20 января 2019  08:14 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Публицистика Развал СССР и его последствия

Уполномоченный по правам человека МИД РФ Константин Долгов
 
Константин  Долгов
Константин Геннадьевич Долгов (род. 18 октября 1979 года, Донецк, УССР, СССР) — общественный деятель  непризнанной Новороссии. Сопредседатель общественно-политического движения «Народный фронт Новороссии».

Снобистский подход США однозначно неприемлем для России

Заместитель госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и трудовых отношений Том Малиновский опубликовал в «Коммерсанте» колонку. Сразу оговорюсь, что не являюсь сторонником дистанционной заочной полемики с американскими коллегами. Для этого имеются соответствующие отработанные российско-американские каналы межгосударственного общения. Они были заморожены Вашингтоном в целях политизированного, но абсолютно бесперспективного давления на руководство и лично президента России, чьей популярности мог бы позавидовать любой президент США за всю их историю.

Тем не менее в свете очередной порции искажений, а порой и откровенных инсинуаций, допущенных высокопоставленным американским дипломатом, решил все-таки расставить некоторые точки над i.

 

Что сразу бросается в глаза в словах Тома Малиновского, это все та же безапелляционность, с которой американские представители упрямо пытаются навязать нам свои подходы и оценки в сфере прав человека, демократии и верховенства права, которые никак нельзя назвать объективными.

Публично призывая нас к «диалогу» в этой важной области, в Вашингтоне продолжают исходить из единственно приемлемой для себя его формы — привычного менторства и нравоучительства с ложных и не пользующихся уважением в мире позиций американской «исключительности» как «маяка свободы и демократии».

Констатирую очевидный факт, что этот «маяк» горит все более тускло для подавляющего большинства стран и народов. Слишком уж неприглядно смотрятся в сегодняшнем многополярном мире попытки США «построить» весь мир под свою — мягко говоря, далеко не идеальную — модель демократии, не считаясь с законными интересами, традициями и веками выкристаллизовывавшимися ценностями других членов международного сообщества. Лозунг «демократы всех стран объединяйтесь при лидерстве Америки» вызывает не самые позитивные исторические ассоциации и все решительнее отвергается.

Однозначно неприемлем такой снобистский подход и для России. Вашингтону давно пора понять, что мы по-прежнему открыты к равноправному и конструктивному диалогу по правам человека и верховенству права, но в «школе демократии», которую за исторически рекордные сроки успешно проходит Россия, учителя по имени «США» нет и не будет. Признавая определенный вклад американского народа в общую историческую «копилку» идей и традиций в этой области, мы давно убедились в бесперспективности попыток коммивояжерского экспорта двойных стандартов, чем так грешат США.

 

Что же скрывают наши американские коллеги за ширмой «исключительности» Америки по части свободы и демократии? Прокомментирую те проблемы в США, о которых господин Малиновский не мог совсем умолчать, но спрятался за обтекаемую фразу: «мы все тем или иным образом сталкиваемся с проблемами в области соблюдения прав человека». С этим не поспоришь, но, как любят говорить сами американцы, важны детали. А вот с ними в системе американской демократии становится все менее благообразно.

Говоря о неприкосновенности личности в свете антитеррористических мероприятий США, Том Малиновский пишет, что в США «постоянно ведут дискуссии о том, как эффективно бороться против терроризма и при этом соблюдать права граждан на неприкосновенность частной жизни». Дискуссии — хорошо, но к чему они привели? Суровая для вашингтонского истеблишмента реальность лишь усугубилась с момента запуска американской «борьбы с глобальным терроризмом».

Вспомнить хотя бы огромный массив фактов и свидетельств практики тотальной слежки американских спецслужб за своими гражданами, контроля их переписки и телефонных бесед, тысяч запросов в адрес интернет-гигантов о предоставлении персональных данных пользователей. Речь идет и о грубом, нарушающем международное право вмешательстве в личную жизнь иностранных граждан, в том числе защищенных дипломатическим иммунитетом, а также первых лиц союзных США государств. А как же Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 года и другие ключевые международные документы?

