21 ноября 2018  10:58 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Актуальное


Военно-политическая ситуация в мире. Вызовы, стоящие перед Россией.



Антон Мардасов интервьирует Игоря Коротченко



Антон Мардасов: - Здравствуйте, уважаемые читатели «Свободной Прессы». С вами «Открытая студия», ведущий Антон Мардасов. Сегодня у нас в гостях известный военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона», член Общественного совета при Минобороны РФ Игорь Коротченко. Игорь Юрьевич, здравствуйте.
Игорь Коротченко: - Здравствуйте.
А.М.: - С точки зрения военного анализа, что сейчас происходит на Украине? Много раз эксперты говорили о возможном переходе донецкого ополчения в контрнаступление. На ваш взгляд, вообще возможен этот вариант, возможно ли введение миротворческих сил?
И.К.: - Я абсолютно убежден, что любые переговоры, которые сегодня ведутся в двухстороннем или в многостороннем формате, будут обречены на неудачу. Потому что Киеву не выгодны какие-либо принципиальные достижения о прекращении огня. Это не соответствует тем ожиданиям, с которыми Порошенко избирался украинским электоратом. Хотя говорят, что, якобы, люди голосовали за то, что Порошенко пообещал остановить войну. На самом деле давайте не будем себя обманывать: Украина сделала свой выбор. Выбор в пользу войны. И это факт, что большинство граждан, проголосовав за Порошенко, дали ему мандат на продолжение силовой операции в Донбассе. То есть на продолжение того, чем занимались до этого Турчинов, Яценюк и другие лидеры киевского режима. В этой связи я абсолютно убежден, что единственным основанием для возможных переговоров может быть только военное поражение киевской группировки войск. Это единственная материальная основа для каких-либо политических договоренностей, диалога и, самое главное, - желание Киева что-либо решать за столом переговоров. Поэтому только военный разгром украинской армии, нацгвардии и тех батальонов территориальной обороны, которые брошены в Донбасс, может создать основу для какого-либо переговорного процесса. Поэтому вопрос здесь, как это ни покажется парадоксально, решается очень просто: кто кого. Либо ополчение Новороссии уничтожит украинскую группировку войск, либо, соответственно, украинские силовики раздавят и уничтожат ядро сопротивления ополчения, после чего, фактически уже будут контролировать регион, проводя дальше чисто полицейские зачистки. Поэтому иллюзий быть не должно. Конечно, с точки зрения интересов России нам выгоден какой-то переговорный формат, выгодно достижение каких-либо договоренностей. Но, повторю еще раз, киевский режим - не самостоятелен. С одной стороны, есть партия войны, которая не даст Порошенко никаких реальных оснований для мирных переговоров. С другой стороны, мирные переговоры не даст проводить Соединенные Штаты Америки. По очень простой причине, что, как бы мы ни говорили, но мирные переговоры это, прежде всего, позиции Новороссии: позиции Донецка, позиции Луганска. Потому что в любом случае это будет передышка, а киевские силовики такую передышку давать ополченцам не желают. Что касается чисто военных аспектов ситуации, надо отметить, что наряду с тяжелыми поражениями, которые понесли украинские силы в последние недели, в связи с тем, что у ополченцев появляются все более квалифицированные кадры, все больший объем современного, более-менее применительно к условиям региона вооружения, военной техники, тем не менее, сейчас эта ситуация характеризуется тем, что Киев просто своей массой додавливает какие-то определенные очаги сопротивления, наряду с тем, что часть украинских сил была интермирована, перешла границу с Россией, часть сдалась. Но тем не менее, вот ситуация такого, я бы сказал, ожесточенного противостояния. Идет война на уничтожение. Поэтому могу лишь пожелать ополчению Донецка, Луганска, их полевым командирам, их высшему военному руководству мужества, стойкости в желании решить проблему обретения независимости. Никто независимость на блюдечке с голубой каемочкой не преподнесет. Мы можем говорить, что на Востоке Украины идет национально-освободительная борьба, я именно подчеркиваю, такая же национально-освободительная борьба за свою независимость, которую вели, допустим, колонии, находящиеся под контролем западных стран. То есть право на победу, право на независимость достается с оружием в руках. Поэтому, если люди хотят реально независимости, то ее надо завоевывать и - уничтожать киевские войска. Когда военный разгром и уровень потерь станут неприемлемыми для Порошенко и для Киева, тогда они захотят переговоров в том или ином формате. А пока, пока задача решается именно путем реально боевых действий в условиях отсутствия единого фронта, действия такими малочисленными маневренными группами. То есть это война, которую необходимо выигрывать, И здесь от стойкости духа, от осознания правоты своего дела, зависит очень многое. Конечно, в этой ситуации Россия должна оказать поддержку. Это моя личная позиция, я ее декларировал с самого начала украинских событий, должна оказать поддержку Новороссии путем предоставления возможностей