22 апреля 2019  03:05 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Сценарии   


  

 

 С. Цвигун.


Фронт без флангов


Окончание, начало в № 33  

15

Провал операции "Стальное кольцо" вывел Отто Кранца из равновесия. С подчиненными разговаривал так, что у тех не оставалось никакого желания вторично попадаться на глаза шефу. А так как ни у кого не было гарантии, что начальник не позвонит и не вызовет, все притихли.

Позвонил Кранц и начальнику оперативного отдела Курту Шмидту.

– Зайдите!

Нужно было видеть, как бежал Шмидт, держа папку с последними донесениями. У дверей кабинета шефа столкнулся с Зауером. Его тоже вызвал оберштурмбанфюрер. Вошли вместе.

– Как могло случиться такое? – гневно начал Кранц. – Похоже на то, что не мы здесь хозяева, а партизаны?

Шмидт и Зауер молчали. Они понимали, худшее – впереди.

– Может быть, вы растеряли в России твердость духа?

У Шмидта закололо под ложечкой. Ох, эта проклятая язва. Всегда дает о себе знать в самые ответственные минуты. Выдержать бы мучительную боль, так некстати появившуюся.

А шеф продолжал:

– Отряд Млынского – особая воинская часть. Сквозь пальцы просочится. Его нужно разложить изнутри. В отряде должны быть три-четыре наших агента. Надежных, разумеется. Самых надежных, – подчеркнул Кранц. – Только им по плечу такая задача: отряд разложить, а Млынского живым к нам доставить. Вы имеете в таких делах немалый опыт, – обратился он к Шмидту. – Подумайте. Вам поможет Зауер.

– Будем стараться, – почти одновременно ответили гестаповцы.

Анну Сергеевну и Володьку привезли в гестапо вечером. Развязали затекшие совсем руки Анны Сергеевны и после тщательного обыска бросили в сырую, полутемную камеру. В углу на голом топчане лежала старуха. Голова ее забинтована. С трудом опираясь на руки, она приподнялась, затем, передохнув немного, села на край топчана.

Женщина придирчиво оглядела новых "жильцов". Несколько раз охнула, подержалась за бок, спросила простуженным голосом:

– Мальчишку за какие грехи взяли?

– Без всяких грехов, бабуся. Просто так и его и меня, – тихо ответила Анна Сергеевна, крепко прижимая сына.

– Успокойся. Тут слезам веры нету, – посоветовала старуха. – Сумей проглотить женскую нашу слабость. Ироды они и останутся иродами.

Анна Сергеевна вытерла платком слезы, присела на топчан и только сейчас заметила синяки под глазами старухи. "Били ее, – подумала она, – а как держится", – и ей стало не по себе.

– Я не от слабости, бабуся, я маму вспомнила. Она у меня одна осталась. Больная.

Анна Сергеевна промолчала, что она оставила мать, избитую на ее глазах немцами. Рассказал, плача, Володька.

– Ах, ироды, ах, ироды! – возмущалась старая женщина. – Господи, пошли погибель на иродов, осквернивших землю нашу своим нечистым духом. – Она осенила себя крестным знамением…

Звонкие шаги кованых сапог оборвали разговор. В камеру ввалилось двое надзирателей.

Володька, прижавшись к матери, смотрел на вошедших. Не говоря ни слова, они осветили карманными фонариками женщин и мальчишку, затем стали шарить световым пучком по камере, остановив его на узелке с теплыми вещами для Володьки.

Тот, кто был покрупнее и на вид постарше, взял узелок под мышку, и надзиратели ушли, шумно закрыв за собой дверь.

Более двух часов Зауер перебирает фотографии, письма и документы, изъятые на квартире Млынского. Скрупулезно выписывает все, что, по его мнению, может пригодиться, что можно использовать для давления на Анну Сергеевну. Фотографии, на которых изображен Млынский, он сложил стопочкой, выбрал, как ему казалось, самую последнюю, положил на стол среди фотографий других мужчин примерно такого же возраста, вызвал Петренко.

Начальник городской полиции вошел тихонечко, вобрав голову в плечи, как бы крадучись.

– Нет ли на этих фотографиях Млынского? – спросил Зауер.

Петренко изогнулся над столом, присмотрелся.

– Вот он! – выкрикнул радостно, ткнул пальцем в фотографию.

– Не ошиблись?

– Никак нет, господин начальник. Я его где угодно узнаю!

– Мало узнать, поймать надо. И обязательно живым.

Вмешался Шмидт.

– У вас найдутся надежные люди, способные взяться за это дело?

– Они ведь имеются, надежные люди, только я, как бы вам сказать, молодой по службе, во вверенном мне учреждении, еще не всех изучил-с. Впрочем, одного смею рекомендовать хоть сейчас.

– Кого же? – полюбопытствовал Зауер.

– Старшего следователя полиции Охрима Шмиля.

– Слишком известный тип, – возразил Шмидт. – В городе его знает каждая собака.

– То в городе-с, как вы изволили правильно заметить, а в лесу кто же к нему придерется, если мы ему легендочку хорошую придумаем?

– Словно вы о чекистах забыли? – съязвил Зауер.

Петренко передернуло.

"Ничего, – успокоил он себя. – Теперь чекисты до меня не доберутся. Руки коротки!.."

– Подготовьте для беседы этого Шмиля, – решительно приказал Зауер. – Вызовем завтра. Чтобы на месте был.



***

Сомнений не оставалось: арестованные Анна Сергеевна Млынская и ее сын Владимир действительно жена и сын майора Млынского, командира отряда Красной Армии, чекиста. Это доказано документами, подтверждено свидетелями, знающими Млынского.

Зауер и Шмидт были в восторге. Теперь-то Млынский от них не уйдет! Они уж постараются приготовить ему такую хитроумную западню, из которой одна дорожка – в гестапо!

План операции продумывали долго, взвешивая каждую деталь, учитывая возможные неожиданности. В общих чертах он заключался в следующем – на первом этапе, прежде всего, завербовать жену Млынского. Не пойдет на вербовку? Тогда ей скажут, что от ее согласия помогать гестапо будет зависеть жизнь ее сына, которому можно сделать больно, а можно и вообще умертвить. И не сразу, постепенно, и на глазах Анны Сергеевны. Можно намекнуть, что и в отношении самой Млынской придется прибегнуть к физическому насилию. И не только намекнуть, но и дать почувствовать, как это бывает больно.

Женщина есть женщина. А если женщина еще и мать, кроме того, имеет старенькую мать, которая тоже арестована со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями, следует рассчитывать, что Анна Сергеевна обязательно даст согласие, будет делать, что ей прикажут.

Итак, Млынская – агент гестапо. С сыном и матерью ее поселят на окраине города в удобном для круглосуточного наблюдения домике, разумеется, у надежного хозяина, агента. Млынской будет продиктовано письмо ее мужу. Заставят! Содержание письма краткое: она с сыном и матерью проживает нелегально по такому-то адресу – указывается адрес. Из своего города ей пришлось бежать, опасаясь ареста. Но и здесь небезопасно, так как идут аресты коммунистов. Кто-либо может прознать, что она жена чекиста. Трагедию можно предотвратить, если Млынский возьмет их в отряд. Сделать это нужно срочно, так как завтра может быть уже поздно. Гестапо направляет с этим письмом в лес к Млынскому надежного агента. Агент пойдет с легендой, которая будет разработана отдельно. Млынский, узнав, что его семье грозит смертельная опасность, конечно же, рискнет с группой бойцов или партизан пробраться в город, чтобы забрать семью. Расставленные по специальному плану засады на подступах к дому, вокруг него и даже в самом доме – в комнате владельца захватывают Млынского и его товарищей и доставляют в гестапо. Если Млынский связан с городским подпольем и привлечет его представителей, совсем отлично: тогда гестапо заполучит нить, ведущую в подполье.

В случае неудачи предусматривался запасной вариант: в отряд Млынского внедрятся три-четыре опытных агента с заданием убить Млынского и его ближайших помощников.

Отто Кранц одобрил план и разрешил приступить к его выполнению.

Глубокой ночью Анну Сергеевну доставили в гестапо, в кабинет Зауера.

Зауер поднялся из-за стола, вышел навстречу, улыбаясь.

– Надеюсь, мадам простит, что причинил беспокойство, пригласив на дружескую беседу в столь поздний час?

– Сын может проснуться. Увидит, что меня нет, плакать будет. Надеюсь, вы понимаете, что ребенок может даже заболеть, если испугается?

– Ваш покорный слуга тоже имеет детей, но дело прежде всего… Садитесь, пожалуйста. Нет, нет, поближе, в это кресло, удобнее. И я с вашего разрешения сяду…

Зауер тоже сел и продолжал:

– И этой ночью не удалось поспать ни минуты. Знаете, заботы, заботы, заботы. К слову сказать, и о вашей судьбе.

– Значит, вашей заботой надо объяснить то, что гестапо арестовало меня и сына? – не без иронии сказала Анна Сергеевна.

– Все гораздо сложнее, мадам. Вынужденная мера. Сейчас все объясню. Буду с вами предельно откровенен. Надеюсь, что и вы ответите, тем же.

– Скрывать мне нечего: никакого преступления ни я, ни тем более мой сын не совершали.

– Конечно, конечно, хотя у нас с вами разное понятие о преступлении. Но перейдем к делу. Ваш муж Иван Петрович Млынский – коммунист. До войны работал начальником городского отдела НКВД. В начале войны стал начальником Особого отдела дивизии. Но дело не в этом, хотя уже тот факт, что ваш муж коммунист, чекист, – это уже преступление.

– Быть патриотом по-вашему преступление? Странное у вас понятие о патриотизме!

– Не будем говорить о политике. Пусть политикой занимаются другие. Где ваш муж сейчас?

– В начале войны он ушел в Красную Армию. А где сейчас – не знаю.

– Вы говорите неправду. Нам все о нем известно. Сейчас ваш муж партизан!

Анна Сергеевна вздрогнула, с трудом сохранила спокойствие, еле удержалась, чтобы радостно не воскликнуть: "Он жив! Жив мой Иван!"

"Значит, она знает все о муже. Может быть, даже поддерживает с ним связь", – по-своему понял поведение Млынской Зауер.

– Я знаю, вы очень любите сына, мужа, вас волнует их судьба. Правильно я говорю?

– Разумеется, я люблю их. Разумеется, их судьба меня волнует. Это подсказывает здравый смысл.

– Вот и превосходно! Не так уж трудно, оказывается, найти общий язык с умной женщиной. А вы женщина умная и, конечно, понимаете, что судьба вашего мужа…

Гестаповец не спеша закурил, глубоко затянулся, пустил колечки…

– Я сказал бы больше: жизнь вашего мужа, вашего сына, наконец, ваша жизнь находится в ваших же… да, да, в ваших руках.

– Как понять вас? – насторожилась Анна Сергеевна.

– Должен вам откровенно, честно сказать, что отряд вашего мужа фактически уничтожен. Осталась небольшая горстка фанатиков, возглавляемая вашим мужем, но их участь, конечно, также решена: они окружены. Еще день – и все они погибнут. Счет идет даже на часы. Вот почему я вынужден был прервать ваш сладкий сон, мадам. И добавлю, чтобы ничего от вас не таить: дал указание пока не уничтожать этих фанатиков. До результатов разговора с вами.

– Но что вы от меня хотите?

– Благоразумия. Мы гарантируем жизнь вашему мужу и его безрассудным товарищам, если они прекратят бессмысленное сопротивление. Откровенно скажу: беспокоюсь не за них, а за жизнь своих солдат. И так в этой варварской стране их погибло немало. Зачем лишние жертвы, если их можно избежать, правда? А от вас требуется очень и очень немногое: всего-навсего написать мужу несколько строк. Разве мое предложение не свидетельствует о гуманности, мадам?

– Вы говорите о гуманности, а по какому закону гуманности вы бросили в тюрьму меня и моего сына? Или, может быть, у вас в гитлеровской Германии особое понятие о гуманности?..

"Не слишком ли!" – подумал гестаповец.

– По какому праву, спрашиваете? А как с вами иначе поступить, если вы укрываете партизан, а значит, тоже выступаете против великой Германии?

Зауер ударил кулаком по столу.

– Вы забываете, где вы находитесь! Упрямцев здесь не упрашивают, а ломают! Стоит подумать над этим. Здесь нет места для дискуссии. Или вы согласны оказать нам небольшую услугу или… Удивляюсь! Ведь наше предложение больше выгодно вам, нежели нам.

– Не тратьте попусту время. Предателя вы из меня не сделаете. Никогда!

– Не торопитесь. А то ведь потом пожалеть можно! У вас будет два дня на размышление.

Гестаповец нажал на кнопку. А когда на пороге появились два эсэсовца, приказал:

– Уведите арестованную!

Телефонный звонок помешал Зауеру опорожнить стакан водки.

Охрима вызвали в гестапо утром. Охрана провела в кабинет Шмидта.

– Курите. – Шмидт протянул сигареты Охриму. Закурил сам. Глубокая затяжка дымом успокоила Охрима. Шел в гестапо – волновался, не знал ведь, как примут, что скажут.

Шмидт спросил, как идут дела в полиции и даже поинтересовался, как чувствует себя разжалованный Раздоркин.

Неторопливо, обдумывая каждое слово, Охрим рассказывал:

– Кривить душой не стану. Новый начальник старается. Очень даже. В работе себя не щадит и требует того же от подчиненных. Но полицейские нервничают. Проявил себя на задании Клык, глядишь – нет Клыка, партизаны убили. Отличился Тупейко – последовал за Клыком. Давеча Сорока хорошо сработал, и его лишили жизни партизаны.

Шмидт насторожился:

– Вы хотите сказать, что партизаны имеют своего человека в полиции?

– Я, господин Шмидт, не хотел бы утверждать этого. Дело не моего ума. Я говорю, что вижу, а вы уже судите…

– Конечно, конечно. Каждому свое, – поспешил подчеркнуть Шмидт. – Петренко активен, этого у него не отнимешь…

И после паузы:

– А кто подставляет под партизанские пули его лучших людей? Как думаете?

– Думай не думай, а начальнику лучше знать. У Петренко спросить бы вам, господин Шмидт. Я ведь человек маленький.

Не ускользнуло от Охрима, как прищурил чуть-чуть левый глаз Шмидт, как задумался на какое-то мгновение.

– Любопытно, любопытно, – процедил сквозь зубы Шмидт. – Впрочем, Петренко вне подозрений!

– Избави бог, господин Шмидт, разве я о нем…

– Ладно, ладно, Охрим, – прервал гестаповец. – Я желаю послушать твою биографию.

Охрим понимал, что в гестапо всем могут поинтересоваться, поэтому был готов и биографию свою рассказать.

– Она у меня небольшая, – начал он не спеша. – Рос в семье колхозника. За хищение колхозного зерна отсидел три года, а когда вышел на волю, уклонился от призыва в армию. Женат на дочке священника. За работу в полиции награжден медалью. Вот, пожалуй, и все.

– Ты, оказывается, вор, Охрим? – с укоризной бросил Шмидт.

– Да как вам сказать. По суду – вор, а по справедливости нет. Три мешка зерна я ведь не от соседа унес, а из колхозного амбара. Ежели считать, что в колхозе все мы хозяева… были, – поправился Охрим. – Так какой же я вор? Свое брал.

– Хорошая твоя биография, – одобрил Шмидт. – И логики ты не лишен. Мы намерены предложить тебе одно дельце. Согласен помочь?

– Помочь, видит бог, всегда готов. Было бы по силам.

– Пойдешь с нашими поручениями к партизанам?

Охрим вздрогнул.

– Они же меня на первой осине вздернут!

– Струсил!

– Никак нет, господин начальник. Я не из трусливых. Только болтаться на партизанской осине не хотелось бы.

– А на немецкой виселице?

– Вины никакой за собой не чувствую, господин начальник.

– А кто клал взятки в карман?

Охрим перекрестился.

– Перед вами, как на духу. До взяток был слаб дядюшка мой, Раздоркин. Что касаемо меня, то, кроме махорки, в моих карманах ничего нет.

Охрим вывернул карманы брюк. Поднял выпавший кисет с махоркой.

– Вот.

Шмидт рассмеялся. То ли ответ понравился ему, то ли он хорошо знал, что Охрим взяток не брал и даже не раз отчитывал дядюшку.

– Мы знаем, Охрим, что ты человек надежный. Потому и пригласили. Сам понимаешь, речь идет о большом доверии. Придется тебе идти в отряд Млынского с важным заданием. А чтобы партизаны не повесили на осине, придумаем хорошую легенду. О семье позаботимся. Ну как?

Охрим ответил не сразу и без энтузиазма:

– Наше дело солдатское. Ежели гестапо считает, что нужно, значит, оно и нужно. Значит, ответ один: согласен.

– Молодец! Ты – настоящий полицейский! – И Шмидт протянул Охриму чистый лист бумаги, ручку. – Пиши: "Подписка о сотрудничестве с гестапо…"

Через два дня Анну Сергеевну снова привели к Зауеру. Кабинет гестаповца был залит ярким осенним солнцем, слепило глаза. Анна Сергеевна даже зажмурилась, и не заметила, как неслышно, по-кошачьи, подошел Зауер, оскалив в широкой улыбке сверкавшие белизной зубы.

– Погода отличная! – услышала она его вкрадчивый голос. – Познакомьтесь: это мой коллега Курт Шмидт. Он решил оказать вам честь – пришел на нашу беседу.

Анна Сергеевна насторожилась – она уже познала истинную цену гестаповской чести.

– Надеюсь, – продолжал Зауер, – вы имели достаточно времени подумать над нашим предложением?

– Времени было вполне достаточно. Да оно и не требовалось: ваше предложение мне совершенно ясно с самого начала, как вы его высказали, и поэтому я не могу его принять. Не могу.

– Как не можете? – вмешался Шмидт. Его резкий голос словно бил по барабанной перепонке. – Вы не желаете помогать немецкой армии?

– И своей семье, – вставил Зауер.

– Мадам делает большую ошибку, – продолжал Шмидт. – Надеюсь, по-другому оцените просьбу германских властей, если узнаете, что Красная Армия разбита.

– Не-прав-да!

А в глазах слезы, в душе страх. Она знает, наши отступают, немцы рвутся в глубь родины, но это же временно. Придет, должен прийти этому конец, подсказывало сердце.

– Днями падет Москва, – продолжал Шмидт. – Седьмого ноября состоится парад доблестных немецких войск на Красной площади. Об этом распорядился фюрер. Не будет Москвы, не будет России. Надеюсь, вы понимаете это? Итак, выбирайте, с кем вам быть…

Гестаповцы выжидающе смотрели на женщину. Анна Сергеевна молчала. В эти томительные минуты все ее мысли были о Москве. Неужели оставят Москву, сдадут столицу? Тогда что же, конец? Она вздрогнула. Закачала головой, отгоняя страшные думы. Какой конец? Наполеон был в Москве, а Россия осталась, как утес. Выстояла. Нашла в себе силы. Тогда. А теперь? Какие сомнения могут быть…

Анна Сергеевна улыбнулась и неожиданно для себя расплакалась.

Зауер торопливо налил из графина воды в стакан.

– Пейте и успокойтесь. Вы женщина рассудительная. Сотрудничество с нами принесет вам и облегчение и спасение. Ближайшие дни убедят вас в этом. А сейчас важно не терять времени, его не так много и у вас и у нас.

Бу-ух! Бухнуло за окном очень сильно и совсем рядом. За первым взрывом последовали второй, третий, ударили зенитные орудия, и все слилось в сплошной грохот.

Вбежавшему солдату Зауер крикнул:

– Уведите арестованную!

Бросился догонять Шмидта, который, перескакивая через ступени лестницы, бежал вниз в бомбоубежище.

Анна Сергеевна поняла: бомбят наши, и хотя опасность была близка, совсем рядышком, за окном, она радовалась – значит, Красная Армия воюет, бьет немцев. Разве это капитуляция? Разве это конец?..

Допрос Анны Сергеевны гестаповцы возобновили сразу же после отбоя воздушной тревоги.

– Так согласны вы или нет? – раздраженно спросил Зауер. – Неужели вы, здравомыслящая женщина, не понимаете, что наше терпение не бесконечно?

– Вы требуете, чтобы я стала предателем. Но я вам уже сказала: этого никогда не будет. Никогда! Родиной я не торгую.

– Вы еще пожалеете, мадам, но будет уже поздно. Да, поздно! – Повернулся к Шмидту, бросил по-немецки: – Русская свинья, да и только! Еще немного, и я не выдержу, превращу ее сам, своими руками в кровавую котлету!

И выругался так грязно, что Анна Сергеевна, немного понимавшая немецкий язык, покраснела.

– А зачем оскорблять? – спокойно спросила она.

Ругань гестаповца невольно придала ей силы, как бы подтвердила правильность ее поведения. Да и как же иначе она могла вести себя? Не пойдет же она на то, чтобы принять предложение, предать не только мужа, но и его товарищей, родину? Да ведь тот же Володька, если вдруг останется живым, проклянет ее!

– А как же еще с вами разговаривать? – иронически спросил Зауер: – Будь вы нашей союзницей, тогда бы и разговаривали с вами по-другому. Но вы, вы большевичка! Мы выбьем из вас этот советский фанатизм!

– О, я готова ко всему! Вы убили мою мать, и только за то, что она пыталась защитить внука. Вы бросили меня с сыном в тюрьму, и только за то, что мой муж выполняет свой долг перед родиной – воюет с вами с оружием в руках.

Зауер прошелся по комнате, отпил из стакана глоток холодного чая, сел за стол, пытался улыбнуться, заговорил уже тихо.

– Ваш муж – хороший солдат. Это похвально. Да, он выполняет свой долг, но воевать сейчас, когда мы подошли к Москве, и войдем в нее не сегодня-завтра, когда весь мир считает нас победителями, – безумие. Поймите это: безумие, фанатизм. Вы должны, обязаны спасти его, хотя бы ради вашего сына.

Положил заранее приготовленный листок чистой бумаги, карандаш.

– Всего несколько слов, и все, и вы с вашим сыном на свободе. О! Это много значит – свобода! Напишите, что вы переехали в этот город и сейчас проживаете по такому адресу. – Гестаповец положил рядом другой листок с адресом. – Напишите, что серьезно заболел сын, а лекарств нет. Попросите, чтобы как можно скорее проведал вас… Повторяю: мы гарантируем вашему мужу и, если хотите, его товарищам безопасность. В том смысле, что арестовывать не будем…

Анна Сергеевна взяла карандаш, подвинула чистый листок.

– Я убедился, что вы действительно разумная женщина! – обрадовался Шмидт. – Пишите: Дорогой Ваня!.. Так вы называете мужа? Или как вы там к нему обращаетесь?..

Анна Сергеевна мучительно раздумывала: "А что, если в письмо вставить какое-то слово, по которому Иван сразу поймет, что писала она под диктовку гестапо и, конечно, не придет в город?.. Но ведь гестаповцы не дураки, будут требовать писать лишь то, что они продиктуют. А начало письма с обращением они могут использовать!.."

– Может быть, вам удобнее сесть за стол в мое кресло? Пожалуйста. Здесь удобнее, – предложил Зауер.

Анна Сергеевна оттолкнула листок – он упал на пол, бросила карандаш, встала.

– Писать ничего не буду, – сказала она решительно. – И требую, чтобы вы немедленно освободили сына и меня. Слышите? Требую!

– Когда напишете, все недоразумения отпадут сами собой, – заверил Шмидт.

– Да, да, – подтвердил Зауер, поднимая с пола листок и кладя его на стол. Отодвинул кресло. – Садитесь.

– Писать не буду. Я уже вам сказала.

– А мы вам сказали, что, если вы не перестанете упрямиться, пожалеете, но будет уже поздно. И для вас, и для вашего сына, и для вашего мужа.

– Ну, положим, мужа вы не достанете, если задумали таким путем, с моей помощью заставить его сдаться в плен. А вернее, изменить родине. У вас превратное представление о советском человеке, господа. Если я даже напишу письмо, мой Иван не побежит в город, как вы наивно полагаете. Он коммунист и к тому же, как вам уже известно, чекист. Прежде всего для него родина.

– Вы хотите сказать, – заметил Зауер, – что у вас, у советских людей, ничего человеческого в отношениях к жене, к детям нет? Так я вас понял?

– Нет, не так. И, видимо, вам, представителям совсем иного мира, и не понять. Так что прекратим этот бесполезный разговор. Пустая трата времени.

– Значит, решительно отказываетесь? – сказал Зауер, подходя к Анне Сергеевне. – А ну, повторите?

– Отказываюсь. Решительно.

Зауер ударил Млынскую по щеке. Она схватилась за стол, удержалась.

– Шмидт, твоя очередь.

Удар Шмидта свалил Анну Сергеевну на пол.

– Последний раз спрашиваем, – сказал Зауер. – Или вы сейчас же пишете письмо, или мы тоже сейчас же отбираем у вас сына. И еще неизвестно, что мы сделаем с ним. И, пожалуй, на ваших же глазах.

– Вы не сделаете этого!

– О! Мы не только это сделаем! – пригрозил Шмидт. – Ты еще, – он грязно выругался, – и не представляешь себе, что мы еще сделаем, чтобы сломить твое бессмысленное упрямство!

Вызвал надзирателя, приказал:

– Щенка этой бандитки поместить в одиночку. Сейчас же!

– Умоляю! Оставьте сына со мной!

– Исполняйте! – сказал Зауер надзирателю.

Когда Анну Сергеевну втолкнули в камеру, Володьки там уже не было.

– Володька, милый, что же сделали с тобой изверги проклятые! – закричала она и свалилась без чувств.



***

Ключи от сейфа Охрим передал лично Петренко. Пусть думает, что он доверяет ему беспредельно. Но главный прицел Охрим видел не в этом. Он наверняка знал, что Петренко пороется в его сейфе. Пусть роется. Охрим специально подготовил бумаги, которые должен увидеть начальник полиции.

При таких случайных, ненавязчивых обстоятельствах это всегда обеспечивает эффект…

В назначенное время Охрим явился в гестапо. На всякий случай, оделся потеплее. Возьмут да с ходу направят в лес, к Млынскому. О человеке не подумают эти гестаповцы. Самому о себе заботиться нужно.

Шмидт приветливо встретил Охрима. Набросил на себя штатское пальто, позвонил Зауеру, сказал, что выходят к машине. "Оппель" долго петлял по городу. Ехали узенькими улицами и переулками, стараясь объезжать центр.

На окраине города машина подкатила к особняку, огороженному высоким кирпичным забором. У дома их встретил хромой немец, на вид лет пятидесяти. Открыл ворота. Охрим обратил внимание, что в комнате, в которую они вошли, окна были плотно закрыты железными ставнями. На шнуре, спускавшемся с потолка, висела большая керосиновая лампа. Она хорошо освещала стоявший под ней стол, сервированный на трех человек. В центре стола – хрустальный графин с прозрачной жидкостью. Шмидт и Зауер пригласили Охрима к столу Выпили по стопке шнапса и сразу же по второй. Охрим не успел даже как следует закусить, а Шмидт предложил выпить по третьей. Наливая водку, Шмидт спросил, не проговорился ли Охрим кому-либо из родственников или друзей о своей связи с гестапо? Охрим обидчиво ответил, что он не маленький, отлично понимает, что об этом никому болтать нельзя. Зауер предложил выпить за скорое его возвращение, за удачу. Охрим предложил выпить за Адольфа Гитлера. Это вызвало шумное одобрение.

– Охрим – настоящий парень! – заявил Шмидт. – Жаль, что в России немного таких. Как это русские говорят? Раз, два, и обчелся. Остальные – большевистские фанатики.

Охрим улыбался во весь рот.

Шмидт достал из портфеля какую-то бумагу, протянул Охриму.

– Это письмо жены Млынского – Анны Сергеевны. Вы передадите его лично Млынскому. Конечно, он спросит, как оно к вам попало? Нужно будет ответить, что вам стало известно о переезде в наш город Млынской с сыном и матерью, что, решив уйти в отряд Млынского, вы посчитали целесообразным разыскать Анну Сергеевну, не таить от нее своего намерения бежать. После того, как вы рассказали без утайки о своих планах попасть в отряд, Анна Сергеевна и попросила вас передать это письмо мужу. Запомните хорошенько адрес, где она проживает. Он указан в письме. Письмо, как видите, не запечатано.

Гестаповец посмотрел на Охрима и, угадав, какой вопрос тот хочет задать, пояснил:

– Анна Сергеевна действительно проживает по указанному здесь адресу, и надо убедить Млынского в этом. Вот в этом конверте, – Шмидт протянул Охрйму голубой конверт, – подробное описание дома, где живет Млынская, а также фотография и приметы Млынского. После ознакомления вернете мне. Вы, местный житель, разумеется сами знаете дом Млынской.

– Как не знать, знаю, – ответил Охрим, вспомнив, что владельцем этого дома является тайный агент полиции, бывший крупный торговец, что живет он один, никаких квартирантов у него нет. А может, Млынская только что сняла у него квартиру?.. – Опишу все точно, – заверил Охрим. – И хозяина дома знаю: верный человек, надежный.

Шмидт обратил внимание на то, что Охрим слушал его с жадностью, явно стараясь запомнить все, что ему говорят, что он должен сделать. "Отлично", – подумал гестаповец и доверительно продолжал:

– Место, где примерно сейчас находится отряд Млынского, мы сообщим попозже, когда уточним. А теперь слушайте также внимательно. Утром мы направим группу военнопленных на погрузку вагонов, что стоят на пятом километре, у самого леса. Работать они будут под охраной двух полицейских. В десять часов в районе работ появитесь вы. Как старший по должности отберете у полицейских оружие – винтовки, якобы для проверки, передадите их военнопленным, полицейских с их помощью свяжете. Затем все вы уйдете в лес, к Млынскому. После такого спектакля он примет вас, как героя. Свидетелей будет больше, чем нужно.

– А ежели полицейские вздумают сопротивляться? – спросил Охрим.

– Уничтожьте их. Это только укрепит вашу репутацию в глазах Млынского.

– Но…

– Делайте так, как вам приказывают. Два трупа для такой важной операции – это пустяк, о котором не следует думать.

Шмидт достал из портфеля и вручил Охрйму пачку документов: копии некоторых приказов начальника городской полиции, список личного состава полиции, несколько малозначительных донесений агентов полиции.

– Возьмете с собой, – пояснил гестаповец. – Решили уйти в отряд, вот и похитили документы, с некоторых сняли копии, чтобы прийти не с пустыми руками.

– Ловко придумано! – искренне восхитился Охрим. Озабоченно спросил, разглядывая документы: – Подлинные? А то и не поверят, да еще подозрение породят. Не дураки там, в отряде, извиняюсь.

– Самые подлинные, – заверил Шмидт. – Лично отбирал. Копии снимал сам Петренко. Как только станет известно, что вы убежали, Петренко поднимет на ноги всю полицию, раззвонит во все колокола, что Охрим Шмиль украл секретные документы и скрылся. Полицейские и солдаты СС немедленно приступят к проческе города в поисках вас, опасного преступника. После этого партизаны и сам Млынский поверят вам или не поверят? Спрашиваю вас.

– Оно, конечно, должны поверить, – согласился Охрим. – А ежели нет? Что тогда?

– Это уже зависит от вас. Легенда весьма надежная.

– Вести себя нужно так, чтобы поверили, – вставил Зауер.

– Неправильно поведете – повесят, – улыбаясь, добавил Шмидт.

Гестаповцы поочередно давали советы, как следует Охрйму держать себя с Млынским, с другими командирами, с красноармейцами, что нужно говорить.

Когда инструктаж закончился, Шмидт официально произнес:

– Мы надеемся, что это ответственное задание будет выполнено.

Охрим развел руками как бы говоря, что всякое может случиться. Шмидт предупредил:

– Не вздумайте изменить. Везде достанем.

– У нас остаются жена и дети Охрима, – заметил Зауер. – Вам это понятно, Охрим, что с ними тогда сделаем?

– Так я же со всей душой! Не изволите сомневаться! – заверил Охрим. – Жизни не пожалею, а доберусь до Млынского. Честное слово!..

Гестаповцы уехали, пожелав Охриму крепкого сна.

Как ни шумело в голове, Охрим внимательно просмотрел все, что получил от Шмидта. Прочитал письмо жены Млынского, пожал плечами, вздохнул.

Утром хромой немец разбудил Охрима, сытно накормил, вручил автомат, рюкзак с продуктами и на "оппеле" отвез на пятый километр. Там, на разъезде, группа военнопленных действительно нагружала вагоны кругляком. Заметив Охрима, они приостановили работу, но тут же раздалась ругань полицаев.

Охрим узнал охранников: Иван Степурко и Яков Стукач. Даже сами полицаи называли их немецкими овчарками. Это Охрима удивило: почему же именно сегодня их направили с военнопленными? А вдруг придется того?.. Гестаповцы могли бы подставить под пули тех, кого они подозревают в нечестной службе. Может, всех считают надежными или, наоборот, ненадежными? А скорее всего, гестаповцам безразлично, кого из полицаев он может застрелить.

Охрим, как его учили гестаповцы, сказал, что Петренко прислал его проверить исправность винтовок. Протянул руку к винтовке Степурко.

– Не дам! – решительно заявил тот. – Кто ты такой, чтобы проверкой заниматься? В обязанность старшего следователя это не входит.

– Проваливай! – поддержал его Стукач. – Принеси письменную бумагу от господина Петренко, тогда и разговаривать будем.

– Последний раз требую!

– Тебе сколько раз говорить!..

Охрим нажал на гашетку автомата. И к военнопленным:

– Собакам – собачья смерть! Бери винтовки, браточки, пошли в лес!..

16

Понимая, как важно для отряда установить связь с партизанами и партийным подпольем, определенно действующим в городе, Млынский обратился за помощью к Матвею Егоровичу.

– Выручайте!

Дед Матвей пригладил реденькие волосы прокопченными табаком сухонькими пальцами, покрутил обвислые усы, почесал просвечивающийся затылок. Все свидетельствовало о том, что Млынский поставил перед ним очень сложную задачу и дать ответ не так-то просто. Это, если серьезно отвечать.

Молчал дед, молчал и Млынский, понимая: торопить с ответом нельзя, как-никак старику семь десятков лет. Шутка ли?

Матвей Егорович зажал в кулаке бороду.

– Тяжковатое дело ты для меня придумал, командир.

– Знаю, что нелегкое, потому и обращаюсь к вам. В этих местах вы каждую тропку знаете. Главное – людей знаете, и они вас. Понадобятся помощники, подберете без промаха. Не так ли?

– Так-то оно так, да так гни, чтоб гнулось, а не так, чтоб лопнуло. Не хвастая, скажу, командир, до войны ко мне доверие имел и стар и млад. Как теперича – не заверяю. Война повышибла люд из насиженных гнезд. Кто ушел, кто пришел. Перемешались люди, что грибы в кузове. Не к тому сказ, чтобы от дела стороной пройти. Я так понимаю: взялся за гуж, не говори, что не дюж. Вот и маракую, как исправнее сделать. И не сомневайтесь: в жизни никого не подводил, не обманывал.

– А вот фашиста надо обмануть.

– Какой же ента обман, – ответил дед тоном, не допускающим возражения. – Ента, само собой разуметь надобно, военная хитрость.

– Так по рукам, Матвей Егорович?

– По рукам, командир!

Грозно шумит ночной лес, накрапывает холодный осенний дождь. Пробирается по невидимым тропинкам дед Матвей. Крупные капли отстукивают дробь на потертой кожаной шапке, струйками скатываются за воротник, отчего старик ежится, то и дело поправляет воротник, натягивает поглубже шапку.

Промокший до нитки, он добрался наконец до своего поселка, из которого ушел с отрядом, оставив здесь жену, Анастасию Васильевну. Поднялся на родное крыльцо – и стало на душе как-то легче и светлее. Сейчас заберется на жаркую печь, добротно сложенную им!

Дед Матвей постучал в окно, прислушался. В ответ ни звука. Постоял немного, постучал сильнее. Анастасия Васильевна проснулась. Не спросила даже кто. По стуку, хорошо ей знакомому, узнала: ее Матвей пришел. Засветила лампу и скорее к двери, откинула засов, распахнула.

– Мат-ве-юшка!

Не торопясь он вошел в комнату, сбросил мокрую одежду, обтерся рушником.

– Цыть, Настаська. Не помер, чего голосить.

– Не буду, Матвеюшка, не буду. Я от радости, что живой. Покормить тебя, Матвеюшка, да на отдых? Небось намаялся?

– Кончился наш отдых, Настенька. Слыхала, как немчура прет?

– Слыхала, слыхала, Матвеюшка. Голова ходит кругом от того, что люди говорят.

Кряхтя, она вытащила из печи противень с пирогами, поставила на стол.

– Испробуй, Матвеюшка. Для тебя старалась. – Приложила ладонь к груди. – Сердцем чуяла, что наведаешь меня. Испробуй, да поспи.

– Оно, конешна, не грех соснуть маленько. Утром конец побывке.

– Ты что, рехнулся, Матвей? Какой из тебя вояка? Ай не отвоевал своего? Нам помирать пора, а он "на побывку". Нехай молодые воюют, а тебе место на печи, – растревожилась Анастасия Васильевна.

– Ты что затараторила, Настенька? Словно ахтомат!

– А кто дрова на зиму заготавливать должон? Картошка вон не копана, крыша худая, а он конец побывки уже объявил.

Анастасия Васильевна бросила сердитый взгляд на мужа и полезла на печь.

Дед Матвей сменил мокрое белье на сухое, присел к столу, принялся за пироги. Заметив, что жена следит за каждым его движением, чмокнул от удовольствия, облизал пальцы.

– Сердитая ты у меня, Настенька! Таперича немец нахалистый, да больно сильный пошел. Одолеть его только всем народом можно. Намедни что командир сказал? Запамятовала? Напомню. Он сказал так: "У нас выбор имеется – победить немца или умереть".

Дед Матвей почесал затылок, продолжал:

– По моему разумению, помирать нам ни к чему. Коли так, один выход – победить. Вот и выходит, Настенька, что сидеть мне возле твоего подола никак нельзя.

Анастасия Васильевна спустила ноги с печи.

– Матвеюшка, ты же хворый. Как воевать будешь?

– Как все, – ответил Матвей. Выпрямился, стал подкручивать усы. – Чем не гусар? – Укладываясь спать, наказал: – Собери, Настенька, мне чистое бельишко. На зорьке в город путь держать буду.

– Соберу, соберу, – с досадой отозвалась Анастасия Васильевна. Она не спросила, зачем Матвею понадобилось тянуться так далеко. Сколько живут вместе, лишних вопросов никогда не задавала. Значит, нужно. Всю жизнь такой беспокойный – до всего дело есть. За то и народ уважает его. Вздохнула, поправила на Матвее ватное одеяло.

Чуть свет Матвей Егорович был уже на ногах. Положил в вещевой мешок плотничий инструмент, харчишки, наполнил самосадом кисет, не забыл и флягу с первачом. Анастасия Васильевна проводила до калитки – дальше не разрешил. Вытерла уголком головного платка, подарок Матвея, набежавшие слезы.