Что касается в целом оценки борьбы США с терроризмом с правозащитного угла, то мой собеседник упускает ключевое — катастрофические последствия, к которым ложно трактуемые американцами демократические концепции привели в Афганистане, Ираке, Ливии. Вспомним вторжение под надуманными предлогами в Ирак, анархию и сотни тысяч искалеченных человеческих жизней в результате американских геополитических экспериментов. Шоком стало вторжение в Ливию, с грубейшим нарушением резолюции СБ ООН и многочисленными человеческими жертвами. А ведь аналогичное — если бы не принципиальная линия России и КНР — могло случиться в Сирии.

 

Очевидно, что назойливое и деструктивное демократизаторство США в регионе создает условия, которыми пользуются радикалы и террористы. Варварства, осуществляемые «Исламским государством», ярко это иллюстрируют? Не здесь ли могут крыться истоки немыслимого разлада вековых устоев полиэтничности и мультиконфессиональности этого древнейшего центра мировой цивилизации?

Применительно к «проблеме Гуантанамо», которую, по словам Тома Малиновского, США «уже длительное время решают», то ее вообще не следовало создавать. Этот специзолятор был осознанно обустроен в правовом вакууме, вне поля действия как национального, так и международного права. Узники не просто безнаказанно ущемлялись в фундаментальных правах, но и содержались по немыслимым для демократического государства средневековым канонам. Многим, включая российского гражданина Равиля Мингазова, до сих пор не предъявлено обвинение — после 13 лет в застенках! Ежегодно Конгресс США выделяет десятки миллионов долларов на содержание Гуантанамо, а заключенных в последние месяцы администрация активно пытается распихать по тюрьмам в различных зарубежных странах. Вот и все «решение» в духе свободных дискуссий властей со «свободной прессой и гражданским обществом».

В этом же контексте: что-то не видно свидетельств работы Вашингтона с европейскими странами, где долгие годы функционировали секретные тюрьмы ЦРУ, в которых практиковались методики «углубленного допроса», а обычным языком — пытки. Удивительно, отчего столь грубое попирание одного из фундаментальных прав человека абсолютно не вызывает в США жажды справедливости. Напоминаем, что никто из отдававших приказы и исполнителей бесчеловечных унизительных практик в спецтюрьмах ЦРУ не наказан и, как следует из заявлений американского руководства, не будет (как минимум при нынешней администрации). Схожее попустительство характерно для американской стороны в отношении лиц, ответственных за кровавые преступления на Украине, в том числе поджог инакомыслящих в Доме профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 года. А как же законность? Кого-то она касается, а кого-то может обойти стороной?

 

В самих США права многочисленных категорий населения предусмотрены в основном на бумаге или обеспечиваются на словах. Причем покрывательство властями нарушений прав человека происходит порой с особым цинизмом. Например, повторяющиеся с порочной регулярностью истории с произволом сотрудников полиции, грубо превышающих полномочия и отстреливающих безоружных темнокожих американцев. Эту проблему мой коллега характеризует следующим образом: «Мы все еще не полностью решили проблему расовой дискриминации, а в некоторых случаях не преодолели сохраняющееся недоверие между населением и полицией, которая призвана его защищать». Учитывая масштабы и историческую глубину межрасового разлома в США, эта оценка — откровенный эвфемизм.

Или взять ситуацию с усыновленными за рубежом, в том числе в России, детьми, которых, подобно сотовому телефону на eВау, в США можно купить или обменять на специальных интернет-биржах. Официальные власти (Госдепартамент, в частности) на требования ряда стран, включая наши, разобраться с этим вопиющим произволом, вскрытым журналистами Reuters, отвечают, что, мол, проведено межведомственное совещание, на котором было «констатировано наличие проблемы». Но как и в случае со «свободными дискуссиями» о неприкосновенности частной жизни — без продвижения в решении проблемы.