проезда туда добровольцев, путем предоставления финансовой, экономической помощи, ну и путем поставок вооружений. Конечно, нам не выгодно на политическом уровне говорить, что мы там чего-то поставляем, но действовать в данной ситуации, как американцы в Сирии. Есть цель, и собственно, те средства, которые мы используем, оправдывают эту цель. В стратегическом плане могу сказать, что для российских интересов важно, чтобы Украина прекратила свое существование как единое, унитарное централизованное государство. Потому что это будет государство враждебное России, это будет режим, который очень быстро втянет страну в НАТО - и мы получим на наших границах государство, озлобленное собственными неудачами национального строительства, с враждебным нам населением, с откровенно враждебными политиками, которые очень быстро разместят американские, НАТОвские базы, базы системы европейской ПРО. Все это будет нацелено на нас. Поэтому для России интересен вариант децентрализация Украины, образование вслед за Донецкой, Луганской Республиками целого пояса областей, которые провозгласят свою независимость от Киева. Создастся естественный геополитический буфер между той Западной Украиной, которая когда-то будет принята в НАТО, и Россией, будет буферная пророссийски настроенное государство в Новороссии, и будет образован коридор на Приднестровье. Вот эта геополитическая геоконструкция абсолютно устраивает Россию. Я как эксперт и не правительственный чиновник могу говорить об этом свободно, именно это то, что требуют интересы России и, разумеется, то, чего желает та часть народа Украины, которая не хочет жить в бандеровском государстве под фашистскими лозунгами.
А.М.: - Что касаемо ополчения. В их действиях есть стратегическое планирование, возможно ли оно в нынешних военных условиях? Либо это все-таки, скажем так, реактивная политика на действия украинских силовиков? Поступали сообщения, что создается регулярная армия, ополченцы планируют создать армию на регулярной основе. На ваш взгляд, это вообще реально?
И.К.: - Мы можем сказать, что прототипы регулярных подразделений созданы, то есть это профи, люди, которые воюют профессионально, не занимаясь ничем другим. Это не аутсорсинг, скажем, путем взятия в руки автомата Калашникова и выезда на блокпост пострелять. То есть ядро вооруженных отрядов создано. Люди набираются боевого опыта, и это хорошо. Вместе с тем, единого фронта, еще раз говорю, как во времена Великой Отечественной войны, уже не будет. Война иная, это новые формы, методы боевых действий. Чисто интуитивно ополченцы это нащупывают. Есть ряд, скажем, командиров, которые чрезвычайно успешно проводят акции по уничтожению украинских военных, ведут боевые действия, я бы сказал, исключительно грамотно применительно к условиям театра военных действий на Донбассе. И хорошо, что такие люди есть. Вместе с тем, я считаю в определенной степени ошибкой то, что боевые действия ведутся именно в формате обороны тех или иных населенных пунктов и опорных позиций. Необходимо, на мой взгляд, все-таки расширять методы диверсионно-подрывной деятельности. То есть использовать тот опыт, который был у партизанского движения во времена Великой Отечественной войны, использовать современные методы диверсионных операций для того, чтобы расширить зону конфликта, перенести боевые действия против украинских гарнизонов, украинских сил, против инфраструктур, которые использует украинская армия, ну, на несколько сот километров от зоны конфликта. На мой взгляд, это правильная тактика. И в свое время, падение Слободана Милошевича и поражение югославской армии во многом было обусловлено тем, что они занимались чисто обороной своей территории, хотя имели возможности, имели спецназ, который мог бы проводить операции и акции возмездия гораздо шире на территории, допустим, тех же самых европейских авиабаз, откуда действовала авиация НАТО, атаковавшая Югославию. Поэтому в аналогичной ситуации, я считаю, что военное командование ополченцев должно расширить зону боевых действий путем направления соответствующих диверсионных групп в другие области Украины для того, чтобы уничтожать коммуникации, по которым происходит снабжение украинских сил и украинских войск материальными ресурсами, боеприпасами, живой силой. То есть это значит операции на автострадах, операции на железных дорогах, уничтожение мостов, проведение соответствующих диверсионных акций на аэродромах, откуда действует украинская военная авиация. При этом, еще раз подчеркиваю, должно быть четко обеспечено в ходе этих диверсионных акций целевое поражение исключительно военных целей, чтобы не пострадало гражданское население, не пострадали гражданские объекты. То есть вот эти атаки, действия диверсионных групп должны быть целевым образом направлены против тех, кто ведет боевые действия против народа Восточной Украины.
А.М.: - Высказывались экспертные комментарии о том, что, если все-таки армия, Новороссия перейдет в наступление и немного отбросит украинские войска, образуется нейтральная зона, куда могут быть введены миротворческие войска. В нынешних условиях это возможно?
