15 декабря 2019  09:52 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Крымские узоры


Фотография 1 - Фотографии Марины Матвеевой - Фотоальбом Марины Матвеевой - Фотоальбомы - Чего же ради. Новый СТАН. Литературный


Марина Матвеева

 

Крым – отдельная страна?

 

Краткий обзор крымской публицистики и поэзии сегодняшнего дня.

 

Что же творишь ты, Боженька: где б ни явились русские,

всюду заплачут кровушкой и разведут поэтов.

Пишут они в Америке, пишут они в Австралии,

и на Венере первыми – с сайтом литературным

явятся.

… Братушки сингапурские,

други степей канадские знают о русском слове!

 

Это отрывки из стихотворения, написанного мною под впечатлением от широкого знакомства с тем, что называется Русскоязычной Вселенной: в каждой точке земли, где только ни есть русские, обязательно имеются люди, которые пишут. Не только поэты, но и прозаики, публицисты. Публицисты – сейчас – особенно. Ныне все, у кого душа – «оголенный нерв», хотят писать о происходящем в Украине и Крыму: блестяще, хорошо, плохо… правдиво, искренне, смело, лживо, трусливо… в стихах, в статьях, в письмах… Одним словом, все и отовсюду.

Если уж из далекой Канады меня пытались учить, в каком «на самом деле» Крыму я живу, рассказывать мне, что я «в оккупации», что они «возмущены российской агрессией на вашей территории»… А на мои письма с описанием того, что я сама вижу и слышу, реагировали странно: «Марина, я не читал ваше письмо с первых строк и читать не буду. Мне пишет множество блогеров из Крыма, они говорят правду». Это нормально: читать письма и статьи – избирательно? Т.е. только те, что нужны, а «ненужные» (пусть даже свидетельства очевидцев) просто отбрасывать? Однобокость – основное свойство противоположной стороны. Она буквально взращивается, лелеется, оберегается.

А ничего, что еще в начале крымских событий нашим журналистам (и блогерам) Киев предлагал по 1000 гривен за 7 тыс. знаков лжи об «ужасах оккупации» в Крыму? (Эти ужасы нужно было просто выдумывать). Все, кого я знаю, отказались. Но, может, и у нас нашлись такие, кто «озолотился», а теперь еще и в Канаде пытаются найти себе применение. Нет, там об этом читать не хотят. Пришлось порвать с человеком и журналом, с которыми дружила 10 лет. Но… уже не привыкать.

 

7 тысяч знаков

 

Когда, рожденный модельером,

ты вынужден быть журналистом,

попробуй поразить премьерой,

где в тонком цвете прелых листьев

на тканях – больше откровений,

чем в скрипе сбитых мессер-СМИтов.

Найдется на тебя ответ: «НЕ-е!» –

из сотен глоток конформистов.

Себя вещающих борцами,

себя ведущих очень смело,

ведущих – как слепой Сусанин,

в озорно-облое смертело

потомков бластеры – и предков

пищали, арбалеты, луки….

Себя ведущих очень метко:

слепым везёт – им ставят руки.

А ты описывай, однако –

своим бесплатно, за идею.

А ночью – лги семь тысяч знаков

врагам, чтоб накормить детей – и

рыдать по пьяни, тыча в Яндекс –

читать, как связанный, как пленник:

фантазии твои – команды –

в мундире правды – в наступленье

своим на горло. …А листочки –

они, как падлы, всё не преют.

У них весна. Они не точки,

а плоскости – венец творенья.

 

Но здесь, собственно, не о тех русскоязычных иностранцах, которые, опираясь на «новости» издалека, не ведают, что несут. Здесь – о дружественном нам, Крыму и России, русском мире. И даже не совсем русском. Недавно в сакский санаторий, где работает моя мама, приехали отдыхающие из Германии. Спрашиваем: «Что думаете о происходящем у нас?». Отвечают:«Хорошо, что вы в России!». Удивило такое мнение граждан Евросоюза. Может, они там у себя, простые обыватели, Россию вполне себе уважают, а русофобская истерия только в Украине? (Мама рассказывает, что еще в марте постоянные ее отдыхающие, немцы, присылали ей открытки: «Поздравляем, что вы в России!»). Фейсбук отреагировал: «Бред». Нашему человеку трудно поверить, что немец может думать хорошо о России и Крыме? Но это – факт. Впрочем, нашлись и те, кто оставил в комментариях описание подобных же фактов.