– Побереги себя, Матвеюшка. Фашист – он ни за что убивает…

– Для народа иду, Настенька. И не реви. Не помер же и не собираюсь пока ишшо.

Поправил на плечах вещевой мешок и зашагал к лесу, обходя образовавшиеся за ночь лужи. В лесу, когда выкатилось солнце и его теплые лучи пробились сквозь намокшую листву, стало веселее.

Облюбовал хворостину и, опираясь на нее, шел к городу напрямик, уже который раз восстанавливая в памяти советы майора Млынского. "В задумке командира я спица важная", – рассуждал дед Матвей и гордился тем, что именно ему поручено такое сложное задание, а не другому. Дошел до большого, в два обхвата, дуба, свернул на малозаметную тропку, сокращавшую путь. Солнце готовилось закатиться за лес, когда дед Матвей ступил на твердую гладь шоссе, ведущего в город. Страшно хотелось есть. Ныли ноги, но дед не думал об отдыхе. По обе стороны шоссе – поля пригородного колхоза "Октябрь", до войны самого богатого во всей области. По правую – непроходимая стена перезрелой кукурузы, по левую – бесконечное картофельное поле. "Такое богатство – и коту под хвост! – горевал дед. – Как жить стали! Радоваться бы, а тут ентих хрицев понанесло что вороньев!.."

Занятый думами, не заметил, как выскочили из кукурузы два немецких солдата, закричали:

– Рус, сдавайся!

Дед Матвей швырнул в сторону хворостину, поднял руки:

– Я не опасный!

Один из солдат ощупал карманы деда, сорвал с его плеч вещевой мешок, высыпал содержимое: рубанок, фуганок, топор, харч в отдельном мешочке. Поднял топор, потрогал острое лезвие, закричал:

– Партизан!

– Я по плотничьей части, – спокойно ответил дед.

На крик из кукурузы выскочили еще двое: немец и полицай. Полицая дед узнал по белой повязке на рукаве. Немец ощупал деда, поднял мешочек с провиантом, как бы взвесил на руке, затем развязал. Открыл флягу, понюхал, дал понюхать полицаю. Тот прислонил горлышко к волосатой ноздре, вдохнул с наслаждением.

– Самый что ни на есть первачок, господин фельдфебель, – пояснил он. – Самогон. Антик с мармеладом, как у нас говорят. Пальчики оближешь.

Полицай приставил палец к губам, чмокнул.

Фельдфебель снял прорезиненный плащ, аккуратно расстелил, чтобы не было складов, удобно уселся, достал из мешочка деда Матвея хлеб, сало, налил из фляги в пластмассовый стаканчик – он тоже оказался в мешочке, сунул деду, приказал:

– Выпивайт!

Дед Матвей опрокинул стаканчик, аппетитно провел пальцем по усам: вправо, влево. И только посмотрел на свое сало – фельдфебель не предложил закусить, а лишь смотрел на деда настороженно. Матвей Егорович догадался, обиделся:

– Я отраву не ношу, господин немецкий!

К стаканчику потянулся полицай. Фельдфебель отвел его руку, налил до краев, выпил одним глотком.

– Гут, русска водка, гут!

Тесаком откроил кусок сала. Ел так, словно сроду не едал. Выпил еще стаканчик, отдал флягу солдатам.

Полицай вытряхнул из мешочка все съестное.

– Не отрава?

– Побойтесь бога, това… господин начальничек!

Воспользовался случаем и тоже стал закусывать, думая: "Добро мое, не ваше". Флягу опорожнили мигом. Повеселевшие немцы стали рассказывать что-то смешное, смеялись, перебивая друг друга.

Дед Матвей решил, что обстановка благоприятная, обратился к полицаю:

– Отпустите меня с богом, господин начальник. Плотник я, на заработки в город держу путь.

Полицай придирчиво осмотрел паспорт деда Матвея, на ухо шепнул что-то фельдфебелю.

– Иди, дед. Они тебя отпускают. Спасибо за хорошую водку, говорят.

От себя добавил:

– Из тебя песок сыплется, а ты на заработки, – пристально посмотрел на деда Матвея. – Ежели чего не так, смотри у меня. На старость скидки не будет.

– Можете не сумлеваться, начальник. Все будет так, как должно быть: ни убавить, ни прибавить! – ответил дед Матвей. Он согнулся, чтобы собрать инструмент. Немцы не разрешили. "Ироды, они и есть ироды", – подумал про себя дед Матвей, покачал головой и несмело зашагал в сторону.

Дошел до шоссе, словно мешок тяжелый с плеч сбросил. Отдышался, перекрестился. Первая встреча с немцами состоялась. Как пойдет дело дальше? Мимо, громыхая гусеницами, проползали танки, проносились военные машины с солдатами. Многие играли на губных гармошках. Нет-нет, да до ушей долетала песня. Один из солдат широко размахнулся и швырнул в его сторону пустую бутылку. Она тяжело шлепнулась в метре от него, разлетелась на мелкие стеклышки, несколько осколков впилось в одежду. У деда Матвея сжалось сердце.

– Антихристы, вот вы кто! – гневно прошептал он.

Выждав, когда шоссе опустело, дед Матвей как мог быстро перешел на противоположную сторону, вышел на проселочную дорогу и зашагал к городу. Солнце село за лесом. Усталый, голодный, ступил он на улицы оккупированного города, того самого города, который еще совсем недавно радовал аккуратностью и чистотой, зеленью улиц и скверов. Веселый гомон детворы, счастливой и любознательной, трогал его до слез. Да, да. Не один раз дед Матвей смотрел на ребят и плакал. От счастья. Разве они так жили? Кажется, только вчера это было. А сегодня города нет. Улицы изрыты воронками, всюду битое стекло, оборванные провода, вывороченные деревья и телеграфные столбы, горы битого кирпича и изуродованного железа, обгорелые коробки домов. Черные прямоугольники окон. Запах гари. На пепелищах бродят бездомные собаки и кошки, разгребают кирпичи женщины и дети. Что они ищут здесь?

Дед Матвей подошел к женщине, спросил, как пройти на Песчаную улицу.

– Город знал, как хату свою, а тут заплутался, – пояснил он.

Женщина подняла на него воспаленные глаза, тяжело вздохнув, ответила:

– Ни улиц, ни переулков, одни развалины остались.

– Дедушка, идемте, я покажу эту улицу, – вмешался в разговор веснушчатый мальчуган, одетый в замасленную фуфайку. Деду Матвею показалось даже, что он знает мальчонку с этим озорным, усыпанным веснушками лицом, видел его в городе накануне войны во главе веселой ребячьей ватаги.

– Пошли, внучек, пошли, – ласково сказал он.

– Меня Петькой звать.

– А меня дедушкой Матвеем кличут.

Петька вел напрямик, ловко преодолевал завалы, дед Матвей скоро отстал.

Мальчуган вернулся, взял его за руку и повел по более легкой дороге. Завалы стали попадаться все реже и реже и, наконец, начался район города, почти не пострадавший от бомбардировок и артиллерийского огня.

Дед Матвей поблагодарил мальчугана за помощь, подошел к дому, в котором жил его старый приятель, тридцать лет проработавший токарем на заводе. Постучал в дверь. В окно выглянула молодая женщина, старшая дочь приятеля – Вера.

Дед Матвей вошел в дом медленно, тяжело. Болела спина, ныли ноги.

– Где отец, мать? – спросил он, опускаясь на старенький диванчик в прихожей.

– Проходите в комнату, дедушка Матвей, – пригласила Вера, а когда гость отказался наотрез, сославшись на то, что ему и тут хорошо, да и чумазый он, пришлось наглотаться пыли, она тоже присела на диван, стала с опаской рассказывать:

– Страшно даже подумать, что случилось, дедушка. Вчера ночью ворвались полицаи и немцы. Все перерыли. Унесли с собой хорошие вещи. Думали, и конец на этом, так нет. Через полчаса немцы возвратились, арестовали отца и маму и увели. Куда – и сама не знаю. Побегать бы да справки навести, так посоветоваться не с кем.

– Беда, – сказал, покачав головой, дед Матвей. – Антихристы они, а не люди. Ну, пошел я.

Вера прикрыла собою дверь, с испугом сказала:

– Разве можно идти в ночь, дедушка? Немцы схватят, и поминай как звали. Они всех хватают, кто без пропуска.

– Оно правда твоя. Заночую у тебя, дочка, а завтра подамся дальше.

Вера подала скудный ужин.

Поел дед Матвей, запил холодной водой – давнишняя привычка его – и прилег на диван. А Вера еще сидела, долго рассказывала о зверствах немцев, о том, как живут люди в городе, как ненавидят немцев. Беспокоилась за судьбу родителей, за младшего братишку, который ушел гулять да не возвращается. А на улице темно.

Ленька пришел совсем поздно, когда дед Матвей уже спал.

– Вера, знала бы ты, что делается в городе!

– Ладно, ладно, Ленька! Ешь да спать ложись, завтра расскажешь…

Ночью за окнами началась сильная стрельба. Стреляли из автоматов, пулеметов. Донеслось несколько глухих разрывов, а затем ухнуло так, что задрожали стекла. Дед Матвей уже не спал. Он стоял у окна, отодвинув чуть-чуть шторку и приложив глаз к щелочке. Из-за домов, разрезая темноту ночи, поднимались вверх языки пламени, постепенно разливаясь огромным заревом.

Вера и Ленька проснулись тоже.

– Ишь как полыхает, – сказал дед Матвей. – Ты не знаешь, дочка, что горит?

– Должно быть, жилые дома, – ответила Вера.

– Дома, дома, – передразнил ее Ленька, лежавший в кровати и не пожелавший почему-то поглядеть в окно. – Немецкая нефтебаза это, – уверенно пояснил он.

Рано утром Матвей Егорович стучал в дверь дома сослуживца по леспромхозу Касаткина.

"Человек он изворотливый, должен все знать", – думал дед.

Дверь открыла жена Касаткина, краснощекая и моложавая для пятидесяти лет. За ее спиной показался и сам Аркадий Демьянович. Схватил за руку, повел к столу.

– Вот и позавтракаем вместе, – радушно предложил он.

На столе колбаса, сливочное масло, пирожки домашнего изготовления с мясом. Такого дед Матвей уже давно не едал. Съел пирожок, застеснялся потянуться за другим.

– Бери, – заметил хозяин. – Голодные не сидим.

Положил перед дедом целую гору пирожков, стал расспрашивать, что нового в леспромхозе, кто остался в лесном поселке, были там немцы или еще нет? Матвей, не торопясь, попивал вкусный чай, – настоящий грузинский, отвечал на вопросы хозяина.

– А станки не растащили? – спросил хозяин. – Как быстро можно было бы пустить лесопилку?

Дед чуть было не подавился пирожком. Насторожился и вместо ответа сам поинтересовался:

– А чего лесопилку восстанавливать? Для кого?

– Жить-то надо, – недвусмысленно произнес хозяин, отводя глаза.

– Так ведь жисть – она разная бывает.

Касаткин не нашелся, что ответить. Вынул из кармана пачку немецких сигарет, закурил сам, угостил деда Матвея и только тогда наставительно сказал:

– Ты скажи, Матвей Егорыч, власть переменилась? Переменилась. Есть-пить надо каждый день? Надо. Еще никто не пробовал отучить себя от этой привычки. Вот так, Матвей Егорович. Отсюда сделай для себя вывод: будем работать на немцев, будем есть-пить каждый день. Откажемся – подохнем, как голодные кошки.

– Лучше с голодухи помереть, нежели совестью торговать! – не сказал, отрезал дед Матвей. Сердито дунул на сигарету, бросил ее на блюдце, направился к двери.

– Прощевайте!

– Дедушка, вы мужа не так поняли, – говорила жена Касаткина, провожая старика до калитки. – Он у меня сложный. Его понять надо.

– Мозги ему проветрить надо, вот что!

Отошел два квартала от дома Касаткина, вслух стал ругать себя:

– Старый дурень! Командир наказывал поосторожнее, а я… Горе ты, Матвей, а не разведчик!..

Злой-презлой на себя дед Матвей поднялся на самое высокое место в городе, откуда была видна вся его южная половина. Еще совсем недавно он так любил стоять вот на этом месте, любоваться городом. Все замечал: и новый дом, и новую стройку. И радовался всему новому, что появлялось в городе, украшало его. А теперь… Дед Матвей вытер шапкой вспотевший лоб, вздохнул, прошептал: "Трудноватую ты мне задачу задал, майор…"

Ранним утром следующего дня дед Матвей удивил своим приходом лесника Захара, которому приходился дальним родственником.

– Какой волной тебя прибило к нам, да еще в такую рань? – Захар когда-то служил на флоте, любил морские словечки.

– С города домой ноги волочу. Тебя вспомнил, решил повидаться. Как знать, может, и не свидимся больше. А?..

Захар молчал, думая: "Заливает дед!"

– Ты что, Захар, разговора лишился? Ай приходу моему не рад? Ай не веришь, что по тебе дюже соскучился?

Захар усмехнулся.

– Что соскучился – верю. Что травишь – тоже верю. А ты попробуй меня взять на абордаж?

– Ты, Захар, не по-морскому, а по-сухопутному беседу веди. Что ты абордажами размахался? Ежели доверия нету мне, так и скажи. Только Матвей остался тем, кем был. За свою жисть я уже видывал германца. Знаю ему истинную цену и в святой день и в будний. – Осмотрелся по сторонам и у самого уха Захара: – Ишшо в четырнадцатом я ему огоньку под одно место о-ой как поддал! – Насупил брови, спросил: – Не таись, говори, ты с хрицами, со старостами не снюхался?

– Ты что, крен набок дал? – обиделся Захар. – За кого меня принимаешь?

– А ты меня! Зачем секретничаешь? Стежка к партизанам ведома тебе?

Дед Матвей не спускал с Захара взгляда.

Захар прищурил на деда глаз:

– Ишь какой скорости захотел! Так я тебе и расскажу… сразу.

– Лиса ты, Захар, – заулыбался старик. – Ведома, ведома, по зенкам видать.

– Ничего не видать, – отбивался Захар, однако отвел глаза в сторону.

Вышел в другую комнату, вернулся с графином. Принес из кухни лук, хлеб. Наливая в стаканы самогон, сказал примирительно:

– Давай лучше подлечимся!

– Давай, давай! Меня тоже познабливает. Налили, чокнулись.

– За то, чтобы от фашицкого супостата землю расейскую скорей очистить, – сказал Матвей Егорович. – Шкодит он больно.

– Лучше тоста не придумаешь.

Выпили, нюхнули черного хлеба, закусили репчатым луком.

– Натурально – яд, а приятный, сатана! Как, Захар?

– Не так приятный, как пользительный, говорят моряки.

Дед Матвей налил по второй.

– За твоих сыновей, Захар! За то, что бьют супостата! За то, чтобы живыми вернулись, и поскорее!

Хозяин молча выпил. Не ускользнуло от Матвея Егоровича, что слова его больно резанули Захара. Проступившие на глазах Захара слезы убедили в том, что промашку дал, не то сказал.

– Старшего уже нет в живых, похоронку получили, – тихо пояснил Захар. – Пограничником был. При защите границы нашей уложили, сволочи!

– Не знал я, Захар. Прости старика. И крепись. Слезы горюшку не помощник. Мстить надо гадам! Днем и ночью мстить. Истреблять паршивцев. Всюду. В лесу. В городе. На фронте. В тылу. Где появятся…

Захар потянулся к самогону, дед Матвей отвел его руку.

– Не надо, Захар. Сурьезный разговор к тебе. Не то время, чтобы шагать в такую даль по-пустому. Верю тебе, таить ничего не буду. Не от себя пришел к тебе, от армии нашей Красной. Командир отряда Млынский, как друга, попросил: "Помоги, дорогой Матвей Егорович, связаться с партизанами. Одно дело с ними делаем". Письмо дал за своей командирской подписью. Лично партизанскому командиру.

Захар оживился.

– Стемнеет, сведу тебя с партизанами, а сейчас отдохни. Вижу, с ног валишься.

– А может, зараз?

– Зачем аврал устраивать? Надо вечером, чтобы все шито-крыто было.

– Подчиняюсь, Захарушка.

Когда стемнело, а Матвей Егорович еще спал тяжелым сном, Захар дошел до сарая, забитого сеном, припал на колени, втиснул в сено по самое плечо руку и не без труда вытащил немецкий автомат. Вытер его взятой на этот случай тряпочкой, надел на плечо. Пошел будить деда Матвея, а тот уже стоял на крыльце в полной боевой готовности – с берданкой Захара, как порешили днем.

Захар закрыл дверь на ключ, спустил с цепи собаку.

Огородом вышли на лесную дорогу, прошли немного, и дед Матвей увидел подводу, запряженную парой лошадей, молодого парня.

– Садись, Матвей, – пригласил Захар и помог деду взобраться на телегу. Сел рядом, скомандовал парню: – Поехали!

Кони затрусили рысцой. Ехали долго, и все лесом. К середине ночи, миновав молодой ельник, оказались возле озера.

– Тут спешимся, Матвей Егорович. Захар помог деду Матвею слезть с телеги, повел за руку вдоль берега. Осторожно. Медленно. Тишину нарушали только тихие всплески воды. Набегавший с озера свежий ветерок приятно холодил лицо. У зарослей замерли. Захар вынул электрический фонарик, трижды бросил им свет на озерную гладь. Минут через десять дед Матвей услышал плеск весел. В берег ткнулась лодка. Из нее выскочил человек, подошел к ним. Только тогда дед Матвей заметил, что в руках у него автомат.

– Привет вам с поселка, – негромко произнес Захар.

– Спасибо за посылку, – ответил партизан.

Губы деда Матвея тронула улыбка. "Чисто работают", – довольно подумал он.

– Поплыли, – предложил партизан.

В лодке сидел еще один человек. Только задев его, заметил партизана дед Матвей: темнотища, хоть глаза выколи!

Партизаны сели за весла. Как они ориентировались в камышовых зарослях, так и не понял старик. Только лодка не стояла, а плыла и плыла себе вперед, влево, вправо, опять вперед, и может, час, а то и два. Когда мягко ткнулись в берег, партизаны не сразу вышли, чего-то ожидали.

– Ку-ку! – неожиданно услышал дед Матвей и изумился: в жизни не доводилось ему слышать кукушку ночью. Партизаны предложили выходить.

Широкоплечий, приземистый, крепкого сложения человек – откуда он появился, Матвей не уследил – тряс руку Захара.

– Узнаешь? – спросил он.

– Как не узнать родную кровинку! Ванюшка, браток, быстрее веди нас к командиру.

Шли гуськом густым кустарником. Приятного было мало – ветки цеплялись за одежду, царапали руки, лицо. Когда наконец кустарник остался позади, дед Матвей облегченно вздохнул.

Иван по-хозяйски открыл дверь землянки. Сам вошел последним.

Тусклый свет "летучей мыши" падал на самодельный стол, над которым склонился худощавый человек в гимнастерке защитного цвета. Когда он поднялся, дед Матвей подумал, что ничего командирского в нем не было: ни росту, ни плечей. На широком кожаном поясе, с правой стороны висел неизвестный деду длинный пистолет, с левой – командирская сумка.

Командир – так решил дед Матвей – тепло поздоровался с Захаром и с ним, а после того, как Захар что-то шепнул ему, обратился к Деду:

– Рассказывайте, Матвей Егорович, с какими вестями к нам прибыли?

Матвей Егорович по привычке подкрутил усы, откашлялся.

– Прибыл до вас от командира отряда Красной Армии товарища майора Млынского. Знаете такого?

– Знаем, дедушка.

– Так вот… – продолжил было Матвей Егорович, но махнул рукой, присел на скамейку, достал из-за голенища самодельный ножик, надрезал подкладку пиджака, вытянул свернутую лентой бумажку.

– Читайте. От самого Млынского. Просил лично вручить партизанскому командиру. Ента вы и есть?

– Угадали, Матвей Егорович: я и есть, – улыбнулся партизанский командир. Развернул записку, прочел, спросил: – Лес окружен немцами. Как до города добрались?

Матвей Егорович поведал о встрече с фашистами, о том, как они обобрали его.

– Вам повезло, Матвей Егорович. Других живыми не отпускают. Отдохните с Захаром в соседней землянке, а мы посоветуемся. Ответ дадим утром.

17

В тылу врага многое надо уметь, многое знать, и разведчики упражнялись в стрельбе, метании гранат, изучали подрывное дело, овладевали искусством выкопать и оборудовать землянку, утеплить ее, как зажечь костер, чтобы и побыстрее и поменьше было дыму. Досконально изучали район выброски с самолета, тот район, в котором им предстояло действовать, прилегающие к нему районы. Конечно, освежали знания немецкого языка, а тот, кто его не знал, старался изучить самое необходимое, чтобы понимать разговорную речь.

В общем-тох у всех дела шли успешно. Естественно, у кого-то что-то получалось лучше, у кого-то похуже. Вскоре появились и свои чемпионы. Корецкий, Дьяур и Карлышев стреляли без промаха, попадали в цель с любого расстояния и с любого положения. Дьяков и Курбанов в совершенстве овладели подрывным делом. Аня так говорила на берлинском диалекте, что захваченные в плен "языки" – Аня привлекалась в качестве переводчицы, что было для нее и практикой, – всерьез принимали ее за немку. Были у Ани и слабинки: она неважно стреляла, ей страшно было прыгать с парашютной вышки; перед прыжком ее трясло, как в лихорадке, а вниз она посмотреть боялась, прыгала с закрытыми глазами. Иначе не могла.

Вечерами комиссар разведывательной группы Белецкий рассказывал о положении на фронтах, о том, как советские люди бьют гитлеровцев в их тылу. Чтобы иметь более правильное представление об обстановке, изучали приказы и другие документы немецких оккупационных властей, читали немецкие газеты, поражались античеловеческой политикой фашистов, тем, что сами фашисты называли себя людьми.

В редкие минуты отдыха пели песни.

– Напоемся досыта, – любил говорить Афанасьев, – а то там, – он кивал в сторону запада, – и захочется затянуть нашу советскую, да нельзя будет; разве про себя только.

Всем очень нравилась "Катюша", и эту песню пели чаще других. Запевал Дьяур. Бархатным голосом он выводил:

Расцветали яблони и груши,

Поплыли туманы над рекой.

Выходила на берег Катюша,

На высокий берег на крутой…

После каждого куплета он чуть взмахивал рукой, и все дружно подхватывали припев – последние две строчки



***

Начальник Особого отдела армии полковник Куликов по указанию генерала Дроздова включил в разведывательную группу Афанасьева радистку Наташу.

Наташа с первого взгляда полюбилась Ане, Аня – Наташе. Через день уже все говорили, что их и водой не разольешь. Бывает же так!

Наташа поведала новой подруге о себе всю подноготную. Рассказала о Семене Бондаренко, о своих чувствах к нему. Призналась, что ждет от него писем каждый день, а их все нет и нет. Было одно, и то попало к ней при загадочных обстоятельствах – переслал отец, начальник штаба армии Ермолаев, с припиской, что Семен остался за линией фронта, и с портсигаром, который она подарила Семену.

– Ты понимаешь теперь, почему я так рвалась именно в вашу группу?.. Вот этот портсигар…

Рассказала Наташа и о том, как после ухода Семена на фронт добровольцем она стала обивать порог военкомата. Последний раз беседовала с пожилым майором. Поначалу он был таким же, как и другие работники военкомата, – неумолимым. Тогда она стала требовать и даже ударила кулаком по столу. До сих пор не может понять, как это случилось. Но майор надел очки, внимательно посмотрел на нее, записал фамилию, адрес и ласково сказал:

– Не волнуйтесь. Когда потребуется, вызовем.

– Вызвал, Анечка! – продолжала рассказ Наташа. – Обнял, расцеловал. Сначала я и не поняла, с чего бы это? Потом майор сказал: "Доченька! Просьбу твою уважили и решили направить на курсы радистов", После встречи с ним я стала по-иному оценивать людей, не торопиться с выводами, что ли.

Наташа наполнила портсигар папиросами "Казбек", любовно завернула его в газету, положила в рюкзак.

– Надеешься на встречу? – спросила Аня.

– Знаешь, Анечка, я верю, что жив он, жив. Мне так легче…



***

Афанасьева и Белецкого срочно вызвали к начальнику Особого отдела армии полковнику Куликову. Из-за стола полковника, сидевшего рядом, навстречу им вышел генерал Дроздов. Он пытливо взглянул, крепко пожал руки и пригласил к столу. Сам опустился на стул, на котором обычно сидел Куликов, достал из планшета несколько листов, исписанных мелким, но разборчивым почерком.

– Вот как на бумаге изложены первоочередные задачи разведывательной группы "Пламя", – тихо сказал Дроздов. – Я прочту вам, а потом вы сами тщательно их изучите.

В первом документе указывалось:

"Разыскать отряд майора Млынского. Предположительно отряд находится в

Черном лесу. Для связи с командованием армии и фронта оставить в отряде радистку Наташу с рацией; создать базу для приема разведывательных и разведывательно-диверсионных групп, а также отдельных разведчиков, засылаемых в тыл противника со специальными заданиями; установить связь с разведчиками из числа местных жителей, получать и передавать собираемую ими разведывательную информацию. С помощью этих разведчиков организовать повседневный контроль за прохождением воинских эшелонов, переброской войск противника по железным и шоссейным дорогам; организовать сбор и передачу в Центр и разведывательный отдел штаба фронта разведывательных сведений об аэродромах, складах с боеприпасами, горючим и отравляющими веществами и других важных военных объектах".

Далее эти задания уточнялись, приводились подробные сведения о разведчиках, с которыми надо было установить связь, пароли и отзывы для связи; содержались некоторые рекомендации.

Во втором документе, также от руки написанном генералом Дроздовым, лично капитану государственной безопасности Афанасьеву поручалось установить связь с разведчиком "Степаном", действовавшим в районе дислокации армии генерала фон Хорна, говорилось, как удобнее эту связь установить, предлагалось условиться с разведчиком о дальнейшей бесконтактной связи с помощью тайника и оказать ему всемерную помощь в выполнении задания особой важности. Пояснялось, что разведчик об этом задании знает, надо лишь передать ему, что наступило время его выполнить. Характер задания указывался в общих чертах.

Перечитывая документы, капитан Афанасьев с разрешения генерала Дроздова делал условные заметки в блокноте, понятные лишь ему одному.

Спрятав бумаги в планшет, генерал Дроздов проверил, насколько точно Афанасьев и Белецкий запомнили, что и как следовало делать их разведывательной группе. Убедившись, что разведчики запомнили задания, попросил задавать вопросы, пояснив: "С вопросами не стесняйтесь. Не на прогулку идете". И Афанасьев и Белецкий закидали его вопросами – спрашивать там, за линией фронта, некого. И на каждый вопрос Дроздов старался ответить как можно подробнее, четче.

В заключение генерал Дроздов сказал:

– Когда обоснуетесь, изучите оперативную обстановку в районе вашего действия, определятся ваши возможности, вы будете получать от нас и другие задания.

Помолчав, мягко продолжил:

– Прошу правильно понять меня и не зачислять в разряд нудных и назойливых людей. Закончить наш разговор я хочу тем, что я уже говорил вам. Ничего не поделаешь: то ли привычка, то ли хорошей приметой стало завершать так разговор с людьми, уходящими в тыл врага. Так вот, друзья. – Дроздов сказал "друзья", и Афанасьев с Белецким почувствовали, что как-то ближе, роднее стал им внешне суровый человек, всю свою жизнь, с юношеских лет отдавший нелегкой работе по обеспечению безопасности советской родины. – Так вот, друзья, – повторил он. – Залог вашего успеха в строжайшем соблюдении конспирации, в тщательном подборе помощников. Будьте смелы, но всегда, в любой обстановке осторожны. Осторожность – это не трусость, а так сказать, оборотная сторона смелости, храбрости, мужества. Когда нужно, идите на риск, но риск должен быть разумным, оправданным интересами нашей родины. Вы скажете – азбучные истины? Да. Но эти азбучные истины в нашей работе, разведывательной и контрразведывательной, имеют значение непреложных законов. Тем более там, в тылу противника… Теперь все, друзья. Перебрасываем вас этой ночью. Пожелаю вам ни пуху ни пера, а вы, как положено, пошлите меня к черту.

Все, кроме генерала Дроздова, засмеялись. Полковник Куликов передал Афанасьеву полевую сумку.

– Здесь, – пояснил он, – советские деньги и валюта – немецкие марки, американские доллары, на которые падки гитлеровцы. Здесь же документы прикрытия. На первых порах они могут пригодиться. Обоснуетесь, добудете все в подлинниках. Не говорю прощайте, говорю – до свидания. Обнимемся, товарищи…



***

Капитан государственной безопасности Афанасьев собрал разведчиков.

– Сегодня ночью мы вылетаем в тыл противника для выполнения особо важных заданий. Дело это трудное чрезвычайно, поэтому сугубо добровольное. Если кто передумал… если кто даже усомнился в своих возможностях, лучше честно сказать здесь, вот сейчас. Еще не поздно. Никто не осудит…

– Да вроде таких у нас нет, – ответил Дьяур.

– Конечно, нет! – выкрикнула Наташа. – Давно все обдумали!

– Тогда спасибо, друзья.

Афанасьев подошел к разведчикам и каждому крепко пожал руку. Девчата покривились немного, но не проронили ни звука.

Вторым говорил комиссар Белецкий:

– Уверен, что задание мы выполним, но трудностей будет немало. Идем ведь, где жарко. Как в рукопашном бою. А в бою все бывает. Поэтому я прошу вас написать письма своим близким. На всякий непредвиденный случай. Вот вам бумага и конверты.

Только Дьяков приуныл.

– Не ленись, пиши, – наседал на него Дьяур.

– Куда писать? Немцы там…

– Что же они – вечно там будут?

– Твоя правда.

Писал долго, обдумывая каждое слово. Чтобы жена и сын не встревожились, а обрадовались.



***

Аня, страшно боявшаяся летать на самолетах, еще задолго до заброски в гитлеровский тыл мысленно прослеживала воздушный путь, казалось, убедила себя, что самолет; конечно, будет обстреливаться из зенитных орудий, но пилот сумеет увернуться, а когда справа и слева от самолета в кромешной тьме стали разрываться зенитные снаряды, все равно перепугалась. А тут еще самолет вдруг резко накренился вперед и стремительно понесся к невидимой земле. Аня невольно вскрикнула, вцепилась в поручни сиденья. Резкий рывок откинул ее на спинку сиденья – теперь самолет также стремительно набирал высоту. Не сразу и сообразила, что ушли от зениток, прорвались. Самолет уже шел ровно. Из пилотской кабины вышел штурман и, улыбаясь, сказал:

– Приготовиться. Подходим к месту выброски.

Сначала сбросили на парашютах груз. Первым прыгнул в сплошную темноту комиссар Белецкий, за ним Дьяур, Дьяков… К великой радости Афанасьева, решительно шагнули в незнаемую пропасть Наташа и Аня. Сам он, как положено, оставил самолет последним, пожелав летчикам благополучного возвращения. Приземлился Афанасьев на кукурузном поле. Он знал, что поле занимает тысячи две гектар, окруженных со всех сторон лесом. Знал и то, что немцы боялись леса, опасались пользоваться лесными дорогами.

Погасил парашют. Взял на изготовку автомат. Тихо. Темно. Нажал на кнопку электрического фонарика. На высоту нескольких метров взметнулся зеленый луч и погас. Так просигналил трижды с паузами в две-три секунды. Через десять минут повторил сигнал, не сходя с места, готовый к любым неожиданностям.

Первым нашел его Дьяур. Ему пришлось продираться через высохшую густую кукурузу почти час. После него один за другим подходили другие. Аня и Наташа дошли вместе: приземлились почти рядом.

Не появлялся Белецкий. Где он? Что с ним?..

Наташе Афанасьев велел развернуть рацию и быть готовой для связи с Москвой. Группе во главе с Дьяковым поручил закопать парашюты, и так, чтобы не осталось никаких следов. Несколько человек во главе с Прокопченко выделил на поиск комиссара. Не у дел оставался Корецкий. Афанасьев предложил ему:

– Пошли, Григорий. Поищем и мы Белецкого.

Договорились пройти не только вокруг кукурузного поля, но и по лесу, зайдя на тридцать – пятьдесят метров. При подготовке к переброске такой вариант розыска предусматривался, была договоренность и об условном сигнале: крик совы.

Вся группа Афанасьева, исключая Наташу, оставшуюся с рацией, искала Белецкого всю ночь. Под утро его обнаружил Корецкий. Комиссар лежал у кромки леса возле большой коряги в глубоком обмороке. Его привели в чувство – обрызгали лицо из фляжки водой, дали напиться. Выяснилось, что у Белецкого была сломана левая нога. При спуске она попала в корягу.

Афанасьев и Корецкий бережно понесли комиссара к месту сбора.

Обязанности врача в разведывательной группе выполняла Наташа. Она училась на медицинских курсах и, хотя не закончила их, но оказать первую помощь могла. Наташа со знанием дела осмотрела ногу комиссара и установила, что перелом открытый, сложный, но для жизни не опасный.

Наташа дала Белецкому обезболивающее лекарство, обработала окровавленную ногу, поставила на место кость, наложила самодельную шину.

– Через два месяца танцевать будете, – сказала Наташа комиссару.

– Да ты что? – удивился тот. – Надо, чтобы через две недели, не позже, я уже был в строю.

– Не разговаривать, товарищ комиссар. По медицинской части тут я старшая, а старших слушать надо, – сказала Наташа и попросила товарищей: – Уложите комиссара на плащ-палатку да накройте потеплее. Ему согреться нужно. И покой. Полный покой.

Уже занималось утро и надо было выставить посты. Капитан Афанасьев определил наиболее опасные направления и послал в дозор трех разведчиков. Карлышеву и Дьяуру приказал выйти в район шоссейной дороги и понаблюдать за ней. Шоссейная дорога проходила километрах в пяти-шести отсюда. Ане поручил понаблюдать за грейдерной дорогой, что проходила в километре и упиралась в шоссейную.

Вышли втроем. Оставив Аню, Карлышев и Дьяур пошли вдоль грейдерной. На стыке дорог залегли в кустарнике.

Как условились, к полудню разведчики возвратились. Аня доложила, что по грейдерной дороге никто не проехал, не прошел. Дьяур сказал, что с рассветом по шоссейной дороге на повышенных скоростях понеслись грузовые машины с боеприпасами и продовольствием. Машины сопровождали вооруженные автоматами и пулеметами солдаты. Прошло четыре тягача с гаубицами. Каждые полчаса появлялось по два бронетранспортера. Они курсировали в обоих направлениях. Похоже, что обеспечивали безопасность движения.

Дьяур добавил:

– С обочины дороги сошел старичок и наткнулся на нас. Пояснил, что он хочет приглядеть грибков. Сам стал рассказывать, что на шоссе через каждые несколько километров патруль, проверяют документы. За последний месяц какой-то красноармейский отряд совершил несколько дерзких нападений на военные машины с боеприпасами и продовольствием. Вот немцы и пустили бронетранспортеры. Может, это отряд Млынского, товарищ капитан?

– Все может быть. Может, Млынского, а может, и другой какой. Вы же знаете, сколько сейчас в гитлеровском тылу действуют групп и отрядов или из оказавшихся в окружении, или из местных жителей. В нашей стране для гитлеровцев так называемая линия фронта – повсюду… Товарищ Прокопченко, подготовьте радиограмму следующего содержания, запишите: "Приземлились в заданном районе. Белецкий сломал ногу. Помощь оказана своими силами. Ночью выходим на основную базу". Записали? Подпись: "Орел".

Прокопченко прочел вслух текст радиограммы.

– Можно шифровать и передавать?

– Шифровать – да, а передадим вечером, перед уходом. А сейчас по очереди отдыхать – придется идти всю ночь.

Афанасьев прилег рядом с комиссаром.

Их временная база находилась в пяти километрах от места приземления, в густом кустарнике. Он хорошо прикрывал людей со всех сторон, а также сверху.

Осенние дни короткие. Не успеешь оглянуться, уже сумерки. Зато ночи – великаны. Им, кажется, нет конца. Кому плохо, а кому хорошо. Афанасьеву и его разведчикам очень хорошо: шутка ли, сделать бросок в пятьдесят километров за одну ночь. С грузом. С больным комиссаром.

– До Ободовского леса, – говорил товарищам Афанасьев, – дорога будет нелегкая. До села Ивановки дойдем самостоятельно, там захватим проводника. Только бы застать его дома. Человек он надежный, безотказный. Одним словом, наш.

Корецкий и Дьяков положили Белецкого на самодельные носилки из плащ-палатки, осторожно подняли. Остальные взвалили на себя груз, зашагали вслед. Курс взяли на юго-запад.

Когда завиднелась Ивановка, сделали привал, использовав как укрытие кустарник. Дьяур и Дьяков кустарником пробрались поближе к селу, доложили капитану, что никаких признаков немцев или полицаев они не обнаружили, на единственной улице села ни одной души.

К проводнику, которого рекомендовал генерал Дроздов, Афанасьев пошел с Дьяуром. Хата Антипа – так звали проводника – была крайней от леса, справа от калитки – валун, во дворе – липа, и по этим броским приметам капитан сразу узнал ее. Оставил Дьяура под липой, сам подошел к двери, припал к ней ухом. Разговаривали двое: мужчина и женщина. Вели обычный семейный разговор. "Хозяин и хозяйка", – решил Афанасьев и постучал.

– Кого там, на ночь глядючи, несет? – недружелюбно отозвался мужчина.

Загремел засов, словно открывали не дверь, а железные ворота. На пороге показался ладно сбитый человек лет пятидесяти с густыми рыжими усами. Приметы совпадали полностью.

– Дядя Антип? – спросил капитан, на всякий случай.

– Антип, Антип. Пока я тут хозяин.

– Я от Николая Павловича, – сказал Афанасьев условный пароль и заметил, что глаза Антипа подобрели, лицо тронула улыбка.

– Какой может быть разговор, заходи, – радушно пригласил Антип, пропуская Афанасьева вперед. – Ты один, ай еще кто с тобой?

– Пока один.

Вошли в хату. Присели. Хозяин обратился к жене:

– Анфиса, подала бы на стол чего. Человек с дороги.

– И не думайте, дядя Антип. Я заскочил к вам не вечерять.

Хозяин понял.

– Спустись, Анфисушка, в погреб, кваску холодненького принеси, что ли.

Когда она вышла, Афанасьев тихо сказал у самого уха хозяина:

– Мы в Ободовский лес путь держим, проводник нужен.

– Подлецов в нашем селе, кажись, нету. Любому скажи – доставит. Да только… Говоришь, Николай Павлович? Махонький такой?

Афанасьев понял, что Антип проверяет его, засмеялся.

– Разве тот, у которого вы на московской квартире чай пили, махонький? Да он повыше вас!

– Твоя правда, во-о! – поднял Антип Руку. – Коли просил, поведу вас сам.

Не дожидаясь возвращения жены, стал собираться.

