26 августа 2019  10:49 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Крымские узоры


о себе - 29 Ноября 2010 - Блог - Студия Светланы Левантович


Светлана Левантович

 

Город небесных манн.


Крым.Москва.Россия.

 

«Да, скифы мы,

да азиаты мы…»

А.Блок

1.

Я родилась в Крыму в 60-десятых и в четвертом поколении крымчанка. Мое счастливое советское детство проходило в пионерских лагерях, детских елках, кружках Дворца пионеров и в невероятных по запаху и вкусу конфетах. Сейчас я думаю, что просто небезопасно для здоровья ребенка съедать такое количество конфет и шоколада. Конечно, никто не спорит, конфеты были тогда натуральные. Среди зимы, ближе к новому году приходила посылка от родственников из Москвы. Бабушка вскрывала её, и незнакомый божественный запах наполнял всю комнату. Каждый оранжевый плод был аккуратно обернут мягкой бумагой. Мне объяснили, что это апельсины. Вкус, конечно, не намного оригинальнее абрикосов, но – запах!... И, естественно, лет до 10 я совершенно искренне считала, что апельсины растут в Москве, пока сама не поехала туда на каникулы. Однажды наши родственники, приезжающие летом в Крым привезли из Москвы куклу. О, по тем временам купить такую куклу в провинции было невозможно. Она была с меня ростом, сама ходила, если я вела её под руки, и еще – она говорила слово «мама». Правда, было совсем непонятно, почему она говорила это спиной? Мне именно это показалось подозрительным. Пока взрослые оживленно беседовали и накрывали стол, я оттащила куклу в другую комнату за занавеской, раздела её и увидела на спине нечто, еще более подозрительное. В размышлении, как ее вылечить, я обнаружила маленький болтик. Вспомнила, что папа такое откручивает отверткой. Через полчаса пыхтения я уже точно могла сказать, из чего состоят куклы и подобная игра показалась мне не такой интересной как с котятами или щенками, которые живые, ласковые и неразбираемые существа. Видимо уже тогда их беготню, возню и живые чувства я оценила на порядок выше, еще не зная, что я - гуманитар. После этого случая мне больше никогда не покупали кукол, а на улице прозвали «мальчик Саша». С 15-ти лет я стала сама ездить в Москву на каникулы, а после техникума поступила в технологический институт за Таганской площадью.

 

2.

Самое сильное впечатление – зимний лес в Чертаново. Совсем без листьев, он был прозрачным, графическим, праздничным. Черно-белые березовые стволы и черные вороны на белом снегу. В Крыму не бывает такого леса, такой перспективы. Здесь всегда горы, видимость ограничена. Самое распространенное дерево – бук. Его маленькие листики располагаются так, чтобы забрать как можно больше солнца, поэтому на землю оно почти не попадает. Крымский буковый лес – сумеречный, на земле выживают хвощи, плауны, мхи. Но, как же такая прохлада приятна летом! Даже на сессиях в Москве я сильно скучала за Крымом. Уезжала из крымской осени – красной, желтой, бурой, сумасшедшей и попадала в холод и классичность чертановской зимы. В Москве уже лежал снег. Диковинка и праздник для крымчанина. Я училась ходить на лыжах, бегала по театрам и, именно здесь начала писать стихи.

 

Леса московские пресветлые,

Цвета лишь черные и белые.

Стоят, помахивая ветками

На все, на все, что бы ни сделала.

А что я сделала – себя оставила

На память солнышку, листочку желтому

Как осень южная в тепле расплавилась

И вдруг опомнилась средь снега жесткого…

Кукушка пестрая – видать, видать

Леса высокие, стволы узорные.

Беда мне – храма благодать –

Стихи лишь белые и черные…

1982 г.

 

***

Море – почти забыла.

Корь – это в детстве было

И качелей скрипящий альт,

И печеньем размякший асфальт.

 

И взлетевши – ах, высоко! –

Переспевшей шелковицы сок…

Это лето, пыль и жара

Вбито, вьето словно кора.