Вот уже год я сотрудничаю с британским русскоязычным сайтом Русский Альбион, на котором располагаются, в числе прочего, рубрики: «Самоопределение Крыма» (статьи крымских публицистов и журналистов. Знаковые имена: Л. Обуховская, Н. Батхен, С. Левантович и др.), «Куда идет Украина?» (дискуссия, различные мнения, но с подавляющим большинством – против войны и за свободу самоопределения юго-востока). И конечно же, литературный альманах «Русскоязычная Вселенная» и литературно-философский журнал «Что Есть Истина» с постоянной рубрикой «Крымские узоры», которую я веду, собирая материалы крымских авторов.

В «Русскоязычной Вселенной» у Крыма – особое место. Там представлены рубрики «Русскоязычная Германия», «Русскоязычная Америка», «Русскоязычный Израиль» и т.п. Даже «Русскоязычная Россия» (не все народы в ней пишут на русском языке, есть и аутентичные писатели). Каждая страна – под знаком своего флага. Так вот, «Русскоязычный Крым» – под крымским флагом – представлен отдельно. Будто мы – отдельное государство. То ли это – знак уважения к Крыму – за проявленное им мужество в отставании своих интересов. То ли просто «непонятки» по отношению к нашему самоопределению, кто мы сейчас и что… То ли… а что тут думать? В геокультурном смысле Крым всегда был не просто самостоятельной единицей, но и настолько насыщенным творчески и духовно объектом мироздания, что вмещать его в рамки какой бы то ни было страны – значит, не раскрыть его потенциала в полной мере. Крым – это Крым. И такое отношение к нему чувствуется отовсюду. Недавно был объявлен список финалистов фестиваля «Провинция у моря», в котором есть крымчане. В списках стояло: «Вася Иванов, Рязань, Россия. Аня Петрова, Херсон, Украина. Юлия Котлер, Керчь, Крым). И в общем релизе: «В фестивале приняли участие авторы из N стран, в т.ч. России, Украины и Крыма»Крым – отдельная культурная страна!

Рубрика «Крымские узоры» журнала «Что Есть Истина» в этот раз взорвала собственные рамки, которые в прошлых номерах представляли собой поэзию, интеллектуальную постмодернистскую прозу и арт-галереи художников. Сейчас на первый план вышла публицистика. Люди хотят высказаться о происходящем – ясно, внятно, резко. В 37-м номере – 4 крымских публициста.

О себе скромно: опубликована статья «Самая абсурдная точка планеты, Патриотическая поэзия. Крымский контекст». Она скорее служит обрамлением к статьям других авторов, о которых подробнее. Это Платон БесединВладимир Клермон-Вильямс и Андрей Маслов.

Голос Платона Беседина в представлении не нуждается. Это известный крымский прозаик и публицист, которого называют «главным украинофобом Крыма». Его статьи, письма в Киев о прекращении кровопролития, обращения к людям – не оставляют равнодушными никого. В начале крымских событий прогремели два его материала – «Спасибо Евромайдану за Крым» и «Никакой Путин вам не поможет!» (на актуальную тему: «Кошка бросила котят – это Путин виноват»). Первый материал опубликован в «Крымских узорах». Статья о том, что майдан попросту неправильно вел себя с точки зрения психологии, буквально подбивая людей на то, чтобы они ему ответили противостоянием. «Три с лишним месяца на «Евромайдане» сыпали… зерна ненависти к России, завешивая площадь плакатами с карикатурами на «имперцев», распевая бандеровские песни, обещая уничтожать москалей – этакий «жовто-блакитный» джихад, – не забывая слать десант патриотичных хлопцев, шарахавших граждан, сбивавших памятники, в другие города. Для профилактики, для устрашения. Конечно же, не обошлось без восклицаний: «Эй, вы, рабы! Что молчите? Чего не выходите? Валите в свою Россию!»

И вдруг адресаты вышли. Сотни тысяч. Чтобы выразить мнение, чтобы идентифицировать себя. И это, собственно, главная неожиданность последствий «Евромайдана». Ведь думали, что, как в 2004 году, покорятся, согласятся, сглотнут. Действительно, поведут себя как рабы. Но не на этот раз. Хватит! Слишком долго, усердно издевались над их культурой, историей, языком. Слишком нагло, безответственно вели себя по отношению к русским украинцам»… «А ведь ни о каком отделении от Украины речи не шло. Только об уважении. Вот тогда народ разозлился по-настоящему. И заявил: «Хотели, чтобы мы валили в свою Россию? Мы свалим!» И эту жуткую, разрушительную «свою игру» в «наш – ваш» начали не на площади Нахимова, а на «Евромайдане».