– У меня на чердаке фриц квартирует, – неожиданно признался дядя Антип, напяливая на себя телогрейку.

– Какой такой фриц? – забеспокоился Афанасьев. – Разве можно шутить этим?

– А я и не шуткую. Натуральный фриц. Дезертир. Из части ушел. Отказался наотрез воевать против русских. Просит партизанам передать его.

– Может, провокатор?

– Ты что! Проверенный. Хочешь, сведу с ним?

– В другой раз. А вы, дядя Антип, присмотритесь к нему. Может, специально подставили?

– Сказал, проверенный, значит, верь, как Николай Павлович мне верит.

– Это ма-хонь-кий такой?

Оба рассмеялись.

Анфисе дядя Антип сказал, что домой возвратится на следующий день к ночи. Женщина вопросов не задавала. Молча собрала узелок с харчами, передала мужу.

Идти с дядей Антипом было легко. Вел, как сказал он, по короткому и надежному пути. И все же не обошлось без происшествия.

Разведчики успешно преодолели встретившееся на пути железнодорожное полотно. Перенесли грузы, раненого комиссара. Казалось, никакой опасности. Подтянется Ляшкевич, прикрывавший группу с тыла, и пойдут дальше. Неожиданно в ночной тишине громко и отчетливо раздалось:

– Хенде хох!

– Ложись! – тихо приказал Афанасьев, и все припали к земле, слились с ней.

Над головами просвистели пули. Немцы полоснули из автоматов, осветили небо ракетой.

– Не отвечать! – строго приказал Афанасьев.

Немцы постреляли, постреляли и стали спускаться по ту сторону насыпи.

Далеко за полночь вошли в Ободовский лес. До места, облюбованного под базу, оставалось совсем немного. Усталые, проголодавшиеся разведчики почувствовали прилив сил. Зашагали бодрее, а главное, быстрее.

Дядя Антип завел в самую чащобу.

– Вот вы и дома, – объявил он.

Афанасьев поручил Корецкому, Дьяуру и Карлышеву провести ближнюю разведку, подобрать удобное место для базы.

– Остальным – отдыхать, – распорядился он.

Разведчики устроились поудобнее: кто под елочкой, кто под кустиком, и тут же уснули…

На второй день к вечеру база была готова. В четырех добротных землянках разместили людей, нехитрое имущество.

Ночью в Москву передали радиограмму: "В заданный район прибыли благополучно. Создали базу. Приступаем к выполнению заданий. Орел".

18

Совершив ночной переход, отряд Млынского к утру вышел к лесному озеру, окаймленному высокими соснами. Пологий берег густо порос камышом, травой.

С севера дул ледяной ветер. Он гнал в камыши серые горбатые волны. Моросил мелкий плотный дождь. С озера группами, будто соблюдая очередность, срывались дикие утки, гуси, выстраивались в походный порядок и куда-то улетали, где потеплее. На них с завистью смотрели красноармейцы в промокших шинелях.

На самом берегу озера стояло несколько покосившихся крытых камышом навесов с длинными столами из почерневших досок – до войны колхозные рыбаки здесь разделывали и засаливали рыбу. Ближе к соснам – одинокий барак из потемневшего теса с окнами без стекол.

Млынский распорядился:

– Барак отдать раненым. Под навесом разместить бойцов. Всех накормить. Костры не разводить. На дальних и ближних подступах выставить посты боевого охранения.

Присел на пенек, закурил трофейную немецкую сигарету и, посмотрев на осунувшиеся лица Алиева и Серегина, озабоченно сказал:

– Давайте решим, что делать? Бойцы измотались донельзя, не за горами зима, с боеприпасами и питанием плохо, теплого обмундирования нет.

– Не весело, конечно, – отозвался Алиев. – Видимо, несколько дней – наши: после вчерашнего боя гитлеровцы не сразу придут в себя.

– И погода, к нашему счастью, не летная, – добавил Серегин.

– Согласен: сегодня немцам не до нас. Но надолго ли непогода? – Млынский глубоко затянулся, выпустил дым, продолжил: – Я считаю, терять время нам нельзя. Надо немедленно разведать подступы к Черному лесу, взорвать мост через реку, что, несомненно, затруднит немцам переброску войск к линии фронта, на какое-то время парализует снабжение войск боеприпасами на этом участке, что выгодно и для нашего отряда, и ночью мы уйдем в Черный лес. А что скажете вы?

– Полностью согласен с вами, – сказал Алиев. – За день красноармейцы отдохнут. Беспокоит меня – как быть с ранеными? Тащить ли с собой пушки? Без снарядов они – лишний груз.

Серегин высказать свое мнение не торопился. Сначала закурил.

– Вы правы, Иван Петрович, – отозвался он. – Прав и политрук, что надо решать, как быть с ранеными и пушками. Что делать с ранеными, честно говоря, не знаю, подумать надо, вернее, придумать что-то надо. А пушки превратились для нас в обузу. Утопить их в озере, и вопрос решен.

Млынский закашлялся, бросил окурок, придавил каблуком сапога.

– Ну и гадость этот фрицевский эрзацтабак!.. В нашем положении, я считаю, можно и надо принять только такое решение: замки пушек снять, хорошенько смазать, завернуть в тряпки, положить в ящик и – в землю; пушки – туда же, но в другом месте. Это на тот случай, если они вдруг понадобятся. Что касается раненых, их, разумеется, возьмем с собой.

– Опасно и для раненых, и для отряда, – заметил Серегин.

– Конечно, опасно! – взорвался Алиев. – А что делать? Что ты предложишь другое? Ну, скажи, что?..

Млынский повернулся к бараку – туда уже переносили раненых, перевел взгляд на Алиева и спокойно, чтобы сдержать страсти:

– Повторяю: раненых возьмем с собой. На повозки положим. Кто способен, пойдет сам. А боеприпасы снимем с повозок, понесем сами. Установит дедушка Матвей связь с партизанами, тогда тяжелораненых оставим у них. Иного выхода я не вижу. Не возражаете?

– Нет! – в один голос ответили Серегин и Алиев.

– Тогда соберите командиров, объясните и приступайте к исполнению. А ко мне пришлите мичмана Вакуленчука и лейтенанта Кирсанова.

Вакуленчук и Кирсанов явились быстро. Майор развернул на коленях карту, отыскал нужное место, обвел его красным карандашом.

– Сегодня ночью, мичман, вам надо будет проникнуть вот сюда, – майор ткнул карандашом в красный кружок, – взорвать железнодорожный мост через реку и отойти в Черный лес. Ожидайте нас в этом квадрате, – майор очертил на карте квадрат. – Ясно?

– Понятно, товарищ майор.

Вакуленчук перенес на свою карту кружок и квадрат.

– Разрешите выполнять задание?

– Выполняйте… А вам, лейтенант, поручается разведать подходы к Черному лесу с северо-западной стороны. – Майор показал на карте. – Возьмите взвод бойцов и несколько красноармейцев в качестве связных. Вам выходить сейчас же. Дальнейшие указания через связных.

– Ясно, товарищ майор. Можно идти?

– Идите.

Млынский вместе с Зиночкой обошел раненых. Поинтересовался здоровьем каждого, похвалил за то, что вчера сражались так мужественно.

Пожилой боец, раненный в голову, громко спросил:

– Что решили, товарищ командир, делать с нами, а?..

Майор понял, что тревожило раненых, ответил тоже громко, чтобы слышали все:

– Мы заберем вас с собой. Всех до одного. Сейчас бойцы освобождают повозки от боеприпасов, чтобы положить вас. Вместе будем, друзья, вместе!

– Спасибо, товарищ командир! – поблагодарил тот же пожилой боец. – Ведь мы понимаем: для отряда помеха.

– А я вот не понимаю, как у вас такая мысль могла возникнуть, что мы оставим вас? Быстрейшего выздоровления вам, товарищи!..

– Спасибо!

– Спасибо, товарищ майор!..

Возле навесов работа шла полным ходом. Красноармейцы закапывали пушки, снимали с телег патроны, гранаты, мины, смазывали повозки.

Под навесами и обедали. Обед был вкусный, сытный: мясо, гречневая каша, а на третье лакомство – кофе. Это матросы Вакуленчука захватили немецкий обоз с боеприпасами и продуктами. Там и тут раздавались довольные возгласы:

– Честь и слава краснофлотцам!

– Да здравствует мичман Вакуленчук!..

После обеда Млынский обратился к бойцам:

– Вчера мы с вами еще раз убедились в том, что если крепко дать фрицам по зубам, не бояться идти в штыковую атаку, то фрицы здорово драпают, и не догонишь!

– Это верно!

– Сегодня ночью, – продолжал майор, – мы с вами должны снять немецкие заслоны и прорваться в Черный лес. Конкретную задачу каждому подразделению поставят командиры. А сейчас всем спать. Отдохнем – лучше с задачей справимся, а она не легкая.

Алиеву Млынский велел сменить караулы, а сам направился в лес. Пройтись, отвлечься. Неожиданно увидел Мишутку. Тот сидел под деревом нахмуренный, нахохлившийся. Майор опустился рядом, спросил:

– Чего ты такой грустный?

– Не знаю, – буркнул Мишутка.

– У меня есть сынишка, так он очень похож на тебя, такой же курносый. – И майор коснулся пальцем кончика носа мальчугана. – Володькой звать. И не плакса.

– И я не плакса. Я от жалости, что один остался.

– Почему один? У тебя папа есть. Ты же сам говорил, что он в Красной Армии пулеметчиком. Он у тебя сильный, храбрый. Знаешь, как он из своего пулемета фрицев колошматит? Вот так: тра-та-та-та-та-та! Настоящий человек. Герой. И ты будь героем.

– У меня пистолета нет.

– У нас в отряде и пистолеты есть, и автоматы, и винтовки, и карабины. Только тебе надо немножко подрасти. А до возвращения отца я буду твоим папой. Согласен? Вернется, а у тебя уже и красноармейская форма, и пистолет.

– Всамделишний?

– Ну, конечно.

– Тогда согласен.

Мягко ступая по прижухлой траве, к ним подошла Зиночка.

– Товарищ майор, зря его балуете, он и так меня плохо слушается. Пистолет требует.

– Он будет слушаться: с сегодняшнего дня Мишутка мой сын, а я его… – Млынский вопросительно посмотрел на мальчугана.

– Папа!

– Тогда я, значит, мама Мишутки. Согласны, товарищ майор?

Млынский смутился, строго сказал:

– Слушай приказание, красноармеец Михаил: бегом к дяде Кериму. Скажешь: дядя Керим, прошу подстричь меня под машинку.

– А пистолет?

– А мы уже договорились: сначала необходимо подрасти. Чуть-чуть. Ну, и, конечно, оружие заслужить надо. Налево кру-гом!

Мишутка косолапо повернулся и стремительно побежал к навесу.

Млынский и Зиночка невольно улыбнулись и переглянулись.

Зиночка молчала. Не находил слов и Млынский. А когда почувствовал, что молчать уже неудобно, сказал, пряча глаза:

– У вас нет перевязочных материалов и медикаментов. При учете имущества, захваченного Вакуленчуком у немцев, мы обнаружили бочонок спирта и чистые простыни. Возьмите все это для раненых.

– Спасибо за заботу, товарищ майор, – улыбнулась Зиночка и медленно пошла к бараку.

А Млынский, смотря ей вслед, только сейчас вспомнил: "Да ведь я уже говорил Зиночке это!.."

Пошел дождь. Млынский вернулся под навес. Один из бойцов снял торопливо плащ-накидку, постелил на земле.

– Отдохните, товарищ майор! Этак без отдыха можно и без боя погубить себя.

– Ну, если ненадолго. Только в случае чего сразу будите.

Проснулся сам. Дождя уже не было. С озера поднимался густой туман. На землю спускались сумерки. Вышел из-под навеса. У повозки, запряженной крепкими лошадьми, стояли Алиев, Серегин и несколько неизвестных людей в штатской одежде. Шла оживленная беседа. Когда Млынский подошел ближе, увидел прислонившегося к повозке деда Матвея, улыбающегося.

– Дедушка Матвей вернулся! – доложил Алиев.

– Почему же меня не разбудили? – рассердился Млынский.

– А ента я решительный запрет дал. Пусть, говорю, освежится. Разговор сурьезный будет.

Дед разгладил усы, откашлялся – запомнил, как докладчик, что приезжал в лесхоз, откашливался перед речью, – и не без гордости продолжал:

– Тяжелую ты мне задачу задал, командир. Еле решил.

Указал на стоявшего рядом высокого, широкоплечего человека с немецким автоматом за плечами.

– Знакомься, майор. Его партизанский командир за старшого послал.

Партизан крепко пожал протянутую ему руку, представился:

– Петр Наливайко!

Достал из кармана сложенный листок бумаги, передал майору:

– Это вам от нашего командира. Млынский развернул бумагу и при свете зажженных спичек – ему помогал Алиев – прочитал:

– "Уважаемый товарищ майор!

Вам шлют горячий привет бойцы и командиры партизанского отряда "Смерть фашизму!". Мы уже имеем на своем счету немало уничтоженных гитлеровцев. Счет этот с каждым днем будет расти. Это – плата за кровь и слезы нашего народа.

Очень счастливы, что вы установили с нами связь. Мы с радостью примем ваших раненых. Для этого направляем к вам группу наших товарищей партизан во главе с Петром Наливайко. С ними посылаем вам немного продуктов и боеприпасов.

Ни я, ни комиссар в настоящее время к вам приехать не можем ввиду предстоящих боевых операций. Мы согласны, чтобы связь между нами поддерживалась через Матвея Егоровича.

До скорой встречи! С партизанским приветом!

Командир партизанского отряда Батько.

Комиссар Володин".

– О, как вы нас выручаете, товарищи! – обрадовался Млынский. – Передайте, товарищ Наливайко, командиру, комиссару, всем партизанам наше сердечное красноармейское спасибо. – Повернулся к деду Матвею. – А вас, дорогой Матвей Егорович, не знаю, как и отблагодарить за выполнение задания на "отлично". Разрешите вас обнять.

Дед Матвей повернулся к склонившемуся к нему Млынскому, смущенно пробормотал:

– Тебе спасибо за доверие, командир. Удостоил ты меня высокой чести послужить народу… Ента я тебя никогда не подведу. Ишшо что нужно, посылай деда Матвея. Спасибо!..



***

Вернулся из разведки лейтенант Кирсанов с бойцами. Он доложил, что гитлеровцы перекрыли танкетками и небольшими группами автоматчиков все дороги к Черному лесу. Млынский развернул карту и стал наносить на нее немецкие заслоны. Алиев, причмокнув, невесело сказал:

– Да, по всему видно, что без боя нам не прорваться!

– Ввязываться в бой нам сейчас ни к чему. Сделаем так, товарищ Алиев. Подкрепите группу лейтенанта Кирсанова бывалыми бойцами. А вам, товарищ лейтенант, нужно незаметно ночью подойти к заслону и без шума снять его и освободить проход вот на этой дороге. – Он показал ее на карте.

Кирсанов сделал отметку на своей карте, спросил:

– Но там танкетки, как и на других заслонах?

– Думаю, что немцы ночью не сидят в танкетках. Ну, а если я ошибаюсь, то у вас есть гранаты.

– Тогда шума не избежать.

– Не будем сейчас гадать, не зная обстановки. Вариант этот применить в самом крайнем случае. Мы пойдем следом за вами. Поможем, если до боя дойдет.

– Понятно!

Оставшись один, Млынский через дневального вызвал Зиночку.

– К нам прибыли товарищи из партизанского отряда. Партизаны согласны взять наших раненых на лечение. Вам придется их сопровождать. До отряда. А потом вернетесь.

Зиночка встревожилась. Легко сказать: "А потом вернетесь". Это не командировка в мирное время. Девушка опустила голову.

– Иначе нельзя.

– Понимаю, что нужно, я просто так… А как быть с Мишуткой?

– Он останется с нами.

– Разрешите готовить раненых к отправке?

– Разрешаю. – Взял руку девушки, сказал: – До скорой встречи…

Невольно смотрел вслед, пока Зиночку не скрыла темнота.

Дед Матвей вырос как из-под земли.

– Есть, товарищ командир, одна просьба к тебе. Только не знаю, уважишь, ай нет?

– После того, что вы сделали для отряда, разве можно отказать? Говорите, какая?

– Ахтомат немецкий нужон. Дашь, ай нет?

– Почему немецкий? Разве наш, русский, хуже?

– Хужа он не хужа, но мне подавай немецкий. К нему патроны добывать куды как легше.

– Довод убедительный, ничего не скажешь.

Млынский подозвал дневального, велел принести трофейный автомат и десять рожков патронов к нему. Вручая, сказал:

– Берегите и помните, что отныне вы связной нашего отряда.

Матвей взял автомат, поцеловал его. Затем сплюнул и со злостью произнес:

– Ен же, чертяка, немецкий, а я, дурень, лобызаю его! Тьфу!.. Отвезу раненых, заверну в поселок старуху проведать.

– В поселок, Матвей Егорович, возвращайтесь вместе с Зиночкой. И договоримся: ожидайте там наших бойцов. Специально пришлем за вами.

Далеко за полночь отряд Млынского в кромешной тьме подтянулся к заслону гитлеровцев на лесной дороге так близко, как это было возможно, чтобы не обнаружить себя.

Ступали чуть ли не на цыпочках.

Остановились, затаив дыхание, тревожно прислушиваясь.

Раздалось несколько торопливых пистолетных выстрелов. В напряженной тишине они показались очень громкими.

– Готовы… – почему-то шепотом доложил Млынскому лейтенант Кирсанов. – Дорога открыта.

Отряд, также стараясь ступать неслышно, просочился в Черный лес.



***

Зиночка, дед Матвей, партизаны хлопотали, не теряя времени. Бережно выносили из барака тяжелораненых, осторожно укладывали на телеги, застланные душистым сеном. Раненые повеселели, счастливо улыбались.

Когда заполнили три телеги, услышали собачий лай. Он приближался. Раненые тревожно приподняли головы.

– Хрицы! – нарушил молчание дед Матвей.

– Как можно быстрее увозите раненых, Матвей Егорович! – сказал Наливайко, схватив автомат.

Дед Матвей перекинулся на переднюю телегу с тяжелоранеными, стеганул лошадей, они рванулись к лесной дороге. Вслед, скрипнув колесами, еще две подводы. За них держались легкораненые – это Зиночка приказала уходить всем, кто может идти.

Партизаны залегли на опушке и у барака, где еще остались раненые.

Гитлеровцы показались вскоре. Они шли осторожно, укрываясь за деревьями. Впереди несколько солдат с овчарками, рвавшимися с поводков.

– Огонь! – скомандовал Петр Наливайко. Зиночка укрылась за толстой сосной и вела прицельный огонь из пистолета. Справа от нее из-за куста орешника стрелял из немецкого автомата Наливайко. Зиночка заметила, что к нему сбоку подкрадывается высокий, тощий немец, и, наведя вздрагивающий пистолет, нажала на спусковой крючок. К ее радости, гитлеровец запрокинулся и рухнул. Но тут кто-то сильно ударил ее по руке, пистолет выпал. Вторым ударом автомата по спине немец сшиб ее с ног.

Солдатам с овчарками удалось ворваться в барак. Послышались автоматные очереди, лай собак, крики раненых.

Силы были неравные, но главное было сделано – дед Матвей с тяжелоранеными и облепившими телеги легкоранеными скрылись в лесу. Видимо, гитлеровцы их не заметили. Петр Наливайко крикнул стрелявшему неподалеку от него партизану:

– Передай по цепочке: забросать фашистов гранатами и отходить в лес!

Гитлеровцы преследовали по пятам, но в густые заросли войти побоялись. Дали несколько длинных автоматных очередей. Шальная пуля нашла Петра Наливайко, прикрывавшего отход товарищей. Петр схватился за грудь, качнулся, упад навзничь.

Гитлеровцы пристрелили тяжелораненых. Оставшихся в живых легкораненых согнали под навес.

Когда шел бой, Петренко прятался в лесу. Сейчас он метался между солдат, спрашивая: не видел ли кто девушку, такую красивую? Солдаты не понимали его, отталкивали.

– Зиночка! – закричал Петренко, увидев ее среди раненых. И к офицеру, умоляюще:

– Это моя невеста! Ради всего святого, отдайте ее мне! Я ведь ради нее привел вас сюда, рисковал жизнью!

Зиночка услышала.

– Негодяй! Слизняк! Нечего выдумывать, что я ваша невеста! Никогда этому не бывать! Лучше смерть, чем быть женой предателя!..

Офицер хихикнул, приказал закрыть пленных в бараке, охранять.



***

Дед Матвей доставил в партизанский отряд Батько раненых, рассказал о случившемся, тут же подался домой. В молодом ельнике встретил партизан. На самодельных носилках они осторожно несли Петра Наливайко.

Увидев деда, партизаны опустили носилки.

Матвей Егорович, узнав Наливайко, снял заячью шапку, поклонился до земли.

Наливайко приоткрыл глаз:

– Мы, дедушка, еще будем бить… бить… фашистов…

Дед Матвей, выронив шапку, смотрел вслед уходившим партизанам, пока они не скрылись.

Один из партизан успел сказать ему шепотом, что рана Петра Наливайко – смертельна.

19

Красноармейцы, освобожденные Охримом, наперебой благодарили его.

– Спасибо, друг!

– Вовек не забудем!

– От смерти спас!..

Охрим засмущался.

– Я что. Ничего особенного. Случай помог.

Прихрамывая на раненую ногу, к Охриму подошел пожилой красноармеец.

– Скажи, пожалуйста, что тебя заставило рисковать своей жизнью ради нас?

Охрим ожидал такого вопроса.

– Хочу искупить свою вину. Ну что в полицаях ходил.

– Какую вину?

– Но я же тебе сказал!..

Охрима поддержали шедшие рядом.

– Чего прицепился, Октай? Скажи человеку спасибо, что на свободе, а ты донимаешь его дурацким вопросом!

Охрим понял, что ответ его не удовлетворил Октая. А надо, чтобы он отбросил сомнения, обязательно поверил ему. Сказал:

– Хочу, как и ты, фрицев бить. Руки чешутся, понимаешь?

– Не совсем. Не обижайся, но никак не пойму, как можно помогать фашистам – служить в полиции. Да меня хоть на куски режь – ни за что бы не пошел!..

– Да хватит тебе! – набросился на Октая один из красноармейцев. – И к Охриму: – Отдохнуть бы, друг. Ноги не держат. Идем, идем…

– Теперь можно, – согласился Охрим. – Далеко отошли. И подзаправимся. Присаживайтесь, браточки.

Из вещевого мешка вынул хлеб, пять банок рыбных консервов, вскрыл их самодельным ножом.

– Как раз одна на двоих.

Подумал: "И это предусмотрели гестаповцы!.."

Голодные люди ели с жадностью – в концлагере кормили раз в день свекольной баландой без хлеба. Давно такого вкусного не едали. А тут еще Охрим вытащил из вещевого мешка фляжку, налил в железную кружку самогона. Каждому досталось по хорошему глотку.

– А теперь решайте, что будем делать? – спросил он, завязывая пустой мешок.

– Ты наш спаситель, ты и решай.

– Нет уж, давайте вместе решать, – предложил Охрим.

Тощий боец в замусоленной шинели, с посиневшими от холода босыми ногами сказал:

– Может, потихоньку к своим пробираться будем?.. Пока линия фронта…

– Линия фронта уже далеко, – прервал Октай. – Оружия у нас – автомат да две винтовки. Ранены. Оголодали. Качаемся. Самый верный путь – к партизанам. Тут и мудрить нечего!

– Правильно, Октай! – одобрил Охрим. – Другого не придумаешь. И подсказывайте: в какую сторону податься? Немцы небось уже ищут нас.

– А где искать партизан? – спросил красноармеец, тщетно пытавшийся зажечь козью ножку, заполненную растертыми сухими листьями.

– Ищи ветра в поле, – ответил веснушчатый парень.

Рядом с Охримом сидел молодой красивый красноармеец. Его большие черные глаза внимательно следили за теми, кто принимал участие в разговоре. Поправив сбившийся на лбу бинт, сквозь который проступило бурое пятно крови, он вскинул глаза на Охрима, сказал:

– Мне пришлось побывать в отряде майора Млынского. Неподалеку он действовал. Где сейчас – не знаю.

Охрим повеселел. Удача, казалось, сама шла к нему.

– Надо искать отряд майора Млынского, – решительно поддержал он. – У меня для него важные сведения есть. Веди нас к месту, где расстался с отрядом. Мы порасспросим людей, авось нападем на след. Терять нам все равно нечего.

– Я готов! – согласился боец. Прихрамывая на левую ногу, он уверенно зашагал в сторону проходившего через лес шоссе. За ним устремились остальные. Шли гуськом, след в след.

Обойдя густой кустарник, группа вышла на залитое солнцем широкое, изрытое воронками шоссе. Видны были обгорелые немецкие танки, автомашины. Узкими змейками направо и налево уходили в глубину леса грунтовые дороги. У той, что шла на восток, боец остановился.

– Пойдем по этой, – уверенно сказал он Охриму.

– По этой так по этой, – согласился Охрим, не требуя объяснений. Но ведущий разъяснил:

– По ней давно никто не ездил, значит, встреч с немцами не ожидай.

Целый день шли на восток, не встретив на пути ни одного человека. К вечеру, усталые, вошли в лесной поселок.

По обе стороны улицы виднелись кучи золы и щебня. Сиротливо и страшно, как памятники нечеловеческому злодеянию, выглядели изуродованные печные трубы. И только в конце поселка, у самого леса, виднелся одинокий домик, из окон которого пробивался слабый свет.

Как уцелел он, что спасло его? – невольно возникал вопрос.

Подошли к домику, постучали.

– Кто там? – спросил слабый женский голос.

– Свои, откройте!

– Кто это свои? – несмело спросила женщина.

– Красноармейцы! – ответил Охрим. Звякнул засов, приоткрылась дверь. На пороге показалась худенькая старушка.

– Входите, коль свои, – неуверенно пригласила она.

В просторной комнате при слабом свете керосиновой лампы она подслеповатыми глазами оглядела гостей, поинтересовалась:

– Какие же вы красноармейцы, коли у вас одежонка и та разная?

– Мы, бабуся, из немецкого плена бежали, – пояснил Октай. – Не только одежонки, жизни едва не лишились.

– Горемычные вы мои! – сказала хозяйка, пригласила всех к столу, а сама стала хлопотать возле печи.

Охрим поинтересовался, кто сжег поселок, где его жители, бывает ли у нее кто.

Хозяйка отвечала не торопясь, часто вздыхая.

– Поселок наш зничтожили немецкие самолеты. Кто уцелел из народу, ушел куда глаза глядят. Одна я осталась, да хата моя, чудом непобитая. Все деда поджидаю своего.

Вывалила из казанка в большую деревянную миску отваренную в мундире картошку, принесла буханку черного хлеба и соленых огурцов. Охрим разлил из фляги остаток самогона, все выпили и дружно навалились на еду. Ели много, жадно. Спать улеглись на полу. Бодрствовали только Охрим и молодой красивый боец. Они подсели к бабке, спросили ее: не бывают ли в поселке партизаны?

– Заходили как-то раз красноармейцы. Поселок еще целым был, все домочки, как цветочки, стояли.

– А много их было? Может, знаете, куда ушли они? – допытывался Охрим.

– Мно-ого, – растянуто произнесла старушка. Подумав, добавила: – Ушли в сторону нового леспромхоза, вот туды. – Она показала рукой.

– А кто у них за старшего был? – проявил интерес красивый боец.

– Не знаю, сынок. Мне его не показывали. Старушка поправила на голове белый платочек, сморщила лоб.

– Мой Матвей вроде бы сказывал, что за старшего у них был какой-то Майоров.

– Может, майор? – спросил красивый боец.

– Может, и так, сынок! Я уже старая, где мне разбираться в энтих вопросах, – ответила бабка и полезла на печь…

Утром бабка напоила всех горячим чаем, заваренным на липовом цвету, и, благословив, отпустила в дорогу, еще раз показав с крыльца высохшей рукой направление:

– Вон на ту сосну, что в поклоне согнулась, и все время прямо.

Моросил мелкий холодный дождь. Намокшая трава и опавшие листья стали скользкими.

Уже темнело, а леспромхоза не видать. А ночью как пойдешь без компаса? Охрим сделал зарубку на сосне – в какую сторону продолжать путь, сказал:

– Спать будем здесь, и костер тут разведем, отогреемся. – Он ткнул пальцем на почерневшее место, где кто-то разводил костер.

– Место обжитое, – пошутил Октай. Увидел неподалеку дупло в вековой липе, из любопытства сунул в него хворостину. Никакого зверя в дупле не оказалось, но почувствовал Октай, что там что-то есть. Засунул по локоть руку и радостно закричал: – Нашел!

Дупло оказалось продовольственным складом: девять банок мясных консервов и два десятка пакетов с пищевыми концентратами.

Настроение у всех поднялось. Быстро развели костер, стали сушить одежду и варить суп – у Охрима был котелок.

– Руки вверх!

Это было так неожиданно, что все замерли. Лишь Октай рванулся было к автомату, но на него навалился краснофлотец. Самый настоящий. В бескозырке. В бушлате.

Один из краснофлотцев строго спросил:

– Кто такие и что здесь делаете?

– Братцы! Мы же свои!

– Из плена бежали!

– Почему оружие отняли? – горячился Октай.

– Заткнись! – оборвал его матрос и замахнулся: – А то…

Его охладило появление у костра еще одного моряка. Матрос доложил:

– Товарищ мичман! Нами задержана группа неизвестных в количестве десяти человек. Заявляют, что бежали из фашистского плена. Изъяты автомат немецкий и две наших винтовки.

Мичман не успел ничего сказать. К нему бросился молодой красивый боец.

– Здравия желаю, товарищ Вакуленчук!

– Сержант Бондаренко! – удивленно воскликнул мичман. – Сеня, родной мой, ты живой? Вот так встреча!..

Помяв изрядно сержанта, расцеловав его, мичман строго сказал:

– Товарищи! Только не обижаться: сами понимаете, время военное. Они, – мичман указал на матросов, – отведут вас в отряд, там все объясните.

– А оружие наше? – несмело спросил Октай.

– Я уже сказал: разберемся в отряде. – И к Бондаренко погромче, чтобы слышали все: – Товарищ сержант! Все дороги, ведущие в наш отряд, контролируются гитлеровцами и полицаями. Мы пойдем кратчайшим путем. Но придется преодолеть минное поле – оно под носом у немцев. Я с основной группой пойду вперед, а вы вместе с моими товарищами двинетесь за нами через час. Старший над всеми товарищ Потешин, а вас назначаю старшим над задержанными. Мы обеспечим вам безопасный проход через минное поле и прикроем ваш бросок через железнодорожное полотно у разъезда. В пути не разговаривать и не курить!

– Вас понял! – четко отрапортовал сержант.

Октай, хромая, шагнул к мичману.

– Возьмите меня с собой, я в армии минером был.

Вакуленчук сочувственно посмотрел на Октая.

– Спасибо, но вам трудновато будет, вы ведь ранены.

Октай опустил голову: "Мичман прав, доверие нужно заслужить".

Перед тем как расстаться, Вакуленчук подозвал Бондаренко и добродушно сказал:

– Ты знаешь, браток, в отряде тебя да-авно похоронили.

– Я живучий, – улыбнулся Семен.

– Это самое хорошее качество русского солдата. До скорой встречи!

20

Оторвавшись от немцев, Млынский привел отряд в самую гущу Черного леса. Вдали от проезжих дорог, на небольшой поляне, окруженной вековыми раскидистыми деревьями и живописными зарослями кустарника, обнаружили заброшенный лагерь геологов. Несколько почерневших от времени деревянных сборных домиков с заколоченными окнами оказались вполне пригодными для жилья. В стороне от них прижался к лесу длинный, добротно сбитый сарай. Рядом колодец, плотно прикрытый сверху досками.

Осмотрев лагерь, Млынский обратился к Алиеву:

– Размещайте в домиках людей, обживайтесь. Думаю, что здесь мы надолго задержимся.

– Тем более что скоро зима, – согласился Алиев.

Майор смотрел на усталые лица бойцов, выходивших на поляну, потом перевел глаза на небо, откуда, кружась на ветру, спускались на землю одинокие снежинки. "Скоро зима, – думал он, – а ведь не простая задача разместить людей".

– Хасан Алиевич, срочно организуйте работы по утеплению сарая. Оборудуйте нары в два этажа. Позаботьтесь, чтобы людям тепло и уютно было. А сейчас на подступах к лагерю выставьте боевые посты, хорошо их замаскируйте. Вокруг лагеря прикажите отрыть окопы полного профиля. В направлении дороги и на флангах нужно соорудить дзоты, установить в них пулеметы. Дзоты соединить ходами сообщения с окопами. Все подходы к лагерю заминировать. В минных полях оставить проход для себя. Проход держать под усиленным контролем, чтобы исключить несчастные случаи. Все строения нужно тщательно замаскировать, чтобы не были видны с воздуха. Осторожно разведать, что делается в радиусе двадцати – тридцати километров. Короче говоря, нужно сделать все, чтобы исключить внезапные налеты на лагерь.

Млынский заметил, что к нему мчится Мишутка. Он поймал мальчишку и подбросил высоко над собой. Тот захлебывался от удовольствия. Занятый приемным сыном, майор не заметил, как подошел Серегин.

– В одном из домиков бойцы нашли радиоприемник и к нему несколько сухих батарей, – доложил он.

– Это же здорово, капитан! Если батареи исправны и мы заставим заговорить приемник, мы же… Вы знаете, что мы можем сделать? Послушать Москву! Скоро праздник!

– Папка, какой праздник? – вмешался Мишутка.

– Октябрьской революции, – ответил Млынский, разглаживая волосы на голове мальчишки. – В этот день родилось наше государство, Мишутка. Советская власть появилась на свет. Понимаешь, родной мой?

Млынский взял за руку Мишутку, пошел с ним в домик, где обнаружили приемник. Лейтенант Кирсанов доложил, что приемник исправный, но с настройкой почему-то пока не получается.

Мишутку тоже ожидала радость: в одной из комнат бойцы нашли трехколесный велосипед, обтрепанного медвежонка и другие игрушки. Мишутка уселся на велосипед и, прижимая к груди медвежонка, подъехал к Млынскому. Глаза мальчика блестели, худенькое личико светилось счастьем.

– Ему бы играть, а он мотается по лесам, – пожалел Мишутку Серегин.

– Если бы только он один, – заметил Млынский. Расстегнул карман гимнастерки, достал фотокарточку, протянул Серегину.

– Мой сынок – Володька.

Серегин долго и внимательно разглядывал озорное личико мальчугана, беззаботно глядевшее с фотографии.

– Поразительное сходство. Тут уж никак не скажешь, что не ваш сын. Вылитый папа. Если не ошибаюсь, вы не знаете, где он?

– Не знаю, – вздохнул Млынский, пряча фотографию.

На поляне кипела работа. Красноармейцы маскировали крыши домов и сарая ветками ельника и сосен, другая группа обтесывала только что срубленные деревья для дзотов. Млынский подошел к этой группе, рассказал, в каких местах надо соорудить дзоты и как, чтобы обеспечить лучший радиус обстрела. Прошел к красноармейцам, рывшим окопы, затем к минерам, работавшим под руководством Алиева и Серегина. Помощником у них был Октай, показывавший бойцам, как закладывать и маскировать мины.

Над поляной повисла луна. Возвратилась группа разведчиков Потешина.

– Кончай работу! – скомандовал Млынский.

Матрос Потешин доложил ему, что вокруг лагеря в радиусе примерно двадцати пяти километров ничего подозрительного не обнаружено. Северо-западнее от дороги, ведущей в Черный лес, километрах в сорока – пятидесяти от лагеря немцы строят аэродром. На строительстве используются военнопленные, которых содержат на скотном дворе колхоза "Прогресс". В нескольких километрах от стройки воинский склад. Он обнесен колючей проволокой, усиленно охраняется. Сюда на крытых грузовых машинах ежедневно завозят какой-то груз. В пяти километрах от этого склада проходит двухколейная железная дорога. Немцы восстановили мост через реку, взорванный отходившей частью Красной Армии. Мост охраняется также очень тщательно. За час по железной дороге на восток проходит три-четыре эшелона с танками, артиллерией, боеприпасами и солдатами, а на запад – два эшелона с лесом, разбитой техникой, другим металлоломом, с хлебом.

– Молодцы! За такую информацию не грешно и к ордену представить. Только люди вы или птицы?

Тут-то Потешин и поведал историю, как они смогли добыть в такой короткий срок сведения.

– Вышли, значит, мы на проселочную дорогу, а Гриша Зябкин как ткнет меня под четвертое ребро. Не то от боли, не то от неожиданности я едва не заорал, да вовремя увидел под носом его кулак: ни звука. Глянул туда, куда глаза Зябкина направлены были, и замер. Фриц, настоящий фриц, шагает. Точнее, крадется так, чтобы спокойненько, ни веточку, ни хворостинку не зацепить, шума не сделать. При нем – автомат и все, как положено.

Только мы хотели провести операцию по его захвату – чем не "язык"? – припал на колени фриц и давай отгребать листья, а мы его на прицеле держали. Держали да не уследили, исчез фриц. Был, и не стало. Мы порешили подтянуться осторожненько к месту, где сгинул с земли русской фриц, но тот снова появился. Поначалу голова, а потом и остальное вылезло. Встал на ноги, отряхнулся и давай опять закладывать листьями место, откуда вылез. Камуфлировать, значит. Сделал свое дело и направился было в сторону, откуда заявился. Только автомата уже не было у фрица, вроде как бы безоружным стал. Тут и на сердце полегчало. Брать безоружного – штука не хитрая.

– "Хенде хох!" – крикнул я. Фрица передернуло, но руки он поднял. Мы к нему. Настал черед Грише объясняться, он по-немецки гергечит, сами знаете, здорово.

Первое, что сказал немец, когда узнал, кто мы, это что его имя не Фриц, а Фридрих. Потом рассказал, что он антифашист, осуждает войну и готов сдаться в плен. Фридрих и рассказал нам о строительстве аэродрома, как он подчеркнул, крупного, о складах и прочем. Рассказывал так искренне, что не верить ему было нельзя. А когда спросили, что делать с ним, ответил: "Что хотите, это ваше право". Но тут же посоветовал отпустить его.

Мол, в плен и потом можно будет, взять, а тем временем он кое в чем нам поможет.

"Я понимаю, – сказал Фридрих, – вы больше не верите, чем верите мне. Это естественно. Так вот в доказательство, что я готов вам помогать, начерчу вам сейчас подробный план расположения нашей части, строительства аэродрома. Только за один этот документ мне грозит немедленный расстрел. Расскажу и другое, что вас интересует. Разве это не убедительное доказательство? Мы можем договориться о связи с помощью тайника. – Фридрих показал на дупло в старом дереве недалеко от дороги. – А теперь решайте, что делать со мной. Можете увести меня. Я давно мечтал о переходе на сторону Красной Армии или партизан. А вот в этом месте, – Фридрих показал берлогу, из которой вылез, – я кое-что приберегаю на случай перехода к партизанам".

