19 марта 2019  15:55 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

У нас в Англии


 

 

Владимир Кабаков 


Русский дом в Лондоне.


Недавно я побывал на вечере художника Александра Софронова в Русском доме, а точнее в помещении в центре Лондона, на Кенсингтон Хай Стрит 37, на втором этаже, которое занимает Россотрудничество (Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству).

Я бывал здесь и до этого, на заседании лондонского Совета Соотечественников. Тогда, этот Совет, состоящий из нескольких человек и представляющий русско-язычную общину в Лондоне, обсуждал моё предложение пригласить в столицу Великобритании с концертами детей из московского Дворца творчества юных, бывший знаменитый московский Дворец пионеров...

Года три назад, мы с английским фотографом Продиптой Дас, делая книгу о России, приехали в Москву и попали в этот Дворец.

До отъезда в Англию, я работал директором большого подросткового клуба и потому специфика работы Дворца мне была известна. Но, то что я там увидел, по-хорошему потрясло меня.

В нескольких больших зданиях, где занимается почти пятнадцать тысяч детей, шумела весёлая жизнь. В  классах, аудиториях, спортзалах дети пели, танцевали, играли в гандбол, в шахматы и занимались ещё много чем. Мы сделали много снимков, в том числе юного космонавта в лётной форме и шлеме на фоне фото Юрия Гагарина. Потом снимали юных шахматистов, гимнасток, балерин, музыкантов. Позже, многие из этих снимков вошли в нашу книгу.

Разговаривая с детьми и педагогами, мы пообещали, что постараемся пригласить детей и педагогов из ансамбля песни и пляски  им. Ю. Локтева в Англию с концертами.

Прошло три года и, в преддверии года российско-английской культуры в Лондоне, я вспомнил о своём обещании и попробовал это организовать через Совет Соотечественников. Если бы это получилось, то могло бы сильно повлиять на мнение многих в Англии, о России. Ведь не секрет, что англичане, ещё со времён холодной войны, благодаря промыванию мозгов антироссийской пропагандой, имеют о России самые предвзятые представления.

И мне подумалось, что если вместо ансамбля песни и пляски Советской Армии, состоится визит российских детей, талантливых и продвинутых - это поможет разбить лёд недоверия и страха англичан перед такой сильной и огромной Россией.

Тогда обсуждение в Россотрудничестве, закончилось предложением съездить мне в Россию и пригласить на гастроли детей из этого замечательного дворца. (Кстати, я подумал, что хорошо бы такие дворцы открыть в крупных городах Англии и, конечно, в Лондоне)

Осенью мне предоставилась возможность побывать в Москве по пути в Крым. Я воспользовался случаем и посетил Детский Дворец творчества. К моему удивлению, в администрации Дворца, к  идее свозить ребят в Лондон, отнеслись очень прохладно. Представитель по связям с общественностью, равнодушная дама средних лет, послушала мои восторженные предположения о будущих результатах таких гастролей и сухо попросила написать письмо-просьбу, а потом они уже это письмо обсудят и решат — ехать не ехать. Я был разочарован и поставлен в униженное положение. Получалось, что это я прошу их приехать в Англию, а не сами дети и взрослые хотели бы показать своё мастерство, на Западе.

Как обычно, мне не удалось увидеть самого главного во Дворце - директора, который всё и мог бы решить. Мне даже показалось, что секретарши и чиновницы никак не хотели меня допустить до его «тела». Так довольно часто бывает в российских бюрократических структурах...

Так эта инициатива и заглохла на уровне обсуждения возможностей. А что касается «перекрёстного» года культуры Англия-Россия, то об этом поговорим в другой статье...

Но возвратимся в Русский Дом в Лондоне — в Россотрудничество.

 

 

Ведущая вечера – Шевантье Гоонесекера


На этот раз здесь был вечер-выставка, доклад и обсуждение экспозиции русского художника Александра Софронова (1896-1949), долго жившего на Цейлоне (Шри-Ланка). Пейзажи и портреты замечательны, но, главное,  много его картин принесли сами англичане из своих частных коллекций. И организовывали его совместно россияне и представители Шри-Ланка.

 

Слушатели, зрители и картины

 

Зал был заполнен посетителями и работники дома, накрыли фуршет с бокалами вкусного белого вина. Через полчаса в зале галереи, где стояли стулья, а по стенам развешаны картины, стоял гул весёлых голосов и телевизионщики из служб Шри-Ланка снимали интервью с участниками обсуждения на английском языке.

Мы, трое русских: я, Алексей Рацевич и Надежда Филиповна, на какое-то время ушли в Библиотеку и разговаривали там по-русски, обсуждая увиденное и услышанное.

С Надежой Филиповной мы познакомились здесь же, и, со свойственной многим русским манере, при первом же знакомстве быть искренними и открытыми, разговорились, даже не зная имён друг друга. За границей быть русскими значит быть как бы членами тайного сообщества в инородной среде. Об этой особенности русских, об их, удивляющих иностранцев откровенности, прекрасно рассказал и показал в героях своих рассказов и пьес Антон Павлович Чехов. Английский же характер предрасположен к некой «закрытости», опасений своей откровенностью, принизить себя в глазах слушателей...

Наша новая знакомая, воспользовавшись случаем, разговорилась со мной обо всём на свете. Ругала русских культурных туристов, которые приезжая в Англию, поливают Россию грязью, стараясь выслужится перед англичанами; рассказывала о Нике Софронове, однофамильце представленного здесь Александра Сафронова, которого она немного знала и называла «тусовщиком». Потом вспомнила, что когда была в Турции, как туристка в составе русской группы, и возмущалась тем, что ни гиды, ни сами туристы ничего не знают об историческом месте Галлиполи, где, в конце Гражданской войны высадились остатки белой армии, во главе с генералом Врангелем, бежавшим из Крыма под напором Красной Армии.