Мой американский коллега пишет, что истинным показателем приверженности страны принципам соблюдения прав человека является не наличие или отсутствие проблем в этой сфере, а существование законов и институтов, которые позволяют проблемы решить. Резонный вопрос: не свидетельствует ли огромное и все растущее количество проблем, в том числе системного порядка, в области прав человека, с которыми сталкиваются США, о неэффективности и несовершенстве соответствующих американских законов и институтов? И именно над их совершенствованием следует активнее работать американским властям, предоставив другим странам и их гражданам самим находить оптимальные пути построения демократического общества. Тем более что двух одинаковых демократий не бывает. Это, кстати, подтверждает и опыт самих США с их, например, весьма своеобразной системой непрямых выборов президента.

Причины негативного тренда с правами человека, демократией и верховенством права в США следует, очевидно, искать и в традициях американского истеблишмента, в частности многочисленных, пустивших глубокие корни лобби (оружейного, нефтяного, фармацевтического, табачного и др.), его конъюнктурном отношении к «правочеловеческим» проблемам — их либо сознательно не замечают, либо ретушируют с помощью словесной, а порой и юридической эквилибристики. Например, цинично называют убийства гражданских лиц в результате налетов американских беспилотников в Афганистане и Пакистане «побочным эффектом».

Двойные стандарты проявляются в Вашингтоне и применительно к свободе выражения мнения и доступа к СМИ. «Если бы россияне жили в стране, где свободно распространяется информация и приветствуется открытая общественная дискуссия»,— сокрушается Том Малиновский. Тот факт, что он свободно размещает свои критические оценки в одном из ведущих российских изданий, как раз и подтверждает, что российские граждане живут именно в такой стране. А вот российским официальным представителям достучаться до американских СМИ со своими комментариями ой как трудно.

 

Хочется спросить, были ли свободны американская пресса и остальные СМИ в отношении распространения информации о реально происходящем на Украине? Писали ли американские журналисты об истоках, факторах и финансировании Майдана, о вооружении неонацистов-бандеровцев, марширующих под нацистской символикой и убивающих мирных жителей в Донбассе? Поразительно, но их Том Малиновский дружелюбно называет «молодыми украинцами, выступавшими за то, чтобы жить в современной процветающей стране»!

Сообщают ли американские СМИ о катастрофическом положении с правами человека в целом на Украине (это — не только наш вывод, но и оценки ООН, ОБСЕ, независимых правозащитников), включая нарушение фундаментального права на жизнь, ущемление права на выражение мнения, истребление инакомыслия и инакомыслящих, в том числе с применением пыток, проникновение ультрарадикалов и просто бандитов во властные структуры этой страны? Опять пресловутые двойные стандарты, не делающие чести американским «учителям демократии».

Теперь что касается внутрироссийских проблем в области прав человека. Они, как и во всех странах мира, есть, и российские власти их не только не отрицают, но и продуктивно работают во взаимодействии с гражданским обществом над их решением. Прогресса на этом пути не видит только тот, кто не хочет этого.

Советую представителям США внимательнее и регулярнее читать российские СМИ, а также проштудировать объемные доклады нескольких федеральных и десятков региональных омбудсменов, занимающихся ситуацией с правами человека в России. Кстати, в США институт федеральных омбудсменов, насколько известно, отсутствует, несмотря на очевидную потребность в них. Мы ощутили ее в полной мере, когда начали разбираться со случаями издевательств и убийств американцами усыновленных российских детей и столкнулись с неготовностью и нежеланием федеральных властей США, а зачастую и властей отдельных штатов, всерьез заниматься этими проблемами.

Мы открыты для объективной критики в сфере прав человека, конструктивных предложений, обмена информацией и наилучшим опытом. Но мы никогда не допустим вмешательства извне во внутренние дела России и суверенные прерогативы российских органов власти.

Если же кто-то в Вашингтоне или других западных столицах хочет услышать от нас оправдания или увидеть посыпание головы пеплом, то, как говорится в известной поговорке, пускай ждут ответа, как соловей лета.

 

Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2708573

Свернуть