25 июня 2019  02:45 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Публицистика

 

 

 
Владимир Кабаков

Война цивилизаций-это война культур


Эпиграф:
«Самое бессердечное, что есть на свете, это деньги. И, когда деньги являются мерилом успеха, инструментом независимости, спокойствия, происходит отчуждение. В советские времена деньги, конечно, были нужны, но не являлись чем-то таким, что делало человека лучше, выше. Иностранцы приезжали в СССР и поражались этому теплу, которого у них не было...»
Владимир Познер. Из интервью.

Читая Хантингтона «Столкновение цивилизаций» я невольно соглашался с его анализом исторической ситуации. Вот один из основных тезисов статьи:
«Я полагаю, что в нарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой. Нация-государство останется главным действующим лицом в международных делах, но наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями — это и есть линии будущих фронтов...»

Всматриваясь в то, что происходит сегодня на пространствах бывшего Союза и в странах бывшего социалистического лагеря я готов согласиться с высказыванием Хантингтона:
«Во время «Холодной войны» мир был поделен на «первый», «второй» и «третий». Но затем такое деление утратило смысл. Сейчас гораздо уместнее группировать страны, основываясь не на их политических или экономических системах, не по уровню экономического развития, а исходя из культурных и цивилизационных критериев..
И далее американский политолог поясняет:
Мы можем определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей. Следующую ступень составляет уже то, что отличает род человеческий от других видов живых существ. Цивилизации определяются наличием общих черт объективного порядка, таких как язык, история, религия, обычаи, институты, — а также субъективной самоидентификацией людей. Есть различные уровни самоидентификации: так житель Рима может характеризовать себя как римлянина, итальянца, католика, христианина, европейца, человека западного мира. Цивилизация — это самый широкий уровень общности, с которой он себя соотносит. Культурная самоидентификация людей может меняться, и в результате меняются состав и границы той или иной цивилизации...”

Противостояние Америки и России происходит по линии проявляющих непохожесть религиозных оснований культуры. В России православие старается быть ближе к «Новому Завету» Христа. Иначе говоря, коллективизм и сострадание — основа нравственного закона в России. Сегодняшние извращения морали и этики в российском обществе возникли под давлением победителя в «холодной войне» и обусловлено попыткой влиятельной части российского общества, назовём их «образованцами», перекраситься под Запад.

Западная, особенно американская, культура стоит на основах протестантской этики, где индивидуализм и рационализм являются стержнем национального характера. Отсюда и пропаганда личного успеха, обожение системы моральных ценностей, во главе которых стоит личный успех, определяемый безудержным «потреблением». Идеалом потребителя на Западе считается человек, имеющий большой красивый дом, а то и несколько; машину, современную и модной марки; работу денежную и необременительную; возможность путешествовать и хвастать, что везде бывал, всё и всех видел.

Это в корне противоречит идеалам православия, где аскетизм и бедность ценятся намного больше чем успех и богатство...

Я вообще считаю, что вопреки прогнозам Маркса, первая социалистическая революция случилась в России, потому что основой культуры здесь было православие. А раз мы православные, то и признаём примат коллективного перед индивидуальным, сострадание и умаление себя, вместо выпячивания своих достоинств и успехов. Этот коллективистский дух православия сформировал русскую общину и продолжился в марксистком лозунге «Пролетарии всех стран соединяйтесь!».
Отсюда и пролетарская революция, которая на самом деле была бунтом бедного большинства, против богатого и знатного меньшинства. А невзгоды Первой мировой войны и поражения в этой войне послужили главной причиной революции. Страдания народа дошли до точки, после которой бедняки уже не могли молча соглашаться с эксплуатацией меньшинством большинства!

Большевики, с их марксовой идеей интернационализма и требованиями «свободы, равенства и братства», были той силой, тем «клеем», который соединил протестующих в один мощный порыв.

Нечто подобное, действительно по Марксу, могло произойти и в Англии, и в Германии. Но, в Англии вовремя учли уроки Октября, ослабили гнёт богатых и знатных. Демократические традиции, зародившиеся в Англии ещё в тринадцатом веке, с подтверждением хартии вольностей «Магна карта», продолжились во времена Оливера Кромвеля и гражданской войны. Но ведь это было в те времена, когда в России ещё и дворянства то не было.
Эти традиции подтолкнули английскую элиту начать делиться с народом и своей властью, и своими деньгами. Сегодня, именно за счёт прогрессивной шкалы налогов, английское общество, в определённом смысле, стало социалистическим и сохраняет стабильность и обеспеченность для большинства.

В Германии, хотя революция и была подавлена, сохранилась тяга народа к освобождению от власти капиталистов. Но, там всё приняло формы национального фашизма, перетекающего в национал-социализм. И это тоже понятно. Германия объединилась в немецкое государство незадолго до наступления двадцатого века — века революций. И потому идея национального превосходства была всего лишь следствием неуверености в способности быть немецким независимым государством. Эту уверенность поколебало поражение в Первой мировой войне и тяжкие последствия этого поражения...
Но повторяю - самой большой причиной противостоящей социалистической революции в Европе был протестантизм с его раскрученным» индивидуализмом и, в меньшей мере, католицизм, с его приматом и непогрешимостью Папы.