И я вполне разделяю её негодование о полном историческом невежестве, не только туристов и но и гидов.

Потом рассказала, что была совсем недавно в зале Имперского колледжа, на встрече с мэром Лондона, Борисом Джонсоном. Такие встречи весёлый, немножко актёрствующий мэр-консерватор, в сопровождении команды бюрократов, проводит дважды в год, отчитываясь о проделанной работе. В тысячном переполненном зале его слушали внимательно, а потом задавали вопросы и критиковали нещадно, на что он отвечал весёлыми ужимками.

- Но мэр он конечно хороший — завершила рассказ Надежда Филипповна. - Сам велосипедист, открыл велосипедные стоянки по всему городу. Сделал лифты для инвалидов на станциях метро, и ещё много другого...

Выйдя из уютной, просторной библиотеки, с несколькими компьютерами для посетителей и книжными полками, наполненными русскими книгами, (куда я, пользуясь случаем, приглашаю всех россиян и англичан интересующихся Россией, живущих в Лондоне) мы попали в оживлённую дискуссию, о творчестве художника изобразившего красоту и необычность Цейлонских пейзажей. Ведущая вечера – Шевантье Гоонесекера, член Королевского географического общества и автор книги «Гора-Лавиния, Дворец губернатора», изданной в 2006 году. Шевантье в августе 2013 года вернулась из России, где исследовала жизнь и творчество художника Александра Софронова.

Интерес к творчеству Софронова у Шевантье возник в 2009 году, когда она впервые увидела его работу «Ella Gap», написанную на Цейлоне в 1945 году, – пейзаж, который она видела своими глазами годом ранее, путешествуя по острову. Шевантье заинтересовалась автором картины и обнаружила, что в открытых источниках нет информации о нем. Шевантье удалось приобрести понравившуюся ей картину и она начала поиски данных об авторе и его других работах. Затем увлечение переросло в серьезное исследование.

Ее исследования касались как ранних периодов работ Александра Дмитриевича во время его учебы в художественно-промышленной школе Екатеринбурга, так и дальнейших путешествий по России и за ее пределами. Шевантье познакомила присутствующих с особенностями работ Софронова – использованием цвета, композицией и техниками. Она отметила влияние творчества художника на становление стиля молодых пейзажистов. С работами Александра Софронова мы познакомим наших читателей в однои из следующих номеров журнала, а сейчас продолжим наше повествование.

 

 

Антон Чесноков и Шевантье Гоонесекера у картин А. Софронова


Тут я познакомился с директором Русского Дома, Антоном Александровичем Чесноковым, молодым симпатичным человеком, который, оказывается, закончил в Англии Оксфорд, и сегодня возглавляет работу «по налаживанию отношений англичан и русских», продвигает, вместе с сослуживцами, образ России здесь на Альбионе.

Планы у него большие и, разговорившись с ним, я убедился, что при искреннем подходе к своим задачам, Русский Дом может многое сделать для сближения русских и англичан на почве обмена культурными и общечеловеческими ценностями, поэтому решил, что обязательно запишусь в местную библиотеку, и постараюсь приходить на все мероприятия, организуемые здесь. Надеюсь, что, со временем, англо-русская публика будет здесь «клубиться» днями и вечерами, и через время многие англичане станут лучшими друзьями и поклонниками истории и культуры России, как это было после Второй мировой войны. Понятно, что после впечатляющей победы Советской Армии, над гитлеровскими полчищами, симпатии интеллигентных англичан были на стороне Советского Союза. Только после продолжительного «промывания мозгов», антисоветской пропагандой во времена «холодной» войны такая дружественность сменилась на неприязнь!

Наш сайт "Русский мир в Англии", надеемся, послужит укреплению дружеских связей с Россией и россиянами.

В Русском доме хотелось бы организовать дискуссионный клуб по разным культурно-литературным поводам, где русские и англичане могли бы обсуждать и высказываться по многим злободневным проблемам искусства прошлого и настоящего. Надо бы почаще приглашать на такие встречи философов, историков, писателей, православных священников, которые могли бы рассказывать о своих работах и изысканиях.

Раньше в английском Лондоне существовали клубы любителей русского балета и симфонической музыки, была большая библиотека в Брикстоне, были творческие вечера и встречи с русскими писателями и музыкантами. И всё это делалось с душой и конечно бесплатно. Сегодня всё поменялось. В Пушкинском доме (еще одном очаге русской культуры в Лондоне), даже за участие во встречах с деятелями культуры, приходиться платить деньги и эти встречи, почти все проходят на английском языке.

Фирма «Академика Россика», которая организует фестивали-просмотры российских фильмов, тоже берёт за посещение своих мероприятий деньги и немалые.

А меня эти заработки на культуре «напрягают» и приводят к осознанию того, что рынок в России, в отличии от той же Англии, пробился и в культурную сферу. Бизнесмены от искусства, часто совершенно по-жлобски, используют интерес и общины, и англичан к русской культурой, пытаясь заработать на этом свои гроши.

Мне стыдно и неприятно присутствовать на таких проплаченных «дискуссиях», где приглашённые для того, чтобы поговорить или даже послушать известного человека, платят деньги, как в каком-нибудь зоопарке. Конечно, вас постараются убедить, что это логично, но мне вспоминаются бесплатный Британский музей, Британская галерея живописи и я невольно подавляю вздохи разочарования...

Теперь же в Лондоне появился Русский дом, в котором действительно, со временем, может проявиться и русское гостеприимство и российская интеллигентность!

 

 

Свернуть