И.К.: - Для введения контингента миротворцев, необходимо решение Совета Безопасности ООН. Я думаю, США, Великобритания, Франция заблокируют любые резолюции, связанные с введением миротворцев. С тактической точки зрения необходима такая минибуферная зона, скажем, 25-километровая, которая разъединит, скажем, Донецкую и Луганскую области от остальной Украины. И именно туда, не вдоль российской границы, а именно вдоль границы Новороссии и Украины, вот там, если бы были миротворцы, которые препятствовали бы продвижению украинских войск, артиллерийским обстрелам, в принципе, эта была бы неплохая конфигурация для того, чтобы Новороссия могла передохнуть, собрать силы и каким-то образом приступить хотя бы к ликвидации тех чудовищных гуманитарных последствий, которые сегодня мы наблюдаем в ходе действий украинской армии. Но с практической точки зрения Соединенные Штаты Америки заблокируют любые резолюции в Совбезе ООН. Поэтому пока все эти ожидания носят иллюзорный характер. Подчеркиваю еще раз, единственной основой для переговоров, для любых форматов миротворческих операций может быть только военный разгром киевской группировки войск. Это единственное условие, которое может способствовать тому, что переговоры в том или ином формате могут произойти и увенчаются успехом, а не пустой говорильней, как это происходит сегодня.
А.М.: - Вы сказали о разгроме киевской группировки войск. Мы сейчас видим, намечается определенный раздрай. Аваков дал указ сформировать спецгруппу для ликвидации Яроша. На ваш взгляд, вероятно, что эта грызня поможет ополченцам разгромить все-таки Киев?
И.К.: - Ярош перешел уже «красную черту», в определенной степени, как ее в свое время перешел его соратник Сашко Билый. То есть прямые угрозы в адрес Авакова, прямые угрозы в адрес официального Киева уже воспринимаются как угроза национальной безопасности. Собственно, поэтому и было принято соответствующее решение после совещания Порошенко, где рассматривался ультиматум Яроша и анализировались всевозможные последствия, если вдруг действительно он может двинуть войска, какие войска, какие акции могут совершить украинские националисты из «Правого сектора». Было признано, что это, в принципе, угроза национальной безопасности. Поэтому после совещания у Порошенко, там еще был Гелетей, министр обороны, Аваков, вернувшись в свое министерство, отдал устное распоряжение о формировании спецгруппы, целью, задачей которой будет физическая ликвидация Яроша. Поскольку на момент, когда проходили указанные события, а в силе оставался ультиматум. Ну, а буквально после того, как эта информация уже пошла в средства массовой информации, в интернет, и стала широко обсуждаться, очевидно, «Правый сектор» мониторит тоже информационное поле, буквально через полтора часа вдруг, внезапно совершенно, Ярош выложил в Youtube свое обращение, где заявил, что, дескать, ввиду того, что частично его требования удовлетворены киевской властью, они отказываются от идеи похода на Киев. На самом деле никто никакие требования Яроша не удовлетворял и не собирался удовлетворять в принципе. Мавр сделал свое дело, мавр должен умереть. Вот, собственно, такова его судьба. Эти попытки Яроша сохранить, с одной стороны, лицо, а с другой, как бы получить индульгенцию путем того, что он не оставляет его участие в боевой позиции на восточном фронте, в любом случае, Яроша не спасут. Это отыгранная фигура, она будет сброшена с шахматной доски Украины. Вслед за Ярошем следующей мишенью для киевских силовиков становится Игорь Коломойский. Потому что он уже настолько укрепился, что реально рассматривается как прямая угроза политическим и бизнес-интересам Порошенко. В отношении Коломойского может быть использован сценарий устранения путем, например, обвинения его в государственной измене. Поводов - достаточно. Продажа в несколько раз по завышенной цене бракованных бронежилетов, что в условиях проведения антитеррористической операции, однозначно - государственная измена. Далее, хищение материальных средств и их дальнейшая перепродажа украинской армии, в частности, нефтематериалы: бензин, дизельное топливо, смазочные материалы, ГСМ, опять же, по ценам выше рыночных, для украинской армии. Есть основания считать, во всяком случае ряд западных разведок всерьез эту ситуацию прокачивает для себя, о том, что ведь на территории Днепропетровской области расположен «Южмаш», один из крупнейших мировых центров ракетостроения. Есть информация о том, что Коломойский, во всяком случае, вел некие закрытые консультации на предмет продажи конструкторской технологической документации по баллистическим ракетам тяжелого класса с рядом представителей государств, которые бы желали, в обход существующего режима, контроля ракетных технологий, собственно, ноу-хау получить. Разумеется, это вызвало очень сильное беспокойство США, которые вообще смотрят