 

Бабушка, помоги, я скучаю!

Ладушки, я вернуться не чаю

В осень, в буковые леса…

Брось, не описать….

……………………………….

 

Что сложилось из детства –

То и в жилах. Не средство -

Манн - копилка? - не смей !

Мало? - жизни длинней…

1983г

3.

Второе впечатление – театр на Таганке. 1982 год. Спектакль «Десять дней, которые потрясли мир». Буффонада начинается прямо на улице. Таганская площадь оцеплена конной милицией. Перед театром стоят матрос и солдат. Билет накалываешь на штык и проходишь. Дальше – в фойе – девушки в красных косынках и парни в кожанках поют частушки красной революции. Валерий Золотухин играет на гармони. Конечно, подобную тему мы все в это время считали притянутой за уши, революционное уже набило оскомину к 80-м, но сама форма подачи вызывала восхищение. Совсем недавно умер Высоцкий и в спектаклях, где он играл, звучат фонограммы его песен, а на сцену выходят сразу четверо с гитарами : Смехов, Золотухин, Филатов, Хмельницкий. Зал взрывается и встает, задние ряды бегут вперед, потому что передние встали и им не видно, возникает давка, свист, цветы летят на сцену. Все поют и в такой момент ты получаешь столько сил , что понимаешь вдруг: сессия – это не главное, за чем я сюда приехала? Она сдасться как – нибудь сама. А сегодня ночью я не буду учить сопромат, я буду дежурить на списках и может быть, попаду на «Мастера и Маргариту»…

 

Владимиру Высоцкому

Смотреть опасности в глаза,

Спокойно зреть белки пустые

Слегка восторг, слегка азарт

И жизни сила – кровь не стынет!

Страсть – испытать себя не раз

И не в прочтенье детектива

И не в стихах, ведь это чтиво

Всего лишь жизни пересказ…

О. сцена! Ты - дневник судьбы.

Меня притягивают лица,

Где признаюсь в коротком блице,

Что было без частицы «бы».

Как я живу на белом свете,

Где то и это происходит,

Где дождик льет и солнце светит,

Любовь приходит и уходит

А я все лирику пою…

Но иногда, как нить накала

Сожгу себя до перекала,

Чтоб жизнь почуять на краю...

1982г.

 

 

4.

Москва осталась в моей юности как город парящих надо всем житейским театров и бардовских слетов. Здесь, кроме творческого преодоления присутствовало социальное, но в брежневское время диссидентов уже не сажали.

Творческий человек все время находится в поиске новых форм жизни. В зависимости от индивидуальных предпочтений и масштаба личности, он может иметь самые разные приоритеты и взгляды, иногда, впрочем, весьма далекие от социального стандарта. И сам он не то, чтобы не понимает, что все же есть некий социальный коридор, в котором жить было бы удобнее для всех. А даже, наоборот, эти творческие люди так устроены, они сломя голову бегут из этого нормального образа жизни, т.к. имеют эксклюзивную задачу его разрушить, расширить или хотя бы изменить. И тогда они начинают попирать авторитеты, которые все на свете так хорошо сказали, что и добавить нечего…

 

 

ЛЮБИМЫЙ САЛАТ

 

Когда режу салат,

То капусту из Блока беру.

Белый цвет – словно сплав

Ясных глаз и натруженных рук.

 

За основой – морковь.

Это кровь, что Есенин пролил.

Не любовь – ковырковь,

Мука ржавых чернил.

 

Дальше зелень рублю,

Маяковски сверкая ножом.

К слову страсть – у-лю-лю

Вниз по лесенке гонит пижон.

 

Толстый корень шинкую.

Он – метр Пастернак – сельдерей

И смакую, смакую

ИзыскАнность дворянских корней…

 

Диссидентской тоскою запахло…

Положить еще уксус и соль?

Острота в каждой капле:

Галич, Бродский и русская боль.

 

Я забыла приправу.

О, Юнна!

Ироничный и злой этикет,

Эта горечь по праву

Дополняет букет.