– В берлоге, – продолжал рассказ Потешин, – оказалось пять автоматов, три русских винтовки, несколько десятков гранат, патроны к автоматам. Фридрих при нас начертил обещанные планы, скрепил их своей подписью не задумываясь. Ну мы и решили отпустить его. Условились, что если он понадобится нам, положим в указанный им тайник записку со словами "Рот фронт". Это будет означать, что встреча на другой день между пятью и шестью часами. По совету немца взяли автоматы и патроны к ним. "Я восполню, – сказал Фридрих. – У меня такая возможность есть". Забыл еще сказать, что по-русски Фридрих говорит очень плохо, но понять его можно. Письменного русского языка не знает, так что "Рот фронт" надо написать по-немецки.

Еще Фридрих написал вот эту бумагу. Пояснил, что здесь сведения о личном составе его части, фамилии офицеров, данные о расположении охранных огневых точек.

Млынский, Алиев, Серегин ознакомились с документами, которые передал Фридрих, одобрили действия разведчиков.

– Эх, Семена Бондаренко нет! – пожалел Млынский. – Сейчас бы все перевел, и точно. Ну как-нибудь сами попытаемся разобраться. Спасибо, товарищ Потешин, вам и товарищу Зябкину за хорошую службу. Очень ценные сведения. Отдыхайте. – И к своим помощникам, когда Потешин и Зябкин ушли: – Эти разведывательные сведения открывают нам большие возможности для активных действий, но, естественно, их надо проверить. Надо тщательно разведать все эти объекты, досконально изучить систему охраны железнодорожного моста. Переброска войск, техники может свидетельствовать о подготовке нового наступления, и наша задача – всемерно помешать этому.

– Хорошо проведенная операция, помимо всего прочего, позволит нам пополнить запасы боеприпасов и продовольствия, – довольный, сказал Серегин. – Ну а бойцы не подкачают. Как, политрук?

– Настроение бойцов и командиров самое преотличное. Говорят, почаще бы проводить операции против гитлеровцев, а не только пробиваться к своим.

Млынский подвел итог:

– Товарищу Серегину мы поручим собрать более полные данные об объектах, указанных Фридрихом, – с учетом обеспечения нашей операции, а товарищу Алиеву – провести беседы с личным составом отряда. Разработкой операции займусь я. Попытаюсь и перевести документы. А теперь, если нет возражений, пора и нам отдохнуть.

Лагерь погрузился в глубокий сон. Только часовые да пулеметные расчеты, обосновавшиеся в дзотах, бдительно несли охранную службу. Вокруг шумел лес, свистел ветер. Высоко в черном небе мерцали яркие звезды. Недалеко от лагеря выли волки, чуявшие приближение зимы.



***

В Черный лес вошли в полдень. Охрим тревожился все больше и больше. Уже который раз лихорадочно обдумывал предстоящую встречу с Млынским. Как пройдет она? Поверит ему майор или не поверит? Если не поверит – все пойдет прахом!..

Несколько раз группу Вакуленчука останавливали часовые. Каждый раз они появлялись неожиданно, неизвестно откуда, и каждый раз Охрим пугался, непослушными пальцами скручивал козью ножку, просыпая самосад, и так и бросал, не скрутив.

Еще сколько-то шагов – и должна решиться его судьба. Но как?.. Может быть, последний раз он видит это ласковое солнце?..

Первыми увидели возвратившихся разведчиков красноармейцы, чинившие колодец. Радостно замахали. Вертевшийся возле них Мишутка тоже обрадовался, стремглав побежал навстречу краснофлотцам, крича: "Полундра!"

Заметив незнакомых людей, резко остановился.

Мичман Вакуленчук поцеловал его, высоко подбросил, осторожно поставил на землю, присел на корточки.

– Где майор?

– Дома, – ответил Мишутка. – У, какие у тебя щеки колючие!

Вакуленчук доложил о выполнении задания, о задержании группы неизвестных.

Майор попросил подробнее рассказать об обстоятельствах встречи со Шмилем и освобожденными им военнопленными. Ознакомился с документами, изъятыми у Охрима, сказал:

– Пригласите ко мне этого Шмиля. Хочу поговорить с ним с глазу на глаз. В прихожей обыщите: нет ли какого оружия? Всяко бывает.

Охрим вошел настороженной походкой, оглядываясь.

– Здрасте, товарищ командир!

– Здравствуйте. Присаживайтесь… Кем в полиции работали?

– Старшим следователем.

– Немалый пост!

– По блату, товарищ командир: начальник полиции, Раздоркин, по оплошности деда с бабкой мой дядюшка. Он и приветил племянничка.

– Кто направил вас в наш отряд?

Охрим почувствовал себя неловко. Наступила минута, та ответственная минута, которую он ожидал с невольным страхом.

– Как бы вам сказать, чтобы вы враз поверили. Я Охрим как бы в двух лицах. Это вы точно угадали, что меня направили в ваш отряд. Гестапо направило. Верно и то, что я согласился выполнить задание гестаповцев. Правда, самую малость покуражился. С ними шутковать опасно. Не дураки.

Охрим подробно изложил, кто его направил в отряд и с каким заданием. Передал письмо Млынской.

– На все это я пошел, повторяю, совершенно добровольно. Мало того, я ожидал такого задания, а когда получил его, считал себя счастливым человеком. Хотите верьте, хотите нет, но я радовался, как дите.

Млынский не спускал глаз с Охрима. Он и противен был ему и симпатичен: признался ведь, нашел в себе силы.

– Вот вы глядите на меня, товарищ командир, и небось думка у вас: "Ну и подлец же ты, Охрим". А я не подлец. Ей-ей, не подлец. На службу в полицию я пошел по совету соседа по дому, Павла Матвеевича. Он у нас секретарем подпольного горкома партии.

– Как фамилия? – оживился Млынский.

– Самойлов. Павел Матвеевич Самойлов. У него на левой щеке родимое пятнышко в копейку. А начнет говорить что, все руками от себя отгребает.

"Точно, Самойлов! – убедился Млынский. – Живой, значит!"

И к Шмилю:

– Продолжайте.

– Так вот Самойлов хорошо знал меня и доверял мне. "Нам, Охрим, нужен свой человек в полиции, – сказал он, – тебе придется пойти в полицию. Будешь помогать нам. А мы по приказу партии в глубоком подполье работать будем". Сами понимаете, я не мог ослушаться партийного секретаря, потому как уважал и верил ему, как себе. А чтобы мне веры больше было, он дал мне кое-какие документики и легендочку придумал. Как порешили, так и сделали. Все, что творилось в полиции, товарищ Самойлов знал до тютельки. Снабжал я его и документиками разными, и бланочками всякими. Одним словом, службу нес… – подумал, поправился, – несу исправно. А что на душе, сами понимаете. На глазах людей честных истязают, а я в стороне должен остаться. Я же не сукин сын, чтобы руки в ход пускать. Правда, голоса не жалел: кричал, ругал людей – это для немцев и их овчарок, чтобы не заподозрили. Словом, на душе кошки скребли, душу в кровь раздирали. Своему врагу не пожелаю такой должности. Теперь вижу, поняли, товарищ командир, почему я радовался, как дите, когда мне предложили к вам направиться. Самойлов, когда узнал об этом, тоже обрадовался. Мы, сказал он, давно ищем возможность установить связь с отрядом Млынского. Это боевой отряд, сказал он, и вместе мы такие дела будем делать, что немцам тошно станет.

Охрим вдруг поднялся.

– Что же это я, товарищ командир, вроде как байки вам рассказываю. Вы же мне можете и не поверить.

Резким движением Охрим отвернул пиджак, ловко распорол подкладку, достал сложенный листок бумаги, протянул майору:

– Читайте!

– "Податель этой записки, – читал Млынский, – человек наш до мозга костей. Полицаем стал по моему совету. Как тебе известно, Иван Петрович, я оставлен в городе для работы в особых условиях. Когда узнал, что и ты обосновался под боком, я стал искать пути связаться с тобой. Возможность такая представилась, и мы незамедлительно воспользовались ею. О паролях и явках, о способах бесконтактной связи мы уполномачиваем вести переговоры с тобой подателя этой записки, Охрима. Наши предложения он доложит.

Крепчайше жму руку. Твой Павел".

Млынский дружен был с секретарем горкома партии Павлом Матвеевичем Самойловым, хорошо знал его почерк, его любимые выражения "наш до мозга костей", "крепчайше жму руку".

"Письмо его", – решил Млынский. Да и опыт работы в органах государственной безопасности подсказывал, что Охрим говорит искренне. Невольно воскликнул:

– Вот это да! Вот это здорово! – И уже сдержанно: – Сами понимаете, в нашем деле каждого человека нужно знать. Вы привели девять человек, а кого знаете по-настоящему?

– По-настоящему никого. А все же за двоих могу поручиться, глаз у меня мало-мало наметан на людей.

– Тут на глазок нельзя, Охрим. Давайте договоримся так. Для всех, кто вас окружает здесь, вы тот, кого прислало гестапо. И ведите себя так, как учили вас там. А наши дела мы будем обговаривать вот тут, у меня. Подозрений это не вызовет ни у кого, даже у немецкого агента, если им удалось заслать в отряд своего человека. Вы привезли мне письмо жены…

– Мне кажется, оно поддельное, но это моя догадка, не больше. Жену вашу не видел.

– Разберемся, Охрим… Так вот, я получил письмо от жены. Я обдумываю, взвешиваю все "за" и "против", возникает необходимость – советуюсь с вами. Все логично, не правда ли?

– Оно конечно, – подтвердил Охрим.

– Вы город хорошо знаете?

– Я в нем вырос.

– Как считаете, спасти жену и сына можно?

Охрим прикинул что-то в уме, неторопливо ответил:

– Трудно. Очень даже. Но попытаться можно.

– Спасибо вам, Охрим… А сейчас нам нужно расстаться: долго засиживаться нельзя.

Оставшись один, майор еще раз прочитал письмо жены. Если бы кто наблюдал со стороны, увидел бы, как въедливо он всматривался в каждое слово, каждую букву. Затем вынул из кармана гимнастерки фотографию жены и сына и долго смотрел на дорогие сердцу лица.

Положил фотографию в карман, снова достал, взглянул, опять положил на место рядом с партийным билетом. Закурил сигарету, заходил по комнате, а в голове думы, думы… Как они там?.. Живы ли?.. Как помочь?..

Он не мог оставаться один, пригласил Алиева.

Вид майора не на шутку напугал политрука.

– Что с вами? Не больны ли вы? Млынский положил ладонь на плечо Алиева, ответил:

– Хуже, Хасан Алиевич. У меня большая неприятность. Прочтите, – и протянул политруку письмо жены.

Алиев подошел поближе к окну, пробежал глазами письмо, встревожился.

– Если не секрет, как письмо попало к вам?

– Охрим принес. Человек он наш, но пришел по заданию немцев. Письмо ему вручили для передачи мне гестаповцы.

– Почерк-то чей?

– Вроде ее рука, и решительность тона ее. В то же время от письма несет чужим, чуждым жене. Как бы вам это понятнее пояснить? В данном случае содержание письма чуждо духу моей Анны Сергеевны. Она не такая, чтобы просить помощи для себя. Она сама старается преодолеть любую трудность, встретившуюся ей на пути, и страшно ранима, когда ей предлагают руку помощи. Чтобы самой попросить – никогда. А вот помогать другим – ее страсть. Уж свою Анну Сергеевну я знаю хорошо! Чтобы не волновать меня, не причинить малейшего огорчения, она будет молчать, готова пойти на любое испытание. Из-за самолюбия, из-за обостренной гордости какой-то. А тут "опасность", "приезжай", "увези", "умоляю". Нет! Не ее это слова, чужие!

– Как бы там ни было, но если ваша семья действительно схвачена гестапо, надо подумать, как помочь.

– Спасибо, Хасан Алиевич, за участие в моем личном горе, только мы вряд ли можем помочь. Гестаповцы определенно захватили жену и сына для того, чтобы заманить в ловушку не только меня, а главное, наш отряд. Ведь они отлично понимают, что один я ничего не могу сделать. И тут, решая этот вопрос, слишком мало ошибиться нужно, чтобы накликать на отряд непоправимую беду. На мой взгляд, есть лишь одна возможность: обратиться за помощью к подпольщикам, действующим в городе.

Млынский передал в деталях свой разговор с Охримом.

– Так это же здорово! – воскликнул политрук. – Самойлов с товарищами обязательно поможет! Надо подумать, как нам через Охрима связаться с ним. А теперь, Иван Петрович, разрешите доложить результаты разведки. По данным местных жителей и наблюдениям наших людей, охрану железнодорожного моста несет взвод эсэсовцев, личный состав которого размещен в небольшом здании, что в ста пятидесяти – двухстах метрах южнее моста. Взводом командует штурмфюрер Зиберт. В дневное время охранную службу несет парный наряд, которому придана овчарка. Ночью охрану осуществляют два подвижных наряда. Интересующая нас воинская часть оказалась ротой СС. Она охраняет склады с оружием, боеприпасами и продовольствием. В течение недели немцы каждый день завозят на территорию части авиабомбы, снаряды, пользуясь при этом большими крытыми машинами. Во главе роты стоит оберштурмфюрер Мольтке. Строительство аэродрома последние пять-шесть дней ведется весьма интенсивно. Количество занятых на строительстве солдат, в том числе военнопленных, возросло. Отмечено прибытие новых партий автомашин и грейдеров. Вчера на аэродроме впервые приземлилась группа истребителей "мессершмитт". Шесть самолетов. И двенадцать бомбардировщиков. Фридрих не обманул.

Командир отряда и политрук условились: создаются две боевые группы. Одна должна взорвать мост, другая – ликвидировать роту СС и сжечь складские помещения. В ходе операции захватить оружие, боеприпасы и продовольствие.

Только вышел Алиев, зашел Серегин. Присел столу, поправил усы.

– По лицу вижу, с доброй вестью пришли, – обратился к нему майор.

– Вы как в зеркало посмотрели, весть действительно хорошая. Сержант Бондаренко возвратился. Помните, мы его посылали с донесением в штаб армии?

– Помню, как же. Студент Бауманского училища.

– С ним был рядовой Иванов. На самой линии фронта их обнаружили немцы, открыли по ним стрельбу. Бондаренко отстреливался, дав возможность Иванову перейти линию фронта. Самого его тяжело раненного немцы забрали в плен. Освободил его Охрим.

– Это хорошо, что он вернулся, – отлично знает немецкий язык. Только почему немцы ему жизнь даровали? Постойте, постойте! Охрим его освободил? А ну-ка позовите поскорее Бондаренко. В этой истории не должно быть белых пятен.

Бондаренко подробно рассказал, что с ним случилось. Немцы издевались, били. Смерть казалась величайшим благом. Чтобы положить конец мучениям, он заявил на очередном допросе, что сражался в отряде Млынского и гордится этим. Думал, что после такого заявления его тут же расстреляют, но, к его удивлению, гитлеровцы не только прекратили избиения, но даже стали лечить, сносно кормить.

"Если бы мы отпустили тебя, что бы ты делал?" – спросил как-то лейтенант, которого специально приставили ко мне, немец. "Нашел бы отряд Млынского, чтобы продолжать борьбу с вами", – не задумываясь, ответил я, понимая, что живым из плена мне все равно не уйти: гитлеровцы, как я убедился, все равно всех пленных рано или поздно уничтожают. Это мое заявление не только не вызвало ярости, но, как мне показалось, даже понравилось лейтенанту. У меня возникла мысль, что гитлеровцы задумали меня завербовать и послать в отряд как своего агента. Ничего подобного. Даже никаких намеков на сотрудничество. Вскоре мне сказали, что я практически здоров и должен ходить на погрузку леса. Ходил, а сам подумывал, как бы бежать. И такая возможность подвернулась. Благодаря Охриму. Он уложил охранявших нас полицаев, освободил девять человек. Решили уйти к партизанам, но никто не знал, где их искать. Тогда я сказал, что знаю примерное местонахождение нашего отряда, назвал вашу фамилию. Охрим и другие обрадовались. Я и повел.

Млынскому стало ясно, почему гестаповцы сохранили Бондаренко жизнь, почему послали на погрузку леса. Хитро задумано!..

– Отдыхайте, сержант. Вы заслужили отдых. А Иванову удалось перейти линию фронта? Вы уверены в этом?

– Твердой уверенности нет.

Когда Бондаренко ушел, майор спросил Серегина, какого он мнения об Охриме.

Серегин пожал плечами.

– Откровенно говоря, я еще не разобрался в нем. Не знаю, что и сказать. У нас есть пословица: "Черного кобеля не отмоешь добела". Она подходит к Охриму. Все-таки служил в полиции, да еще старшим следователем. Как бы он сейчас ни старался, этот черный период его жизни не выбросишь из его биографии. Наши ребята узнают, у многих, если не у всех, на душе горький осадок останется.

– Это верно, если человек предатель, но Охрим утверждает, что в полицию он поступил по заданию секретаря подпольного горкома партии.

– Сказать все можно, язык без костей.

– Поживем – увидим. – Млынский улыбнулся и протянул Серегину записку Самойлова.

Тот читал, не скрывая своего удивления.

– Товарищ майор, я совсем запутался!

– Записка настоящая. Ей верить можно.

– Значит, Охрим…

– Совершенно верно, Охрим – наш человек. Немцы задумали против нас каверзу. У нас хорошая возможность "поиграть" с гестаповцами. Вы беседовали с теми, кого по указанию гестапо освободил Охрим?

– Да. Бондаренко, конечно, не вызывает никаких сомнений. Давно его знаю, и с наилучшей стороны. Понравился мне Октай, азербайджанец. Говорит, коммунист, партбилет сдал командиру, когда шел на задание. А как сейчас проверишь? Но чувствую, наш человек.

– Охрим его тоже хвалит. Может, подойдет в адъютанты ко мне? Давай посмотрим? Проверим одновременно.

– Хорошо, – ответил Серегин.

– Какое настроение у бойцов? – поинтересовался Млынский.

– Отличное. Люди отдохнули, привели в порядок одежду, оружие. Правда, они хотят знать, что делается на фронте, получать письма от родных, близких.

– Желание естественное. Со временем и эти проблемы решим. Не все сразу… Да, как с радиоприемником?

– Обещают скоро наладить.

– Поторопите, через три дня праздник.

– Будет сделано, – заверил Серегин.

За беседой незаметно прошло время. Стемнело. В комнату вошел Мишутка. Он зажег лампу, поставил на стол котелки с пшенной кашей, налил в кружки кипяток, уселся на топчан, сказал:

– Ешьте, а то все остынет.

– А ты почему не ешь? – спросил Млынский.

– Я во как наелся с матросами, – весело ответил Мишутка и для наглядности провел пальцем по горлу. А потом соскочил с топчана, подошел к столу и тихо спросил: – Папа, почему так долго не приходит тетя Зина? Может, ее немцы убили?

Млынский обнял Мишутку за худенькие плечики.

– Не беспокойся, сынок. Тетя Зина скоро вернется. Сбегай-ка еще за кипятком и ложись спать.

Когда Мишутка выпорхнул из комнаты, тревожно сказал Серегину:

– Может, действительно, что случилось? Может, Зиночку и деда Матвея захватили гитлеровцы? Сейчас же пошлите двух бойцов, как условились с Матвеем Егоровичем, к нему в поселок. Если там не окажется, пусть проберутся к озеру.

Вошел Алиев.

– Товарищ майор! Боевые группы сформированы, обеспечены боеприпасами и готовы идти на задание в любую минуту.

Млынский достал из планшета список личного состава отряда, другие документы, передал политруку.

– До нашего возвращения вы остаетесь за командира отряда. Следите за безопасностью базы. Под своим контролем держите подготовку к празднику.

– Праздник будет хороший, если, разумеется, вы благополучно вернетесь.

– А мы умирать не собираемся. У нас впереди уйма непочатых дел, – шутливо ответил Млынский.



***

Боевые группы вышли из лагеря на зорьке. К рассвету следующего дня подошли к исходному рубежу. Группа под командованием Серегина пошла в направлении железной дороги – она имела задание взорвать мост. Группа, которую возглавил Млынский, глубоким оврагом незаметно пробралась к огороженному высоким дощатым забором поселку, занятому гитлеровской воинской частью, и залегла поблизости в кустарнике.

Семен Бондаренко в штатской одежде, с повязкой полицая на рукаве, вышел на дорогу и уверенно зашагал к воротам, где стоял часовой.

– Хенде хох!

Семен послушно остановился и по-немецки сказал:

– Я полицейский, несу срочный пакет оберштурмфюреру господину Мольтке! – и показал заклеенный пакет.

– Гей цу мир!

Бондаренко медленно подошел к часовому, вручил пакет.

Было еще темно, и часовой, силясь разобрать адрес, вошел в освещенную проходную.

Как только он отвернулся, Семен всадил финку ему под левую лопатку, сдернул автомат с упавшего и хрипевшего часового, выскочил к воротам, дал знак товарищам.

Зорко наблюдавшие за ним бойцы через минуту были уже у проходной.

– Бондаренко и Октаю взять проходную и ворота под наблюдение, остальные за мной! – скомандовал майор.

Далее все шло по плану.

Взвод лейтенанта Кирсанова направился к штабу, мичман Вакуленчук повел матросов снять часовых у складов, остальные во главе с Млынским атаковали казарму. Действия бойцов были стремительны: в окна полетели гранаты, пытавшихся выбежать из казармы эсэсовцев скосили автоматными очередями.

Приказав подобрать раненых бойцов, Млынский повел свою группу к складам. Матросы задание выполнили. Оставалось сбить замки и по-хозяйски определить, что и сколько взять.

"Добра горы, а на себе много ли унесешь?" – думал майор. Очень жалко было ему оставлять трофеи, да что поделаешь.

– Товарищ командир, за складскими помещениями обнаружено пять крытых грузовых машин, – доложил подбежавший боец. – Что с ними делать прикажете?

– Да что ты? Одну машину загружайте ранеными, остальные подавайте под погрузку. Мигом!

Взвод Кирсанова тоже успешно выполнил свою задачу. Уничтожив оказавших сопротивление небольшую охрану и еще спавших штабных офицеров во главе с оберштурмфюрером и захватив документы, он вышел к воротам и присоединился к основной группе.

Когда машины покидали немецкую воинскую часть, взметнулись огромные языки пламени.

Позади каждой машины, заметая следы, тащилась разлапистая елка. Привязать их приказал Млынский.



***

В нескольких километрах находилось воинское подразделение гауптмана Зиберта, охранявшее железнодорожный мост. Перестрелки, которая завязалась между бойцами Млынского и эсэсовцами Мольтке, ни Зиберт, ни его солдаты просто не слышали. Зиберт поднял тревогу лишь тогда, когда ему доложили, что у Мольтке горят склады.

Зиберт кинулся на помощь Мольтке, впопыхах взяв с собой почти всех солдат, оставив охранять мост лишь несколько автоматчиков. Серегин воспользовался благоприятной обстановкой. Его снайперы довольно легко уложили часовых, а подрывники спокойно заложили тол.

– Всегда бы в такой обстановке работать нашему брату, – шутили они, когда закончили свое дело. – Положил взрывчатку, прикинул. Не понравилось – в другое место переложил ее, милую.

Взрыв был страшный. Мост приподнялся и тяжело рухнул в воду. Серегин вывел людей из камышей и стороной обошел усадьбу колхоза "Прогресс". У шоссейной дороги пришлось залечь: по ней в направлении железнодорожного моста неслась колонна грузовиков. Съежившись от холодного ветра, плотно прижавшись друг к другу, натянув на уши пилотки, в них сидели солдаты. За машинами, ревя моторами, двигались бронетранспортеры.

Когда шоссе опустело, группа Серегина пересекла его и кустарником вышла к лесу.

В это время группа Млынского уже достигла района Черного леса. Машины оставили в пятнадцати километрах от базы, замаскировав их. Боеприпасы и продовольствие перенесли на руках. Война научила: лишняя предосторожность лучше малейшей беспечности.

Утром Млынский вызвал Октая. Попросил рассказать о себе, о семье, а отпуская, неожиданно сказал:

– С завтрашнего дня приступайте к исполнению обязанностей моего адъютанта.

– Слушаюсь! Разрешите идти?

– Идите.

С трудом удержался не побежать. Хотелось с кем-либо поделиться своей радостью. С крыльца увидел проходившего мимо сержанта Бондаренко.

– Семен, друг, подожди!

Протянул руку.

– Поздравляю, Семен!

– С чем? – удивился Бондаренко.

– С успешным выполнением задания. Ты здорово снял часового. От тебя все зависело.

– Пошли тебя, ты сделал бы то же и так же, не хуже.

– Скромность – это, брат, хорошо, но когда у тебя радость, обязательно хочется поделиться с нею другу. Чтобы пополам ее разделить. Присядем, – показал Октай на перевернутый пустой ящик. – Вот как сейчас мне, – продолжал он. – Майор меня вызывал. Расскажи, говорит, о себе, о семье. Все честно рассказал. Таить мне нечего. Честно жил, честно живу, честно и погибну, если такая судьба. Правда, Семен, что он – чекист?

– Кто, Млынский? Правда.

– Душевный человек. И насквозь видит. Ведь увидел же, что я свой, советский. Говорит, адъютантом моим будешь, товарищ Октай. Значит, Семен, поверил? Ну, скажи, скажи? Самое нужное слово – слово друга.

– Значит, поверил, – улыбнулся Бондаренко.

– И я так, Семен, решил! Знаешь, как это отлично, когда тебе доверяют? Немцы мне не доверяли, когда контуженого взяли в плен. И я радовался, что они мне не доверяют. Иначе подлецом бы себя назвал. Когда свои не доверяют, и жить незачем. Вот и боялся я, Семен, как меня примут свои. Поверят ли, что я честный человек, коммунист?.. Ой, извини. О себе и о себе. А не спрошу, почему ты все эти дни грустный какой-то? Поделись с другом, легче будет. По себе знаю.

– А чему радоваться? Немцы, как дьяволы, рвутся в глубь страны. Никак не остановим. Отец и мать погибли, девушку потерял. – И, тяжело вздохнув: – Личное мое горе, брат, переплелось с общественным. Получилось вроде огромного кома. Вот он и давит.

– Дорогой мой, большое горе у тебя, у меня, у всех людей наших. Значит, по-твоему, мы должны быть грустными? Нет, брат, жизнь штука сложная, она идет по своим законам, с ними считаться изволь. – Октай снял шапку, провел рукой по голове и, улыбаясь, добавил: – Смотрю на тебя и вижу, грустишь и потому, что любишь.

– Я не зеркало, ты не цыганка, как узнал?

– Глаза твои лучше всякого зеркала. Это – раз. Со мной такое тоже было – это два. Правда, слишком давно. Ты знаешь, я как увидел свою черноглазую Лейлу, сон потерял, все из рук валилось. Куда ни иду, где ни сижу, что ни делаю, а она стоит перед моими глазами: фигура точеная, коса до пят, лицо красивое, а улыбка – слово не подберешь, посмотреть надо. Понимаешь, стоит такая, как созревший персик в лучах восходящего солнца. Смотришь и насмотреться не можешь, одно расстройство. Отец узнал, как я страдаю, долго думал, но потом поженил нас. Лейла оказалась хорошей женой. Народила мне пять сыновей и одну дочь. – Тяжело вздохнув, добавил: – Как они там без меня?.. Вот прогоним немцев, я у тебя на свадьбе такой шашлык и букер-буря приготовлю, весь Киев закачается. – Посмотрел на Бондаренко лучистыми глазами, уточнил: – Если свадьба в Москве будет, и туда приеду.

– Спасибо, друг. Прогуляемся?

У сарая, переоборудованного под жилье, столкнулись с Охримом. Поздоровались.

– Спешу на пост, – пояснил Охрим.

– Служба – не дружба, – отозвался Октай, – опаздывать нельзя. – И с обидой: – Освободить освободил, да тут же позабыл. Почему не заходишь?

– Зайду, зайду.

После разговора с Млынским у Охрима словно гора с плеч свалилась. Но тревога еще осталась: надо было продолжать игру с гестапо, выдавать себя за преданного агента.

Охрим помнил предостережение Млынского, что Зауер и Шмидт обязательно будут проверять его через своих агентов, а искать их надо прежде всего среди тех, кто пришел в отряд вместе с ним. Охримом. И сам Охрим понимал, что лучшего пути для внедрения в отряд гестаповских шпионов не придумаешь. Старался вести себя так, будто он выполняет задание Зауера и Шмидта: у тех, кого он привел в отряд, вроде как осторожненько выспрашивал, как им понравилось в отряде, выстоит ли отряд, если вдруг нагрянут немцы и навяжут бой… По совету майора Охрим не завязывал подобного разговора лишь с Бондаренко и Октаем.

Двух агентов гестапо Охрим определил быстро: появились в отряде недавно, вместе с ним, а уже знали, как вооружены бойцы, где какие подходы к отряду заминированы, сколько бойцов в отряде, сколько и каких боеприпасов, сколько раненых, продовольствия.

Охрим понял и то, что эти лица, выдававшие себя за военнопленных, знают и о его связи с гестапо.

Поздно вечером, когда Охрим прилег отдохнуть, к нему пристроился рядышком боец, который проявил особую радость, когда он застрелил полицаев. Извинился, что беспокоит так поздно, и тихо, чтобы слышал только Охрим, произнес:

– Я солдат хозвзвода, меня здесь зовут "Иваном". С сегодняшнего дня, "Рейнский", ты будешь выполнять мои приказания.

– Хорошо, – ответил Охрим.

– Как чувствуешь себя? Нервы не шалят?

– Ничего… Терпимо.

– Кажется, дела наши идут нормально. – И, кивнув в сторону проходивших бойцов: – Это все будущие мертвецы, но об этом потом. А сейчас скажи: что ты добыл за эти дни?

– Есть кое-что, – ответил Охрим и сунул в руку "Ивана" записку: – Здесь все изложено.

Положив в карман записку, тот предупредил:

– Больше не писать. Держи все в голове. При встрече будешь рассказывать. Обнаружат донесение, петли не миновать.

– Понятно, – согласился Охрим.

– Теперь слушай меня внимательно. Если Млынского не удастся вывести в город, его надо ликвидировать. Сделать это поручается тебе. Детали обговорим, когда придет время. Ко мне не подходи. Нужно будет – сам найду тебя. Запомнил?

– Запомнил.

Охрим пошел в сарай, в темноте отыскал ощупью свое место. Долго лежал с открытыми глазами. Думал: в городе было очень трудно, здесь не легче…

Дед Матвей подошел к своему дому далеко за полночь, перед рассветом. Постучал в окно. Жена не ответила. Постучал сильнее. Ни звука. Бросился к двери. Оказалась незапертой. Волнуясь и теряясь в догадках, сунулся в хату, чиркнул спичку. Взметнувшийся язычок пламени разорвал темень.

Не поверил глазам своим, засветил лампу – на стене, как прежде, висела.

Только она и на месте. Домашние пожитки разметаны по комнате. Стол и скамейки перевернуты. На полу сплошь черепки разбитой посуды. Кровать – словно свинья в ней походила. Вместо подушек – жалкие клочья, а пух, выпущенный из них, порошей покрыл все. Шагнул ближе, пушинки заметались по хате.

На подоконнике пустые пачки от немецких сигарет, груда окурок и пепла в тарелке.

Больно кольнуло под ложечкой. Понял, кто похозяйничал в его хате, и пуще прежнего забеспокоился. Где старуха? Что с ней?..

Вышел из хаты, держась за стену, чтобы не свалиться, зашел за угол, сделал десяток-другой шагов, озираясь по сторонам, до боли в глазах всматриваясь в темноту. За хатой росла развесистая яблоня, посаженная и выхоженная его Настей. Она любила дерево, как дитя, под ее тенью коротала редкие минуты отдыха. Сколько раз, бывало, забежит после отлучки Матвей в хату – Насти нет. Не волнуется, знает, сидит его Настя под яблоней на скамеечке и любуется своим деревцем. Вот и сейчас по привычке пришел Матвей к яблоне. Не досмотрел в темноте, оцарапался. Тут только вспомнил, что в кармане электрический фонарик, подаренный партизанским командиром Батько.

– Тьфу ты, дурень старый! – выругался Матвей. – Совсем головы лишился!

Достал фонарик, нажал на кнопку и отшатнулся: Настя висела на толстом суку яблони лицом к нему. Худая, необычно длинная. Седая голова откинулась набок. На груди фанерка, на ней что-то написано черной жирной краской.

Дед Матвей осветил фанерку, прочитал вслух:

– Партизан.

Качнуло деда Матвея. Дотянулся до яблоньки, обнял, не упасть чтобы.

Не держат ноги, и только! Никогда такого не бывало!

– Ах, Настя, Настенька! Забрать бы тебя с собою! Да кто знал?..

Вся жизнь прошла перед дедом Матвеем, тяжелая трудовая жизнь, пока он стоял безмолвно, обняв Настину яблоньку.

Оттолкнулся от яблоньки, принес одеяло, что помягче, ватное, расстелил, чтобы складок не было. Перерезал ножом веревку, не удержал Настеньку, упала она на одеяло, а ведь хотел спустить осторожненько. "Не те силы! – подумал огорченно. – Стареешь, Матвей Егорович!.."

Подложил под голову Настеньки шапку, завернул края одеяла, укутал. Ночь-то холодная.

Рядом и стал сколачивать гроб из припасенных на всякий случай досок. Не заметил за жаркой работой, как неслышно подошли к нему два краснофлотца с автоматами.

– Здравствуйте, дедушка Матвей, – сказал один из матросов. Старик узнал Потешина. Ответил, смахнув рукавом слезу:

– Пока был в лесу, немцы жену повесили.

– Мы отомстим им, дедушка.

Потешин приказал товарищу внимательно наблюдать за дорогой, ведущей в поселок, снял с плеча автомат и стал помогать деду Матвею. Вскоре гроб был готов.

Анастасию Васильевну похоронили под ее яблоней.

Постояли в скорбном молчании. Дед Матвей взял горсть земли с могилы, завязал в платочек. Узелок опустил в карман. Надел на плечо автомат.

– Пошли, сынки!

Когда проходили возле лесопилки, Матвей Егорович обратил внимание на то, что окна ее выкрашены свежей краской, навешена новая дверь и стружки еще не убраны. Не устоял перед соблазном, подкрался тихонечко, заглянул в окно. Ровным рядом, словно в строю, стояли станки. Вдоль них вышагивал полицай.

"Люминации не хватает! – подумал, рассердившись, дед. – Устроим, устроим!" Сдернул с плеча автомат. Звенькнуло стекло. Полицай откинулся на спину.

– Сынки! – крикнул Матвей Егорович Потешину и его товарищу. – Бросай стружку вовнутрь! Зажигай люминацию по Настеньке!..

До отряда добрались только на третьи сутки. Дед Матвей сразу к майору.

Млынский обнял деда.

– Докладывай, дорогой мой Матвей Егорович. Рад видеть вас живым.

У Млынского были Алиев, Серегин и Мишутка.

– Дедушка, а тетя Зина почему не пришла? – спросил Мишутка.

– Привет тебе передавала, – не сразу ответил дед Матвей и, взглянув на Млынского, добавил: – Ишол бы ты, внучек, спать. У нас тут разговор взрослый.

– Да, да, сынок, иди, – сказал Млынский, поняв, что не радостные вести принес дед. Сам закрыл за мальчиком дверь. – Ну, Матвей Егорович?..

– Вожжами бы Матвея Егорыча! Проваландались у озера, и хрицы налетели с собаками…

Дед рассказал, что произошло у. озера, что ему говорили оставшиеся в живых партизаны из группы Петра Наливайко.

– Докторша молодцом отбивалась, да будто ее заполонили, – закончил удрученно Матвей Егорович. Свернул козью ножку, затянулся, глухо добавил: – И Настеньку мою хрицы… На яблоньке… Сама посадила, когда сынка бог дал… Неужто, товарищ командир, отлеживаться тут будем? Бить их, нелюдей, осквернителей земли русской!..

– Для этого и в кулак собрались, Матвей Егорович. – И к Алиеву и Серегину: – Значит, как условились, завтра докладываете свои соображения об акции против гестапо и полиции. Может, и Зиночка еще жива…

Рано утром к Млынскому пришел Октай.

– Товарищ командир, разговор есть.

– Слушаю.

– Я об Охриме. Чего-либо подозрительного я за ним не замечал. Оговаривать не буду. Да только он решительно мне не нравится.

– Почему?

– Сам не знаю.

– Но какие-то основания у вас должны быть? Он что – интересовался чем? Выпытывал у вас что?

– Не скажу, что интересовался, тем более выпытывал. Он о зверствах фашистов рассказывает.

Млынский ткнул сигарету в пепельницу, затушил ее.

– Вы говорите, Охрим подозрительный. Только я не пойму, что подозрительного в нем из того, что вы рассказали. Может, чего не договариваете?

– Понимаете, товарищ майор, чувствую, что человек этот не тот, за которого он себя выдает, – за раскаявшегося полицая, а объяснить не могу.

– Чтобы сделать вывод о человеке, тем более когда заподозрили его в чем-то нехорошем, антигосударственном, согласитесь, одних чувств недостаточно. Нужны бесспорные доказательства. Если Охрим кажется вам чем-то подозрительным, не спешите с выводами, присмотритесь. И условимся: никаких самостоятельных действий, никаких допросов ему не устраивайте. Заметите что-то серьезное, сразу ко мне в любое время дня и ночи. Именно ко мне. Поняли? А сейчас позовите Шмиля. Разумеется, я не собираюсь передавать ему наш разговор.

– Слушаюсь!

Октай разыскал Шмиля. Не особенно любезно сказал:

– Майор вызывает.

– Зачем?

– О своих действиях майор мне не докладывает. Поторопись.

Млынский встретил Охрима радушно, угостил сигаретами.

– Как чувствуете себя в отряде?

– Грустно, когда не можешь сказать людям, что ты свой, советский. Кое-кто видит во мне прежде всего старшего следователя полиции. Вот Октай сейчас, как на врага, взглянул, когда ваше приказание передавал. А так со своими-то куда легче, чем с полицаями да гестаповцами. Радостней на душе стало. По детям вот сильно тоскую.

– Мы все страдаем этой пока неизлечимой болезнью.

– У меня новости, товарищ командир.

– Докладывайте.

Охрим подробно рассказал о встрече с "Иваном".

– Нервишки сдали у гестаповского резидента, – сделал вывод Млынский. – Это на руку нам с вами. Все, что нужно, мы предусмотрим, но и вы не будьте беспечны. Будьте бдительны, осторожны. Схватка предстоит опасная.

Млынский медленно зашагал по комнате – в последнее время он всегда ходил, когда обдумывал сложные вопросы.

– Скажите откровенно, Охрим, – наконец заговорил Млынский. – Вы могли бы незаметно провести в город группу наших людей?

– Можно оно можно, только очень тяжко.

– Знаю, нелегко, поэтому и советуюсь.

– Рискованно, – пояснил Охрим. – Но ежели все хорошо обмозговать, пожалуй, можно. Готов пойти на это задание.