за тем, чтобы не передавались куда-либо ракетные технологии с Украины, особенно в руки враждебных государств, таких, как Иран, либо тот же Китай. Поэтому на Коломойского уже материалы собраны. И вот та информационная компания, его мочат сегодня по целому ряду украинских телеканалов, это взрыхление почвы перед тем, как, собственно, против Коломойского будут предприняты определенные следственные и уголовно-процессуальные действия. Поэтому в любом случае как бы идет переформатирование украинского политического поля ввиду того, что впереди, во-первых, очень сложная ситуация зимы-осени, когда Украина погрузится в коллапс и для Порошенко потенциально сильные фигуры, которые могут его сбросить, ему неприемлемы. В этом плане Ярош, а затем Коломойский, я думаю, их судьба уже решена. А с другой стороны остается еще такой фактор, когда могут начаться действительно какие-то стычки, когда воинские части, покидающие восточный фронт двинутся назад и будут уничтожать те войска и те заградотряды, которые попытаются их остановить. Но вы знаете, сидеть и рассчитывать, что вот сейчас яблоко само упадет в руки, на мой взгляд, все-таки было бы безответственным. Цель и задача ополчения - военный разгром украинской группировки. И вот на эту цель надо работать и не думать о том, что создадутся благоприятные условия, когда ввиду внутренней грызни либо внутреннего вооруженного конфликта ополченцам удастся победить. Задача ополчения - формирование новых отрядов, обретение боевого опыта, укомплектование своих воинских частей квалифицированными техническими и военными специалистами, способными эксплуатировать ту технику, которая к ним поступает, в том числе, путем трофеев. Их задача - наращивать военный потенциал и нанести решающий разгром украинской группировке. Вот это единственное, что может реально дать какой-то шанс на то, что ужасная гуманитарная ситуация будет каким-то образом разрешена.
А.М.: - И тут возникает вопрос насчет руководства России. Понятно, что ополченцы, чтобы была Новороссия, чтобы не было бандеровского государства... Складывется впечатление, что наше руководство опасается санкций, не принимая конкретных действий. То есть это определенные опасения, либо расчет именно на то, что грызня поможет в победе?
И.К.: - Знаете, есть такие виды, скажем, тайных операций, которые не подлежат оглашению в СМИ. Поэтому, если у внешних наблюдателей складываются какие-то впечатления, что, дескать, наши политики действуют нерешительно либо недостаточно активно, на мой взгляд, это ложный посыл. Понятно, мы не можем войти с нашими войсками туда, потому что это будет означать, действительно, необратимые геополитические последствия. Наша задача, не вводя войска, оказать всевозможную помощь. Я хотел бы надеяться, что такая помощь оказывается, хотя, разумеется, мы на официальном уровне всегда говорим, что мы здесь ни при чем, ополченцы вооружаются трофейным оружием, а Россия не прикладывает никаких усилий для того, чтобы формировать военный потенциал Новороссии. Но стратегически ведь цель понятна. Я думаю, что Путин как очень трезвый, расчетливый политик мирового уровня прекрасно понимает последствия того, что будет для интересов в России в случае, если единая, унитарная, фашистская Украина сохранится и укрепится. Это будет означать катастрофические последствия для нашего будущего, катастрофические последствия для будущего России. Поэтому я полагаю, что, невзирая на то, что есть разные точки зрения, вот эта точка зрения защиты национальных интересов России путем укрепления Новороссии и создания условий для обретения ею государственной независимости, является главной и основной задачей, на которую сегодня работают, в общем-то, все структуры российского государства. Пусть это не происходит в явном виде по вполне понятным причинам. Нам тоже нет особого желания подставляться под какие-то санкции, давать нашим противникам реальное материальное подтверждение того, что эти санкции можно ужесточать. Здесь идет хитрая, тонкая геополитическая игра. Хотелось бы рассчитывать, что конструкция, которая строится, даст результат. Но подчеркиваю еще раз, я в данном случае выражаю исключительно личную точку зрения, я не допущен к материалам, которые реализуют конкретные стратегии России, потому что это носит гриф «государственная тайна». Но оставаясь на позиции того, что я вижу в лице Путина пока что на сегодняшний день единственного политика, который может провести страну через эту полосу турбулентности, рассчитываю на то, что базовые тезисы моего выступления в определенной степени будут являться и являются государственной политикой России в отношении Украины.
А.М.: - Теперь, что касаемо сбитого «Боинга». Понятно, что это была провокация Украины. Тем не менее, мы когда-нибудь все-таки узнаем действительные причины трагедии? На ваш взгляд, что действительно произошло в небе?
