23 сентября 2018  09:24 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

 
Александр Прокофьев
 
 Прокофьев Александр Андреевич родился 19 ноября (2 декабря) 1900 года в деревне Кобона (ныне Ленинградская область) в семье крестьянина — рыбака и землепашца. Окончил сельскую школу и с 1913 по 1917 годы учился в Петербургской учительской семинарии. В 1919 году вступил в РКП(б). Окончил Петроградский учительский институт РККА (1920). В 1922—1930 годах сотрудник полпредства ВЧК-ОГПУ по Ленинградскому ВО. С 1923 учился в литературной студии ленинградского Пролеткульта. Печататься начал с 1927 года. В 1931 году выпустил первую книгу стихов. В 1922—1930 служил оперуполномоченным в органах ВЧК–ОГПУ. Все последующие годы находился в действующем резерве органов госбезопасности. Во время Советско-финляндской войны (1939—1940) и Великой Отечественной войны (1941—1945) Прокофьев — военный журналист, член писательской группы при политуправлении Ленинградского фронта. В 1945—1948 и 1955—1965 годах был ответственным секретарём Ленинградского отделения СП РСФСР. Член Центральной Ревизионной Комиссии КПСС в 1956—1966 годах. Делегат XX и XXIi съездов КПСС.Умер 18 сентября 1971 года, похоронен на Богословском кладбище в Cанкт Перербурга..
 
CТИХИ

***

А ведь было - завивались 
В кольца волосы мои, 
А ведь было - заливались 
По округе соловьи, 
Что летали, что свистали, 
Как пристало на веку, 
В краснотале, в чернотале, 
По сплошному лозняку. 

А бывало - знала юность 
Много красных дней в году, 
А бывало - море гнулось, 
Я по гнутому иду, 
Райна, лопнув, как мочало, 
Не годилась никуда, 
И летела, и кричала 
Полудикая вода!..

***

...А мне Россия 
Навек люба, 
В судьбе России - 
Моя судьба. 
Мой век суровый, 
Мой день крутой 
Гудит громово: 
«Иди, не стой!» 
Идёт Россия - 
Врагов гроза, 
Синее синих 
Её глаза, 
Синее синих 
Озёр и рек, 
Сильнее сильных 
Её разбег! 
Неповторима, 
Вольным-вольна, 
Необорима 
В грозе она! 
С ней, непоборной, 
Иду, как в бой, 
Дорогой горной, 
Тропой любой. 
Всё в ней, в Отчизне, 
Кругом моё, 
И нету жизни 
Мне без неё! 
1965
 
***
 
Борьбою наш день обозначен, 
Так зрим её облик и жест. 
...А матери всё ещё плачут 
И в дни всенародных торжеств! 

Есть песни, что схвачены гневом, 
И есть, чтобы жить веселей. 
...А матери слышат в распевах 
В любых голоса сыновей. 

Так будет до смерти до самой 
Кровавый мерещиться бой... 
О милые русские мамы, 
Лиха безысходная боль! 
1966

***

В ненастный день
Всё хорошо, отрадно смолоду, 
Когда плечам не страшен груз. 
Вошла, и губы пахнут холодом, 
Дождинкой сладкою на вкус! 

Осенней стужи будто не было, 
Другое сразу началось, 
И не прошу я и не требую, 
Чтоб солнце выше поднялось! 

Пусть так всегда, как было смолоду, 
Пусть будет ветер, будет дождь, 
Пусть губы будут пахнуть холодом, 
Дождинку как-нибудь найдёшь! 

И станет радостно и весело 
Ненастный день прожить вдвоём, 
А выйдет солнце - делать нечего, 
Другую песню запоём! 
1959

***


Вот какою я была
Вот какою я была: 
Словно маков цвет цвела, 
Поутру бежала к речке, 
Умывалась добела. 

Умывалась добела, 
Принималась за дела, 
За делами, за работой 
Песни пели, я вела! 

Вот какою я была: 
Лёд ломала и плыла; 
А теперь себе на горе 
Я мальчишку завлекла. 

На себя теперь дивлюсь: 
Над любой бедой смеюсь, 
А над этим горем плачу - 
Утерять его боюсь. 
1953


***

Где-то ивы в поклонах, 
Вербы речи ведут... 
Где-то к нам почтальоны, 
Почтальонши идут. 

Ты меня хоть строкою 
За собой поведи, 
Загорелой рукою 
От беды отведи 

И от спеси, от спеси, 
От лихого огня. 
Всё, что недругов бесит, - 
Пусть не тронет меня. 

Мне не нужен их душный 
И унылый уют, 
Им тоска, равнодушье 
Просто жить не дают. 

Ничего мне не надо, 
Чем довольны они, 
Ни бесцветных парадов, 
Ни пустой трескотни... 