– Отлично! Тогда слушайте. С чем не согласны, скажите честно. "Иван" знает, что именно вам гестапо поручило выманить меня из леса и привести в город? Знает. Определенно, гестапо предусмотрело и другой вариант: мол, Млынский из осторожности сперва может послать с вами в город несколько надежных людей. Ну, хотя бы для того, чтобы проверить, что жена и сын действительно находятся в городе по указанному в письме жены адресу. Гестапо – серьезный противник. Вы проведете в город группу наших разведчиков. Конечно, мы все тщательно продумаем. Продумать надо, как все объяснить и тому же "Ивану", а главное Зауеру и Шмидту, к которым вы обязательно должны явиться.

Млынский достал из планшета план города, разложил на столе.

– С какой стороны легче проникнуть?

– С южной, конечно.

– Почему?

Охрим, пользуясь карандашом, как указкой, стал пояснять:

– С севера и запада город подпирают леса. Немцы страх как боятся партизан, поэтому усиленно контролируют все дороги и тропки с этих сторон. С юга и востока город межует с пахотными полями, колхозными. Здесь дороги охраняются полицаями. С ними общий язык я найду. Недаром же я оставил Петренко ключ от своего сейфа: там есть убедительные для него доказательства преданности ему. Сделал это я по совету товарища Самойлова.

– Думаете, он залезет в сейф?

– Мало сказать – думаю: головой ручаюсь. Петренко все обшарит, все общупает до ниточки. Найдет поклоны и себе, и Кранцу, и Шмидту, и Зауеру. Гестаповцам я написал – нету другого такого верного слуги, чем господин Петренко. В восторг придет гитлеровский холуй!

– Ну что же, все складывается как нельзя лучше. А "Ивану"… – Млынский перешел на шепот, – вот что скажите…

Как только стемнело, Охрим, нарушив указание "Ивана", разыскал его возле кухни, потянул в сторону, тихо сказал:

– Важные новости имеются: Млынский в город идти не собирается, меня посылает.

– С каким заданием?

– Передать жене записку.

– Что там, в записке?

– Пока не знаю, не получал.

"Иван" выругался.

– А ты пробовал уломать его, чтобы сам пошел? Он нужен нам, а не бумажка его!

– Да уж как ни старался. Фанатик! Готов семьей пожертвовать ради, как ее… идеи, что ли… А может, запиской предупредит, когда и где встреча? А может, хочет проверить, там ли семья? Как думаешь?

– А что? Может, и так. Дрожать не нам – Млынскому нужно.

– Оно конечно, – согласился Охрим.

"Иван" взял Шмиля под руку, повел в лес. Остановился у березы, ткнул пальцем в надрез.

– Моя работка. Будет что срочное – черкни и сунь сюда, под кору. Я рядом. Тут же приберу, а тебе передать нужно что, найдешь здесь же. Только как учили: прочитаешь – в огонь.

– Оно, конечно, только так.

– А теперь иди!

Охрим подошел к повару, получил полкотелка супа, два сухаря, уселся под деревом с бойцами.



***

На следующий день немецкие разведывательные самолеты появились в непосредственной близости от лагеря. Вдоль и поперек они утюжили лес, прижимаясь к самым верхушкам деревьев. Изредка слышались пулеметные очереди: так, на всякий случай. И хотя не было никаких признаков того, что немцы обнаружили лагерь, Млынский приказал всем бойцам и командирам строго соблюдать маскировку, без дела из помещений не выходить, печки топить только ночью. Бойцы чистили оружие, чинили одежду, обувь. Особенно доставалось Бондаренко. Как заправский парикмахер он наголо стриг красноармейцев. Очередь его клиентов не уменьшалась. Работа шла под непрерывные шутки и смех.

Когда остриг Октая и поднес машинку к его усам, Октай вскипел:

– Зачем срезаешь?

– Не будет усов, будешь моложе.

– Зачем моложе? Лейла любит меня с усами. Без них совсем нет красоты. Это – раз. В них сила мужская. Это – два.

Бойцы встретили слова Октая взрывом хохота.

– Ладно, ладно. Чтобы жена не разлюбила, я только подправлю.



***

Дул ледяной ветер. Пришлось поднять воротник шинели. Млынский обошел посты, просил быть повнимательнее, поговорил с бойцами. Навестил раненых. Распорядился получше протопить помещения. Вернулся как бы окрепшим: встреча с бойцами всегда придавала ему сил.

Стянул гимнастерку и стал пришивать чистый подворотничок, оторвав от выстиранного носового платка узкую полоску. Кто-то толкнул в спину, так что майор уколол палец.

– Буду мешать тебе, – сказал Мишутка, пытаясь залезть на широкую спину майора.

Млынский порадовался тому, что мальчишка начал уже шалить.

– Ты где это пуговицы растерял?

– Какие пуговицы?

– От рубашки.

– Они сами потерялись.

– Снимай рубашку, будем пришивать вместе.

За этим занятием их и застал Алиев.

– Ремонтируетесь?

– Не то слово. Готовимся к празднику, – уточнил майор.

Получив рубашку с пришитыми пуговицами, Мишутка неохотно удалился. Он уже знал: когда к папе приходят его помощники, надо уходить.

– Слушаю вас, – обратился майор к Алиеву.

– Нашими разведчиками установлено, что немцы закончили строительство взлетной полосы. Сегодня на аэродроме приземлилось девять истребителей и около трех десятков бомбардировщиков "Юнкерс-87". Зафиксирована доставка на аэродром авиабомб и горючего. Охрана усилена за счет прибывшего подразделения. Нужно побыстрее нанести удар.

– Так-то оно так, только все нужно хорошо обдумать… Завтра праздник Октябрьской революции, получше накормите бойцов.

– Продуктов маловато.

– После праздника возьмем у гитлеровцев. На этом аэродроме.

– Отлично! Тогда пойду распоряжусь.



***

В этот день все проснулись раньше обычного. Настроение приподнятое. После сытного завтрака собрались в сарае, приспособленном под казарму. Посередине на самодельном столике стоял старенький радиоприемник.

– С великим праздником вас, дорогие товарищи! – торжественно поздравил майор. – Лейтенант Кирсанов, включите приемник!

Затаив дыхание, все с нетерпением смотрели на облезлую коробку приемника, еще не веря, что он может заговорить, что может состояться сам парад Красной Армии именно в Москве, на Красной площади: ведь гитлеровские листовки утверждали, что Красная Армия разгромлена, что немецко-фашистские войска уже подошли к Москве и 7 ноября 1941 года на Красной площади будет их парад…

Лейтенант Кирсанов, связист по военной специальности, повернул рычажок, сам волнуясь. Приемник затрещал, захрипел. Лейтенант что-то подкрутил, и все отчетливо услышали:

– Говорит Москва!

Кто сидел сзади, кинулся поближе.

– Да тише вы, черти, тише!

И вдруг знакомый-презнакомый голос. Такой же спокойный, уверенный:

– Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентного труда, братья и сестры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!..

– Он, Сталин!

– Жива Москва!

И плачущий, умоляющий голос:

– Дайте же послушать, братцы!

Каждому невольно казалось, что это его спрашивают из родной Москвы:

…– Разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны победить немецких захватчиков?

Каждый принимал обращение ленинской партии и Советского правительства и к себе лично и старался не пропустить ни слова:

…– На вас смотрит весь мир, как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков…

Пусть осеняет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков…

Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!

За полный разгром немецких захватчиков!

Смерть немецким оккупантам!

Да здравствует наша славная родина, ее свобода, ее независимость!

Под знаменем Ленина – вперед к победе!

Опять марш, голос диктора:

– Сейчас на Красную площадь вступили пехотинцы, за ними – артиллерия и танки. Их путь с Красной площади – на фронт!..

Так и просидели на корточках, не шелохнувшись, вокруг приемника, пока не закончился парад. И тут раздался взволнованный голос Млынского:

– Дорогие братья! Наша родная Москва живет и борется. Она призывает нас усилить удары по фашистам. Смерть немецким оккупантам!

– Смерть! – отозвались бойцы и командиры.

Кто-то запел. Все подхватили, встав:

Москва моя,

Страна моя,

Ты самая любимая!..

21

Разведывательная группа "Пламя" капитана государственной безопасности Афанасьева изучила окрестные леса в радиусе двадцати километров. Никаких признаков отряда майора Млынского не обнаружила.

Но найти отряд, размышлял капитан Афанасьев, оставить там радистку Наташу с рацией – это еще полдела. Как сообщал Млынский в донесении в штаб армии, отряд насчитывал семьсот человек. За последнее время к нему определенно присоединились местные жители, а также бежавшие из лагерей военнопленные и, стало быть, нет никакой гарантии, что гитлеровская контрразведка не внедрила в отряд свою агентуру, в том числе, как это практиковалось, террористов и диверсантов. Значит, одна из задач чекистской группы – помочь Млынскому выявить эту вполне возможную агентуру. Нельзя оттягивать выполнение и специальных заданий, требовавших строжайшей конспирации, – установить связь с разведчиками, действующими в гитлеровском тылу в этом районе, в том числе с проникшими в контрразведывательные и разведывательные органы. Центр разрешил доверительно сказать об этих заданиях только Млынскому. Опытный чекист, к тому же хорошо знающий обстановку в тылу врага, разумеется, сможет помочь группе дельным советом, людьми. Надо торопиться найти Млынского, но обдуманно…

Разведчики и начали с изучения обстановки. Установили для этого связь с жителями ближайших деревень. Нашли добровольных помощников. С их помощью узнали, что происходит в других селах и деревнях. Уже после этого вышли на связь с патриотами, добровольно согласившимися остаться в гитлеровском тылу для подпольной работы – разведывательной и другой. К счастью, все они, исключая одного, были живы, с нетерпением ожидали, когда придут к ним чекисты, и каждый сумел собрать ценные для Красной Армии разведывательные сведения. Среди этих патриотов путевой обходчик железной дороги старик Зарубин, пожилой и энергичный врач районной поликлиники Журавль. Гитлеровцы закрыли поликлинику, и Журавль под предлогом, что люди нуждаются в медицинской помощи, ходил по селам. Медицинскую помощь он действительно оказывал, но вместе с тем собирал сведения о немецких гарнизонах.

Разведывательная информация передавалась в Центр, как это было обусловлено, по радио.

Когда ночь опускала на лес темное покрывало, Прокопченкр и Дьяков, вооруженные автоматами, уходили от базы разведывательной группы на пятнадцать – двадцать километров. Прокопченко развертывал рацию, забросив антенну на ветви деревьев, и в определенное время выходил в эфир. Сначала он передавал собранные разведывательные сведения, затем принимал задания и указания Центра. Закончив передачу и прием радиограмм, быстро свертывали рацию и возвращались в лагерь, расшифровывали принятые радиограммы. Доложив капитану Афанасьеву, отсыпались, а ночью уже в другом направлении от лагеря опять выходили на связь с Центром. И так изо дня в день.

Афанасьев и остальные разведчики считали, что радисты работают словно хорошо отлаженный часовой механизм, но однажды, когда никто не ждал беды, случилось непредвиденное. Прокопченко и Дьяков, как обычно, отошли от лагеря километров на двадцать, развернули рацию, вышли в эфир. Прошло минут десять – отстукивались последние цифры радиограммы Центру, когда Дьяков, охранявший Прокопченко, услышал гул автомашин. Он вскарабкался на дерево и при свете луны увидел, что прямо к ним – на этот раз они выбрали место недалеко от опушки леса – по непаханому полю неслась крытая автомашина с вращающейся на ней антенной. Пеленгатор! За ней – два грузовика с солдатами.

Разведчики быстро свернули радиостанцию и кинулись в лес, затем вправо и снова вышли на опушку леса, переползли поле и оказались в том месте, откуда въехали на поле гитлеровцы. Убедившись, что немцы прочесывают лес, переползли в неубранную кукурузу. Отсюда хорошо просматривались автомашины и дорога.

Немцы долго прочесывали лес. Наконец машины тронулись в обратный путь, пройдя недалеко от разведчиков.

Уходить сразу не решились. Вспомнили совет генерала Дроздова, что главное для разведчика, когда он выполняет задание, выдержка, терпение, конспирация.

Прокопченко сорвал перезревший початок кукурузы, попытался его разломить, но он был как из гранита. Сорвал другой, для Дьякова. Каменные зерна разжевывались с большим трудом, но голод – не тетка, пирожка не подсунет.

По очереди соснули.

Минул день. Сумерки хлынули сразу. Теперь можно уходить.

На базу вернулись глубокой ночью.

– Что случилось? – тревожно спросил Афанасьев, ожидавший разведчиков.

– По правде говоря, были на волоске от провала, – ответил Прокопченко. И подробно доложил, о происшедшем.

– Не было печали, так черти накачали! – горько пошутил Дьяков.

Афанасьев задумался. Действительно, почему пеленгаторная группа немцев оказалась поблизости от того места, где развернули рацию Прокопченко и Дьяков? Поджидали именно их, или в этом районе ранее была засечена какая-то другая рация? Но чья? Партизан? Млынского? Но у Млынского нет рации. Нет и у партизан…

– Двусторонняя связь с Центром нужна, как воздух, а тут… – огорченно сказал Афанасьев. – Надо же такому случиться! Работать теперь будет значительно сложнее. Это точно.

Из землянки вышли Наташа и Аня.

– Девчата! – окликнул их Афанасьев. – Накормите получше наших героев и не забудьте дать согревающего.

Девушки взяли под руки Прокопченко и Дьякова, шутливо заявивших, что без их помощи они до землянки не дойдут. С ними пошел и Афанасьев. Наташа налила в кружки по пятьдесят граммов спирта. Прокопченко и Дьяков добавили по стольку же воды и проглотили одним глотком. Показали Наташе пустые кружки. Афанасьев скорее девушки понял, что означал их умоляющий взгляд.

– Наташа! – засмеялся он. – Пятьдесят граммов не согреют такие туши. Налей им еще по столько же. Заслужили.

Прокопченко и Дьяков дружно подставили кружки.

Вскоре после ужина все, кроме часового и Афанасьева, крепко спали.

Афанасьев склонился над картой. При слабом свете свечи рассматривал план города, определял объекты, представляющие интерес, изучал подходы к ним. Отвлек гул моторов самолетов все нарастающий и нарастающий. Погасил свечу, выбежал из землянки. На запад шли тяжело груженные самолеты. По звуку узнал Афанасьев: свои! Радостное волнение захватило дыхание. Когда гул стих, он еще постоял немного, затем зашел в землянку, прилег. Не успел уснуть, к нему вбежал часовой:

– Наши бомбят! Наши!..

Афанасьев не видел, чувствовал, как дрожат губы часового.

Далеко за лесом вспышками поднималось огромное зарево. За каждой вспышкой раздавались глухие взрывы. По масштабам зарева Афанасьев представлял силу воздушного налета, понимал, что горят немецкие склады с боеприпасами, горючим. А когда по гулу уже высоко летевших бомбардировщиков понял, что летчики возвращаются домой, не выдержал, крикнул "ура".

– Ура! – эхом отозвалось за его спиной. Только куда громче.

Афанасьев оглянулся. Прокопченко, Дьяков, Наташа, Дьяур, Карлышев радовались, как дети, и не скрывали этого.

– Здорово аэродром разделали! По нашим данным! – сказал Прокопченко. – Оперативно действуют!

Афанасьев обратился к нему.

– Утром послушайте, не будет ли вызывать Центр. Сами в эфир не выходите. А сейчас спать, друзья. Кажется, мы заслужили отдых.

На рассвете пошел плотный холодный дождь. Прокопченко включил рацию. Ровно в положенное время услыхал знакомые позывные. Через короткие интервалы они повторялись снова и снова. Не выходя в эфир, радист доложил капитану, что Центр упорно добивается связи.

– Значит, у него имеется что-то важное для нас, – заметил Афанасьев.

– В таком случае, товарищ капитан, дайте разрешение на немедленную связь. В такую погоду, я думаю, немцы за нами гоняться не будут.

Афанасьев строго посмотрел на радиста.

– Провалить базу – большого ума не нужно. – Посмотрел на часы, спросил: – Когда у нас запасное время для связи с Центром?

– Сегодня в двенадцать ноль-ноль по московскому времени.

– Значит, в запасе у нас четыре часа. Времени вполне достаточно, чтобы отойти подальше, но в другом направлении. Кроме Дьякова, возьмите еще Карлышева. Он отлично ориентируется на местности. В любом лесу чувствует себя как дома.

Вскоре три разведчика в плащ-накидках, с автоматами, с полевой рацией вышли в новый район, который был определен в создавшейся обстановке как самый безопасный.

Прокопченко под плащ-накидкой нес рацию. Опираясь на палку, чтобы не поскользнуться на мокрой траве, он осторожно обходил кустарник, искусно маневрировал в лабиринтах бурелома, в то же время старался идти строго на север, по азимуту. За ним гуськом двигались Дьяков и Карлышев, у каждого из них под плащ-накидкой деликатный груз – батареи. Они обязаны были уберечь их от дождя.

Пройдя километров двадцать от базы, подошли к домику лесника. Он укрыл их от дождя. Дьяков и Карлышев с автоматами заняли места у разбитых окон, готовые встретить непрошеных гостей.

Прокопченко развернул радиостанцию, надел наушники. Секундная стрелка часов, которые держал перед собою радист, делала последние обороты. Еще момент, он включил рацию. Точно в обусловленное время в эфире среди треска и шума множества станций Прокопченко уловил позывные Центра, взялся за ключ, и в эфир полетело:

– Я "Уран", я "Уран"… Как слышите?..

– Я "Волга"… Слышу вас хорошо. Перехожу на прием.

Прокопченко передал радиограмму, торопливо записал длинную колонку цифр, пока таинственных.

Только к вечеру, промокшие до нитки, они не вошли – ввалились в свою землянку, расшифровали радиограммы Центра.

В первой радиограмме Центр приказывал принять срочные меры к обнаружению отряда Млынского и обеспечению его устойчивой радиосвязью. Во второй лично Афанасьеву предлагалось связаться через тайник с резидентом "Отто", действующим при штабе армии генерала фон Хорна, взять разведывательные сведения, снабдить резидента деньгами. В конце радиограммы описывалось место заложения тайника.

Перечитав радиограммы, капитан Афанасьев задумался. Какие еще срочные меры принять к обнаружению отряда Млынского?.. Как проникнуть к тайнику, если он находится в центре города, оккупированного гитлеровцами?.. Набросил на плечи куртку, пошел в землянку комиссара разведывательной группы Белецкого.

Присел на лежанку, опасаясь, как бы не задеть больную ногу, спросил о самочувствии.

Белецкий виновато посмотрел на капитана.

– Если скажу, что "преотличное", – все равно не поверишь… Наташа говорит, что ходить можно будет недели через две-три.

– Слушайся ее, – посоветовал Афанасьев, протягивая комиссару расшифрованные радиограммы Центра.

– Сложная задача!

– Да. Нужно разузнать, какие пропуска действительны в городе, какой порядок передвижения поездами, проживания в гостиницах, насколько надежны наши документы прикрытия. А чтобы получить ответ, нам "язык" нужен вот так. – Капитан провел пальцем по горлу.

– И "язык" знающий, способный ответить на все эти вопросы. Попробуй поохотиться на шоссе.

– Этот вариант и изберем, Петр Тимофеевич.

– Не сочти за мелкую опеку, за азбучную истину, что ли… – Белецкий замялся.

– Говори, говори.

– Людей береги и себя… пожалуйста…

Капитан понимал – Белецкий тяжело переживает, что он пусть временно, но выбыл из строя, видит, что на каждого разведчика легла дополнительная тяжесть той ноши, которую должен был нести он, да и ухаживать за ним. приходится… Чтобы поддержать товарища, почти официально сказал:

– Я займусь операцией по захвату "языка", а ты, Петр Тимофеевич, отвечаешь за тех, кто останется на базе, и за базу, конечно.

– Добре! – повеселел комиссар. – Не беспокойся. В случае чего будем биться до последнего патрона, а последний – себе.

Когда Афанасьев ушел, Белецкий, морщась от боли, поднялся с лежанки и, прикусив нижнюю губу, стал медленно передвигаться по землянке из угла в угол. Занятый трудным делом, не заметил, как вошла Наташа.

– Петр Тимофеевич! – вскрикнула она испуганно. – Не мучайте себя! Немедленно ложитесь или…

– Невмочь мне, Наташа, быть обузой! Мне побыстрее надо научиться ходить! – И комиссар зашагал еще решительнее.

– Но вы навредите себе! Что вы делаете! Петр Тимофеевич! Ну вот…

Наташа успела подхватить Белецкого, помогла добраться до лежанки.

– Не надо больше, не надо… – уговаривала она Белецкого, как ребенка, вытирая носовым платком крупные капли пота на побледневшем лице комиссара…

На операцию Афанасьев взял Дьякова, Карлышева, Дьяура, Курбанова. К шоссейной дороге подошли под утро в густом тумане. Выбрали место, где шоссе у обрыва делает крутой поворот. Спилили березу, положили у обочины, а сами залегли в кустарнике. Курбанов взобрался на дерево, имея указание дать сигнал, когда появится легковая машина.

Через час промчался бронетранспортер. За ним несколько крытых грузовых машин. Потом еще несколько грузовых машин с солдатами. Наконец-то Курбанов трижды прокуковал, торопливо слез с дерева.

– Идет! Одна!

Березу положили поперек дороги.

Легковая машина неслась на большой скорости. Тормоза взвизгнули, машина остановилась в трех-четырех метрах от дерева. Тут же к ней подбежали разведчики.

– Хенде хох! – скомандовал Афанасьев, держа автомат наготове.

В машине на заднем сиденье были два офицера. Они подняли руки, а шофер выскочил на дорогу, побежал, как обезумевший, по шоссе.

– Цурюк! Цурюк! – крикнул Карлышев.

Шофер побежал еще быстрее. Карлышев дал короткую очередь.

Разведчики обезоружили офицеров, вытащили из багажника три чемодана. Карлышев обыскал водителя, документы переложил в свой карман, а труп втащил в машину, завел мотор, направил автомобиль в обрыв. Кувыркаясь, он врезался в сосну, загорелся.

Привал сделали в чаще леса, отойдя от шоссе километров десять. И только сейчас поняли, как им повезло: за те считанные минуты, потраченные на операцию, других машин не появлялось.

– Да, – сказал Афанасьев. – Вот когда можно понять цену везения!

Наскоро ознакомились с документами, топографическими картами. В чемоданах было выходное обмундирование, несколько блоков берлинских сигарет, французские духи. В одном из чемоданов планшет, а в нем служебные бумаги. Одна из них особенно заинтересовала Афанасьева: это был список советских активистов. На списке чья-то резолюция: "Арестовать и расстрелять".

Судя по удостоверениям личности, пожилой офицер имел звание штурмбанфюрера и являлся офицером городского гестапо, а молодой гауптман – офицером связи.

Афанасьев обрадовался: штурмбанфюрер и гауптман знают немало! И решил тут же допросить их. Начал с гауптмана, который показался ему более подкладистым. Но тот высокомерно заявил:

– Я дал присягу фюреру!

– Товарищ Карлышев! Отведите его в сторонку, – по-русски приказал Афанасьев. – Пусть посидит, подумает. – И Афанасьев показал, куда отвести.

– Шнелль! – скомандовал Карлышев, сняв с плеча автомат.

Гауптман даже присел, огляделся по сторонам и вдруг прыжком к стоявшему неподалеку Дьяуру, выхватил из незастегнутой кобуры пистолет.

Карлышеву ничего не оставалось, как дать автоматную очередь. Но и гауптман успел выстрелить. Пуля попала в правую руку Курбанова, задела кость.

– Если можно, простите, – виновато сказал Дьяур.

– Твоя оплошность могла стоить жизни кому-либо из нас, – осуждающе сказал Афанасьев. – И "языка" лишились. Сделайте, товарищи, выводы на будущее.

Штурмбанфюрер смотрел на труп гауптмана с ужасом. Попытался выговорить что-то.

– Что вы там бормочете? – по-немецки спросил Афанасьев.

– Если вы гарантируете мне жизнь ради моих детей, я расскажу очень и очень важное для вас.

– А сколько вы осиротили наших детей?

– Я – солдат!

– Солдат тоже обязан думать.

– В нашей армии учат, что за всех нас думает фюрер.

– Может, он и сейчас думает за вас? Сомневаюсь!

– Дайте закурить, – попросил штурмбанфюрер.

Афанасьев протянул коробку папирос "Казбек". Немец взял папиросу, понюхал табак.

– О! Ваши папиросы отличные!

– Не чета вашим сигаретам: крутите из морских водорослей, а потом пропитываете никотином. Гадость! Ну, слушаю вас.

– Гитлер не капут, – произнес штурмбанфюрер. – Да, да я не бравирую, я хочу сказать, что есть. Если нужно будет, ему охотно помогут ваши сегодняшние союзники – англичане и американцы. О! Ваш социализм они боятся куда больше, чем наш фашизм. И тем не менее, если вы гарантируете мне жизнь, я готов рассказать все-все, что я знаю.

– Обещаю сохранить вам жизнь при том непременном условии, если вы будете говорить честно, и только правду.

– О! Я буду очень и очень честен. Каждое мое слово будет сущей правдой.

Повеселевший гестаповец рассказал, что с гауптманом фон Радль он встретился случайно как с попутчиком, возвращался в город, где он служит в гестапо, там введен комендантский час и в этой связи аннулированы старые и введены новые пропуска. Военнослужащим пропуска заменяют их удостоверения. Немец назвал сотрудников городского гестапо, перечислил известных ему агентов, действующих в городе. Прикомандированный к городскому гестапо офицер по особым поручениям Ганс Груман, по утверждению немца, возглавляет группу, которая занимается подбором, подготовкой и заброской агентов в тыл Красной Армии и в партизанские отряды. В настоящее время к заброске готовят бывшего начальника городской полиции Раздоркина и еще несколько человек, фамилий он не знает. Совсем недавно в отряд Млынского, который особенно много причиняет хлопот, внедрено три агента гестапо во главе с резидентом. Кличка резидента "Иван", агентов – "Рейнский", "Сова" и "Лайка". Самые большие надежды гестапо возлагает на "Рейнского", Это старший, следователь городской полиции по имени Охрим.

Афанасьев подробно записал показания гестаповца.

Видя, что гестаповец действительно знает много, командир группы решил доставить его на базу и там подробно допросить. На основной базе Афанасьев поместил гестаповца в отдельную землянку, поручил допрашивать его комиссару Белецкому и Карлышеву.

На основании данных допроса, а также захваченных у немецких офицеров документов было составлено несколько радиограмм. Передать их в Центр поручили радисту Прокопченко. Операция по захвату "языка" позволила предметно начать подготовку к более сложной операции – выходу в город. Прежде всего Афанасьев сверил привезенные из Москвы документы с документами гауптмана. К счастью, они оказались тождественными. Мундир гауптмана пришелся впору Афанасьеву, словно с одного плеча. Довольный этим, он сел за отработку деталей операции. Во второй половине ночи облачился в форму гауптмана, вызвал к себе разведчицу Аню, проинструктировал ее, дал совет, как одеться и что взять с собой.

Распрощались тепло и трогательно – мало ли чего может случиться. Сопровождал Дьяков.

На рассвете уже были на подступах к железнодорожной станции. Еще раз проверили свой внешний вид. А когда сапоги Афанасьева усилиями Дьякова заблестели словно зеркало – впору смотреться, – капитан крепко пожал руку друга, взял под руку Аню и вышел с ней на шоссе. Через пятьсот метров свернули на тропку, которая прямехонько вела к железнодорожной станции.

Дьяков, укрываясь в развалинах кирпичной железнодорожной будки, пристально наблюдал за своими товарищами.

Пропустив вперед Аню, Афанасьев вошел в станционный зал. Зал большой, а в нем ни души. Из служебной комнаты вышел дежурный комендант, недоуменно спросил:

– Откуда вы в такую рань?

– Я с фронта. Ехал в город на попутной машине. Дорога скверная, сами знаете. Фрау в машине укачало, ей стало дурно. Мы сошли с ней на шоссе, а теперь до первого поезда мы у вас в гостях, господин комендант.

– Вы с ума сошли, гауптман! Разве можно так рисковать в этой дикой стране? Надеюсь, вы не претендуете на роль куропаток? – И уже спокойно: – Все обошлось благополучно. Это уже хорошо. Первый поезд будет через час, есть время и для отдыха. – Он открыл дверь в комнату, из которой вышел. – Прошу!

На жестких диванах сидели офицеры разных званий и родов войск.

Сидевший у входа обер-лейтенант вскочил, выбросил вперед руку, гаркнул так, что Аня вздрогнула:

– Хайль Гитлер!

– Хайль! – небрежно ответил Афанасьев. Помог Ане сесть на диван и сам присел рядом. Достал пачку сигарет, протянул офицерам.

– Курите!

К сигаретам жадно протянулось несколько рук. Обер-лейтенант внимательно рассмотрел марку.

– Настоящие берлинские, – уважительно произнес он. Довольный, выпустил несколько колец. – Где достали?

Афанасьев надменно посмотрел на него.

– Я получаю сигареты из Берлина.

– Если не секрет, что делает на фронте фрау? – полюбопытствовал пожилой гауптман с эмблемами танкиста.

– Я приехала проведать мужа, а заодно и проверить, не нарушает ли он обет верности.

За разговором незаметно пролетело время. Пришел поезд. Афанасьев взял под руку Аню, подхватил чемодан. В вагоне вынул из кармана берлинскую газету, стал читать. Заметил, что газетой явно заинтересовался оберштурмфюрер, сидевший напротив. Подумал: есть предлог для знакомства. Сделал вид, что газета его уже не интересует, положил на колени.

– Я мог бы с вашего разрешения взглянуть? – протянул руку к газете оберштурмфюрер.

– О, разумеется!

Передавая газету, спросил:

– Когда будем в городе?.. – Афанасьев назвал интересующий его город.

Гестаповец посмотрел на часы.

– Если ничего не случится, через три часа.

– Благодарю. Видите ли, мне пришлось внезапно выехать, и я не успел заказать номер в гостинице. А я не один, с женой.

Слова эти не оставили гестаповца равнодушным. Он взглянул на Аню, поправил прическу.

– Я могу оказать вам и вашей очаровательной жене услугу: дело в том, что я имею некоторое отношение к гостиницам в этом городе.

– О! Мы были бы вам премного обязаны! – искренне обрадовался Афанасьев. Поднялся, щелкнул каблуками: – Гауптман фон Радль.

– Оберштурмфюрер Шене, – приподнялся гестаповец.

Аня назвала себя:

– Анна.

– Отличное имя! – одобрил гестаповец. Суетливо открыл портфель, вынул бутылку французского коньяка "Наполеон", бутерброды с ветчиной, серебряные стопки. Ловко, словно официант первоклассного ресторана, открыл бутылку, наполнил стопки.

– За встречу!

Аня отодвинула стопку – сослалась на головную боль.

– За приятную встречу! – охотно поддержал тост капитан Афанасьев. – Как говорит наша добрая немецкая пословица, ласковое слово найдет хорошее место.

Гестаповец поправил спадавшие на лоб волосы, снова наполнил стопки.

Распахнулась дверь. Рослый офицер СС просунул голову в купе. Его зычный голос не просил, приказывал:

– Господа, предъявите документы! – Но, увидев гестаповца, стушевался.

– Прошу извинить!

После третьей рюмки Шене оживился. Он старался быть подчеркнуто почтительным к Ане, но не мог погасить наглого огонька в опьяневших глазах. Наклонился через столик, к Ане, шепотом спросил:

– Скажите, гауптман действительно ваш муж?

Аню учили во время подготовки разведгруппы: при общении с немцами вдумываться в смысл любого вопроса, пусть даже невинного на первый взгляд. Как вопрос задан, в каком тоне, при каких обстоятельствах, может ли иметь этот вопрос двойной смысл? В вопросе гестаповца Аня не усмотрела скрытного смысла. Его грубоватые попытки ухаживать ясно объясняли, что он хотел. Ко все же она спросила себя: не было ли что-либо такого в их поведении с Афанасьевым, что могло дать основание задать этот вопрос? Похожа ли она на жену в каких-то малоуловимых нюансах?

Твердо ответила:

– Да. Это мой муж, господин Шене!

Гестаповец стал сдержаннее.

Выходили из вагона медленно, так как офицеры гестапо и эсэсовцы проверяли документы. Когда Афанасьев поддерживал Аню, сходившую по ступеням, гестаповец далеко не любезно произнес:

– Прошу предъявить документы!

Удостоверение гауптмана не вызвало сомнения, а на документы Ани гестаповец взглянул бегло.

Афанасьев взял под руки Аню и Шене, и все они направились к выходу. Сзади солдат, встретивший Шене, с портфелем оберштурмфюрера и чемоданом Афанасьева. При выходе на привокзальную площадь к ним подошел пожилой немец в форме штурмовика. Шене сказал:

– Мой шофер Пауль, родом из Берлина.

– О! Мой земляк! – воскликнул Афанасьев.

Пауль отрыл дверцу машины, Шене пропустил Аню и Афанасьева, приказал:

– В "Бристоль".

В отеле потребовал администратора, повелительно сказал ему:

– Мои друзья. Двойной номер с видом на реку.

Отвернулся от склонившегося администратора, подал Афанасьеву визитную карточку.

– Звоните в любое время. Я и Пауль к вашим услугам.

– Мы вам премного обязаны, господин оберштурмфюрер, – поблагодарила Аня. – Что бы мы делали без вас в этом незнакомом городе!

Шене расплылся в улыбке, оскалив зубы.

– Рад быть вашим слугой, фрау Анна, – поцеловал ей руку, щелкнул каблуками. – До встречи!

Поднялись в номер. Как ни велика была усталость, Аня долго не могла уснуть. Ворочался с боку на бок в смежной комнате и Афанасьев. Сказывалось нервное напряжение. А капитану надо было и обдумать дальнейшие действия. Несколько раз вставал, подходил к окну, отодвигал тяжелую штору, смотрел на темную улицу. Изредка с потушенными фарами проносились машины, слышался тяжелый рокот танков, беззвездное небо прорезывали световые кинжалы прожекторных установок, слышались автоматные очереди, похожие на барабанную дробь.

Уснули далеко за полночь.

Рано утром разбудил телефонный звонок. Оберштурмфюрер Шене извинился, что не может приехать сам. Он послал машину и поручил Паулю показать супругам Радль город.

Любезностью Шене разведчики, разумеется, воспользовались. Объехали окраины и промышленный район города. Обратили внимание на то, что некоторые кварталы превращены в развалины, представляли собой страшное зрелище: горы кирпича, причудливо согнутого железа, битого стекла. Центральная часть в основном сохранилась. Тут Афанасьев отпустил шофера, сказав, что они предпочитают теперь пройтись.

Надо было выяснить, на каких улицах и в каких зданиях разместились штаб армии, гестапо, городская полиция и другие немецкие учреждения; где и какие находятся воинские подразделения; могут ли местные жители свободно передвигаться по центральной части города или требуется пропуск, и какой именно; каковы подходы к церкви, действует ли она или закрыта – и многое другое, что нужно или небесполезно знать разведчику. Афанасьев предусматривал и то, что, возможно, придется послать, или посылать, в город кого-либо из разведчиков его группы, и надо будет, чтобы он ориентировался в городе совершенно свободно, знал, как пройти, с каким препятствием может столкнуться.

Почти на каждом перекрестке стоял солдатский патруль. Как заметили капитан и Аня, солдаты скрупулезно проверяли документы только у гражданских лиц. В качестве документа местные жители предъявляли удостоверение – аусвайс или специальный пропуск. Невольно обращало внимание, что жители предпочитали одежду темных цветов и прежде всего черную. Проходили они молча, и на улицах была слышна лишь немецкая речь.

Когда вышли на городскую площадь, Аня тихо вскрикнула, повисла на руке Афанасьева.

– Анечка! – умоляюще сказал капитан.

– Не буду, – тихо ответила Аня, не в силах отвести глаза от виселицы, на которой ветер покачивал три трупа – двух мужчин и девушки. На груди каждого фанерная доска с одним крупным словом: "Партизан".

– Идем! – строго сказал Афанасьев.

Никаких записей не делали. Разведчики понимали, что тот же Шене мог дать указание наблюдать за ними. Неизвестно, поверил ли им гестаповец или только вид делает, что поверил. Да и нельзя разведчикам записывать что-либо на улице.

Подкралась усталость. Первой ее почувствовала Аня. Хотелось есть, а они все ходили, запоминали. Это была их работа.

Напротив военной комендатуры Аня увидела вывеску: "Кафе. Только для немцев". Умоляюще взглянула на капитана.

В небольшом прокуренном зале сидели офицеры. Они повернули головы, бесцеремонно уставились на Аню.

– Два кофе! – бросил Афанасьев подскочившему официанту.

Пили кофе маленькими глотками, не торопясь. Свободные два места за их столиком заняли уже немолодые армейские офицеры. Завязалась беседа. Узнав, что Радль и его спутница в городе впервые, посоветовали обязательно послушать берлинский джаз, выступающий в ресторане. Старательно объяснили, как пройти. Назвали заметный ориентир – рядом с русской церковью.

– Получите истинное удовольствие! Услышите новейшие шлягеры!

Ресторан нашли быстро. Прогулялись, проверяясь, нет ли слежки. Не обнаружив ее, вошли в церковь. Перед алтарем на коленях стояли пожилые люди. Были девушки, подростки. Посреди церкви свисала люстра, сверкавшая хрусталем, – немцы почему-то до нее еще не добрались.

Постепенно, чтобы не очень бросалось в глаза, Афанасьев и Аня, разглядывая церковь, прошли в левый угол. Там действительно, как сообщил Центр, была большая икона Божией Матери. Она опиралась на деревянную подставку в виде прямоугольного узкого ящика. Как условились, Афанасьев встал перед иконой, загородив собой правый угол подставки. Аня зашла за Афанасьева, наклонилась, будто рассматривая низ иконы, нащупала с боковой стороны подставки отверстие, сунула в него руку и обнаружила небольшой сверток. Все так, как и должно быть. И хотя Аня отчетливо слышала, как бьется ее сердце, а руки чуть-чуть дрожат, она ловко, словно делала это тысячи раз, извлекла сверточек, а на его место положила свой, который был в сумочке.

Афанасьев взял Аню под руку, вывел на паперть.

В гостиницу возвращались кружным путем, опять проверяясь, нет ли слежки. Ничего подозрительного не заметили. Афанасьев подошел к киоску купить газет. Аня наблюдала за входом в здание напротив, в котором находился штаб армии. К ней подошел патруль.

– Барышня, просим пройти с нами!

Аня побледнела. С возмущением и громко, чтобы услыхал Афанасьев, ответила:

– Вы с ума сошли! Я жена гауптмана!

– В комендатуре разберемся.

Вокруг стали собираться прохожие. Торопливо подошел Афанасьев. Обращаясь к солдатам, решительно и громко произнес:

– Болваны, это моя жена! Объявляю вам по два наряда вне очереди!