«Да, Крым терпел долго – не выдержал. Украинское государство ему в этом хорошо подсобило. Насколько же сильно оно ненавидело своих граждан, что те так возненавидели его?! Крым… становится российским. И не Путина, не Аксенова, не Януковича надо благодарить за это. «Евромайдан» – ему спасибо». Не удивительна эта «благодарность» автора. Многие из нас честно скажут, что до октября 2013 года у нас не было повода ненавидеть Украину. Нас просто заставили и действительно, о-очень старались. Меня лично крайне «достали» вопли «Рабы! Овощи!» (в среде киевских майданутых поэтов это особенно развито – они мнят себя пророками и пассионариями, чей священный долг – призывать и вызывать!). Может, это именно они заставили меня, человека аполитичного, «вся такая на культуре», быть на всех митингах февраля-марта в Симферополе, в т.ч. 26 февраля, носить флаги, вступить в женскую медроту самообороны (слава Богу, наша помощь – не-медиков – не понадобилась), выйти с портретом деда-ветерана в «Бессмертном полку» 9 мая, по скромным силам своим писать о мнениях людей, и попросту укрепиться в своих позициях. Спасибо «Евромайдану» не только за Крым, но за крымчан и крымчанок: скольким из нас довелось в этот период узнать, чего мы стоим, что можем, поверить в собственные силы, найти им достойное применение, познать себя.

Главная благодарность – самому Крыму. Андрей Маслов буквально вторит П. Беседину: «…я хочу сказать «большое спасибо» «майдану»! Если бы мы не увидели воочию их «евроценности», их первобытную жестокость, их ненависть ко всему инакомыслящему, их IQ, то, может быть, мы бы еще очень долго верили в сказку, что «приедет барин, барин всех рассудит». Отдельное спасибо «авторам» одного из первых изданных ими законов – закона о языке! Они сделали все, чтобы мы исчезли с карты этой страны. Впрочем, нас не было де-факто все эти… 23 года. Мы были де-юре, и их это устраивало. Нас – нет. Мы молчали. И работали. На них, в том числе. Так вот, пусть зарубят себе на носу, что человека без его согласия нельзя называть другим именем. Это мерзко! Меня зовут Андрей, а не Андрiй. И никакой я не «Миколайович», как они записали в моем паспорте, а Николаевич по одной простой причине, что моего отца зовут Николай». Автор пишет о Севастополе, благодарит свой город, его жителей, его городского голову: «Сегодня трудно представить ту силу, которая смогла бы вновь поставить Севастополь на колени! …у каждого из нас – жажда реванша за две предыдущие обороны города, и лозунг «Так отстаивайте же Севастополь!», произнесенный некогда смертельно раненым адмиралом Корниловым, – снова на слуху. Мы попросту не имели права предать... Да и нынешние наши командиры никогда бы бросили нас на произвол судьбы, улетев на последнем самолете куда-нибудь в Ростов-на-Дону…».

Аналитические, с историческими изысканиями, статьи Владимира Клермона-Вильямса «Украинский шабаш» и «Безвыходное зазеркалье или Анатомия Конституции Украины». Он, известный иронист и пародист, при этом – глубокий философ, старается «что-то объяснить», хотя и ясно, что поймут его только свои, а противоположной стороне, загипнотизированной многолетней пропагандой, объяснить ничего невозможно. Основная идея первой статьи: «Печальна участь тех народов, кто, как героев, чтит уродов». Конечно же, речь о Бандере. Автор не использует эвфемизмов, когда пишет о склонностях этого «героя» к садизму, извращениям, нетрадиционной ориентации и т.п. Видимо, Западной Украине просто не из кого больше делать героев – ибо и страны такой никогда не было, и культуры... «Будучи интеллектуальными импотентами, галичане не дали миру великих умов и личностей, но зато навязывают всем своих ублюдочных убийц»…«Галицкий этнос помешался на мании величия и считает себя мозгом нации. Что же было великого в их истории и чем они так гордятся? С типично холопским хамством они приписывают себе историю Киевской Руси, называя ее первой украинской державой. С какой стати? Вся политическая и культурная жизнь Руси ушла на север – во Владимир и Москву, здесь же осталась территория с крестьянским населением, которое нигде и никогда не было носителем государственности. Они считают Львов своей столицей, но умалчивают, что перед тем, как его отобрали у Польши, в нем проживало 63% поляков, 24% евреев и менее 8% украинцев, которые преобладали среди прислуги, сторожей и дворников». В конце статьи безжалостно приводится история самых крупных городов Украины. Харьков, Сумы, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одесса, Мариуполь, Кировоград, и, конечно же, Симферополь и Севастополь – это русские города, они были основаны российскими императорами и императрицами – в стратегических и экономических целях. Достается в статье и татарам, претендующим на Крым как собственное государство. «На это нет никаких оснований», – пишет автор. Татары захватили многонациональный Крым в XV веке, да и то лишь для того, чтобы жить грабежом и продажей в рабство в Турцию славян с соседних территорий. Эти народы просто не умели жить ничем другим. Также автор пишет о депортации татар в ХХ веке, считая ее заслуженной: многие татары содействовали немецко-фашистским захватчикам. Как и бандеровцы. Читатель может вступить в дискуссию с автором: нельзя всех стричь под одну гребенку. Были среди татар и украинцев порядочные люди во все времена, есть и сейчас. Немало. Центральный музей Тавриды сейчас интересуется татарами, которые вступили в крымскую самооборону и «имеют ввиду» Меджлис. На наших глазах творится новая история. В которой все зависит от человека, от его выбора. На то и дискуссионные статьи – оттачивать свое мнение.