И.К.: - Запад уже об этом не говорит, это никому неинтересно. Неинтересно только по той причине, что фактический материал, которым располагают западные разведки, и, прежде всего, американских спецслужб, говорит о том, что «Боинг» был уничтожен Украиной. Поэтому никому не выгодно сейчас эту тему педалировать. Это, на мой взгляд, очень четкий индикатор того, что здесь украинский след. Никому не выгодно педалировать эту тему, потому что, если реально вытащат факты о том, что виноват украинский режим, то на судьбе Порошенко и судьбе Украины можно ставить крест. Эти политики будут не просто нерукопожатны, они будут в глазах международного общественного мнения просто преступниками. Разумеется, для США, которые вложили десятки миллиардов долларов в переформатирование украинского поля, работали свыше 20 лет над решением этой задачи, для них просто выгодно закрыть глаза, отложить все разведывательные данные. Уже даже и Россию перестали обвинять, вопрос ушел в сторону. Поэтому с большой долей вероятности я все-таки убежден, что правды нам не откроют. Обломки «Боинга» до сих пор не эвакуированы с места катастрофы. А это реальное свидетельство того, каким оружием был уничтожен «Боинг». Потому что по характеру повреждений на уцелевших кусках фюзеляжа, крыльях, хвосте можно делать какие-то выводы. Может быть, даже можно найти поражающие элементы. Можно найти остатки, осколки того оружия, той ракеты, которая уничтожила «Боинг», и провести очень четкую квалификацию. Второе обстоятельство. Черные ящики, которые были извлечены и дешифрованы из кабины пилота, не дали никаких результатов. Но и, собственно, не могли дать. Потому что мгновенная взрывная декомпрессия после взрыва ракеты уничтожила экипаж и пассажиров. Это мгновенная смерть в воздухе. Они упали на землю, будучи мертвыми. Ключевое значение для расследования причин катастрофы имеют записи, которые велись на украинских диспетчерских пунктах. Потому что там фиксировался радиообмен не только между украинскими диспетчерами и сбитым «Боингом», но и между диспетчерами и внешними, скажем, абонентами, которые могли звонить и давать диспетчерам какие-либо команды, указания и так далее. Над районом боевых действий контролирует воздушное пространство центральный командный пункт, соответственно, в данном случае Генерального штаба Вооруженных сил Украины. Никто не запрашивал, не изымал оттуда никакие боевые и информационные документы. Те записи, которые были и велись на диспетчерском пункте, наземном, были изъяты службой безопасности Украины, отвезены в центральный аппарат СБУ в Киев, и судьба их неизвестна. То есть это грубое нарушение правил проведения расследований. Поэтому я могу сказать, что причин мы не узнаем в виде документально обнародованных фактов, что именно Украина сбила «Боинг». То есть будут делать ситуацию неопределенной сколь угодно долгое время для того, чтобы истинные виновники установлены не были.
часть 2
А.М.: - А на ваш взгляд, что послужило причиной крушения? Очень много версий, вплоть до такой конспирологической - мирового заговора...
И.К.: - Я слышал более экзотическую версию о том, что к этому инциденту мог приложить руку Коломойский, который был в заговоре с теми акционерами «ЮКОСа», которым был нужен этот сбитый «Боинг» и обвиненная Россия, для того, чтобы получить соответствующее решение третейского суда о выплате чудовищных 50 миллиардов долларов компенсации. Но я абсолютно убежден, что это дело рук украинских военных. Сейчас превалирует версия, что самолет сбит ракетой класса «воздух-воздух» и добит огнем из авиационной пушки.
А.М.: - Сейчас пристальное внимание уделяется Уэльсскому саммиту. Все ждут: дадут ли дорожную карту Украине и Грузии в альянс, чем, какими их новыми обещаниями будут кормить. Многие эксперты говорят, что от этого саммита стоит ожидать какого-то переформатирования альянса. Что, на ваш взгляд, здесь будет?