Афанасьев, взяв Аню под руку, зашел с нею в бюро пропусков штаба армии. Получив разрешение, позвонил Шене.

– Прошу соединить меня с оберштурмфюрером Шене, – отчетливо и громко произнес он специально для немцев, присутствовавших здесь.

Услыхав его голос, спокойно, с оттенком дружелюбия продолжил:

– Добрый день, господин Шене. Могу ли я рассчитывать на машину, чтобы добраться до гостиницы?

И после короткой паузы:

– Благодарю вас. К штабу армии, пожалуйста… Вечером, конечно, ужинаем вместе? Прекрасно! При одном условии: угощение за нами… До вечера.

Афанасьев понимал, что если кто и проявлял к нему интерес в эту минуту, разговор с гестаповцем должен отвести опасность, по крайней мере, на сегодня. Что будет завтра? О, этого он не знал!

Пауль приехал через несколько минут. Садясь в машину, Афанасьев заметил, что среди любопытных, наблюдавших за отъездом, были три верзилы. Они проводили машину с гестаповским номером взглядом профессиональных шпиков.

Войдя в номер гостиницы, Афанасьев закрыл дверь на ключ, взглянул на часы: до встречи с Шене оставалось три часа с минутами.

– Ты, Анна, отдыхай, а я попарю ноги. Что-то знобит, – нарочито громко сказал капитан.

– Хорошо, – понимающе отозвалась Аня. Достала из сумочки сверточек, изъятый из тайника, отдала ему.

Афанасьев со свертком, одеялом и электрическим фонариком вошел в ванную комнату, закрыл дверь на щеколду, сильной струей пустил в ванну воду. Накрылся с головой одеялом и с помощью электрического фонарика, выдвинув красное стекло, стал рассматривать содержимое свертка. В нем оказались фотокопии совершенно секретных приказов верховного главнокомандования (ОКВ), фотографии и краткие сведения на несколько шпионов и диверсантов, переброшенных в тыл Красной Армии, два чистых бланка новых пропусков на право хождения по городу после комендантского часа. На изучение материалов ушло больше двух часов. Самое главное капитан постарался выучить наизусть. На непредвиденный случай.

Вышел из ванной комнаты довольный, протянул Ане сверточек с запиской: "Спрячь понадежнее в нательном белье". Прочитав, Аня кивнула. Афанасьев сжег записку. На безмолвный вопрос Ани поднял большой палец, что означало: "Прекрасно!"

– Пора готовиться к встрече с оберштурмфюрером Шене, – опять нарочито громко сказал он.

Шене приехал ровно в восемь. Довольный, раскрасневшийся. Преподнес Ане большой букет алых роз, торжественно воскликнул:

– Фрау Анна! Эти розы сегодня доставили из фатерлянда. Пусть они напомнят вам нашу берлинскую весну!

– О, по весне я очень соскучилась! – искренне ответила Аня, наслаждаясь тонким ароматом роз. – Чудесные цветы!

– В кабаре? – предложил Шене.

– А может, в ресторан при гостинице? – внес свое предложение Афанасьев. – Ночным поездом мне необходимо выехать в часть.

– А жена?

– Она у меня герой: решила еще побыть со мной.

– Есть ли необходимость и фрау Анне находиться на передовой? Вы могли бы встречаться здесь – я берусь устроить вашу супругу, скажем, в военную цензуру.

– Очень привлекательное предложение. Благодарю. Видимо, мы воспользуемся вашей любезностью, но позже, не сейчас.

– Рад делать вам, гауптман, только приятное, – заверил Шене. – Можете не сомневаться в моей искренности.

В веселом настроении спустились в ресторан.

До боли в ушах гремел джаз. Было шумно, душно.

Аня дважды станцевала с Шене, один раз с "мужем". Когда ее приглашали офицеры, отказывалась. Это начало вызывать раздражение. Похоже было на то, что назревал скандал.

– Нам пора, – сказал Афанасьев Шене.

– Вы соберите вещи, а я с фрау Анной подожду вас здесь. Можно так?

Афанасьев возражать не стал. Рассчитался за пользование гостиницей, отнес чемодан в машину – Пауль уже поджидал. Когда возвратился, Шене и Аня танцевали танго.

Вопреки возражениям Шене, Афанасьев расплатился за всех.

– По праву хозяина я провожаю вас, – заявил Шене.

– Тронут вашей любезностью, – охотно согласился Афанасьев – присутствие гестаповца избавляло от возможной проверки документов.

Шене стоял на перроне до отправления поезда, послал Ане воздушный поцелуй. Ой как хотелось Ане послать его к черту, да нельзя. Улыбнулась. Радушно помахала.

В купе они были одни. Аня обессиленно прислонилась к Афанасьеву, прошептала:

– О как я устала!

– Я тоже, – тихо ответил капитан.

Сидели молча, понимая, что каждая минута удаляет их от опасности, приближает встречу с друзьями. Если, конечно, ничего не случится…

Стояла уже глубокая темная ночь. Капитан выглянул в коридор: никого. Вышли в тамбур и на крутом подъеме, когда поезд значительно снизил ход, спрыгнули. Сначала Аня, за ней Афанасьев. Друг друга нашли быстро, а затем долго искали чемодан. Пришлось поволноваться: его снесло в кусты.

На базе их встретили ликованием. Возвращение товарищей положило конец томительному ожиданию.



***

Капитан Афанасьев подробно рассказал комиссару о вылазке в город. Оба сошлись на том, что она прошла удачно: установили связь с разведчиком "Отто", получили от него ценные разведывательные сведения, выяснили многое, так необходимое разведгруппе "Пламя" для дальнейшей работы. От души порадовались за разведчика, сумевшего проникнуть в штаб армии фон Хорна.

– Каким мужеством, талантом нужно обладать, чтобы выдавать себя за немецкого офицера, собирать и передавать сведения очень важные для нашей родины! – воскликнул восторженно Белецкий. – Богата русская земля талантами! Так и хочется поклониться до самой земли "Отто" и его помощникам!

– Ты прав, Петр Тимофеевич. Такими людьми земля русская богата. Они свершают подвиги, не думая о славе, не заботясь об известности.

– Но ведь настанет время, когда народ узнает их имена и сможет им поклониться?

– Уверен в этом. Надеюсь, что и мы обнимем "Отто". Бросимся к нему, скажем: "Здравствуй, Сергей, Владимир или Олег!" – потом узнаем, как его зовут. Мы однокашники с тобой, Сергей. В одно время стали разведчиками!..

– Добавь: в самое тяжелое время для родины.

– Да, сейчас каждый из нас держит экзамен на звание советского человека…

Выйдя от комиссара, Афанасьев собрал разведчиков, ознакомил их с обстановкой в городе. Обратил внимание на те трудности, с которыми они могут столкнуться, когда попадут в город. Ответил на вопросы. Карлышева попросил задержаться. Тот ознакомил капитана с собственноручными показаниями штурмбанфюрера.

– Приведите его.

Пытливо посмотрел на обросшее, побледневшее лицо штурмбанфюрера, угостил папиросой.

– Вы правдиво все изложили?

– Клянусь своими детьми!

– Сегодня ночью мы позволим вам возвратиться к своим.

– Как понимать вас, господин начальник? – удивился немец.

– Вот так и понимать. Выведем в лес поближе к вашим и отпустим.

– Я стар, чтобы шутить со мной.

– С вами не шутят. Дело в том, что многое из того, что вы сообщили нам, мы успели проверить. – Афанасьев говорил, а удивление немца возрастало, это было заметно по его глазам. – Да, да, проверили, – продолжал Афанасьев, – и вы знаете, подтвердились ваши показания. Значит, вам можно верить, значит, можно отпустить.

– Оставьте меня в плену, это будет лучше. Отправьте в лагерь, там я дождусь окончания войны.

– Вы должны помочь нам, – решительно заявил Афанасьев. – Точнее говоря, хотя бы частично искупить свою вину. А сделать это вы сможете там, у своих.

– Они же меня расстреляют, если признаюсь, что все эти дни я был у вас. В лучшем случае будут подозревать, посадят в тюрьму.

– Не посадят, – уверенно сказал Афанасьев. – Мы договоримся, как вам надлежит вести себя, что говорить. Главное – держать себя в руках, не теряться. Помните, что у вас семья, дети и… новые друзья.

Штурмбанфюрер внимательно слушал и курил, глубоко затягиваясь, почти не выпуская дым.

– Я согласен, – выдавил наконец он, – только в случае моей смерти прошу позаботиться о моей семье. Вот ее адрес. – Он протянул аккуратно сложенную бумажку.

– Семья будет обеспечена, – заверил Афанасьев.

– Если можно, все исходящие от меня документы я буду подписывать псевдонимом "Фауст"… Для предосторожности, сами понимаете.

– Не возражаю, – ответил Афанасьев. – Я вижу, дело имею с опытным конспиратором.

– В жизни всякое бывало. К тому же человек я религиозный, понимаю, что береженого бог бережет.

– Условимся о пароле для связи и способах передачи материалов…

Во второй половине ночи Карлышев и Дьяков разбудили гестаповца, вывели из леса, подвели к железнодорожной станции, развязали глаза и отпустили. Немец постоял в нерешительности, словно обдумывая, идти ему или нет, потом сделал решительный жест, уверенно зашагал в указанном направлении.

К вечеру Афанасьев составил радиограммы по добытым в городе разведывательным материалам, приказал радисту Прокопченко ночью связаться с Центром.

После совета с комиссаром стал готовиться к переходу в Черный лес. С собой взял Дьяура, Карлышева, радистку Наташу и Аню.

На следующую ночь его группа отправилась на задание.

А еще через два дня и тоже ночью на большой лесной поляне, далеко от базы вспыхнули костры. Здесь, в обусловленном месте, разведчики, оставшиеся с Белецким, приняли посланца Большой земли – "Дугласа". Он доставил боеприпасы и продовольствие. В Москву самолет увез совершенно секретные документы и раненого Курбанова, у которого начиналась гангрена.

22

Всю вторую половину ночи разведчики шли лесными тропами на запад. Впереди Афанасьев, за ним гуськом остальные. Под утро подошли к небольшой поляне в молодом сосняке. Здесь стоял рессорный экипаж, похожий на бутафорский. Возле него степенно расхаживал бородатый старик, в потертом городском пальто, подпоясанном широким зеленым поясом. Заметив разведчиков, бородач бросил:

– Совсем околел, вас ожидаючи!

Афанасьев сунул в холодную руку старика пачку немецких рейсмарок, пошутил:

– Доставишь, батя, благополучно дочку в город, там и согреешься.

– Покорнейше благодарю, пригодятся, – ответил старик, пряча деньги в карман пальто.

Аня расцеловалась с Наташей, попрощалась с разведчиками, подошла к Афанасьеву. Он взял ее за плечи, их глаза сошлись.

– Береги себя, Аннушку. Ты нужна всем. Нужна мне, слышишь? При встречах с Шене будь особенно осторожна. Не забудь: гестаповец он. Береги себя, Аннушка!!

– Постараюсь…

Старик взмахнул кнутом, и экипаж, шурша колесами по листьям, обильно покрывавшим землю, скрылся в сосняке. Разведчики долго махали вслед, хотя и понимали, что Аня не может их видеть.

– Пора и нам в дорогу, – сказал наконец Афанасьев.

В полдень разведчики близко подошли к дому лесника. Прячась за деревья, пригляделись. Тихо. Вдруг отчаянно залаяла собака. Раздалась автоматная очередь. Собака замолкла. Почувствовав неладное, разведчики залегли, стали наблюдать.

Из дома вышли несколько немецких солдат с большими узлами. За ними, плача, выскочила старуха. Из сарая показался солдат с визжавшим поросенком. Другой солдат выводил из сарая корову. Старуха кинулась к нему, ухватилась за веревку, закричала:

– Не отдам!

Солдат пнул ее в живот. Старуха упала.

Афанасьев скомандовал:

– Подтянуться, взять на мушку грабителей.

Когда возле грузовой машины собрались все немцы, капитан дал по ним длинную автоматную очередь. Офицер, сидевший в кабинете, и несколько солдат упали замертво. Не ушли и другие.

Афанасьев бережно поднял старушку, посадил на лавку.

– Обидчики твои получили по заслугам, бабушка. Только тебе здесь житья не будет. Уходи, родная. Придут другие немцы, в живых не оставят.

– Правда, родимый, правда, – кивала старуха. – Уйду, соколик мой ясный, спаситель мой верный. Вот только отдышусь…

На рассвете разведчики заминировали мост на шоссейной дороге и незамеченными вошли в Черный лес. Шли напрямик, без дороги. Днем заметили группу красноармейцев. С красными звездочками на пилотках. Вооруженных немецкими автоматами. С ними шел, прихрамывая, со связанными руками капитан гитлеровской армии, без фуражки.

"Свои!" – решил Афанасьев и радостно окликнул:

– Товарищи!

Красноармейцы остановились, сдернули с плеч автоматы.

– Мы – свои! – добавил Афанасьев.

– Бросай оружие! – приказал, видимо, старший.

Афанасьев повернул автомат, висевший на шее, дулом к земле, подошел к старшему, протянул документ и пояснил, что он с друзьями разыскивает отряд майора Млынского. Старший проверил документы, улыбнулся белозубой улыбкой и с восточным акцентом представился:

– Октай. Адъютант майора Млынского. К вечеру будем в отряде.

В пути Октай рассказал:

– Утром, понимаешь, взяли "языка" – вот этого гауптмана. Думали, незаметно сработали. Ошиблись. Немцы, понимаешь, бросились в погоню. Но как только их машины въехали на шоссейный мост, он взлетел на воздух. Высоко взлетел. Как в сказке, правда? Буду докладывать майору, не поверит.

– Поверит! – улыбнулся Афанасьев. – Мы подтвердим.

– Вы тоже видели? – обрадовался Октай. – Обязательно скажите майору, обязательно!

– Подтвердить – подтвердим, скажем, – все так же улыбаясь, заверил Афанасьев, – а вот видеть – не видели. Не можем кривить душой.

– Нельзя тогда подтверждать! Майор кривых слов не любит. Кривых людей не любит. Сам он – одна правда. Такого обманывать – грех.

Разведчики рассмеялись.

– А мы и не будем обманывать. Это – наша работа, – пояснил Афанасьев. – Мы заминировали мост.

– Чок сагол! Спасибо! – не сказал – выкрикнул Октай. Крепко пожал руки разведчикам. – На сто лет вам здоровья!..

В лагерь пришли к вечеру. Возле колодца стояла группа бойцов и сержант Бондаренко. Появление в отряде новеньких всегда вызывало повышенный интерес. И сейчас все с любопытством смотрели на новеньких.

Сержант Бондаренко, взглянув, потер глаза, не веря им, отступил назад, сделал несколько шагов вперед, остановился, потом рванулся, протянув руки:

– Наташа!

– Семен! – кинулась к нему девушка. Обняла, стала целовать, приговаривая: – Сеня! Родной мой! Наконец-то нашла тебя! А ведь я знала, знала, что ты жив, что мы обязательно встретимся!..

Пропустив вперед Афанасьева, Октай доложил:

– Товарищ майор! К нам гость с Большой земли!

Млынский поднялся.

– Кого имею честь видеть?

– Начальник разведгруппы "Пламя" капитан государственной безопасности Афанасьев.

– Командир отряда майор Млынский.

Обнялись, расцеловались.

Поняв, что встреча необычная, Мишутка схватил пустой чайник, натянул на голову меховую шапку, бросился за кипятком. Надо же угощать гостей.

Как только на столе задымился чайник и появилась нехитрая закуска, Мишутка сбегал за Алиевым и Серегиным. Млынский представил им Афанасьева и пригласил всех за стол. Завязалась беседа. Отпивая из кружки эрзац-чай, Афанасьев неторопливо рассказывал о том, что командование поручило разведгруппе "Пламя" разыскать отряд и обеспечить всем необходимым для организации надежной радиосвязи с Центром и командованием фронта.

– Я рад, что, несмотря на большие трудности, это задание выполнено, – сказал Афанасьев. – Мы передаем вам рацию и опытную радистку Наташу, она обеспечит идеальную связь. Не девушка – клад.

– Большое спасибо за выручку, – под одобряющие взгляды своих товарищей поблагодарил Млынский.

По просьбе новых друзей Афанасьев рассказал о положении на фронтах. Его слушали, буквально затаив дыхание.

– А теперь приготовьтесь выслушать очень неприятное для вас сообщение, – сказал Афанасьев. – По полученным нами данным, в вашем отряде имеются агенты гестапо.

Непроизвольно капитан взглянул на Млынского и его товарищей. Они сосредоточенно смотрели на него, но, как ему показалось, не проявили никакого удивления. "Вот выдержка!" – подумал Афанасьев и продолжал, заглядывая в блокнот:

– Один из них, по имени Охрим, старший следователь городской полиции. Имеет задание убить командира отряда, то есть вас, товарищ Млынский.

– Верно, – отозвался майор. – Но это в том случае, если ему не удастся выполнить главное – вывести меня в город. Кличка его "Рейнский".

– Точно! – удивился Афанасьев.

– Охрим пришел в наш отряд с группой военнопленных, – пояснил Серегин.

– Действительно работал в полиции, – заметил Алиев.

– Другие агенты мне известны только по кличкам, – закончил капитан. – Вы тоже их знаете?

– Знаем резидента по кличке "Иван". Подозреваем в причастности к агентуре гестапо еще двух прохвостов, но клички их нам неизвестны, – сказал Млынский.

– И по моим сведениям кличка резидента действительно "Иван". Клички других агентов "Сова" и "Лайка". Но, позвольте, откуда вам все это известно?.. А мы-то тревожились! Как бы поскорее вас предупредить!..

– Но это отлично, что наши сведения получили подтверждение, – сказал Млынский.

Млынский рассказал капитану Афанасьеву о подлинной роли Охрима Шмиля, о принятых мерах. Обменялись мнениями и решили, что настало время арестовать резидента гестапо "Ивана" и через него выйти на его агентов "Сову" и "Лайку". Афанасьев согласился с тем, что искать их надо, конечно, среди тех, кто пришел в отряд вместе с Охримом, и одобрил, что подозрительные из этой группы уже взяты под наблюдение. Задержать "Ивана" и привести его к Млынскому поручили Охриму и Октаю.

Октай, выслушав приказание, недоуменно посмотрел на Охрима, но не проронил ни слова.

– Пошли, Фома-невера, – шутливо сказал ему Охрим, довольный, что отряд сейчас избавится от опасного преступника, и ему, Охриму, станет намного легче.

Показал Октаю "Ивана". Он отдыхал под сосной.

– Майор Млынский вызывает, – обратился к "Ивану" Октай.

– К Млынскому так к Млынскому, – бросил "Иван" и потянулся к автомату.

– Постой, – наступил на автомат Октай. – Эта игрушка, понимаешь, стреляет. Не положено к командиру заходить с оружием. Не надо.

– Не надо так не надо, – согласился "Иван", но губы его, заметил Охрим, дрогнули.

– Зачем начальнику понадобился? – - спросил "Иван" Октая, когда они пересекали поляну.

– Мне, понимаешь, приказано пригласить тебя, а зачем – майор сам тебе определенно скажет.

"Иван" вопросительно взглянул на Охрима. Тот пожал плечами.

Млынский, Алиев и Серегин стояли у крыльца. "Иван" настороженно взглянул на них.

– По вашему приказанию прибыл, товарищ начальник.

– Не прибыл, а привели тебя, – поправил Млынский. – И никакой я не товарищ врагу.

Охрим прикрыл Млынского, и нож, выхваченный "Иваном" из-за голенища, врезался ему в плечо. Майор подхватил Охрима. "Иван" что есть сил бросился в чащу леса.

– Стой! – крикнул Октай, побежав следом и стреляя из автомата поверх террориста. Тот уже вилял между деревьями, но вдруг будто споткнулся, упал.

Вакуленчук ногой перевернул труп, осуждающе взглянул на Октая.

– Я не хотел, мичман. Видимо, срикошетила одна из пуль… – Октай кинулся к Охриму, возле которого уже хлопотала Наташа, взял его из рук майора, понес в медпункт.

Вакуленчук обыскал труп. Только кисет с махоркой да клочок бумаги, вырванный из какой-то книги. Перебрал пальцами махорку – ничего.

Доложил Млынскому. Тот приказал:

– Передайте матросам, наблюдающим за теми подозрительными, чтобы не спускали с них глаз. При попытке скрыться – задержать, и живыми!..

Да, оставались неизвестными еще два агента гестапо – "Сова" и "Лайка". Те, кого подозревает Охрим? Но подозрение – это еще не доказательство. Одно лишь подозрение не дает права делать вывод, решать судьбу людей. Чекист обязан делать вывод только на основе проверенных доказательств. Так поступать приучила работа в органах государственной безопасности… Проанализируем сложившуюся обстановку. "Сова" и "Лайка" определенно уже знают о провале и смерти своего резидента. Охриму, конечно, уже не доверяют. Могут даже попытаться убить его. А скрыться обязательно попытаются…

– Товарищ майор! – прервал размышления Вакуленчук. – Матросы задержали тех, двоих. За которыми наблюдали. Хотели удрать.

– Отлично! Пусть доставят их ко мне. И сами приходите. С Охримом. Если он сможет…

Охрима под руки поддерживали Октай и Наташа. Увидев задержанных, стоявших со связанными руками посредине комнаты под охраной двух матросов, уверенно сказал:

– Они!

И к задержанным:

– Отпираться бесполезно: я все рассказал.

Под утро все рассказали и задержанные, действительно оказавшиеся агентами гестапо "Совой" и "Лайкой". Млынский допрашивал их вместе с Афанасьевым. На допросе выяснилось, что "Сова" и "Лайка" вовсе и не военнопленные, за которых они себя выдавали, а уголовники.

После бессонной ночи Млынский не стал отдыхать, а пригласил через Октая Афанасьева, Алиева и Серегина – надо было конкретно и совместно обсудить замысленную операцию в городе. Решили послать в город группу в составе лейтенанта Кирсанова, мичмана Вакуленчука и Матвея Егоровича. Тут же пригласили их. Млынский подробно рассказал о задании, вручил каждому аусвайсы – удостоверения, которые немцы выдают местным жителям. Капитан Афанасьев также подробно рассказал об обстановке в городе, дал советы, как вести себя.

Пожелав удачи, Млынский попросил остаться лейтенанта Кирсанова. Афанасьев назвал Кирсанову адреса явочных квартир, пароли, сказал, где находится тайник.

Оставшись с Афанасьевым, Млынский весело произнес:

– С вашим приходом, Семен Иванович, все оживилось. На душе стало радостней. Установили связь с Большой землей. Устанавливаем связь, опять же с вашей помощью, с городским подпольем. Вы помогли разоблачить гестаповскую резидентуру, проникшую в отряд. Вы даже привезли Семену Бондаренко невесту! И всего вас несколько человек!

– А таких оперативно-чекистских групп, Иван Петрович, в гитлеровском тылу уже много. Некоторые из них превращаются в крупные партизанские отряды, бригады, возглавляемые коммунистами.

– А сколько новых прекрасных людей становятся сейчас коммунистами! Только в на-; шем отряде уже более двухсот бойцов пожелали вступить в партию, и сейчас у нас больше половины красноармейцев – коммунисты. Над этим, Семен Иванович, стоит задуматься. Значит, крепка вера в непобедимость советской власти! Крепка вера в коммунистическую партию! Когда историки будут писать о всенародной войне с фашизмом, они не могут пройти мимо этого знаменательного факта. Хочу посоветоваться с вами, Семен Иванович. Прошу к столу.

Млынский развернул карту.

– Вот, полюбуйтесь! Здесь, – он указал на красный кружочек, – наш отряд, а вот совсем рядом, – Млынский ткнул пальцем в синий квадрат, – расположен большой военный аэродром. За последние дни немцы завезли сюда боеприпасы, сосредоточили здесь несколько десятков тяжелых бомбардировщиков. Я думаю, что теперь, когда вы доставили нам рацию, радистку, настало время избавиться от такого соседства.

– Согласен с вами, и сделать это нужно как можно скорее.

Наташа передала на Большую землю две радиограммы. В первый сообщалось, что разведгруппа "Пламя" установила связь с отрядом Млынского. Во второй указывались точные координаты немецкого аэродрома, краткие сведения о нем.

Утром Наташа приняла ответную радиограмму. Центр сообщил, что за образцовое выполнение заданий за линией фронта в гитлеровском тылу майор Млынский, капитан государственной безопасности Афанасьев и комиссар разведывательной группы Белецкий Советским правительством награждены орденами Красного Знамени. Ответ на вторую радиограмму вечером дали летчики. Бомбардировщики дальнего действия волнами появлялись над аэродромом, сбросив на него тонны бомб. Взметнувшиеся в небо желтые языки пламени убедительно свидетельствовали о точности удара.

Работу советских летчиков наблюдали все бойцы отряда.

– Похоже на то, что вы избавились от соседей, – сказал Афанасьев.

– От аэродрома определенно ничего не осталось! – ответил ликующий Млынский. – Молодцы летчики!

Млынский и Афанасьев прошлись вдоль домиков, присели у колодца. В крошечное окошечко, казалось, единственное в тучах выглянула луна. Она как бы поздравила отряд с победой и тут же спряталась.

– Опасная у вас работа, Семен Иванович, – дружески обратился Млынский к Афанасьеву. – Жена небось сна лишилась, волнуясь?

– Это верно, Иван Петрович, что работа наша нелегкая. По себе знаете. А что касается жены, не женат я. Плохой мне не нужно, а хорошая подождет, пока фашистов разгромим. Мечтаю, Иван Петрович, заняться научной работой по своей гражданской специальности, только не знаю, сбудется ли мечта. До выслуги мне еще далеко, больше пятнадцати лет надо поработать, а ведь сами понимаете, заявления не подашь: мол, отпустите…

Капитан Афанасьев махнул рукой, рассмеялся.

– В лирику ударился! А ведь отлично понимаю, что мечте моей не сбыться, по крайней мере, до окончания войны. А там постараюсь, как говорится, без отрыва от производства… Да что я все о себе. А где ваша семья, Иван Петрович?

– Честно говоря, не имею никакого понятия. Если жена с сынишкой и матерью не успела эвакуироваться, определенно фашисты замучили. Семьи чекистов они не милуют.

– Извините, пожалуйста, Иван Петрович. И далеко ваш город?

– Если напрямик, лесом, за день можно дойти. Но разве бросишь отряд?

– Не позавидую вам, – вздохнул Афанасьев. – Еще раз извините, что коснулся душевной раны. Но что-то придумать надо, и не откладывая. Ну, хотя бы для того, чтобы узнать, где семья. И попытаться спасти…



***

Все эти дни Наташе и Семену не удавалось поговорить: то она была занята, то он. Чаще – Семен. В отряде накопился целый ворох различных документов на немецком языке, добытых разведчиками, и надо было в них разобраться, кое-что перевести. Накоротке, правда, встречались, да что скажешь за две-три минуты? И вот сегодня, когда уже начало темнеть и повалил крупными мокрыми хлопьями снег, Наташа услышала тихий стук в окно, увидела приплюснутый к стеклу нос, улыбающиеся глаза.

– Семен! – радостно вскрикнула она, надела шапку, накинула на плечи полушубок, выбежала из дома, с налету обхватила шею Семена обеими руками, чмокнула в гладко выбритую щеку, влажную от снега.

– Пойдем!

Семен поднял соскочивший с плеч Наташи полушубок, помог надеть.

– Куда, Наташенька?

– Неужели мы не можем позволить себе такой роскоши – просто-напросто погулять?

Взяла под руку, потащила к заснеженному лесу. Когда сели на поваленную бурей сосну, ласково сказала, прижавшись:

– Теперь расскажи, как воевал?

– Разве на такой вопрос ответишь? Как все.

– Неправда! – Наташа вынула из кармана гимнастерки сверкнувший в сумерках портсигар. – Узнаешь?

– Неужели тот самый? Наташенька, милая, да как же он к тебе попал? Тогда ты знаешь уже многое…

23

Экипаж остановили при въезде в город. Высокий фельдфебель попросил предъявить документы. Пропуск Ани держал долго, но больше смотрел на нее.

– Не окажет ли красавица Анна честь провести вечерок в кафе? – вызывающе спросил немец, возвращая пропуск.

– Нет! – строго ответила Анна.

В районе рынка она отпустила извозчика и сразу же заметила, что за ней следят. Резко изменила направление – пошла к центру города. То ускоряла, то замедляла шаг, а довольно полный, средних лет человек неотступно следовал за ней. Надо было избавиться от нежелательного преследования, и Анна направилась к зданию гестапо. Зашла в бюро пропусков. Толстяк последовал за ней. Аня сняла телефонную трубку и набрала номер Шене. К счастью, он оказался на месте. Услышав его голос, Аня громко спросила:

– Господин Шене? Здравствуйте. Вам большой привет от гауптмана Радля… Узнали?.. Сейчас подойдете?.. Хорошо, хорошо, я в бюро пропусков.

Шене обрадовался встрече с Аней. Вызвал машину и повез в гостиницу.



***

Через двое суток Охрим, обросший и похудевший, поздним вечером пришел в первую попавшуюся на пути воинскую часть и потребовал, чтобы его срочно доставили к начальнику городского гестапо. Ночью он уже сидел в кабинете Отто Кранца и подробно докладывал.

– Почему не убит Млынский? – строго спросил Кранц.

– Стрелял, но промахнулся, – ответил Охрим. – Мы с "Иваном" вывели Млынского в лес. Казалось, все делаем наверняка. Как только "Иван" отошел в сторону, – мы такое условие имели с ним, – я приготовился полоснуть в спину Млынскому, да не успел сделать этого. Верный человек Млынского следил за мной. В самую последнюю минуту вышиб автомат, выстрел пришелся в землю. Я его прикончил из пистолета, но он, стервец, успел все-таки садануть меня ножом.

Охрим сдернул рубашку, осторожно снял окровавленную тряпку с плеча.

Кранц внимательно осмотрел незажившую рану.

– Здорово он тебя! Как же ноги успел унести?

– Тут "Ивану" в ножки поклониться надобно. Я бежать, он – за мной. Млынскому успел внушить, чтобы на базу возвращался немедленно, жизнь его нужна, сказал. Пообещал поймать бандита, это, значит, меня, и доставить живым или мертвым. Бежали мы с ним этак километров пять, а потом он мне счастливой дорожки пожелал, а сам воротился.

Охрим тяжело вздохнул, закончил:

– Вот я и стою перед вами, как на духу. Виноват – казните. Только видит бог, не повинен, не щадил живота своего.

– Задание-то провалено!

– Никак нет, господин начальник, – заверил Шмиль. – "Иван" велел передать, что он не зря ходит в сержантах немецкой армии, что помнит он о своем долге. Просил заверить, что Млынскому не миновать пули, видит бог, не миновать. Что касаемо меня, я старался, господин начальник. Собрал важные сведения об отряде.



***

Сейчас Шене никто не мешал усиленно ухаживать за Аней. Но только ухаживать.

– В нашем роду чтится верность, – отвечала Аня на его домогательства. – И не забывайте: мой муж на фронте рискует жизнью.

Вечера, как правило, Аня проводила в компании Шене и его друзей. Это было самое неприятное время, но и небесполезное: подвыпив, гестаповцы и армейские офицеры, не стесняясь ее, обменивались фронтовыми и городскими новостями. Днем она занималась основными делами.

Сегодня Шене заявился к Ане в гостиницу расфранченный, похвастался, что награжден орденом "Железный крест", и по этому торжественному случаю устраивает в офицерском кабаре ужин. В зале их поджидало уже около десятка офицеров гестапо и вермахта. Шене каждого представил Ане, В одном из офицеров по приметам, с которыми ее ознакомил капитан Афанасьев, Аня опознала "Фауста".

Захмелевшие офицеры наперебой приглашали Анну танцевать. Раскрасневшийся от счастья Шене милостливо разрешил Ане станцевать с каждым по танцу.

Танцуя с "Фаустом", она шепнула ему на ухо:

– В Берлине, говорят, сильные холода.

Руки "Фауста" чуть-чуть дрогнули. Он поправил пенсне, также тихо ответил:

– Скоро будет жарко.

Пароль означал не только установление связи, но и то, что на другой день, не позже двенадцати часов, "Фауст" вложит сообщение в тайник.

"Фауст" не обманул. Удостоверившись, что за ней нет слежки, Аня отнесла пакет в другой тайник. Утром следующего дня пакет вручили Афанасьеву. Он вскрыл его, обрадовался:

– Вот и заработал наш "Фауст"!

Прочитав одно из сообщений, нахмурился.

– Немцы опять готовят операцию по уничтожению вашего отряда, – сказал он, передавая сообщение Млынскому. – "Фауст" молодец, приложил и копию плана операции.

Млынский ознакомился с планом и с поясняющим его сообщением "Фауста", спокойно сказал:

– У них расчеты очень примитивные: ночью незаметно пробраться в район нашего лагеря, окружить его и уничтожить спящих. Как бы не так!

– Немцы клюнули на один из наших вариантов, майор.

– Это так, капитан, только вариант этот самый невыгодный для нас. Ну, ничего. Сами его придумали.

– Будем надеяться, что Охрим не струсит.

24

Фон Хорн проснулся ранее обычного и в приподнятом настроении: накануне, вечером, ему сообщили, что в его распоряжение прибывают две танковые дивизии, парашютно-десантная бригада и части авиационного прикрытия.

Генерал вызвал парикмахера, подстригся, одел новый китель, с трудом натянул начищенные до блеска сапоги, покрутился перед зеркалом и приказал адъютанту Крюге накрыть стол на три персоны и пригласить прибывающих командиров танковых дивизий.

Позавтракать не пришлось. Фон Хорну доложили, что на рассвете в тылу его армии партизаны взорвали два железнодорожных моста, склад боеприпасов и полностью уничтожили роту СС.

Взбешенный, он выскочил из-за стола, подошел к столику с телефонами. Вызвал начальника гестапо Отто Кранца.

– Господин оберштурмбанфюрер! – начал он. – С такой охраной моих тылов, какую обеспечиваете вы, я не могу воевать! Накануне готовящегося наступления вы лишили меня боеприпасов, затруднили подвоз резервов и вывоз раненых. Потрудитесь навести порядок в моих тылах, коль скоро вам поручено это дело…

В полдень Кранцу позвонили от шефа, потребовали под личную ответственность представить объяснение, почему до сего времени не уничтожен отряд Млынского.

Потом еще звонили, уточняли, требовали написать, сообщить срочно и сверхсрочно. Отто Кранц впервые за многие годы почувствовал, что тучи над ним сгущаются. Он вызвал начальников отделов Шмидта и Зауера и в крайне раздраженной форме потребовал доложить, какие приняты меры для ликвидации отряда Млынского.

Перелистывая толстый том дела, Шмидт докладывал:

– По нашим данным отряд Млынского базируется в Черном лесу. Как вам известно, мы внедрили в отряд четырех наших опытных агентов, которые имеют задание разложить отряд и убить Млынского, если он не клюнет на изготовленное нами письмо его жены.

– Когда же это случится?

– Трудно сказать, дело в том, что с нашими агентами связь еще не налажена.

– Вот так и работаем! – раздраженно бросил Кранц. – Вам-то, Шмидт, нельзя забывать, что Охрим уже покинул отряд. Он у нас сейчас, и вы с ним имели честь беседовать. Даже под защиту его взяли. На западе сходило, здесь будет выходить боком. Не забывайте этого, Шмидт.

Отто Кранц закурил, встал, несколько раз прошелся по кабинету, затем остановился, побарабанил пальцами по столу. Зауер и Шмидт молчали.

– Вы, Шмидт, примите меры к установлению связи с нашими людьми, которые проникли в отряд, – приказывал шеф. – Если мы не уберем с дороги Млынского в самое ближайшее время, он натворит столько, что потом нам придется расплачиваться своими головами. А вы, Зауер, прикажите завтра же повесить на городской площади жену и сына Млынского, а также всех партизан, находящихся в тюрьме. Одновременно форсируйте операцию по выявлению коммунистов, комсомольцев, активистов и лиц, подозреваемых в связях с партизанами.

Вечером Шмидт вызвал в гестапо Раздоркина и предложил ему совершить ходку в Черный лес в отряд Млынского.

Раздоркин насупил серые, лохматые брови, положил руку на грудь, тяжело вздохнул.

– Они меня уничтожут! Пощадите, у меня дети!

– У нас нет времени для разговоров! Вы пойдете завтра на рассвете. Это приказ. Должен был идти ваш племянник Охрим. У него серьезное ранение. Он вам распишет каждый кустик. Найдете. Если, конечно, захотите.

– Родной племянник едва ноги унес, а зараз меня на верную погибель посылаете. Зачем же жестокость такая, господин начальник?

– Раздоркин, вы забыли, видимо, где находитесь? – строго спросил Кранц.

– Простите, господин начальник, это так, по недопониманию наболтал я.

– Другой раз думайте, что говорите. Подробное задание и описание маршрута движения с указанием ориентиров вы получите перед уходом в лес, а сейчас даю вам три часа на сборы.

На следующий день Зауер позвонил Петренко и приказал снять с виселицы на городской площади трупы повешенных.

– Будем вешать партизан, – пояснил он.

– Каких партизан?

– Разумеется, русских. Из отряда Млынского.

Петренко остолбенел. Он тут же примчался в гестапо и добился приема у Шмидта.

– Я прошу вас, господин Шмидт, освободить мою невесту.

– Она партизанка и будет повешена со всеми, кого мы захватили в лесу.

– Она моя невеста, я люблю ее! – не унимался Петренко.

– А она вас?

– Это не имеет никакого значения! Вы только передайте мне ее. Все остальное я сделаю сам. Я в долгу не останусь.

– Хорошо. В лесах, примыкающих к го" роду, вот уже несколько месяцев действует советская разведывательная группа. Она систематически передает в Москву разведывательные данные. Пусть ликвидирует ее ваша полиция, и вы получите за это свою красотку!

– Вы обещаете это?

– Слово офицера великой Германии! – отрезал Шмидт. – Имеющиеся данные на эту группу возьмите у Зауера. Пригодятся.



***

На рассвете в городской тюрьме загремели замки и засовы. Надзиратели открывали тяжелые двери, выгоняли на тюремный двор полусонных, измученных побоями и допросами людей.

Сюда же вытолкнули и Анну Сергеевну с Володей. Впервые они встретились после долгой разлуки.

– Мама! Мамочка! – закричал Володя и протиснулся сквозь толпу заключенных к матери. Мать прижала его к коленям.

– Не плачь, сынок, папа рассчитается с фашистами за наши муки.

Из комендатуры высыпали с автоматами наперевес эсэсовцы, окружили арестованных, стали загонять в железные кузовы автомашин.

Когда к машине подошла Анна Сергеевна с Володькой, офицер гестапо взглянул на бумагу, затем на арестантский номер Млынской и сделал знак. Их отвели в угол двора. Вскоре к ним привели еще десять человек. У некоторых были перевязаны головы, руки, сквозь повязки выступала кровь.

Кузовы автомашин заполнили до отказа, затем захлопнули железные дверцы.

