15 декабря 2019  18:10 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Круглый стол Государство и общество



Илья  Ухов



Ненависти никакой нет, есть лишь бессильная злоба

 

Читатели наверняка помнят, как после убийства Бориса Немцова отечественная либеральная публика аттестовала общий социально-политический фон – была произнесена сакраментальная фраза об «атмосфере ненависти», которая-де и способствовала убийству Бориса Ефимовича.

Сейчас, по прошествии почти двух недель со дня трагедии и по мере вскрывающихся деталей расследования этого дерзкого и резонансного преступления, становится понятным, что об атмосфере ненависти если и можно говорить, то только в приложении к нагнетаемой либеральной оппозицией информационной истерии и попыток противопоставить себя и остальное общество – в лучших традициях кошеновского «малого народа».

Вне зависимости от того, кто реально заказал убийство Немцова и какими мотивами руководствовались эти люди, за преступлением последовал масштабный идеологический каминг-аут либералов: всплыли говорящие головы и ключевые медийные спикеры, которые дали себе волю в иррациональной русофобии и народоненавистничестве.

При том, что вызревала вся эта либерально-показушная грязь давно и на благодатной почве. Вот, к примеру, известная рукопожатная журналистка Ольга Романова (выступавшая, кстати, по признанию самого Звягинцева, в роли консультанта его нашумевшего фильма «Левиафан») таким образом характеризует своих сограждан: «Не могу попасть на собственную лекцию в Стрелке. Кропоткинская перекрыта – молебен у них, у бл...ей».

У Романовой вообще все прекрасно – она не стесняется называть народ «быдлом», «болотом» и «пэтэушной братией». Саму, видимо, в наш забытый Богом Мордор демократический аист принес и в либеральной капусте оставил.

Не отстает от коллеги по цеху и ключевая «плакальщица» по Немцову и по совместительству назначенная неизвестно кем следующей «жертвой» Ксения Собчак. Ей можно, конечно, припомнить визиты на Майдан и общение с матерыми бандеровскими русофобами в захваченной киевской мэрии, но достаточно указать и на более яркие перлы этой сторонницы «атмосферы любви»:

«Россия стала страной генетического отребья. Я бы вообще запретила эту страну». Нет, ну правда – разве не апофеоз любви к ближнему? Махатма Ганди вкупе с Львом Толстым и Генри Дэвидом Торо аплодируют стоя.

Однако помимо признания всех вокруг себя идиотами и вообще генетическим мусором, а то и низшей в биологическом отношении расой (как это сделал недавно господин Шендерович), рукопожатная тусовка еще и обладает каким-то извращенным чувством мессианства и некой избранности, принадлежности к «белой кости», которой на роду написано тянуть холопов в некий придуманный либералами рай, не считаясь с жертвами этих самых холопьев на пути в страну, где правит Демиург рыночной экономики, а Айн Рэнд и Фридрих фон Хайек – апостолы его.

Вот, к примеру, как это выражает писательница и маловразумительная телеведущая госпожа Толстая: «Страна не такова, чтобы ей соответствовать!.. Ее надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же тупым, как народ, таким же отсталым, как народ».

Вы чувствуете, как разгорается в словах досточтимой Татьяны Никитичны атмосфера любви, нежности и теплоты по отношению к неразумным людишкам? Не чувствуете? Ну вот сейчас на другом примере почувствуете.

Вот известный блогер Андрей Мальгин доводит до конца либеральную антропологию, вкупе с элементами, напоминающими порой изыскания доктора Розенберга:

«Страна действительно разделилась на две части. С одной стороны – поганые совки. Поставь такого в любом месте земного шара в любую толпу, сразу узнаешь: совок. Не затеряется. С другой стороны – люди с чувством собственного достоинства и со следами интеллекта на лице. Цивилизованные люди». Так и хочется спросить – а черепа на предмет «совковости» когда мерить начнут?

И вот плавно, по мере развития, так сказать, сюжета, мы приходим от стадии признания большинства населения генетическим отребьем к стадии обозначения методов «работы» будущих хозяев с подконтрольными холопишками.

В качестве наглядного примера возьмем одного из руководителей приснопамятного Координационного совета оппозиции журналиста Сергея Пархоменко: «Видя на трезвую среднерусского человека в его привычной среде обитания, начинаешь судорожно шарить по карманам.

Где ключ зажигания от трактора, который увезет куда угодно, обдав этих тараканов облаком сивушно-сизым дыма, которое так органично вплетется в смрад их дешевых сигарет и перегар? Или хотя бы пистолет, чтобы в случае критических культурных противоречий накормить эти дурнозубые рты свинцовыми семечками».

Не знаю, как вам, а мне это напомнило знаменитое геббельсовское: «когда я слышу слово «культура», я хватаюсь за пистолет». Только вместо слова «культура» в либеральной формуле, пожалуй, стоит поставить «гражданин России, не разделяющий оппозиционных взглядов».

Цитаты наших либеральных кликуш можно еще множить и множить – любой желающий найдет их самостоятельно, не хочется особо глубоко погружаться в это болото ненависти и злобы по отношению к России и народу, ее населяющему. Приведу еще лишь маленький твит господина Фейгина, который сейчас защищает «голодающую» украинскую арт-наводчицу Надежду Савченко: «Забудьте о толерантности, терпении и мире к врагам. Ненавидьте, презирайте и будьте безжалостны. Ждите часа для мести. Только так мы выиграем».

В этой цитате, как в центре либерального мироздания, отразились все глубинные архетипы отечественного оппозиционера. Тут и вранье про толерантность – ведь она только для своих, а не для «быдла».

Тут и вранье о мире и терпении – ведь «терпилами» объявлен опять-таки «неправильный» народ России. Тут и правда – правда об истинных мотивах и чувствах либералов, о ненависти и желании мстить, но не за погибшего Немцова, нет, он просто повод. Это месть, на мой взгляд, какая-то генетическая, как будто очередная попытка Февраля 17-го поквитаться с исторической Россией.

Отсюда и фарисейские причитания об «атмосфере ненависти» и публичное заламывание рук с требованием покарать всех, здесь и сейчас – начиная от Путина и заканчивая, видимо, тем самым трактористом, столь ненавистным Сергею Пархоменко.

На самом же деле, никакой атмосферы ненависти в стране нет, есть лишь бессильная злоба определенных кругов столичной интеллигенции и креаклиата на народ и желание использовать трагическую гибель Бориса Немцова в целях раздувания социально-политических конфликтов.

Свернуть