И.К.: - Это будет саммит войны. Фактически он будет иметь такое же значение, как имела знаменитая фултонская речь Черчилля, который, собственно, и провозгласил «холодную войну» против коммунистического блока и Советского Союза. Вот цель, задача этого саммита: фактически второй раз, уже на новом витке истории, провозгласить новые геополитические приоритеты борьбы Запада с Россией. И мы здесь ожидаем, что практическая реализация станет в нескольких направлениях. Первое - это продвижение военной инфраструктуры НАТО к нашим границам. Будут отброшены за ненадобностью все те пустые декларации, которые мы подписывали с альянсом. Я напомню, в свое время формат «Россия-НАТО» была ширмой, которую нам подсунули, чтобы мы не реагировали на то, что НАТО вошло на территорию бывшего Советского Союза, страны Балтии были приняты в состав НАТО. Взамен нам дали пустые абсолютно бумажки, ничем не подтвержденные, имеющие статус двойного, тройного толкования всех тех вещей, которые там были записаны. Поэтому НАТО четко объявит, что сегодня главный геополитический враг альянса - это Россия. Раньше нам все говорили, что международный терроризм. Для борьбы с международным терроризмом США и НАТО проводили масштабные операции, отрабатывали реальный сценарий войны с Россией, как это подтвердили материалы Wikileaks несколько лет назад. Сегодня все эти уловки будут отброшены, маски сброшены. Мы видим снова оскал империализма, где совершенно четкая стратегия окружения нас военными базами. К сожалению, ряд новых стран-членов НАТО бегут впереди паровоза, особенно это характерно для Польши и стран Балтии. В Польше будет развернут стартовый район против ракет системы «ЕвроПРО». Аналогичный район против ракет будет развернут в Румынии. На территории стран Балтии на постоянной основе будут базироваться силы специальных операций США, предназначенные для проведения диверсионных акций в особый период, либо в период начала боевых действий между НАТО и Россией. Мы увидим постоянную авиационную базу, где уже будет не 6 и не 8 истребителей, а будут развернуты полноценные ударные авиационные компоненты альянса на территории стран Балтии. Тем более со времен Советского Союза там сохранилась прекрасная аэродромная инфраструктура, к сожалению. Мы увидим усиление военно-морской активности НАТО в Балтийском море. Очевидно, что новые крейсера и фрегаты, оснащенные системой «Иджис», это морской компонент европейской противоракетной обороны, будут развернуты там в виде постоянных морских соединений. Мы увидим активизацию НАТО в северных морях. Визит американской многоцелевой атомной подводной лодкой «Вирджиния» в районы боевой подготовки Северного флота - это первый звоночек. Мы увидим там появление американских, британских, французских подводных лодок, многоцелевых, которые начнут активно следить и вести военно-морскую деятельность вблизи наших арктических вод. Далее мы увидим усиление действий электронной разведки НАТО. Потому что будут созданы новые центры электронного контроля и слежения по периметру российских границ. И мы увидим активизацию и дипломатических резинтур, НАТОвских стран в Москве, которые используя должности прикрытия в качестве дипломатов, будут проводить широкую оперативную агентурную работу по доступу к нашим секретам, которые не возможны методами технической или какой-либо другой разведки добыть. То есть нужны агенты уровня, как там, не знаю, Пеньковский, которые имеют реальный вход, во-первых, в кабинеты определенных военных руководителей, где проговариваются те или иные планы и намерения российского военного и политического руководства. Плюс к этому доступ к тем военным планам, политическим планам, которые имеют гриф «Секретно», «Совершенно секретно», «Особой важности», для того, чтобы понимать логику и направление действий России в условиях, когда мы вступаем в такую полосу военно-политической конфронтации с альянсом. Но, разумеется, американцы усилят свое взаимодействие со своими союзниками и на Среднем Востоке, и самое главное, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в частности это будет Япония, Австралия, разумеется, Новая Зеландия. Там появится свой сегмент азиатской противоракетной обороны, частично будет нацелен против Китая. Но по-прежнему глобальная цель это вырвать ядерные клыки у России, обеспечить себе технологическое превосходство. Мы увидим увеличение военных ассигнований. Потому что цель США - уйти в необратимый, подчеркиваю, необратимый военно-технический отрыв от России для того, чтобы создать материальную основу для глобального военного превосходства США над Россией, над всем остальным миром с тем, чтобы с позиций уже новых технологий вновь надеть шкуру мирового жандарма, чтобы диктовать свои условия всему остальному миру. То есть цели и задачи англосаксов, как цивилизации, не изменились. Не будем забывать базовые принципы этой цивилизации - это варварская эксплуатация колоний, уничтожение коренного населения. То есть это во многом цивилизация, которая выросла путем уничтожения в масштабных акциях геноцида коренного населения колоний. Поэтому для «золотого миллиарда» по-прежнему цель остается - обеспечить свое благоденствие, но путем ограбления и эксплуатации всего остального мира. В данном случае Россию рассматривают как неисчерпаемый источник природных ресурсов, богатств. Ну, и самая главная задача стоит - уничтожение России как централизованного государства для того, чтобы исключить для себя любые, возможно, риски будущего развития человечества в условиях, когда Россия могла бы играть свою особую роль и влиять на ход истории человечества.
А.М.: - На ваш взгляд, что Россия делает, видя такую угрозу? Что она должна делать?