– Куда их повезут? – спросила Анна Сергеевна у молодого человека с седыми волосами.

– На тот свет. Их уничтожают на наших глазах в душегубках, – тихо ответил он.

Анна Сергеевна побледнела, еще крепче прижала к себе Володьку, стала целовать в голову, в лоб, в щеки. Их окружили солдаты, у каждого на поводке рослая овчарка. По команде офицера открылись массивные железные ворота, и арестованных вывели на улицу.

– Мамочка, нас куда ведут? – робко спросил Володька.

– Не знаю, милый, – ответила Анна Сергеевна, обнимая худенькие плечики сына.

Вдоль улиц, по которым шли узники, стояли толпы людей. Поймав глазами Володьку, пожилая женщина быстро вынула из корзины кусочек хлеба, протянула арестованным, со слезами на глазах сказала:

– Передайте ребенку.

Один из конвоиров крикнул:

– Цурюк! – и с размаху ударил женщину в бок дулом автомата. Она рухнула на мостовую.

Стоявшие на тротуаре люди закричали:

– Доколе можно терпеть такое?

Неожиданно над конвоиром взметнулась дубина и с треском опустилась на его голову.

– Бей их, гадов! – закричали из толпы.

И началось.

Арестованные и многие из горожан, стоявших на тротуаре, вцепились в конвоиров. Послышались стрельба, лай собак, крик, топот.

– Тикай с пацаном, чего стоишь! – бросил Анне Сергеевне один из узников.

Млынская схватила Володьку за руку, протиснулась на тротуар и во всю мочь побежала вперед, успев заметить, что следом за ней семенит какой-то старичок. Он тяжело дышал, задыхался, но старался не отстать. Навстречу бежали полицейские. Анна Сергеевна подняла Володьку, перебросила через невысокий глухой дощатый забор, крикнув:

– Беги, сынок!

Автоматная очередь наповал сразила ее.

Она уже не слышала, как Володька кричал: "Мамочка, мамочка!", не видела, как старичок юркнул в калитку, которую она не заметила, пробежала, схватил Володьку за руку и потащил в глубь двора, оказавшегося проходным.

– Только ента молчи, внучок, а то немец услышит – и каюк нам с тобой…

С улицы доносился гул машин и треск мотоциклов. Это Отто Кранц, узнав о нападении на конвой, бросил отряд СС и полицию на поиск разбежавшихся арестованных, освобожденных, по его твердому мнению, партизанами.

Эсэсовцы и полицаи прочесывали квартал за кварталом, начались повальные обыски, аресты. Подозрительных хватали и на машинах доставляли в тюрьму.

Ночью, на тюремном дворе, всех расстреляли.

Утром в гестапо пожаловала комиссия из Берлина. Возглавлял ее обергруппенфюрер Занге…



***

Петренко направил во все села, прилегающие к лесу, агентов. Самого надежного, "Злого", доказавшего преданность тем, что он выдал нескольких коммунистов и комсомольцев, затем повешенных на городской площади, проинструктировал лично и послал в Зеленый Гай: по данным гестапо, там дважды появлялся русский радист.

– Не сомневайтесь, господин начальник, – сказал "Злой", пересчитывая немецкие марки. – У меня с большевиками особый счет: раскулачили, в Сибирь выслали, хозяйства крепкого лишили. Кровью они заплатят мне!

– Расписку давай, что деньги получил.

На рассвете "Злой" оделся победнее, взял моток веревки и с десятилетней дочерью Ириной пришел в лес. Просматривал участок за участком, для маскировки собирал сушняк, складывал его в кучки.

Время перевалило за полдень, а никаких следов не обнаруживалось.

– Папа, что там горит? – спросила Ирина, показав в сторону замеченного ею серо-сизого дымка, цеплявшегося за деревья.

"Злой" обрадовался, словно клад нашел.

– Цыц! Сиди тут и – ни гу-гу!

Осторожно, по-воровски, стал подбираться к тому месту, откуда поднимался дым.

Ельник расступился, и на небольшой поляне "Злой" увидел землянки, прижавшиеся к косогору, возле которых на срубленном дереве сидели несколько человек в штатской одежде.

"Злой" спрятался за елью, внимательно стал рассматривать. Он не заметил, как возле него появился молодой человек с автоматом.

– Что здесь делаешь, отец?

"Злой" вздрогнул от неожиданности, довольно спокойно ответил:

– Собираем с дочкой дрова.

– Что-то я не вижу твоей дочери?

– Как же ее можно увидеть, ежели она в ельнике поджидает меня. Доверия нет, пойдем покажу дочь мою, Иринку.

– Пойдем.

Когда увидел мелькнувшую вдали фигурку девочки, сказал:

– Забирай свои дрова и уматывай отсюда. О нашей встрече никому ни слова. Понял?

– Как не понять? Чай, не ребенок.

Растянул веревку на земле, положил на нее несколько охапок сушняка, связал крепко ношу, подбросил слегка на спине.

Выйдя из леса, "Злой" скинул на землю сушняк, вытянул из-под него веревку, скрутил.

– Папа, а зачем дрова бросил?

– Не твоего ума дело! Быстрее, быстрей!..

В деревне Зеленый Гай зашел к родственнику, попросил лошадь.

– Занедужил что-то. В больницу бы мне. А Иринка пусть подождет.

Коня не щадил, хлестал упругой хворостиной. На взмыленной лошади подкатил к городской полиции.

– За такие сведения, – восхитился Петренко, – получишь тонну пшеницы. Тридцать пудов сегодня, остальные потом, когда схватим разведчиков.

Петренко ликовал. Пусть знает гестапо, что он слов на ветер не бросает. Не пошел – побежал к Отто Кранцу.



***

Отто Кранц ночью поднял по тревоге батальон СС, отряд городской полиции. Операцию по ликвидации наконец-то обнаруженной разведывательной группы русских решил возглавить сам.

Под покровом ночи эсэсовцы и полицаи вошли в лес, блокировали выходы из лесного квадрата, где, по заверению "Злого", находится лагерь разведчиков. На рассвете стали подкрадываться к поляне. Отто Кранц предпочел не рисковать – держался сзади.

Расступился ельник, открылась поляна, землянки. Все так, как описал "Злой".

Но почему никого нет?..

Отто Кранц приказал залечь, выждать.

А по ту сторону небольшой поляны прижались к земле пять человек: комиссар Белецкий, разведчики Ляшкевич, Корецкий и помощники разведчиков Субач и Остапенко, комсомольцы из близлежащего села.

Разведчик не скрыл от комиссара, что вблизи лагеря был какой-то старик, собиравший, по его словам, с дочкой сушняк. Видел разведчик и дочку. А вот спросить старика, кто он такой, откуда, не догадался, и теперь ругает себя. Отругал его за беспечность и Белецкий. Всей группой искали старика и не нашли.

Почуяв беду, Белецкий приказал Прокопченко и Дьякову немедленно уходить с рацией, чтобы спасти ее во что бы то ни стало, а сам с остальными остался собрать нехитрое хозяйство разведывательной группы, заминировать лагерь.

Никто не предполагал, что беда навалится так быстро. Они успели сделать все. Вот только уйти не успели. Все понимали, что лагерь, конечно, окружен.

На поляне по-прежнему никто не появлялся. Из землянок никто не выходил.

– Огонь! – скомандовал Кранц.

Эсэсовцы и полицаи открыли стрельбу по землянкам.

Никто не отвечал.

Решив, что лагерь оставлен, Отто Кранц приказал полицаям осмотреть землянки, а эсэсовцам прочесать лес вокруг поляны. Сам же предпочел остаться на месте, подумав: "В этом русском лесу каждый куст может выстрелить!" Ему показалось, что один из кустов и впрямь живой, качнулся, и Кранц метнулся за дерево, обстрелял куст.

Ответа не последовало.

Первый наступил на мину "Злой". Его разорвало на куски. Раздались взрывы и у других землянок, и на поляне. Оставшиеся в живых побежали с поляны. Несколько полицаев ринулись в ту сторону, где залегли разведчики и куда, прочесывая лес, уже подбирались эсэсовцы.

– Приказываю отходить, я прикрою, – сказал Белецкий товарищам. Положил перед собой под правую руку три гранаты, пристроил поудобнее автомат.

Разведчики молча переглянулись. Они видели, что при малейшем движении комиссар невольно морщился – больная нога, видимо, вызывала острую боль. Сюда довели комиссара под руки. Сам идти еще не может.

– Выполняйте приказ!.. Ну что же вы? Я прошу вас! Мне ведь все равно не уйти. Умоляю вас!..

Разведчики, не отвечая, также положили перед собой гранаты.

– Вы еще можете прорваться!..

Между деревьев показались эсэсовцы и полицаи. Комиссар и разведчики дали по ним дружную очередь из автоматов. Уцелевшие, прячась за деревьями, стали окружать, беспрерывно стреляя.

Кольцо все сжималось и сжималось. Огненное кольцо. Смертельное.

Разведчики, чуть приподнявшись, бросали гранаты и тут же валились, изрешеченные автоматными очередями.

Белецкий оглянулся – в живых остался только он. Да и сам он был ранен. Взял в обе руки гранаты, рывком поднялся, успел бросить одну, выкрикнуть:

– За родину!..

Выполняя приказ комиссара, Прокопченко и Дьяков далеко отошли от лагеря. Судьба товарищей их беспокоила. Что с ними? Они слышали выстрелы, взрывы гранат, порывались вернуться, но не осмелились нарушить приказ.

И все же не выдержали. Спрятали рацию и, соблюдая осторожность, чтобы не нарваться на засаду, – к лагерю, чуть ли не бегом.

Вот и поляна и землянки. Деревья вокруг изрешечены пулями и осколками гранат. Еще пахло пороховым дымом.

Никого!

Прокопченко нашел лишь окровавленную шапку комиссара.

Постояли в скорбном молчании. Молча вернулись и к месту, где спрятали рацию. Тяжелая утрата не располагала к разговору. Невольно думалось: товарищи определенно погибли – сдаваться в плен никто не станет, а вот они – живы…

Взяв рацию, вышли из леса. Неубранной кукурузой пробрались к замеченной ими ветряной мельнице. Нашли кем-то сделанный лаз, влезли, нащупали местечко, где можно было лечь, прилегли, изредка посматривая на светящиеся стрелки часов.

В условленное с Центром время развернули рацию, передали о случившемся и – бежать подальше от опасной теперь мельницы: пеленгаторы противника уже могли засечь место передачи.

Подошли к домику, одиноко стоявшему на окраине деревушки. Несмело постучали в окошко. Загремел засов, скрипнула дверь. Худая, словно из одних костей, старушка вгляделась.

– Что вам?

– Мать, если можно, что-нибудь поесть.

– Входите, сынки.

Войдя в дом, Прокопченко и Дьяков сняли автоматы, спросили:

– Немцев в селе нет?

– Вчера было много, все парашютистов искали. Из леса привезли пятерых убитых партизан, положили возле школы и все село согнали, чтобы опознать их. А их разве опознаешь? Немцы выкололи глаза, отрезали уши.

Старушка приподняла передник, приложила к повлажневшим глазам.

– Народ говорит, – продолжала она, – партизаны успели-таки отправить на тот свет фашистов и этих, полицаев-прислужников. Кто клянется, штук тридцать, а кто заверяет, все пятьдесят, не меньше…

По улице пронеслись на огромной скорости мотоциклы.

Хозяйка будто опомнилась.

– А вы кто такие будете?

– Партизаны, – ответил Прокопченко. Старушка, не то испугавшись, не то обрадовавшись, сказала:

– Сейчас же забирайтесь на чердак. Узнают немцы, какие у меня гости, сожгут дом, сожгут вас и меня вместе с вами.

Прокопченко и Дьяков залезли на чердак. Старушка принесла им чугунок с картошкой.

– Откушайте, чтобы с голоду не померли.

Мимо дома в направлении мельницы шли и шли автоматчики.

Весь день и провели на чердаке, а когда стемнело, поблагодарили старушку, вышли осторожно из дома, взяли курс на Черный лес, куда ушел капитан Афанасьев с товарищами.



***

Отто Кранц за завтраком подробно, со смаком рассказывал о том, как удалось ликвидировать разведывательную группу русских.

Слушая его, обергруппенфюрер Занге щурил глаза: пробивавшиеся сквозь большое окно солнечные лучи падали прямо на него. Неожиданно спросил:

– Когда вы покончите с отрядом Млынского?

– Скоро, очень скоро, господин Занге.

Закончив завтрак, Кранц вызвал Петренко и в присутствии Занге вручил ему бронзовую медаль за верную службу фюреру.

– Премного благодарен за награду! – гаркнул Петренко. Спохватился, что, наверное, нужны какие-то другие слова, поправился: – Служу нашему великому фюреру!

Кранц, довольный, улыбался.

Петренко решил воспользоваться хорошим настроением Кранца, спросил подобострастно:

– Когда я смогу получить свою невесту, господин начальник? Вы обещали…

– Сегодня вечером. Только смотрите, чтобы не убежала. Отвечать придется вам.

– Не убежит, извольте не волноваться, господин начальник! – обрадовался Петренко. Попятился, открыл задом дверь, скрылся за нею.



***

Дед Матвей поспел к заутрене. Когда раздался колокольный звон, пожилой прислужник с трудом открыл настежь массивные двери. Матвей Егорович вошел в церковь первым. Следом за ним, беспрерывно крестясь, древняя старушка. Других верующих пока не было. В церкви полумрак. Освещалась она лишь немногими свечами.

"Ента хорошо, – размышлял Матвей. – Ента мне сама пресвятая богородица помогает!.."

– Шапку-то сними, – позевывая, сказал ему старичок, продававший свечи. Когда он зашел в церковь, Матвей и не заметил.

Матвей Егорович сдернул шапку, ругая себя за оплошность. С зажженной свечой уверенно прошел в ту сторону, где, как ему растолковал Афанасьев, находилась икона Божией Матери. Поставил перед иконой на подставку свечку, опустился на колени, перекрестился, склонился в поклоне и, запустив руку в отверстие подставки справа, вытащил пакет, сунул в карман полушубка. Еще земной поклон – и из-за пазухи выдернул свой пакет, вложил в тайник.

"Ента можно смываться али еще поклониться?" – раздумывал дед. Взглянул на строгий лик Божией Матери, поклонился до холодного каменного пола, не спеша вышел из церкви.

Протопал по одной улице, по другой, оглядываясь, как советовал Афанасьев. Будто никто следом не идет. Свернул в переулок, вошел во двор деревянного одноэтажного домика, трижды постучал в дверь. Она открылась. Кто-то невидимый в темноте взял Матвея за руку, провел по темному коридорчику.

– Сюда, – сказал он, открыв дверь в освещенную керосиновой лампой комнату, а сам исчез, прикрыв за собой дверь.

Матвей огляделся и невольно попятился: за столом сидели два немецких офицера. Смотрели на него. Улыбались.

Допятился до двери, но тут один из офицеров голосом мичмана Вакуленчука сказал:

– Своих не узнаешь? Загордился?

– Подходи, Матвей Егорович, – пригласил другой голосом лейтенанта Кирсанова.

Вгляделся – они: Вакуленчук и Кирсанов. Рассмеялся:

– Натуральные хрицы!

Подошел поближе, еще раз вгляделся, и только тогда достал из кармана пакет, положил на стол.

– Получайте, господа хрицы, подарочек дорогой.

– Ну и молодец вы, Матвей Егорович! – похвалил Вакуленчук, развертывая пакет. В нем – документы. Большинство на немецком языке. На обороте топографической карты, отображавшей оперативную обстановку на участке армии фон Хорна, пометка по-русски: "Особой важности, немедленно вручить по назначению". Такие же пометки имелись на многих других документах. В пакете была вчетверо сложенная записка. В ней сообщалось, что гестапо и полиции удалось уничтожить комиссара разведгруппы Белецкого и четверых разведчиков: Ляшкевича, Корецкого, Субача, Остапенко. В бою с разведчиками погибло двадцать немецких солдат и двенадцать полицейских. В знак особых заслуг перед фашистами предатель Петренко награжден медалью и ему передается под личную ответственность находящаяся в тюрьме медсестра Зина. В воскресенье вечером Зину доставят на квартиру Петренко. Возможно, на церемониале передачи будут присутствовать и чины из гестапо. В конце записки сообщался адрес и прилагался план квартиры Петренко.

Отобрав документы особой важности, Вакуленчук аккуратно свернул их, обвязал тряпочкой и передал дедушке Матвею.

– Как можно быстрее доберитесь в отряд и вручите их капитану Афанасьеву или майору Млынскому. Только им.

– Можете не сумлеваться, Матвей сделает, что нужно.

Дед натянул поглубже заячью шапку, подошел к двери, оглянулся, хитро подмигнув, спросил:

– А вас когда ожидать?

– После выполнения задания, – ответил Вакуленчук. – Да, чуть не забыл! Майору скажите, что его Володька в надежных руках.

Ему нужны отдых и лечение.



***

Вечером в квартиру Петренко, не торопясь, вошли два офицера. Расфранченный, слегка пьяный Петренко сидел за богато сервированным столом. Он ожидал, когда полицейские привезут Зиночку. Увидев офицеров, обрадовался, выскочил из-за стола навстречу.

– Вы на свадьбу? Благодарю за высокую честь! Очень рад! Присаживайтесь, пожалуйста! Невесту сейчас привезут!..

– Да. Мы пришель тебе на свадьбу, – подтвердил коренастый офицер, подходя к жениху. Вытащил нож и вонзил его в горло Петренко. – Сволочь! Предатель! – добавил он, оттаскивая вместе с товарищем труп в другую комнату.

Сели за стол. Стали закусывать.

Вскоре к дому подкатила грузовая машина. Два рослых полицая ввели Зиночку.

– Хайль Гитлер! Доставлена благополучно!

Вместо ответа офицеры выдернули из кобур пистолеты.

– Хенде хох!

Коренастый офицер обезоружил полицаев, связал руки и ноги, вставил в рот кляп, за ноги оттащил в соседнюю комнату, положил рядом с трупом Петренко.

Офицер с усиками, улыбаясь, показал Зиночке на дверь.

Он очень напоминал кого-то из знакомых, но кого именно Зиночка не могла вспомнить.

Офицер легонечко подтолкнул ее к двери. Перед домом стояла легковая машина. Коренастый офицер услужливо распахнул дверцу, сказал: "Битте!" – и сам сел рядом. Немец с усиками дал газ, и машина, набирая скорость, понеслась по улице. За городом свернула на проселочную дорогу, к лесу.

Немец с усиками резко затормозил.

– Выходите, Зиночка! – сказал коренастый офицер. – Неужели не узнала? Вакуленчук я.

– А я Кирсанов, – представился немец с усиками.

– Милые вы мои!..

– Кончать с эмоциями! – строго сказал Вакуленчук. – Уходить надо!

Шли всю ночь. Зиночка рассказала о своих злоключениях, расспрашивала о Мишутке, об отряде.

Пришли утром усталые, голодные.

– Тетя Зина вернулась! – закричал Мишутка и что есть сил бросился к ней.

– Сынок мой! – целовала его Зиночка. – Вот мы и опять вместе. А папа здоров?..



***

О дерзкой операции партизан обергруппенфюрер Занге узнал утром. Отпивая маленькими глотками черный кофе, он наблюдал за мрачным лицом Отто Кранца. Потом сказал:

– Смотрите, коллега, как бы этот Млынский вас не стащил…

25

Прокопченко и Дьяков днем укрывались в лесных зарослях или на заброшенных колхозных фермах – скот немцы вывезли в Германию. Ночью, обходя населенные пункты, до предела забитые войсками, продвигались к Черному лесу. Где-то там Афанасьев с товарищами.

Совершенно обессиленные, они подошли на рассвете к старенькой избе, стоявшей на краю села. Окоченевшие пальцы не слушались, и стук в закрытое ставнями окно получился слабый, словно мышиный шорох. В избе что-то упало. Старушечий голос тягуче спросил:

– Кто там?

– Свои, – хрипло отозвался Прокопченко.

– Чего спать не даете? – недовольно спросила старуха, но дверь открыла.

– Нам, бабушка, малость отогреться, и мы уйдем, – попытался успокоить ее Дьяков.

– Куда вы уйдете? Уже рассветает! – даже рассердилась старуха. – Или неведомо, что кругом фашист? – Подняла крышку люка подвала, сбросила туда старое одеяло, потертый полушубок, почти приказала: – Спускайтесь. В подвале сухо. Можно и поспать. Вот наварю картошки, тогда разбужу.

– Спасибо, бабушка, – поблагодарил Прокопченко, закрывая за собой крышку.

При свете карманного фонарика Прокопченко развернул рацию и обнаружил, что кончилось питание.

– Дело – табак! – сокрушенно сказал Дьяков. – Без рации мы как без рук.

– А она без питания – одна канитель.

– Твоя правда. Пользы никакой, а захватят с ней – секир башка.

Решили опасное хозяйство спрятать в подвале. Ножами вырыли в углу подвала яму, обвернули в плащ-палатку радиостанцию, шифры, коды и закопали.

Их разбудила хозяйка, накормила вареной картошкой, напоила чаем, заваренным липовым цветом, и, вытирая набежавшие слезы, рассказала о том, как утром немецкие солдаты повесили перед школой двух партизан.

– Може, вот так и мой Николка болтается где-нибудь на перекладине, – говорила старушка, а слезы струйками лились из ее выцветших глаз.

– Не плачьте, бабушка, слезами горю не поможешь, – сказал Дьяков. – Не долго терпеть осталось, скоро погоним фашистов с нашей земли.

– Скорей бы. Уже невмоготу.

Вынула из-за иконы в углу узелок, развязала его, из стопки фотографий нашла одну, передала Прокопченко.

– Может, где и встретите?

Прокопченко внимательно посмотрел на фотографию, затем передал ее Дьякову.

– Где он служил?

– По морской части, а где сейчас, не знаю. Коренастый такой, смелый.

Прощаясь, старушка сказала:

– Только не забудьте, фамилия наша Вакуленчук. Коли встретите сына, передайте, что мать его очень ждет.

– Добре, бабушка, как увидим, обязательно передадим, – пообещал Прокопченко и скрылся в темноте вслед за Дьяковым.

Порывистый ветер больно бил в лицо мокрым снегом, слепил глаза.

Во второй половине ночи резко захолодало. Легкая одежда промерзла и не грела. Снежная карусель усилилась. Идти пришлось вслепую. И тут вконец обессилевшие разведчики наткнулись на что-то обледеневшее. Скирда сена! Это было спасением.

С большим трудом выдрали верхний слой, залезли в образовавшуюся нишу, зарылись в сено и тут же уснули.

Спали долго. Разбудила немецкая речь, храп лошадей.

Поняли: из скирды, с противоположной стороны, брали сено.

Прокопченко и Дьяков опасались пошевельнуться, притаили дыхание, надеясь, что немцы наберут сена и уедут. Как вдруг в левую руку Прокопченко впились острые вилы. Разведчик удержался от вскрика, прикусив губу. Когда вилы врезались и в правую руку, он не выдержал, невольно вырвалось: "Ой!.."

– Хенде хох!

Прокопченко нащупал спусковой крючок автомата, но пальцы не слушались.

Солдаты отбросили сено, увидели ноги Прокопченко, выволокли его из скирды. Один из солдат ударил Прокопченко по голове прикладом автомата, и тут же упал: Дьяков полоснул по нему автоматной очередью. Воспользовавшись замешательством, Дьяков выбрался из скирды, метнул гранату вслед убегавшим солдатам. Упал еще один немец, будто споткнулся. Лошади, испуганные взрывом гранаты, рванулись и понеслись по полю без дороги. Солдаты залегли в снег, беспорядочно стреляя. Дьяков бросил в их сторону вторую гранату, склонился над товарищем, поволок его за скирду.

– Потерпи, дружок. Еще несколько шагов и мы…

Не договорил, упал на Прокопченко…



***

Капитан Афанасьев, несколько раз пытался связаться по рации с комиссаром Белецким, но безрезультатно. Значит, беда. Только бедой можно объяснить молчание.

Через несколько дней Наташа передала ему полученную из Центра радиограмму. Центр сообщал о гибели комиссара Белецкого и оставшихся с ним разведчиков, предлагал принять меры к розыску Прокопченко и Дьякова, создать новую базу, сразу же сообщить ее координаты. В конце радиограммы подчеркивалась важность заданий, порученных разведывательной группе "Пламя", необходимость ускорить выполнение наиболее срочных.

Прочитав радиограмму вдруг затуманившимися глазами, капитан встал – он сидел за столом с Млынским, снял шапку.

– Что случилось? – встревожился майор.

Афанасьев молча протянул ему радиограмму, вышел, забыв надеть шапку.

Сидевший неподалеку на пеньке Бондаренко подскочил к капитану – уж больно неуверенно он передвигался. Помог сесть на пенек. Отошел в сторонку. Уйти не решился: а вдруг понадобится?..

Капитан, опустив голову, раздумывал, пытаясь ответить на мучивший его вопрос: что же могло случиться?.. Как немцы обнаружили лагерь, находившийся далеко от дорог, в чащобе?..

Так и не найдя ответа, Афанасьев вернулся к Млынскому, сказал, что он должен с товарищами покинуть отряд.

До выхода из Черного леса разведчиков, по указанию Млынского, сопровождали сержант Бондаренко с группой бойцов и, конечно же, дедушка Матвей. Он гордился, что Млынский именно его попросил быть проводником. Вел уверенно, обходя топкие места, густые заросли.

Ночью дед Матвей первый заметил впереди огонек. Сказал Афанасьеву. Осторожно подошли. На поляне, у костра сидел пожилой человек в бедной и рваной крестьянской одежде, грел руки. Когда Афанасьев его окликнул, испуганно вскочил, пояснил:

– От немцев бежал. Хочу примкнуть к партизанам.

Дед Матвей взял из костра горящую хворостину, поднес к его лицу.

– Постой, постой, – сказал он, пристально вглядываясь. – Так ента же Раздоркин! Самый главный начальник городских полицаев! В прошлом кулак, а теперь душегуб хрицевский!..

– Обыскать! – распорядился капитан Афанасьев.

Дед Матвей обыскивал придирчиво. В кармане рваного полушубка нашел пистолет "Вальтер", за поясом финский нож. Передал пистолет и нож Афанасьеву, сплюнул на руки, вытер их о штанину, сказал:

– Дерьмо – ента и есть дерьмо!

– Как поступить с ним? – спросил Афанасьев.

– Судить всенародно. В отряде, – дал совет Матвей.

– Правильно, – согласился Афанасьев. – Далеко, дедушка, отсюда до озера?

– Версты три с гаком. Ежели напрямик, на север.

– А сколько в "гаке"?

– Ента еще версты две будет, – ответил под общий хохот дед Матвей. И, направив на Раздоркина автомат, скомандовал: – Пшел, господин предатель!

Сержант Бондаренко, отойдя несколько шагов, спохватился:

– Счастливого пути, товарищ капитан. Держите теперь все время на север, как советует Матвей Егорович.

– Спасибо, – отозвался Афанасьев. Взглянул на компас, сказал разведчикам: – До рассвета нам нужно выйти к Гнилому озеру. Там отсидимся в камышах до сумерек, а ночью с помощью нашего "Рыбака" переправимся.

– К утру выйдем, – ответил за всех Дьяур.

26

Едва пробился рассвет, карательный отряд Курта Шмидта с овчарками на грузовых машинах достиг Черного леса. Эсэсовцы и полицаи, прячась за деревьями, полукругом стали углубляться в лес. Впереди цепи, пригибаясь, с автоматом шел долговязый, рыжий, рябой Захар Гнида – из местных жителей, закадычный друг "Ивана".

Черный лес Гнида знал, как свою хату. Когда Охрим предложил его проводником, согласился не раздумывая. Не зря же Гниду прозвали немецкой овчаркой номер один. И кто прозвал? Сами полицаи. Правда, называли так за его спиной, опасаясь сказать в глаза, но Гнида знал об этом и даже гордился, воспринимая кличку как дань своей храбрости.

Валил густой снег. Ветер со свистом загонял его под воротники солдатских шинелей, швырял в глаза. Солдаты горбились, натягивали на уши пилотки. Быстро темнело. Захар Гнида шагал впереди уверенно.



***

Наташа принесла Млынскому очередную радиограмму штаба фронта. Ознакомившись, майор поручил Октаю срочно пригласить Алиева, Серегина и Вакуленчука.

– Штаб фронта, – сказал он, – предложил боя с карательным отрядом не принимать, а пробиваться на восток. Выходить из лагеря будем по незаминированному проходу. Для прикрытия отхода в лагере оставим пулеметчиков и краснофлотцев. Старший – мичман Вакуленчук. Доверяем вам, мичман. Продержаться нужно до четырех ноль-ноль.

– Сколько надо, столько и продержимся, товарищ майор.

– Потом разрешаю отходить, мичман. Ищите нас восточнее Гнилого озера, в районном центре.

– Там же немцы! – удивился Вакуленчук.

– На войне всякое бывает. Сейчас там немцы, а утром будем мы. Нужно и нам обогреться, запасы пополнить.

– Ясно, товарищ майор.

Когда отряд благополучно вышел за пределы минированного поля, Вакуленчук приказал занять круговую оборону в дзотах. Увидев дедушку Матвея, строго спросил:

– Почему не ушли с отрядом, Матвей Егорович?

Дед разгладил усы.

– Могу и догнать. Только кто вас ночью из леса выводить будет? А ну, сказывай? Без меня вам все одно, что без ентой штуки, которая путь-дорогу показывает.

– Это верно, что вы точнее компаса проведете, – улыбнулся мичман. – Только берегите себя, пожалуйста. Долго ли в бою до беды.



***

В 23 часа Захар Гнида вывел карательный отряд к лагерю. Когда все подтянулись, Курт Шмидт строго предупредил, что успех операции решит внезапность, а поэтому не курить, не разговаривать, не шуметь.

Вполголоса отдал команду осторожно пробираться к лагерю.

Те, кто был в первых рядах, попали на минированное поле. На вторые ряды обрушился шквальный огонь пулеметов и автоматов.

Ползком и короткими перебежками эсэсовцы и полицаи повторили попытку приблизиться к лагерю. Их подпустили поближе, забросали гранатами.

Каратели опять залегли.

– За мной! – закричал Шмидт, кинувшись с пистолетом. За ним устремились эсэсовцы и полицаи. Многие подрывались на минах. Бойцы Вакуленчука опять пустили в ход гранаты. Пулеметчики и автоматчики вели уже прицельный огонь по карателям. Выглянувшая луна помогала им.

Дед Матвей сначала никак не мог приноровиться вести прицельный огонь, автомат слушался плохо, норовя сразу выпустить все пули. Дед чертыхался и наконец-то усвоил, как нажимать на спусковой крючок, чтобы очереди получались покороче и точнее. Завидя офицера – это был Курт Шмидт, дед долго водил автоматом, пока решился дать короткую очередь.

– Готов! – крикнул он. – Второй. – И к Вакуленчуку: – Ента первого хрицевского офицера я сразил ишшо в первую империалистическую, а сейчас и второго. Аль не слышишь, мичман?

– Не до разговоров, дед. Видишь, еще напирают!

Но эсэсовцы, подняв Курта Шмидта, отступали. За ними охотно побежали уцелевшие полицаи.

Вакуленчук взглянул на часы. Они показывали четыре часа пятнадцать минут.

– Теперь вы самый главный, Матвей Егорович, – сказал Вакуленчук. – Ведите!

Дед шагал впереди и, хотя в темноте никто не мог видеть, то и дело подкручивал усы. Он делал это всякий раз, когда гордился собой.

27

По Берлину расползались мрачные слухи. Передавали шепотом, и самым близким, что под Москвой "что-то случилось". Слово "отступление" было под строжайшим запретом. Оно могло немедленно привести за колючую проволоку концлагеря.

В газетах появились скупые сообщения, что немецкие войска "в целях выпрямления линии фронта отходят на заранее подготовленные позиции западнее Москвы". В город потянулись бесконечные эшелоны с ранеными. Госпитали были забиты до отказа. Ночью Берлин вздрагивал от разрывов бомб – в столицу прорывались советские бомбардировщики.

Эльзе не составило труда установить истинное положение через высокопоставленных друзей отца.

Красная Армия, о которой берлинские газеты и журналы писали, что она разбита, и окончательно, неожиданно нанесла сильнейший удар, и неизвестно, удастся ли остановить наступление русских. Эльза решила переждать тревожную зиму в Швейцарии. Перед отъездом она написала письма мужу и Крюге. Красавец адъютант еще волновал ее…

Генерал фон Хорн и начальник штаба его армии до поздней ночи уточняли план наступательной операции. На рассвете выехали в войска, чтобы лично убедиться в их боевой готовности. Они знакомились с приданными им частями. Обсудили с командирами дивизий детали плана и систему координации предстоящего сражения. Командующий и его штаб делали все, чтобы в предстоящей операции взять реванш за ряд неудач последнего времени.

Осмотром войск фон Хорн остался доволен.

Вечером, вернувшись в штаб армии, фон Хорн увидел в приемной Отто Кранца. На нем не было лица. Фон Хорн протянул гестаповцу руку.

– Чем вы взволнованы, господин оберштурмбанфюрер?

Отто Кранц проследовал за фон Хорном и начальником штаба в кабинет командующего.

– Нас последнее время преследуют неприятности, – начал он. – Одна надежда на вашу помощь, господин командующий.

Таким генерал еще не видел Кранца. Куда делась спесь? Чем вызвана этакая трансформация?

Фон Хорн достал из ящика сигару, срезал кончик, закурил, выжидая, что еще скажет гестаповец. Отто Кранц снял очки. Последнее время, когда приходилось волноваться, он то снимал их, то надевал опять.

– Некий отряд русских солдат, – сказал он, – известный у нас как отряд майора Млынского, активизировал свои действия. Эти действия приняли организованный характер. Этот отряд действует как единица регулярных частей Красной Армии.

Выпуская кольцами дым, фон Хорн с иронией спросил:

– Неужели его не уничтожил Шмидт?

– К сожалению, нет… Курт Шмидт убит. Его солдаты ценой больших потерь захватили лагерь, но там уже никого не было. Исчезли! Испарились!

– Сочувствую вам, господин оберштурмбанфюрер! Это, конечно, очень сложно – силами войск СС справиться с кучкой бандитов!

– Отряд Млынского – не бандиты! Я повторяю: это регулярная часть Красной Армии, а воевать с ней, как это всем известно, – обязанность вермахта. У вас больше войск. Несравнимо.

– Господин оберштурмбанфюрер! Воевать надо не числом, а умением. Так говорил русский полководец Суворов. Неважно, что сказал это русский. Важно, что сказано совершенно правильно. И среди русских попадаются умные головы.

– Но, генерал, в нашем поражении есть и частица вашей вины. Вы обязаны были подкрепить нас регулярными частями для уничтожения этого крупного и отлично вооруженного отряда Красной Армии. Подчеркиваю: Красной Армии.

– Я готовлю наступление, господин оберштурмбанфюрер. У меня нет войск для того, чтобы учить воевать эсэсовцев. Впрочем, если только из уважения к вам, лично к вам…

Распахнулась дверь. Адъютант майор Крюге громко доложил:

– Господин командующий! Вас срочно вызывает ставка!

– Извините, господа. Что касается помощи, прошу обсудить этот вопрос с моим начальником штаба…

Через два часа генерал фон Хорн и майор Крюге уже сидели в мягком купе поезда, уносившего их в Берлин. Отпивая маленькими глотками коньяк, фон Хорн обдумывал свой доклад в ставке.

Стук в дверь прервал мысли генерала.

– Войдите, – разрешил фон Хорн. Дверь открылась. Унтер-офицер, виновато улыбаясь, вручил генералу голубой конверт со словами:

– Вам письмо из Берлина. – Увидел сидевшего тут же майора Крюге, добавил: – Вам тоже есть.

Из полевой сумки унтер-офицер вынул такой же конверт, передал Крюге.

– Приятный сюрприз, – буркнул генерал.

– Письма всегда получать приятно, – согласился Крюге.

Фон Хорн поправил пенсне и, не торопясь, желая продлить то особое состояние, которое наступает в предвкушении удовольствия, вскрыл конверт.

Сначала он очень удивился. Эльза не баловала его ласками, тем более в письмах, да еще в восторженном, приподнятом тоне. Он не верил своим глазам. Что случилось с его женой? Дальше пошли вообще непонятные вещи. Какие-то туманные намеки…

Фон Хорн посмотрел на подпись. И почерк и подпись Эльзы. Он вернулся к началу письма. Ах, вон оно что! В обращении стояло не его имя, а Крюге!

Крюге, вскрыв письмо, адресованное ему, похолодел. Он сразу понял, что произошло. Эльза перепутала конверты, вкладывая в них письма. Он замер, лихорадочно ища выхода. Сейчас генерал наконец поймет, что он читает, и…

Фон Хорн спокойно отложил в сторону письмо. Вставил монокль, пристально посмотрел на Крюге. Тот делал вид, что читает письмо.

– Встать! – закричал генерал.

Крюге вскочил.

– Я не требую у вас, майор, объяснений. Я полагал, что вы отлично должны понимать свое место в жизни и трезво оценивать свое положение. В таких вещах всякие объяснения нетерпимы. Серьезный человек делает такие вещи, когда уверен, что о них никто и никогда не узнает. Я не намерен объяснять вам, майор, что от вас требует офицерская честь. Вы свободны!

Фон Хорн брезгливо поморщился.

– Выйдите из купе!

Крюге вышел в коридор. За окном пролегала заснеженная равнина. Чернели на снегу ометы соломы.

"Выходит, что генерал все знал, – лихорадочно раздумывал Крюге. – Все знал и молчал? Требовал соблюдения приличий? Выходит, он как бы нанял меня для своей молодой жены? А что же теперь? Генерал хочет, чтобы я застрелился. Нет! Из-за этого я не застрелюсь!"

Крюге сделал шаг по коридору, за его спиной открылась дверь купе. Крюге оглянулся. Последнее, что он увидел, была вспышка выстрела.

На выстрел прибежали унтер-офицер и два солдата.

Фон Хорн коротко приказал:

– Выбросить эту падаль! Майор Крюге покончил самоубийством.

28

Перед рассветом отряд Млынского неслышно вошел с трех сторон в небольшой районный городок. По сведениям разведчиков, в городке размещались комендатура, жандармская рота и несколько мелких подразделений, охранявших военные склады с боеприпасами и продовольствием. Бойцы, возглавляемые политруком Алиевым, бесшумно сняли часовых у здания комендатуры, осторожно вошли в помещение. Офицеры комендатуры спали. Пришлось разбудить:

– Хенде хох!

Одни тревожно спрашивали: "Что случилось?" – и, увидев вооруженных красноармейцев, тут же в постели поднимали руки, другие ругались, что им мешают спать, но, открыв глаза, торопливо вскакивали с задранными руками. Молодой офицер, совсем мальчишка, упав с кровати, испуганно закричал:

– А-а-а!..

На крик из соседней комнаты вышел пузатый коротыш в нижнем белье.