Вьётся, кружева тоньше, 
Золотая тесьма... 
Нет ли мне, почтальонша, 
Хоть какого письма?.. 
1960

Другу

Опять вдохновенье сбежало, 
С другими беседу ведёт? 
Побольше работай, пожалуй, 
Тогда не сбежит, а придёт. 
Оно без волненья не может, 
Ему бы бои да бои, 
А если их нету, то сложит 
Орлиные крылья свои. 
А как без него, без опоры? 
Совсем, брат, плохие дела, 
И рифма приходит не скоро, 
Метафора еле пришла, 
Едва дотащилась, обидно 
Такую задачу решать: 
Ей надо бы в дом инвалидный, 
А просишь стихи украшать! 
Но с этим ничтожным мгновеньем 
Тебе рассчитаться дано... 
Сбежало - кричишь - вдохновенье - 
Работай! В дороге оно! 
1956

***

Как непохожи наши судьбы, 
И всё не так, и всё не то, 
Но если б нас хулили судьи, 
То я спросил бы - судьи кто? 

А впрочем, вот какое дело: 
В годах крутых, в горячке дней 
Всё ж дрянь не сильно поредела, 
А поредеть пора бы ей! 

Как проведёшь ты нынче лето, 
Коснёшься нового огня? 
На сто вопросов нет ответа, 
Хоть адрес прежний у меня. 
1967

Люба

Ох, черны глаза, черны! 
...Не вернулся муж с войны, 
Как заснул, так не проснулся 
Где-то около Двины! 

Возле сумрачной Двины, 
Где воронка на воронке... 
Шла оттуда похоронка, 
С той заречной стороны. 

И одна осталась Люба. 
Люба, Люба! Стать легка. 
Нецелованные губы - 
Как два алые цветка! 

Ох, черны глаза, черны! 
Две косы, как две волны, 
Синей схваченные лентой, 
На затылке сведены. 

Выйдет Люба на лужок, 
На крутой на бережок: 
«Где же, где же милый ходит, 
Тот, что сердце бы зажёг?» 

Жил рыбак на том лугу, 
Сеть вязал и гнул дугу. 
Неужели он не видел 
Никого на берегу?.. 
1959

***

Тупым ножом стихи кромсают, 
Отрезав, судят да рядят, 
Потом едят, потом бросают. 
Куда бросают - не глядят. 

И вместо слов берут словечки, 
И то как будто напрокат, 
Считают рифмой: «песня - печка», 
«Коза - корова»... Просто клад! 

«Бревно - барак», «рога - рогожа». 
Без точек и без запятых! 
«Стамеска - стул»... Прости им, боже, 
Во имя грешных и святых! 

А мы с другим стихом вставали, 
Других созвучий знаем ряд, 
А мы Некрасова певали, 
Да и поём, как говорят! 
1961

***

Упрекают критики всерьёз 
В том, что много мной посажено берёз, 
И не только по цветным моим лугам, 
А по песням, по частушкам и стихам. 
«Ну и что ж, - я отвечаю, - ну и что ж! 
Ведь красивы так, что глаз не отведёшь! 
Ведь в России где-то часом родились, 
Ведь в россии побелились, завились! 
И проходят то суглинком, то песком, 
А на Север, а на Крайний - лишь ползком! 
Перед ними только камень, только лёд, 
Мёртвый холод подниматься не даёт, 
А берёзка, белой смерти вопреки, 
Проползает, хоть на шаг, из-за реки!» 
1959

***

Упрекают критики всерьёз 
В том, что много мной посажено берёз, 
И не только по цветным моим лугам, 
А по песням, по частушкам и стихам. 
«Ну и что ж, - я отвечаю, - ну и что ж! 
Ведь красивы так, что глаз не отведёшь! 
Ведь в России где-то часом родились, 
Ведь в россии побелились, завились! 
И проходят то суглинком, то песком, 
А на Север, а на Крайний - лишь ползком! 
Перед ними только камень, только лёд, 
Мёртвый холод подниматься не даёт, 
А берёзка, белой смерти вопреки, 
Проползает, хоть на шаг, из-за реки!» 
1959

Хозяйка

Ну-ка, скатерть расстели, хозяйка, 
Посидим с тобою дотемна. 
За мою любовь к тебе воздай-ка 
Доброй чаркой доброго вина! 

Расстели мне ту, где кисти алы, 
Белую, с каймою голубой, 
Где твои сам-друг инициалы 
Вышиты в девичестве тобой. 

Мне и чёрствый хлеб за нею вкусен, 
Любо вспоминать, что вдалеке. 
Спой, хозяйка, песню о Марусе, 
Той, что мыла ноги на реке! 

Спой, чтоб сердце сжалось и разжалось, 
Как она прошла на бережок. 
Спой! Она сродни тебе, пожалуй, - 
Ты не знаешь, кто её дружок? 
1945

***

Я хочу, чтоб не тлели, 
А горели слова, 
А потом чтоб на крыльях 
Подняла их молва. 
Я обжёг их в горниле, 
Сам сказал им: «Пора!», 
Чтоб их после гранили 
Выше нас мастера. 
В мастерских и в походе 
Им дана эта честь. 
В нашем умном народе 
Их не счесть, их не счесть! 
1956

Свернуть