И.К.: - Путин, на мой взгляд, должен четко понимать все опасности сложившейся ситуации. Потому что действительно вопрос стоит очень остро: либо мы исчезнем, будем дезинтегрированы, нас взорвут изнутри, либо мы выстоим. Но для того, чтобы мы выстояли и двигались вперед, необходима реализация целого ряда принципиальных решений. Во-первых, должны заработать социальные лифты не только для тех, кто является выходцами из системы КГБ СССР и системы ФСБ, Санкт-Петербурга. Должны заработать социальные лифты для всех, кто реально настроен патриотически, по своему потенциалу способен дать конкретный, четко ощутимый результат в тех сферах деятельности, чем он занимается. То есть это новая кадровая политика. Я считаю, Путин должен объявить новый кадровый призыв, возможно, через формат Общероссийского народного фронта. Но понятно, что ни «Единая Россия», не традиционные парламентские партии, представленные в Государственной Думе, это уже не те локомотивы истории, на которые должен опираться президент. Хотя, конечно, их надо использовать, безусловно, никто не говорит о разрушении той же самой «Единой России», которая является таким прототипом КПСС, в определенной степени. Ну, уж я не говорю про парламентские партии, но Путину нужна опора в лице новых здоровых сил. Второе. Необходима борьба с коррупцией. Потому что коррупция у нас, к сожалению, сегодня носит всеобъемлющий, тоталитарный характер. Причем бороться надо не с низовой коррупцией, не с учителями, не с врачами, не с мелкими взяточниками и взяткодателями. Бороться надо с верхушечной, государственной, чиновничьей коррупцией. Здесь, я считаю, необходимы показательные процессы, как это происходит в Китае. Не надо этого бояться. Класс чиновников возобновляем может быть при любых жестких кадровых чистках. Разумеется, нам не надо скатываться в 37-ой год, такие репрессии абсолютно не нужны. Но каждый должен понимать, что за просчет, за халатность, либо за прямой умысел, направленный против интересов России как государства, расплата будет и очень жесткая. По крайней мере, «волчий билет» с правом запрета, с возможностью запрета занимать любые государственные должности для проворовавшихся либо неэффективных чиновников, должен действовать. Я считаю, такие люди должны быть немедленно изгнаны из любых форм даже бизнеса, где присутствует государство. Я считаю, должна быть четко обрисована роль Ельцина. Мы должны совершенно четко сказать, что Ельцин был разрушитель. И не надо нам навязывать искусственно какие-либо другие понятия. Нам надо четко сказать, что Гайдар действовал, как национал-предатель. И вот такие простые, казалось бы, понятные вещи, они дадут Путину колоссальный набор поддержки. Потому что кредит, который он получил сейчас за активные действия по воссоединению Крыма с Россией, это в определенной степени - временный кредит, он не может быть бесконечно долгим. И самое главное, Путин должен четко понимать, что он должен выстроить такую модель государственной власти, что, если, когда он уже уйдет с государственных постов, новый президент не мог бы разрушать государство. То есть и в Конституции, в законодательные акты должны быть внесены такие изменения юридического плана, которые могли бы совершенно четко запустить процедуру импичмента новых вождей, которые будут управлять Россией уже после Путина, что человек не сможет разрушить государство в силу своей некомпетентности либо прозападной позиции, то есть система сдержек и противовесов должна гарантировать развитие России вперед. Ну, и конечно, тут мы можем говорить о сельском хозяйстве и об оборонно-промышленном комплексе, о технологическом рывке, который нужен России. Все это необходимо делать. Но избавляться надо и от тех черт национального характера, которые, к сожалению, русским свойственны: это - ленность, и пофигизм. Думаю, у Путина есть все возможности выстроить систему, которая обеспечит, как минимум, на 100- 150 лет уверенное развитие России вперед, и он выполнит свою историческую роль. Но он должен это осознать. И общественно-политические силы, которые двигают прогресс, должны работать с ним в связке. Решит ли президент эту задачу так, чтобы обеспечить будущее, бесконфликтное и уверенное развитие страны, я не знаю. Но мне хотелось бы верить, что понимая свою историческую роль, миссию, во всяком случае он это понимает.
А. М.: - Вопрос по поводу баз военного присутствия России в мире.
И. К.: - Вы знаете, во всех этих делах, я считаю, должен быть трезвый, прежде всего, экономический расчет. Зачем нам та или иная военная база? Для каких целей? И сколько это будет стоить? Надо четко понимать, что союзников в мире у нас не будет, а будут партнеры. Иногда это очень хорошие партнеры, как Лукашенко. Но мы должны действовать как Англия, у которой нет вечных союзников, но есть вечные интересы. Поэтому Россия должна поступать прагматично. Нужны ли нам базы в Венесуэле? Законодательство Венесуэлы запрещает размещение иностранных военных баз на их территории. Так что, нужна ли нам база в Венесуэле - это тоже вопрос. Потому что, исходя из концепции боевого применения, допустим, стратегической авиации задача в войне - осуществить выход на рубежи пуска вне зоны контроля боевого противника и нанести удар крылатыми ракетами с ядерными боеголовками. Поэтому нужна ли нам база в Венесуэле с точки зрения реализации этого