок хитрым пением 
Вас доймет – не пройдет и полмесяца 

А потом, не прельщаясь победою, 
Вам замечу с невинною миною: 
мол, не вас я сегодня преследую - 
на другого я сети раскинула. 

В оправданье нет довода веского, 
совесть сказкой нелепой баюкаю, 
из тщеславия мелкого женского, 
я охоту затеяла глупую. 

*** 

Когда свои увидеть недостатки 
решишься, не надейся на себя: 
с самим собой порой играем в прятки –
глазам другим проникнуть дай в себя
 
К БЛОКАДНЫМ ДНЯМ (Моя память о войне)


Забудет ребёнок за малостью лет
блокадные голод и холод,
но врежется в память из множества бед
особенно острый осколок.

Бомбёжку я помню, животный мой страх,
“В убежку!” – кричу я в тревоге.
У мамы ребёнок грудной на руках,
у мамы опухшие ноги…
Заставила маму спастись от беды,
на лестницу выйти успели,
а в комнате нашей остались следы
от взрыва немецкой шрапнели.

Мне в сорок четвёртом исполнилось пять,
и... нам… принесли похоронку.
Понятия Смерть невозможно принять
и взрослому, где уж – ребенку!
Мы с братом просили: “Бог, папу верни!”
Сводили нас в церковь соседи,
крестили в Никольском и с нами они
молились на поздней обедне.

Младенческий разум не понял всех бед,
другой расплатилась ценою:
природа мне жизнь сохранила, но нет
ни сына, ни дочки со мною…

29.10.83

* * *

Кто там слезами омывает Русь?
Нет ну́жды в причитаниях надгробных.
Смекалки, юмора не занимать природных
Сынам России! С мыслью не смирюсь,
Чтоб мы на дело не́ были способны!

Впитавшие культуру с молоком,
Российской нивой вскормленные дети,
Не дайте же Отчизне кануть в не́ти!
В Соборности наш выстроенный Дом
Да будет всем примером на Планете!

Свернуть