18 октября 2018  23:35 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Крымские узоры



Ольга Дубинянская


Родилась в Ленинграде в семье военного моряка. Детство прошло на Дальнем Востоке. С 1961 года проживает в Крыму. Член Регионального Союза писателей Республики Крым. Автор поэтических сборников: «Путница» (2003), «Далекие-близкие» (2006), «Сокровенное» (2008), «Двойное преломление», «На краю времени» (2011), множества публикаций в журнале «Брега Тавриды», в крымских газетах и журналах, в альманахе «Поэтическая карта Крыма», также в изданиях Украины. Организатор и участник творческих встреч в поэтической студии «Таласса», в клубе «Вдохновенье» КГМУ, в симферопольских школах; Пушкинских поэтических праздников, Дней славянской письменности и культуры; выступает на радио. Лауреат Международных поэтических фестивалей «Осенний Крым – стихов очарованье», «Чеховская осень», «Великое русское слово» и др. Творчество О. Дубинянской отмечено Благодарностью Совета министров Автономной Республики Крым (2009). Лауреат Премии Автономной Республики Крым по литературе (2011).

                                                                        Материал подготовлен редактором раздела "Крымские узоры Мариной Матвеевой

 

Стихи

 

Этот свет, эту музыку сфер

Я несла, словно воду, в ладонях.

Не пролить бы, пускай не догонит,

Не отнимет дары Люцифер.

 

Эта звучная музыка сфер,

Пронизавшая нервные токи...

Звонари – величавые боги –

Ниспровергли низы полумер.

 

Эта музыка сфер, этот свет...

Над Землей – разливные озера,

Дивный мир голубого простора,

Людям явленный тысячи лет.

 

Как живою водой окроплю

Этой музыкой души родные.

«Уловите небес позывные» –

Каждой строчкой и словом молю.

 

***

 

Куролесили Курилы,
Усмехался пересмешник,
Трепетали струны лиры,
Вишни свет струился вешний.

Над бездомными домами
Божий глас висел как знамя,
Не подхваченный ветрами,
Не востребован сознаньем.

Прихожане у прихода,
Маясь верою бесплодной,
Шли привычным крестным ходом,
Ободрясь обрядом водным.

Небо синим Божьим оком
На безумный мир глядело.
Светом, солнечным потоком
О Любви безмолвно пело...

 

Ностальгия

 

Кисея на деревьях повисла,
Серебром изукрашены ветки.
От Днепра до Дуная и Вислы
Расстоянье – дымок сигаретки.

Припорошена снегом ограда,
Черепица окрашена белым.
Умоляю: о Влтаве не надо,
Та весна перечеркнута мелом,

 

Перечеркнута углем и сажей,
Дымным порохом, гарью и серой,
Дивный Град с разноцветным плюмажем
Растворился в сознании сером.

Снег искрится на мёрзлых ресницах
И хрустит под ногами хрустально.
Мне опять ночью Прага приснится -
Золотой, как была изначально...

 

 

***  

 

  Милый, милый, смешной дуралей…
                                                                    Сергей Есенин

 

Разметая гриву, мчится мой Пегас –

По небу игривый смелый перепляс, –

Жаждущий свободы, в беге без оков,

Ритмике в угоду, в россыпи стихов

Мчится конь крылатый в круге облаков,

Заревом объятый сокровенных слов.

 

Ты зачем стремишься, храбрый дуралей,

Привести в затишье от боев людей?

Всех поднять на крыльях нам невмоготу, –

Надорвешься, милый; в мыле и поту

Захрипишь устало, поплетёшься вспять.

 

Как же трудно стало Слово догонять...

 

 

 

Жара

 

Жара, самум, Сахара, Калахари.
Асфальта лава льется и чадит.
Мираж: на ствол ружейный Мата Хари,
Как на факира дудочку, глядит;

 

Залп... исчезает Красота, наивность,
Щекочет ноздри дым пороховой…
В какую Богом проклятую бытность
Мы Женственность послали на убой?

 

В какие времена, в каком пространстве
Смогли мы чувство Чуда потерять?
Из темноты каких безумных странствий
«Князь мира» Нежность повелел распять?


Мы совесть заглушаем децибелами,
Чтобы не слышать правды никакой.
Бог костерит нас огненными стрелами,
Чтоб урезонить подлый род людской.

 

 

***

 

Пересохшие губы жаждут каплю воды,

Пережжённые души жаждут каплю любви.

 

Одинокие люди встречу тайную ждут,

В одиночества круге обретая приют.