 

Чем заправлю салат? -

Солнцем крымского лета.

Пино-гри аромат -

Пушкин свяжет поэтов!

 

Я потомок богатства, и все для меня,

Благодарные взгляды в обитель.

Я сыта или нет, как понять,

Чернозема ее потребитель?

 

 

Я в русском гении рождаюсь снова,

Читая Пастернака том.

В моей душе дрожит основа

Преблагодарная за то,

Что вынесла страна Россия,

Что претерпела в нелюбви…

А я веселая - красивая –

И дни счастливые мои…

Зачем ей - розовые, сладкие

Мои душевные тетрадки?...

 

 

Я закончила институт в 1988 году. По возвращении, я не смогла устроиться на работу инженером – технологом. Далее Союз распался, начались сокращения, заводы встали. Моя история такая же, как и у многих других людей моего поколения. Кем я только не работала, где только себя не искала. Если в детстве человек получил много счастья, то он настолько избыточно радостен и оптимистичен, что ничего его не берет.

 

А я всегда была такая –

Не напролом, так хитростью.

Но жизнь ко мне, не потакая –

Все – милостью.

И все девчоночкою в шлепанцах

Проплакалась – рот до ушей….

Не отворачивал никто лица,

Не прогонял взашей.

Также удивительна мне сейчас эта юношеская уверенность в себе, своей исключительности и таланте, совершенно необоснованная.

Из пафоса и пифоса стихов

Вся вычурность искусства расцветает…

Не вырывайся из оков,

Не выделяйся, ты такая же , как все

И скромность украшает.

Газонная трава, ты не права…

Эту нескромность я сейчас назвала бы нахальством или честолюбием юности, хотя тогда жизнь казалась сплошным творческим праздником и в ней все было неопределенно, но возможно там далее…

Однако, как всегда и везде, возможно , если начинать что-то делать. И лучше, именно то, что нравится. Со временем мой характер совершенно изменился. Чем большего я достигала в жизни, тем становилась неуверенней и явно, скромнее:

Исчезая в самой себе

Потеряйся в других сначала…

Многоточие – это мало

Они ждут, но ты есть – пробел…

 

 

 

Постепенно жизнь смещалась во все более трудные и непредсказуемые формы. Украина деградировала в нравственном и юридическом плане настолько, что из богатейшей союзной республики за 20 лет превратилась в беднейшую и разграбленную её же аппаратом управления. Это было время бросать камни во все советское и только ленивый этого не делал. Жизнь очищалась от старых форм, но люди, брошенные страной на произвол судьбы , запутывались в противоречиях, тонули в одиночестве критичности, «умирали» в борьбе идей и принципов. Теперь я понимаю, что пока интеллигенция билась над дилеммой справедливой жизни, ломая копья предыдущих формаций и государственных систем, бизнес боролся с чиновниками, а обыватель готовился к Апокалипсису, в Украине случилось самое страшное: она перестала существовать как страна, как единое государство. Меня постоянно преследовали дежавю. Ведь все это было в начале прошлого века и Апокалипсис тоже ждали… Между тем, когда в Киеве случилась революция, я поняла, что Украина, формируя свою государственность и независимость, идет точно русским путем прошлого века…

 

9 МАЯ 2007 ГОДА

наблюдая по телевизору битвы ветеранов УПА с советскими ветеранами

 

Выхожу из окружения,

Опять, как деды и отцы.

Смерть с двух сторон. Уже не я

Иду по грани духа. Цыц!

 

Молчи сердечко, ты умри,

Люби иль не люби Отчизну,

Идей дерущихся внутри.

Наследья пир похож на тризну.

 

И в распрях дедов жизнь моя

Кладбищенскою пахнет мятой.

Извечно выживаю я,

Востоко-западом распята.

 

Вот правая рука – закон –

Сжимает меч, готова к иску,

Немея, левою рукой

Цветы слагаю к обелиску.