принципа? Ведь нам гораздо эффективнее будет потратить эти деньги на создание флота перспективных стратегических бомбардировщиков, которые могут выйти на рубеж пуска, где их не обнаружат, допустим, над морскими акваториями, те же самые истребители НАТО, и осуществить удар. И в этом плане, опять же я говорю, как и флот, так и военные базы – это очень дорогое удовольствие. Было бы расточительно просто сжечь народные деньги в этой топке и не получить на выходе того, чего мы хотим. То же самое касается предоставления кредитов на закупку нашего оружия тем или иным странам. Вы знаете, оружие – это товар. Хочешь – плати. Если у тебя нет денег, то в обеспечение тех кредитов, которые мы даем тем или иным государствам, нам должны быть внесены залоги в виде пакетов контрольных акций тех или иных привлекательных объектов экономики на территории казны государства. Вот просто так спонсировать кого-то путем поставок оружия, либо предоставления кредитов, ну не надо это делать. Поэтому у меня позиции очень прагматичная. Нам не нужна гонка вооружений. Нам нужен прозрачный бюджет расходов. Мы, например, до сих пор не можем сказать, а во сколько обходится российскому налогоплательщику, например, один танк Т-91С, либо один истребитель СУ-35, которые мы покупаем. А мы должны знать эти цифры. Мы оплачиваем наш бюджет из нашего собственного кармана как налогоплательщики, либо за счет экспорта общенародных ресурсов. Природная рента – это рента, которая принадлежит каждому гражданину России. Если мы часть этих денег тратим на национальную оборону, тот же самый налогоплательщик должен четко знать, сколько это стоит, во что обходится годовое содержание одного солдата срочной и контрактной службы, то есть нужна открытость, прозрачность. И поэтому я за ужесточение общественного и политического контроля над военными расходами. Пусть наша Дума несовершенна, но надо стремиться к тому, чтобы она получила хотя бы десятую долю тех полномочий в области контроля над программами вооружения, которую имеет, например, Конгресс США, поверьте это будет не лишним. Это касается всех ключевых министерств и ведомств, которые потребляют наиболее жирные куски национального бюджета, потому что зарыть деньги в гонку вооружений, в военные базы на рубежом можно очень легко. Поэтому надо считать с калькулятором – нужна нам база здесь? Под какие задачи? Сколько мы будем платить? Какие преимущества мы получим? Важно понимать, что США и Запад, как бы мы ни уходили от этих терминов, - это наши противники, наши исторические, геополитические противники. Нам не нужна война с ними, мы хотим сотрудничать. Получится ли сотрудничество с США? Едва ли. Получится ли сотрудничество с Европой? Возможно. Но именно в этом плане мы должны быть прагматиками. Тот же самый сейчас разворот в сторону Китая. Вы знаете, Китай тоже себе на уме. Жесткий прагматизм: что выгодно России – работаем, сотрудничаем; что не выгодно – ну, извините, до свидания. Поэтому и в вопросах военных баз должен быть четкий расчет: для чего, с какой целью и что это нам даст? Конечно, хотелось бы иметь базы на Кубе, базы во Вьетнаме в Камране, хотелось бы иметь базы в Венесуэле, там еще где-то. Но под какие задачи? Хотелось бы иметь авианосца. Но важно понимать, во что это обойдется бюджету. И каждый авианосец, он не ходит сам по себе, его сопровождают 20-30 кораблей, несколько подводных лодок, образуя соответствующее, так сказать, прикрытие. Поэтому все надо считать. Поэтому разумный подход ко всем вопросам, в том числе и военного бюджета, нашего военно-политического строительства должен основан быть на реальном понимании действительности, для того, чтобы снова не повторить те ошибки и не наступить на грабли, которые мы проходили во времена Советского Союза - страны, которую мы строили, которой мы гордились, которая столь бездарно прекратила свое существование, во многом благодаря и определенным ошибкам и, в первую очередь, предательству определенных фигур в политическом руководстве страны. Важно создать такие условия для будущего развития России, при которых 1991 год не повторился бы ни при каких раскладах.


Наша справка: Игорь Юрьевич Коротченко родился 15 февраля 1960 года в городе Рига Латвийской ССР, в семье военнослужащего. В 1982 году окончил Тамбовское высшее военное авиационное инженерное училище имени Ф.Э. Дзержинского.
Проходил службу в частях Военно-воздушных сил (1982-1984 гг.), Главном штабе ВВС (1984-1987 гг.), Генеральном штабе Вооруженных Сил (1987-1994 гг.).Воинское звание – полковник запаса. Награжден именным оружием.С 1994 года – военный обозреватель «Независимой газеты». В 1995 году выступил одним из инициаторов создания еженедельника «Независимое военное обозрение». Автор свыше 500 статей по вопросам военной реформы, военного строительства, стратегических ядерных сил, ситуации в оборонно-промышленном комплексе, борьбы с терроризмом, деятельности спецслужб. В качестве военного корреспондента выезжал в служебные командировки более чем в 40 стран мира.
В 2003-2009 гг. – главный редактор еженедельника «Военно-промышленный курьер». С 2006 года – издатель журнала «Национальная оборона». С 2010 года – директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО).Член Общественного совета при Министерстве обороны РФ.

Видео: http://svpressa.ru/online/article/94642/?from=sm24

Свернуть