Несмотря на преобладание острых материалов, крымская рубрика гармонична. Есть в ней и арт-галерея художника, и проза, и поэзия, смягчающие, но, в то же время, и поддерживающие наших публицистов. Поэзию Крыма представляют два автора.

Юлия Котлер – керчанка, а у поэтов Керчи – свой особый голос. «Почему мужчины всегда играют в убийство?» – вопрошает она эпиграфом из Патриции Хайсмит к своему стихотворениюИ отвечает:

 

Бьющие наотмашь – между делом.

Ведь и смерть для Бога – между прочим.

А в графе гуманности идеи

С мига сотворенья – жирный прочерк.

 

Тает ночи сладкая личина...

Мы подходим к призрачному краю.

Но не забываем: Бог – мужчина,

Стало быть, в убийство он играет.

 

Не нуждается в комментариях позиция женщины – не только матери девятилетнего сына (М. Цветаева: «Мальчиков надо баловать – им на войну идти»), но и философа, способного задать вопрос самому Богу: «И где в Твоих законах гуманность? Где они для человека? Для кого они вообще?».

Второй поэт – Дарьяна Лемтюжникова – автор утонченных стихов с авангардным мышлением и импрессионистическим чувствованием. С нею перекликается творчество представленного в рубрике художника школы крымского космизма Дмитрия Филова.

Также в журнале, в рубрике «Новые имена» представлены поэты Одессы (Южнорусский союз писателей): Сергей Главацкий и Анна Стреминская.

В рубрике «Дискуссионный клуб «О национальной идее» интересна статья главного редактора журнала, лондонцаВладимира Кабакова «Западу нужен новый враг» (все о ней же, о России – главном идеологическом и политическом противнике Запада и НАТО, каковой противник им снова «понадобился» и «был создан»). Также обращает на себя внимание исследование российского философа Александра Дугина «О «новой формуле» Путина: президент между консерватизмом и прагматикой». Цитата: «…В. Путин  решительно выступил  в  защиту  консервативных  ценностей,  благодаря  которым  Россия сможет  противостоять  идущему  с  Запада  размыванию  норм  морали.  Для подтверждения  этого постулата  он  цитировал философа Бердяева, который считал,  что  «смысл  консерватизма  не  в  том,  что  он  препятствует  движению вперед  и  вверх,  а  в  том,  что  он  препятствует  движению  назад  и  вниз,  к хаотической  тьме» …Это и есть сущность консерватизма: она состоит не в противопоставлении прогрессу, но  в  дифференциализме  и  избирательности;  развитие  здесь  неотделимо  от духовного и нравственного целеполагания вопреки либеральному пониманию: прогресс ради прогресса,  развитие во имя развития».

Иногда мне кажется, что авторы, особенно аналитики, пишут об одном и том же, повторяя друг друга, только разными словами (да и то не всегда). Но так нужно сейчас, людям необходимо на что-то опираться. В том числе – на слово. А ведь они не только пишут. Они действуют, делают каждый свое дело, живут, мыслят, чувствуют… Поэтому каждое их слово ценно – и ныне, и после.

Свернуть