 

Мне запомнилась из юности одна фраза, прочитанная в литературном журнале, что у настоящего русского писателя есть простор, пространство, которое свойственно России. За счет своей огромности, масштаба русское легко вмещает в себя любое другое. Оно способно собирать народы так, что никому не тесно. Именно это было потеряно после развала Союза. Украинская культура не могла вместить в себя русскую. Это пространство постепенно становилось во мне невыносимым, но продолжало сжиматься. И жизнь вокруг, страдания, хаос и метания людей, не знающих , как выжить? Я понимала, что не только они виноваты в своих негораздах, что есть общественные законы, которые сломались. Революция не делает людей нравственней, наоборот, она поднимает на самый высокий общественный уровень самых жестоких и беспринципных людей и дает им силу и власть. Они хотят принести своей Родине свободу и счастье? Может быть – хотят. Но сами так малы, так мало могут иметь счастья и душевного богатства, что и себе- то не способны дать свободу и покой. А одеть вышиванку и довги вуса отпустить – как это мало для того, чтобы создать культуру. За 23 года незалежности так и не издано полное собрание сочинений Т.Г. Шевченко. Вот где мог бы произойти прорыв и расширение. Ведь он писал и по-русски, и нам русским случилось бы место в украинской классике. Как же нац.меньшинством может считаться нация, которая по численности и глубине больше? Тесно, дышать нечем, клаустрофобия. Господи, граждане прошлого века хотя бы имели патриотизм, чтобы пережить трудные времена! Это не моя страна, но я здесь родилась. К черту все идеи и политику, я ни за кого и ни с кем. Крым - моя земля, моя Родина. Дайте же мне быть здесь!....

 

***

Не знаю, что писать … Я здесь и я жива…

Душа моя пройдя сквозь смерть, безверие, жестокость

Не умерла, не оскудела. В ней радости не стало,

Но порыв жить творчеством, познанием и смелость

Заглядывать во все углы – остались!

Широта – такая русская – в нее ворвалась

И боль пережила. Страданье – сердца глубина.

Ведь только русский так любит

Стихийные в себе сжигая силы

И грудью прижимаясь к бытию,

Через любовь превозмогает смерть.

Простое ему неведомо – великое известно.

Он самое себя сжигает, чтоб стать философом.

Идеями и идеалами отцов засеял он поля

И всходы эти есть невозможно…

Снова голод, а для ума и сердца – кутерьма.

Душе работа есть всегда и в рабстве революций –

Вновь о свободе пой!

Вот это жизнь? Нельзя представить свободным русского.

О чем же петь когда умрут тираны?

И я об этом. Рядом никого…

А хочется куда-нибудь ворваться со знаменем,

Чтобы расширить жизнь, свободу, счастье

И тесно в бедности и злободневности такой….

 

Ах! Завтра блузочку себе куплю размером боле….

 

Актриса, читающая этот стих, предположительно может быть одета в блузку, в которой пуговица на груди легко расстегивается. При слове «тесно», она разводит плечи, пуговица расстегивается, и актриса скромно прикрывает это место рукой…

Я говорю это к тому, что представление о Родине должно расшириться.

Родина – это больше чем национальность, это ментальность, характер, образ жизни. Мне непонятно, почему Украина не хочет быть украинской, а именно – европейской? Что ей мешает, будучи независимой, раскрывать свою национальную культуру? Или это не вся Украина такая, а только кучка властолюбивых крохоборов, имеющих власть и сейчас погружающих свою страну в европейские долги на долгие годы? У них не было возможности победить на честных выборах и поэтому они сделали захват власти. Правительство, пришедшее к власти нарушением конституции, может ли стать ее гарантом? Украина очнись, просыпайся! Возможна ли тут Европа? Ничего тебе она не даст, кроме ракет и военных баз на русских братьев и сестер, сынов твоих – в большой костер войны бросает этот спрут. А рядом – русские живут. В соседнем доме и квартире. И тоже жить хотели б в мире….

Националисты мечтают о невозможном. Например, сделать из всех украинских русских – украинцев. Русских в Украине – половина страны.