 

Ни капель, ни пороша и ни дождь проливной

По тропинкам заброшенным не зовут за собой.

 

Молчаливые странники, как послы тишины,

Привечают изгнанников из чужой стороны.

 

***

 

Горсть стихов и горсть грехов –

всё мое богатство.

И спасет ли от оков

розовое царство?

И отпустит ли Земля

дочь свою земную,

Или в пламени огня

погребёт, тоскуя?

Где вы, слышите меня,

родственные души?

Красным маяком маня,

встанет гребень суши

Посреди бурливых волн

ледяного ада.

Чёрный креп и терпкий тёрн

у ограды сада…

 

 

Ночное созерцание

 

Черные тучи, тёмные ночи,

Проблески света искрятся во мгле.

Очи вселенной, звёздные очи,

Плачут по Богом забытой Земле.

 

Время скрипит, словно старый пройдоха,

Сыплет песок на судеб жернова.

Неизлечимо больная эпоха

Рэкетом жёстким качает права.

 

Мрачно насилие, жалко бессилие.

Ветром уносит сухую листву.

Вечность бесстрастная милю за милей

Месяцем косит забвенья траву.

 

***

 

Всё запутано в нынешнем мире,

Каждый путает всех и себя.

Смирны тень проступает в Измире,

Юность – в старце, свой облик любя.

 

Проникает разрушенный Дрезден

В круг успешных больших городов,

Заслоняет трагедию вестерн,

Тишину – шум внезапных шагов.

 

Проститутка с глазами мадонны

Приняла воздержанья обет.

Променявший на кивер корону,

Заигрался в гусара поэт.

 

Глубину настоящего чувства,

Ухмыляясь, насилует смех.

Всё вокруг овладело искусством

Искажать и запутывать всех.

 

***

 

Убежать от себя не получится,
Хоть залейся тоской, как вином.
За окном заметелит, завьюжится
И завоет, как пёс, о былом.

Стужа лютая в сердце поселится,
Выметая остатки тепла.
Добродушная баба Метелица
Отметелит меня до бела.

Белый Ангел, жалея болезную,
От метели закроет крылом.
Возвращайся в чертоги небесные,
Мне от холода стало тепло.

Так тепло, что исчезло все около,
Так тепло, что на сердце - покой,
Не проснуться: ни лаской, ни волоком
Не заставишь вернуться домой.

Да и где этот дом? Перепуталось
Все на свете. Где небо, земля?
Отшемела, печалью закуталась
Безответная юность моя.

Убежать от себя не получится,
Хоть залейся тоской, как вином.
Шар земной - вечный двигатель крутится,
Хлопья снега летят за окном...

 

***

 

Ищу человека.

 

Диоген Синопский

 

Мне впору взять фонарь и в поиски пуститься,

Все улицы пройти, все страны исходить,

Заглядывать в глаза, надеяться, молиться –

И верить вопреки, что встрече этой – быть.

 

И годы намотав на оси километров,

И ноги в кровь разбив о гравий и стерню,

Увидеть только край сверкающего спектра,

Распятую во мгле ночей мечту мою.

 

Услышь, Господь, мольбу: «Я жажду Че-ло-ве-ка!»

Молитвы этой зов Тебя тревожил встарь.

И ныне он звучит в безлюдье без ответа.

Последняя тщета во тьме дневной – фонарь…

 

***

 

Весть из холодного мира –
Мёртвый покой.
Плачет бездомная лира –
Розности рой.

Поразбрелись музыканты,
Всё – трын-трава.
Фенечки, фантики, фанты,
Злая молва.

Кануло Солнце в ложбину –
Вечная ночь.
Даром сгорела рябина -
Не превозмочь.

 

***

Душа запятнана общеньем,

Захватана десятком глаз,

Оглушена столпотвореньем

Ненужных слов, недужных фраз.

 

И чтоб очиститься от тлена,

К источнику живой воды

Она стремиться неизменно,

Прочь от суетности толпы.

 

Уйдет в пространство безграничья

На крыльях радужной мечты,

Где строфами многоязычья

Сияют чистые листы.

 

***

 

Фата Моргана моргает вдали,
На горизонте.
Злобные люди страны Сомали,
Грабят, увольте.

Машут крылами, летя, журавли
В серой оправе.
Рвутся, молясь, купола от Земли.
Господи, Аве.

И, не скупясь, стихотворный поток –
Реки златые –
Льёт милосердно поруганный Бог
В души благие.

 

 



Свернуть