Что касается Америки, то там личное преуспеяние и деньги являются мерилом всего самого ценного в жизни. Как ни странно, но там, даже свобода, становится производной от количества денег у человека. Деньги становятся фетишем, в который верят эти по-детски простодушные обыватели. Зато они и «успевают» в жизни. А раз успешные — значит уверенные в себе — «громкие». На эту особенность американцев обращают внимание все наблюдатели!

Анализируя успехи материальные, можно прийти к выводу, что самые успешные государства при капитализме, - это государства исповедующие протестантизм. Потом следуют католики. И уже в хвосте, как вечные неудачники, следуют страны православные!

Хантингтон определяет религиозную составляющую, как основу цивилизационной культуры. Поэтому он говорит о неизбежных столкновениях цивилизаций потому, что цивилизации настолько разные, что не могут примириться с «оппонентами». В постсекулярном мире эти различия только усилились. Сравните толерантные отношения к гомосексуальности в странах Запада с совершенным отрицание этих сексуальных извращений в Исламе или даже в православии:

«Самые значительные конфликты будущего развернутся вдоль линий разлома между цивилизациями. Почему?
Во-первых, различия между цивилизациями не просто реальны. Они — наиболее существенны. Цивилизации несхожи по своей истории, языку, культуре, традициям и, что самое важное — религии. Люди разных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями. Они не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами. Конечно, различия не обязательно предполагают конфликт, а конфликт не обязательно означает насилие. Однако в течение столетий самые затяжные и кровопролитные конфликты порождались именно различиями между цивилизациями..
.”

Недавно один мой знакомый, живший долгое время в Греции, с глубоким убеждением говорил, что причиной  бедности,  безответственности, неорганизованности и лени, в том числе, в мирских делах, а значит и в экономике, является православие, которое не настроено на создание «рая на земле» в нашей греховной жизни. В России, как и в Греции, говорил он, православие тормозит развитие общества в силу его направленности не на «мир сей», погрязший в грехах, а на воскрешение на «том свете».

Обдумывая эти высказывания, я вдруг подумал, что в православных странах самым продуктивным, то есть соответствующим народному характеру, будет строй социалистический. Думаю, что и в Греции, случись революция, греки, как православные, смогли бы добиться очень многого. Как, например, Россия при социализме стала супердержавой, победив перед этим всех своих самых страшных врагов!

Русский национальный характер определялся общиной, которая существовала в сельской местности до революции, в форме колхозов  после, и вплоть до победы контрреволюции.
В Западной Европе и особенно в Америке, индивидуум, личность, намного более значительный общественный идеал, чем коллектив или община.
Несходство национальных культур, в основании которых лежат религиозные догматы, и становятся той причиной, которая вызывает неприятие и даже ненависть.
В этом я и вижу главную причину раздора и презрительного отношения Запада к неуспешному Востоку. Но, «неуспешность» православных всего лишь соответствие православным ценностям, которые и являются основой славянства, а на сегодня, основой русской цивилизации!

И ещё одна цитата Хантингтона:

«В классовых и идеологических конфликтах ключевым был вопрос: «На чьей ты стороне?» И человек мог выбирать — на чьей он стороне, а также менять раз избранные позиции. В конфликте же цивилизаций вопрос ставится иначе: «Кто ты такой?» Речь идет о том, что дано и не подлежит изменениям. И, как мы знаем из опыта Боснии, Кавказа, Судана, дав неподходящий ответ на этот вопрос, можно немедленно получить пулю в лоб. Религия разделяет людей еще более резко, чем этническая принадлежность. Человек может быть полу-французом и полу-арабом, и даже гражданином обеих этих стран. Куда сложнее быть полу-католиком и полу-мусульманином...”

Запад упивается достижениями науки и технике, в то время, как россияне, во многом и многие, живут по старинке.
И здесь мы подходим к интересному природному феномену, который, распространяется и на человеческое сообщество.
Рассматривая на плакате несколько сотен красочных картинок с разнообразием рыб в районе Большого барьерного рифа, я каждый раз удивляюсь щедрости природы, создавшей такой разнообразный и кажется избыточный мир морских обитателей.
Это же можно сказать о животном мире. Но это же можно говорить и о разнообразии рас и национальностей, который с первого взгляда не кажется рациональным.
Однако, такое разнообразие не есть слепая фантазия «пьяной» природы.
В этом многообразии есть какая-то загадка. Наверное есть и какой то глубокий смысл, нам, к сожалению, не понятный.
Если делать предположения, то можно, ссылаясь на эволюционные законы, говорить о том, что разнообразие живого, обусловлено главной целью всего существующего органического мира на земле — выживанием, в случае каких либо катаклизмов.
В случае с человечеством, мы можем говорить, в том числе и о катаклизмах социальных, а не только природных!
Поэтому, существование разнообразных цивилизаций, наталкивает на мысль, что и это кажущееся ненужным, разнообразие, может помочь человечеству сохраниться и выжить в случае природных или социальных катаклизмов!
В этом я вижу причины стремления человека и человечества к свободе и в этом же заключены корни борьбы с диктатурой одного мнения, или одной идеологии. Во многом, содержание современной истории можно объяснить такой борьбой с диктатурой одной цивилизации, одного идеологического объединения...
Свернуть