Однажды я концептуально общалась с очень симпатичным БЮТовцем. Через некоторое время, не в силах меня убедить, в том, как хороша будет здесь Европа, он воскликнул: « Так ты что за Януковича? Я сказала: «Нет, я левее»

- Что, за коммунистов??? У меня вырвалось

- Нет, еще левее…. В этот момент я сама поняла, насколько я – азиатка… А что это означает? Я не понимаю европейской демократии, я сторонник восточной системы управления. Выбрать самого лучшего, самого реализованного человека в управление страной. Если этот человек такой действительно самый- самый – зачем же его переизбирать ? Чтобы не загордился. Нужно найти такого, который имеет нравственные принципы и сам себя контролирует. На Востоке, видимо, это возможно, такие люди есть. А вот на Западе – не получается найти ….

Русские друзья выкупили Шевченко из крепостного права и сделали свободным. Намного сложнее для него было стать свободным внутри. При распаде Союза Россия также легко предложила независимость союзным республикам. Украина – ты уже свободна, тебе никто не мешает, кроме тех, кто не понимает, что здесь никогда не будет Европа! Здесь никогда не будет Америка или Германия. Чуть – чуть можно. Если огромную тропическую пальму пересадить в наш климат – она станет карликовой. Украина , ты не привыкла быть свободной и снова продаешься в рабство. В Украине возможна только Украина. Хочет ли она быть сама собой? Россия много воевала за свою свободу и практически никогда не была только русской. Ее государственность и интернациональность прошли больший исторический путь и состоялись. Именно поэтому русский Крым восстал, он кожей почувствовал рабство. Запад должен вернуться в пределы Западной Украины, а Восток к славянам и тогда Демиурги успокоятся и перестанут бить крыльями… Войны и революции приносят истощение и разочарование народам. Нравственность и качество жизни они не повышают, но очень помогают простроить систему ценностей, выделить главное и значимое, отказаться от фантазий и нереального желания доминировать. А после этого может случиться понимание, как , выражая дружбу и миролюбие, уважая волеизявление и равноправие, стремление к реализации своей культуры выстроить позитивные отношения двух братских народов. Удивительно неагрессивна любая культура, и потому совершенно безопасна, и в отличие от национализма, вызывает интерес и восхищение. Природа культуры парадоксальна, ибо с одной стороны крайне национальна, а с другой – предельно интернациональна, т.е. интересна другим нациям, как уникальное явление. Она же, вместе с образованием является самым быстрым и перспективным путем развития и увеличения качества жизни любого общества для всех времен и народов.Поэтому я призываю украинцев совершить культурную революцию. Выбрать в управление страной не олигарха или военного, а этнического лидера, носителя культуры. Потому - что сохранить этнос всегда важнее, чем государство.Построить отношения с другими народами не сверху вниз, а на равных. Борьба возникает лишь там, где кто-то ищет доминирования. Но такой человек не носитель культуры, он сохранит любой ценой свою власть, но потеряет язык и идентичность. Украина – это все диалекты от западно - украинского до восточно – славянского , переходящего в русский. Славянский этнос еще шире, он неразделим для человека, любящего свой язык и наслаждающегося его переливами. Искусство, творчество отбирают самые практичные, красивые и любящие формы проявлений. Они не только предсказывают, но и предлагают в любые времена мягкие и гибкие пути, точно зная, что в жизни всегда найдется место для лирики….

 

Мы становимся проще. И с высших своих математик,

И с духовных высот просто падаем вниз…

И земля принимает бестелесных фанатиков

Заблудившихся в поле идей и капризов…

С болью в теле, душевно скорбя, мы встречаем реальность:

Мы опять на земле, что же делать – не петь, не мечтать?

И пришло просветление – это банальность –

Рукава засучив, начинать работАть.

Эта нива печальней, бесславней и злей,

Чем болтать о превратностях жизни…

Пережив небеса, хоть бороздку оставь на земле,

Хоть строку о любви к изнуренной Отчизне…

Свернуть