– Безобразие, господа!..

Кинулся было назад, в свою комнату, но Алиев преградил ему путь.

Выяснилось, что коротыш – сам комендант.

– Извините, господин комендант, что не предупредили о раннем визите, – сказал Алиев. Бондареико перевел.

Бойцы вдруг расхохотались: комендант так тужился как можно выше вскинуть руки, что на кальсонах лопнула пуговица, обнажились кривые волосатые ноги.

– Вот мерзость! – сплюнул Алиев и приказал: – Убрать в подвал эту обезьяну и остальных.

В подвале, где содержались заключенные, завязалась схватка с жандармами. Пришлось забросать их гранатами.

Красноармейцы сбили замки на дверях камер.

– Выходите, товарищи! Вы свободны!

Кое-кого пришлось выносить на руках. С трудом передвигались и те, кто самостоятельно поднялся с цементного пола. Лишь немногие вышли навстречу красноармейцам, радуясь и удивляясь, как они могли оказаться в гитлеровском тылу, далеко за линией фронта. Среди них был широкоплечий молодой красноармеец. Сзади на гимнастерке была выписана черной краской большая цифра "1". Увидев коменданта, он расстегнул гимнастерку.

– Смотрите, товарищи! Это он мучил меня!

На груди парня краснела выжженная каленым железом пятиконечная звезда.

Освобожденные молча плотным кольцом окружили коменданта. Раздались выкрики: "Смерть фашисту!", "Прикончить его!.." Комендант, обращаясь к Алиеву, закричал на ломаном русском языке:

– Пощадите! Я ведь только выполнял приказ! Клянусь мундиром немецкого офицера!

К коменданту пробился пожилой красноармеец. Скинул гимнастерку. На спине несколько широких кровавых полос.

– А это кто кожу вырезал? Отвечай, гад!..

– Разойдись! – строго потребовал Алиев. – Мы его по советским законам судить будем. Можете не сомневаться, получит сполна, что заслужил.

Люди расходились неохотно. Некоторые выкрикивали, что карателя стоило бы расстрелять тут же, в присутствии тех, над кем он так садистски издевался.

Жандармская рота и подразделения, охранявшие военные склады, оказали упорное сопротивление и были уничтожены. В бою погибло больше двадцати бойцов отряда. Тяжело ранен был лейтенант Кирсанов.

– Я – что, – с трудом говорил он, прижав кровоточащую рану на животе. – Я остался живой, а вот ребят жалко: молодые, им бы жить и жить…

Тем временем рота под командованием капитана Серегина и усиленная минометчиками перекрыла дороги из города. Бойцы вылавливали офицеров и солдат, пытавшихся спастись бегством. Кое-кто успел переодеться в штатское, но хитрость не удалась.

Когда местные жители узнали, что их городок захватили красноармейцы, они повалили на центральную площадь. Над зданием комендатуры трепетало красное знамя. Люди по братски, со слезами на глазах обнимали бойцов и командиров, рассказывали о зверствах фашистских оккупантов, расспрашивали о Красной Армии. И обязательно о своих близких и родных, ушедших на войну или в лес к партизанам.

Когда операция по освобождению райцентра была завершена, Млынский приказал открыть склады, взять из них для отряда оружие, боеприпасы и продовольствие. Все, что останется, раздать населению.

Жители с радостью разбирали продовольствие. Многие находили на складах свои вещи, конфискованные немцами. Несколько десятков горожан тут же вооружились немецкими автоматами, заполнили патронами сумки для противогазов и вступили в отряд.

– Хватит с нас, помучились, – говорили они, – пора и немцу счет предъявить!

Когда площадь заполнилась народом, Млынский вышел на балкон:

– Дорогие братья и сестры! Наш священный долг – ни днем ни ночью не давать покоя врагу. Вооружайтесь, вступайте в партизанские отряды, наносите смертельные удары по оккупантам! Этим вы поможете Красной Армии приблизить день нашей победы над немецко-фашистскими захватчиками. Помните, фашисты только мертвые не опасны.

– Смерть фашистам, смерть окаянным! – раздались возгласы в толпе.

– До скорой встречи, друзья!

На южной окраине городка послышались пулеметная стрельба, взрывы гранат.

На балкон вбежал сержант Бондаренко. Млынский вошел с ним в комнату.

– Что случилось?

– Товарищ майор! Капитан Серегин передал, что две роты немцев при поддержке шести танков пытаются прорваться в райцентр. Два танка подбито, уничтожено несколько десятков солдат.

– Передайте капитану, чтобы держался, ему придут на помощь. Под прикрытием темноты отходить вдоль реки к лесу.

И к Алиеву:

– Всех раненых и больных, освобожденных нами, срочно грузите в сани. Складские помещения поджечь, здания гестапо и комендатуру взорвать. Захватить изъятые документы и коменданта.

К Наташе:

– Немедленно передайте в штаб фронта. – Написал в блокноте текст радиограммы, вырвал листок. – Немедленно!

В комнату, столкнувшись в дверях с Наташей, вошла Зиночка.

– Почему Наташа не в духе? – спросил ее Млынский – ему показалось, что Зиночка бросила на Наташу недоуменный взгляд.

– Откуда я знаю, – почему-то обиженно ответила Зиночка. – Лично меня интересует другое: как вывозить раненых?

– Обратитесь к Хасану Алиевичу – заниматься ранеными я поручил ему.

– Спасибо за совет.

Зиночка резко повернулась и пошла к выходу.

– А я знаю, почему Наташа такая грустная, – вмешался Мишутка.

– Почему? – заинтересовалась Зиночка. – Она уже занесла ногу через порог.

– А потому, что волнуется за дядю Семена. Вот почему.

– При чем тут Бондаренко? – спросила Зиночка.

– При том, что они любят друг друга.

– А ты откуда знаешь, кнопка? – оживилась Зиночка.

– Сам видел, как они в ельнике целовались, – серьезно поведал Мишутка.

Зиночка улыбнулась. "Целовались, значит, любят!" – решила она.

Невольно улыбнулся и майор. Натянул Мишутке шапку на глаза. Мишутка поправил шапку, обиженно посмотрел на Млынского.

– Не верите? А я сам видел, сам. И вчера видел, и сегодня. Ну, каждый день…

Зиночка подошла к Мишутке, обняла, присев, что-то прошептала на ухо.

– Папа, можно мне с тетей Зиной?

– Иди, сынок, только слушайся…

Млынский вышел следом, надев шинель, а поверх нее – портупею с маузером. На крыльце столкнулся с Алиевым.

– Посмотрите, Иван Петрович, – показал Алиев на бойцов, увозивших на подводах оружие, боеприпасы, продовольствие. – Обеспечились всем необходимым!

– Да расставание грустное, – ответил майор и потянул политрука в колонну бойцов. – Взгляните, что творится. Не забудьте всем красноармейцам рассказать.

– Да, невесело, – согласился Алиев.

Справа и слева от колонны, стараясь не отстать, торопились молодые женщины с узелками, среди них были и пожилые, и умоляли взять их с собой. Тротуары были заполнены стариками, старухами с малолетними детьми. Кто стоял молча, печально, а кто выкрикивал:

– Куда же вы уходите?..

– Зачем оставляете нас на уничтожение фашисту?..

– Позор…

Млынского больно кольнули эти упреки. Он вышел из колонны к старикам, снял шапку, поклонился, взволнованно сказал:

– Ваша правда, отцы! Виноваты мы перед вами. Крепко виноваты. Рассчитывали на одно, получилось другое. Видать, свои силы переоценили, а противника недооценили. Одному нашему отряду город не удержать. Ведь мы пришли за оружием, боеприпасами, продуктами, чтобы продолжать сражаться с фашистами. На время пришли, отцы. Поймите нас. А мы придем к вам. Честное слово, придем!..

– Оно понимаем, конечно…

– И нас, сынок, пойми…

– Счастья твоему отряду…

– А слово свое сдержи, командир!..

29

К вечеру крупными хлопьями повалил густой снег. Северный ветер бросал его в глаза.

Сразу за райцентром дорога пошла на подъем. Колонна замедлила движение. Извиваясь причудливой лентой, она растянулась по дороге. Млынский вышел из колонны, взобрался на пригорок, оглядел тяжело ступавших по рыхлому снегу бойцов.

– По моему разумению, – сказал он подошедшему Алиеву, – самым подходящим местом для привала может служить лесхоз. Там можно разместить и обогреть бойцов, если, конечно, немцы не сожгли помещений.

– Лесхоз в глубине леса, подходы к нему плохие, так что, думаю, немцы туда еще не добрались.

– Вашими устами да мед пить, политрук. Тогда давайте подумаем, как попасть в лесхоз побыстрее. Силы отряда на пределе. Поспрошайте, может быть, кто-либо из новичков знает эти места. Да не забудьте выставить "маяки". Они помогут бойцам Серегина и Вакуленчука. В такую погоду не мудрено сбиться с пути. Если понадоблюсь, ищите в голове колонны.

Млынский спустился на дорогу и зашагал так быстро, обгоняя красноармейцев, что те невольно смотрели вслед командиру, думая: "И когда только отдыхает Млынский!"

Алиев ждал, пока подтянется хвост колонны. Ее замыкала новая рота, сформированная из жителей городка. Это были люди разных возрастов, профессий, характеров. И одеты по-разному: пальто, куртки, немецкие шинели. Все обвешаны немецкими автоматами, гранатами. Впереди, глубоко дыша, шел работник райвоенкомата старший лейтенант Ливанов. Он в больших не по ноге кирзовых сапогах, в дубленом полушубке, подпоясан пулеметной лентой, на груди немецкий автомат. Утром бойцы отряда освободили его из тюрьмы, и Млынский назначил его командиром роты.

Когда Ливанов поравнялся с Алиевым, тот спрыгнул на дорогу, подошел к старшему лейтенанту, спросил:

– Кто из местных жителей может провести отряд в лесхоз кратчайшим путем?

– Тут и гадать нечего, товарищ политрук. В моей роте сам директор лесхоза, да еще сын лесника в придачу. Закрой им глаза – и то доведут.

– Я хотел бы их видеть.

Ливанов повернулся к роте, крикнул:

– Командира третьего взвода Нечитайло и бойца Алексея Горецвита срочно к командиру роты!

Через несколько минут перед политруком стоял поджарый двухметрового роста старик в стареньком черном пальто с каракулевым воротником, в поношенных сапогах. Старик приложил руку к барашковой ушанке, на которой поблескивала красная звездочка, не без волнения доложил:

– Командир взвода Нечитайло по вашему приказанию прибыл.

Алиев подумал, что Нечитайло в свое время прошел неплохую военную школу. Вслед за стариком, придерживая кобуру пистолета, подбежал чернобровый с высоким лбом, умными глазами, но совсем еще детским лицом юноша. На ходу выпалил:

– Дядя Петь, Алешка прибыл!

Алиев улыбнулся. Положил руку на плечо парня.

– Сколько вам лет, Алеша?

– Скоро будет целых семнадцать.

– Не прибавляй, – окинул юношу ласковым взглядом Ливанов. – Тебе в этом году, в декабре, исполнится только шестнадцать. Это так, для точности. Возраст тут ни при чем. Раз тебя приняли в красноармейский отряд, теперь ты не Алешка, а боец Горецвит Алексей Павлович. Понял? И я тебе на службе не дядя, а командир роты старший лейтенант Ливанов. Дошло? Вот так, племянничек. Соображать надо, когда мирное время, а когда – война.

– В отряде быстро научусь, – покраснел Алешка.

Алиеву понравились эти люди.

– Кто из вас может кратчайшим путем провести отряд в лесхоз? – спросил он.

Ливанов, потиравший замерзшие руки, поторопился:

– Лучше всех это сделает бывший директор лесхоза товарищ Нечитайло.

Нечитайло метнул на него полные обиды глаза.

– Не бывший, а настоящий. Директором лесхоза я работаю восемь лет. Советская власть меня с этой должности не снимала, фашистам я не подчиняюсь. Все мои распоряжения рабочие лесхоза до сего времени признают и выполняют.

– Простите, товарищ директор: поторопился я освободить вас от должности, правильно вы ответили.

– Так оно лучше, – подобрел Нечитайло. И, обращаясь к политруку: – Все дороги в лесхоз знаю хорошо. Правда, за время, как немцы захватили нашу местность, там ни разу не бывал. В каком состоянии эти дороги, честно скажу, знать не могу. Может, боец Горецвит знает? Он бывал в лесхозе.

Алешка с достоинством ответил:

– Берусь провести отряд по любой дороге. Всего двое суток, как вернулся оттуда. – И для достоверности в сторону Ливанова: – Я там у сторожихи тетки Ульяны от немцев прятался. Она меня в райцентр послала за керосином и солью.

Алиев развернул перед парнем топографическую карту района и, подсвечивая фонариком, спросил:

– По какой дороге поведешь, товарищ Горецвит?

Алешка уставился на карту, смущенно признался:

– Я по ней не понимаю.

В разговор вмешался Нечитайло.

– Туда две дороги ведут: одна, нижняя, тянется через Медвежью балку. Там зимой не пройти никак. Очень много снега наметает с холмов, Другая – грейдерная, идет вдоль Белой горы. Если на перевале ее не перемело, значит, пройдем. Ежели… – Директор лесхоза надвинул на глаза шапку, почесал затылок. – Одним словом, риск здесь имеется.

Его перебил Алешка:

– Мы пойдем по третьей, в обход Медвежьей балки, через камыши, мимо питомника, по большой просеке прямо к усадьбе лесника выйдем.

– Ты что, парень, рехнулся? – ахнул Нечитайло. – Отряд погубить захотел? Там же, кроме топких болот и непроходимых зарослей, никакой дороги нет!

– До войны не было. А теперь есть, – обрезал его парень. – Бабы, старики и подростки с окрестных деревень прорубили просеку в чащобе, а болота в эту зиму сильно промерзли. По ним и проложили дорогу. Тысячи кубометров леса перетаскали на себе люди по этой дороге.

– Так уж и тысячи, – усомнился Нечитайло, которому стало неудобно: совсем еще мальчишка, а лучше его, директора лесхоза, знает лес.

– Все течет, все меняется, – заметил Алиев. – И к парню: – Если пойдем по твоей дороге, на сколько километров сократим путь?

– Точно не мерил, но по моему разумению – километров на пятнадцать.

Тут получил возможность показать свою осведомленность Нечитайло.

– Заниженную цифру называешь! Пожалуй, на все двадцать.

Конец дискуссии положил Алиев:

– Раз боец Горецвит ручается, пойдем по его дороге. Товарищ Горецвит, пошли в голову колонны, – предложил он.

Парень метнул лукавый взгляд на Ливанова, сказал:

– Вот так, дядя, соображать надо, когда мирное время, а когда война!

Ливанов вдогонку парню бросил поучительно и строго:

– Смотри, Алешка, дело серьезное, не напутай!

– Не напутаю, дядя!

Поравнялся с Алиевым и, задыхаясь – дорога трудная, а он бежал, – стал выкладывать ему свои обиды:

– Соли достал полкилограмма, а керосина не успел стащить у немцев. Теперь тетка Ульяна ругать будет. Она у меня очень строгая, но душа у нее!.. Побольше бы таких людей!

– Не волнуйся, у нас свечи есть, мы с ней поделимся.

– Спасибо, выручили, а то она, знаете, какая строгая.

– Пока не знаю. Может, не строгая, а требовательная она. Порядок любит. Так это неплохо. Мне нравятся такие.

– Поживете несколько дней в лесхозе, узнаете. Правда, я не боюсь ее, но очень не люблю, когда она перед своей дочерью меня распекает.

– У нее большая дочь?

– Взрослая. – Посмотрел на политрука, вздохнул: – Красавица. Как увидите, сразу влюбитесь. Оксаной звать ее.

– Я не могу влюбиться.

– Это почему же? – удивился Алешка.

– Потому что дома меня ждут жена и дети. Очень ждут. К тому же зачем мне влюбляться, если ты в нее по уши сам влюблен. Отбивать у друга девушку – значит, потерять друга. У нас на Кавказе поговорка есть: "Деньги нашел – ничего не нашел, друга нашел – все нашел. Деньги потерял – ничего не потерял, друга потерял – все потерял".

– А что, очень даже неплохая поговорка, – согласился Алексей.

А политрук продолжал:

– Я нашел в райцентре нового друга – тебя. И теперь не хочу терять его даже из-за красавицы Оксаны. Мы, кавказцы, дружбе верны до гроба. Дороже нашей солдатской дружбы нет ничего. Так что не бойся за свою Оксану.

Алешка слушал Алиева с раскрытым ртом, а потом несмело спросил:

– А вы откуда знаете, что я люблю Оксану?

– А разве мне не сказал об этом ты сам?

– Я-то? В жизни никому не говорил! Да разве об этом можно?

– Эх, друг, не обязательно говорить "люблю", можно другие слова говорить. Важно, как ты их говоришь, как глаза твои ведут себя.

– Вот как интересно, сразу узнали. Только я прошу, не говорите дяде. Он все меня мальчишкой называет, хотя сам в моем возрасте уже давно замуж выскочил.

– Ты хочешь сказать, женился?

– Что в лоб, что по лбу. Я так понимаю.

– Дяде передавать не буду, не беспокойся, – пообещал Алиев.

На повороте дороги к лесу политрук распорядился выставить "маяк" – двух бойцов.

В лес отряд вошел, когда начало темнеть.

Среди высоких сосен и мелколесья скопилось много снега. На полянах его намело уже сугробы. Никаких признаков, что здесь когда-то проходила дорога или тропа, не было видно. В иных местах бойцы проваливались в снегу до колен. Особенно трудно было обходить кустарник. Впереди шагал Алешка. На большой заснеженной поляне он остановился, оглядываясь.

– Ты куда завел отряд, Сусанин? – строго спросил его Ливанов.

– Дайте осмотреться. Это вам не вдоль по Питерской идти.

Алешка несколько раз ткнул в снег палкой, словно брод искал, и начал спускаться по пологой поляне в ту сторону, где, издавая монотонный звук, нервно дрожал на ветру камыш.

– Куда ты к лешему в болото лезешь? Утонуть хочешь? – забеспокоился Нечитайло.

Алешка обернулся, хотел ответить крепким словом, но сдержался, увидев шедших за директором лесхоза Млынского и Алиева. И все же пожаловался:

– Товарищ майор, скажите, чтобы не шумели на меня. В таких условиях я не могу вести отряд. Боец Горецвит свою задачу понял и выполняет ее. Что еще от меня нужно?

– А ты правильно ведешь? Не сбился с пути?

– Чуток, товарищ майор. Лишнего вправо взял. Но вы не беспокойтесь, за камышами точно выйдем на дорогу.

– Сколько до нее километров?

– Что вы! Метров пятьсот – семьсот, не больше.

Майор подозвал Ливанова и распорядился выделить в помощь Алешке пять бойцов.

– Пусть помогут парнишке, – сказал он, – а мы постоим. Весь отряд не может искать дорогу. – И как бы признавая свою вину: – Давно нужно было сообразить!

К Млынскому подошла Зиночка, озабоченно сказала:

– Товарищ майор, мне уже давно пора перевязать и накормить раненых.

Млынский взглянул на светящийся циферблат часов.

– Не теряйте времени. Разбивайте палатки здесь, на этой поляне. – И к Алиеву:

– Скоро сеанс связи. Скажите Наташе – пусть послушает. Отсюда, предупредите, передавать ничего не будем: немцы засекут, завтра весь лес перепашут.

Повернулся к Ливанову:

– Распорядитесь выдать бойцам на ужин сухой паек из расчета банка консервов и пачка галет на двоих.

– Маловато, товарищ майор. Учитывая, что сильный мороз, надо бы эту порцию выдать каждому.

– Еще неизвестно, когда теперь добудем продовольствие, но будь по-вашему: мороз действительно пробирает. Да проследите, чтобы никто не был обижен.

Зиночка успела перевязать и накормить раненых, а бойцы поужинать, когда из-за камышей показался Алешка, сопровождаемый группой бойцов. От ходьбы по глубокому снегу ему стало жарко, он распахнул полушубок, шапкой вытирал лицо. Радостный, подошел к Млынскому.

– Товарищ майор! Нашли дорогу! Нашли!

– Молодец! А шапку надень и застегнись. И поужинай. Через десять минут выходим.

Алешка первым делом разыскал Нечитайло. Тот понял, что неспроста. Сказать что-то хочет обидное. Опередил его.

– А все-таки напутал ты со своей третьей дорогой, Алешка. Из-за тебя ведь все мерзнут.

– Эх вы, невера, а еще директором работали! Да за одно это неверие к людям вас освобождать надо с руководящей должности.

– Ты что, рехнулся? – опешил Нечитайло. – Да знаешь ли ты, что для советского человека это самое тяжкое обвинение?.. – Уже доброжелательно спросил: – Неужели нашел?

– А то нет? За камышами за нашей поляной и начинается. А вы усомнились во мне, перед народом пустобрехом выставили. Обидно! Мне отец говорил, что директор в своем лесхозе не только дороги, а все тропиночки должен знать, из любого места напрямик выйти, – и побежал к своему взводу.

Нечитайло оторопело посмотрел ему вслед. Он побаивался Алешку за колкий язык, но больше любил за честность, правдивость. Не раз с тревогой думал: только бы люди правильно понимали Алешку, а то в жизни очень трудно бывает таким удивительно искренним.

Наташа передала Млынскому радиограмму из штаба армии. В ней говорилось:

"Сегодня в 0.30 в назначенном вами квадрате примите самолет.

Опознавательный знак – по три костра с обеих сторон посадочной площадки. Подробности в пакете, который вручит лично вам Максимов.

Привет. Ермолаев".

Млынский дал прочесть радиограмму Алиеву.

– Ведите отряд в лесхоз, Хасан Алиевич, а я с товарищем Ливановым встречу самолет, отправлю тяжелораненых, перешлю захваченные нами документы.

– А как с немецким комендантом?

– Пусть летит на Большую землю. Нам он не нужен. На рассвете будем в лесхозе. Товарищ Ливанов, Алеше Горецвиту объявите благодарность сейчас же, не откладывая. Впрочем, пусть лучше это сделает Хасан Алиевич: все-таки вы родной дядя Алеше.

Вскоре отряд опять двинулся в путь. Впереди шел сияющий от радости Алешка. За ним в заснеженных шинелях бойцы боевого охранения.

– Хорош у меня племянник, товарищ майор! – с гордостью сказал Ливанов. – Орел!

– Берегите его, – отозвался Млынский, наблюдая за проходившими мимо бойцами. Его порадовало, что многие улыбались. Как значит, подумал он, для бойца пища и отдых, пусть даже кратковременный. Проявляй заботу о красноармейце, он выложится до предела, совершит, казалось бы, самое невозможное.

Зиночка, перевязав и накормив раненых, зашла в свою палатку, сняла шапку, стряхнула с нее снег, стала перед осколком зеркальца расчесывать волосы. Не успела уложить их, в палатку влетел Мишутка, обнял.

– Хочу остаться с тобой! Хочу с тобой!

– Но ты и так со мной.

– А вот папка…

Не договорил. Увидел входившего в палатку Млынского, кинулся к выходу. Майор перехватил его, взял на руки.

– Помогите мне, Зиночка. Сегодня ночью хочу отправить Мишутку самолетом вместе с ранеными на Большую землю, а он твердит, что не желает. Может, вы уговорите его?

– А я хочу с вами. Тетя Зина, не надо…

Не выпуская Мишутку из рук, Млынский сел рядом с Зиночкой.

– Как же решим?

Зиночка дотронулась до огрубевшей руки майора.

– Я прошу вас, пусть Мишутка останется с нами. Мы для него теперь самые близкие.

– Как же он будет переходить линию фронта? Будет бой.

– Со мной. К слову сказать, и самолет будет пересекать линию фронта под обстрелом. Неизвестно, где опаснее.

– Согласен с вашими доводами, Зиночка, но требую, чтобы он отправился с отрядом в лесхоз. Зачем ему целую ночь быть с нами в лесу, на морозе? Еще простудится.

– Вы правы. Пойдем, сынок.

Взяла Мишутку за руку, разыскала Нечитайло.

– Возьмите на свое попечение, пожалуйста. Поглядывайте, прошу вас, чтобы не поморозился.

– Не беспокойтесь.

– Не замерзну! – крикнул Мишутка, довольный, что его оставили в отряде.

К полуночи все было готово. Млынский с тревогой поглядывал на светящиеся стрелки наручных часов. Самолет должен прилететь тридцать минут первого. Сейчас пять минут… Десять… Как медленно тянется время!.. Млынский поднес часы к уху. Идут… Пятнадцать… Двадцать…

– Зажигай!

Слева и справа длинной снежной поляны вспыхнуло по три костра. Все, волнуясь, разглядывали свинцовое небо. Удастся ли самолету прорваться через заслон зенитных орудий на линии фронта?.. Да и в пути следования немало зениток, вражеских самолетов…

Двадцать пять минут первого… Тридцать… Сорок пять…

– Летит! – взволнованно вскрикнул Ливанов, первый услышав звук моторов.

"Дуглас" сделал круг над поляной, качнув крыльями, скользнул на поляну и замер.

Все восторженно кинулись к самолету, размахивая шапками.

Не выключая мотора, летчик вылез из самолета. Спрыгнули мужчина и девушка в штатской одежде. Мужчина принял тщательно упакованный сверток, переданный ему из самолета, осторожно опустил на землю.

К ним подошел Млынский, представился. Мужчина назвался Максимовым, девушка – Тоней. Максимов вручил майору пакет, пояснив, что ответ надо дать как можно побыстрее, и добавил, что ему и Тоне нужен проводник, чтобы немедля добраться до разведгруппы капитана Афанасьева, так как она лишилась радиосвязи с Центром. Млынский пообещал всемерно помочь.

Из самолета полетели на снег мешки с газетами, теплыми вещами: полушубками, валенками, рукавицами. На руки приняли тяжелые ящики с минами, противотанковыми и осколочными гранатами. Товарищи из Центра не забыли прислать и новые автоматы с патронами для них.

Закончив разгрузку, бойцы внесли по трапу в самолет тяжелораненых, помогли подняться легкораненым. Млынский передал пилоту захваченные отрядом различные документы гитлеровского командования. Последним под охраной раненого бойца поднялся в самолет немецкий комендант, явно довольный, что для него война окончена.

Самолет взлетел благополучно.

Проводили его с затаенной тревогой: как-то долетит…



***

Из зарослей камыша Алешка вывел отряд на хорошо известную ему дорогу и заснеженными просеками привел в лесхоз.

В заброшенных зданиях, окруженных высокими сугробами, окна и двери были заколочены крест-накрест досками. Лишь из щелей в ставнях небольшого домика пробивался слабый свет. Нечитайло с Алиевым и Алешкой подошел к нему, по-хозяйски постучал в дверь. Звякнули засовы, и на пороге появилась средних лет худощавая женщина. На плечах ее непрочно держался наспех наброшенный тулуп.

– Ульяна! Принимай гостей! Видишь, сколько я привел их к тебе, – сказал Нечитайло, потирая замерзшие руки.

Ульяна поправила тулуп.

– А кто они, гости твои?

– Тетка Ульяна, разве вы не рассмотрели? Это же наши красноармейцы! – выкрикнул Алешка.

– Батюшки! А я уже все глаза проглядела, высматривая их! Несколько месяцев, кроме старых баб да подростков, что за топливом приходят, никого не видала. Фашиста здесь тоже не было. – Ульяна трижды плюнула через левое плечо, добавила: – Чтобы их, супостатов, вовек глаза не видали!

– Бабы нашенские говорят, что фашист страх как партизан боится, – вставил Нечитайло.

– Ему есть чего бояться, – согласилась Ульяна. – Волка по голове не гладят, а фашист – он куда поганее зверя: и сытый за глотку хватает.

Потянуло теплом. Это открыла дверь из комнаты красивая девушка. Певучим голосом сказала с порога:

– Люди и так замерзли, а вы, мама, еще морозите. И покормить надо.

– Ишь учуяла парней, так высунулась! Неси ключи… Алешка! Керосин принес?

– Соли принес, – робко ответил Алешка.

– Ты никак слуха лишился? Медведь тебе на ухо наступил? Я про керосин тебя спрашиваю.

– Свечи Алеша принес, – заступился Алиев, невольно подумав: "Сущий жандарм!"

– На безрыбье и рак рыба, – примирилась Ульяна. И в сторону Алешки: – Чего столбом стоишь? Заходи в дом. Оксана по тебе соскучилась.

– Скажете тоже, мама!

Алешка метнулся было к двери, спросил Алиева:

– Можно, товарищ политрук?

– Иди, иди, – улыбнулся Алиев. – Если понадобишься, найдем. – И пошел следом за Ульяной, гремевшей ключами. Смотрел на ее широкую спину, думал: "Повезло парню. Видимо, приглянулся он Ульяне. Будет держать его возле своей Оксаны в это тяжелое время как телохранителя. Правильно. Все матери такие…"

Красноармейцы помогли Ульяне. Одни сбили с окон и дверей доски, другие нанесли дров, третьи затопили печи и устлали полы лесным пахучим сеном. Вскоре все бойцы, кроме часовых, впервые за много дней войны уснули крепким сном.

Алиев лично руководил размещением отряда, распорядился истопить печи в помещении для бойцов Ливанова, расставил посты на территории нового лагеря, послал боевое охранение. Довольный, вошел он в кабинет Нечитайло. Зажег свечу, разложил на столе полевую карту. Увлеченный работой, не слышал, как открылась дверь и, осторожно ступая, в комнату вошли Алешка Горецвит и Оксана. Вздрогнул от неожиданности, услышав мягкий девичий голос:

– Товарищ командир, отведайте наших вареников.

Оксана поставила на краешек стола глубокую тарелку, доверху наполненную сочными варениками. Над тарелкой поднимался аппетитный пар. Он разносил приятный запах по всей комнате.

Алиев откинулся в кресле, с нескрываемым удивлением и восхищением смотрел на Оксану.

Когда Оксана стояла в полутемных дверях, она показалась ему просто красивой, и только. Сейчас он подумал, что это не просто красавица, а необыкновенное земное чудо!

Алешка заметил, какое впечатление произвела на Алиева Оксана. С гордостью воскликнул:

– Я же говорил вам, товарищ политрук, что, как увидите Оксану, так сразу и влюбитесь!

Девушка покраснела, придвинула к столу табуретки, сказала решительно:

– Давайте откушаем вместе.

Алешка потянулся было за вареником, перевел глаза на Оксану. Она в упор смотрела на Алешу и улыбалась.

– Ну и дурачок же ты! – сказала Оксана и засмеялась. Смех был ласковый, и Алешка не только не обиделся, обрадовался. Придвинулся к Оксане, не вставая, придерживая табуретку, воровски чмокнул в румяную щечку. Оксана схватила Алешку за волосы, притянула к себе.

В глазах Оксаны и прильнувшего к ней Алешки светилось такое счастье, что есть в их присутствии Алиев посчитал неудобным. Как ни был голоден, как ни вкусны были вареники, поднялся из-за стола, намереваясь выйти из комнаты, не мешать чтобы.

– Куда вы? – очнулась Оксана. – А ну сиди прямо! – строго сказала она Алешке. – Остыли вареники? Я сейчас принесу вам горяченьких, – и выбежала.

– Красивая у тебя девушка, – задумчиво сказал политрук.. – А что ревнуешь – правильно: значит, любишь. Я тоже в молодости ревновал свою девушку. Кто-нибудь на нее посмотрит, меня сразу в дрожь бросало. Вот взгляни, какая она была в юности. – И Алиев достал из кармана гимнастерки партийный билет, вынул из него небольшую фотографию.

– Красавица! – воскликнул Алешка.

– Не говори так – ревновать буду: это моя жена.

Оба рассмеялись.

– А ты повнимательнее всмотрись. Алешка взял фотографию, поднес поближе к глазам.

– Вот чудеса какие! Да ведь это Оксанка. Копия!

– Теперь понимаешь, почему я так смотрел на твою Оксану? Жену вспомнил. Радость коснулась моего сердца и тревога: как она там? Жива ли? Как дети?.. Тяжело, Алешка, на войне, а женатому вдвое. Утром вижу свою Аминат, вечером вижу и днем, а ночью и не говори: пока с ней душу не отведу, не усну…

– Я тоже буду так вечно любить Оксану, честное слово!.. Только вы не говорите ей, ладно? Я сам боюсь ей сказать: засмеется.

Алешка поднялся, натянул шапку, полушубок.

– Можно я побегу? Оксану ждать бесполезно: Ульяна больше не отпустит. Ох и тревожится она за Оксану! А я постучу, она и выйдет, Оксана…

Оставшись один, Алиев доел холодные вареники, прилег на стоявший у стены старый, потертый диван, подложил под голову полевую сумку, телогрейку, укрылся полушубком и сразу заснул. Во сне увидел на Приморском бульваре седого Каспия огромное волнующееся море бакинцев. Они в праздничных одеждах, с букетами ярких цветов радостно встречают его, увешанного орденами, возвращающегося с победой. Впереди всех с самым большим букетом цветов идет его жена, дети и Оксана. С распростертыми руками он бросился к ним, но в это время кто-то схватил его за плечи. Алиев открыл глаза и увидел склонившегося над ним Алешку.

– Зачем разбудил? Такой сон прервал. Да знаешь ты, что я впервые за войну такой хороший сон видел.

– Какой? – спросил Млынский.

Алиев поднялся, протер глаза.

– Приснилось мне, будто мы уже победили фашистов, возвратился я домой, и нас, фронтовиков, пришли на вокзал встречать все бакинцы. И с весенними цветами.

– Думаю, мы с вами доживем до этого радостного дня. Принимайте друзей с Большой земли. Познакомьтесь: товарищи Максимов, Тоня, политрук отряда Алиев.

– Не обманул сон – хорошее предсказал! – засмеялся политрук, здороваясь за руку.

Млынский вскрыл пакет, присланный Центром. Алешка тихонько вышел.

В письме на имя майора с грифом "Совершенно секретно" сообщалось, что капитан Афанасьев с оставшимися в живых разведчиками обосновался северо-западнее Гнилого озера. Указывались координаты базы. Отмечалось далее, что разведгруппа "Пламя" добывает очень ценные разведывательные сведения, но они стареют, потому что Афанасьев, лишившись рации, не может передавать их своевременно и непосредственно. Предлагалось срочно направить в распоряжение Афанасьева старшего лейтенанта государственной безопасности Максимова Николая Федоровича и радистку Тоню, имеющих рацию и питание к ней. Подчеркивалось, что проводником должен быть достаточно проверенный, надежный человек.

– Как смотрите, Хасан Алиевич, если попросим Матвея Егоровича?

– Завяжи ему глаза, скажи, куда идти, – придет. И смелости ему не занимать.

– Остановимся на нем. Замечательный старик!

В другом письме тоже с грифом "Совершенно секретно" штаб фронта, дав высокую оценку боевым действиям отряда, называл место, дату и время прорыва отрядом позиций противника; сообщал условные сигналы, которыми с помощью ракетниц (Максимов доставил их) надлежало пользоваться при подходе к позициям советских войск, во время боя; пояснялось, что операция по прорыву будет поддержана всеми имеющимися силами.

К письму прилагалась карта участка линии фронта, избранного для прорыва.

Млынский и Алиев изучили по карте расстановку сил противника и частей Красной, Армии, пришли к выводу, что место выбрано удачно.

Операции по прорыву штаб фронта присвоил кодовое название "Березка".

– Родное это слово – "березка", – заметил Млынский, – общеславянское. Означает – светлая, чистая. Так же светлы, чисты и наши помыслы, Хасан Алиевич, в нашей всенародной войне с фашизмом. Теперь надо нам продумать, как ускользнуть от врага, чтобы сберечь силы для прорыва.

– Сейчас уходить. Пока непогода.

– Непогодой надо воспользоваться для того, чтобы бойцы отдохнули. Операция потребует громадного напряжения, а люди очень устали. Немного отдохнем и ночами будем подтягиваться поближе к участку прорыва.

Майор загасил свечу, приоткрыл ставню окна. Видно было, как бушевала метель. Сильный ветер кружил густые хлопья снега, наметал в сугробы.

– Не будь войны, сказал бы, что погода пресквернейшая, а сейчас скажу – преотличная. И все же, политрук, проверьте посты.

– Есть проверить…

Ночью Млынского разбудил старший одного из нарядов сержант Петров.

– Товарищ майор, – доложил он. – Двое неизвестных по-пластунски пробирались к вашему дому. Когда окликнули их, открыли стрельбу из пистолетов. Одного прикончили, другого захватили.

– Доставьте сюда. Обыскали?

– А как же, товарищ майор. Вот что изъяли. – И сержант передал майору две гранаты, пистолеты. – Документов нет. – Открыл дверь, крикнул: – Давай его сюда!

Рыжий верзила в крестьянской одежде отвечал, заикаясь:

– Мы с другом пробираемся к своим из окружения. Увидели ваш дом, решили зайти обогреться.

– Ползком? – иронически спросил Млынский.

– Сил лишились. Ишь какая метель!

– А зачем стреляли в часовых?

– С перепугу. Подумали – немцы.

– Вас окликнули по-немецки или по-русски?

– По-нашему окликнули, а мы, стало быть, подумали, что полицейские.

В комнату торопливо вошел Алиев, согнулся над столом, написал что-то, положил перед Млынским. Тот, прочитав, перевел взгляд на задержанного.

– Говорите правду, с каким заданием пришли?

– Какое задание, товарищ начальник? От немцев спасаемся!

Млынский взял записку Алиева, громко прочитал:

– "В убитом опознан агент полиции Захар Гнида. Он имел задание проникнуть в наш отряд вместе с кадровым офицером по фамилии Зильберт".

Ту часть записки, в которой говорилось, что убитый и задержанный опознаны по приметам, сообщенным "Фаустом", – связной только что доставил их из города, – майор не огласил.

– Что вы скажете, Зильберт?

– Я никогда не был немцем!

– Я не сказал, что вы немец. Я только назвал вашу фамилию. Вы подтверждаете ее?

Задержанный молчал. Затем процедил:

– Долгов я… Долгов.

– Хасан Алиевич! Поручите самым тщательным образом осмотреть одежду, обувь этого Зильберта-Долгова и не спускайте с него глаз.

– Товарищ начальник! Зачем позорить? Я же свой. Моего друга не разобравшись убили. Немцы над нами издевались, а теперь…

– Иди, иди!

Вскоре политрук возвратился и доложил, что при тщательном осмотре обуви задержанного под стелькой одного из ботинок обнаружена немецкая визитная карточка, а на ней роспись по-немецки.

– Вот она, – протянул карточку Алиев. Млынский поднес ее к глазам, прочел: Отто Кранц – оберштурмбанфюрер.

– Так это же пропуск к немцам! Введите задержанного.

Тот переступил порог, остановился.

– У вас при обыске обнаружена визитная карточка начальника гестапо. Что вы теперь скажете?

Задержанный обмяк, опустил голову.

– Не Долгов я… Я все расскажу, только прошу ответить: могу я рассчитывать на сохранение жизни?

– Чистосердечное признание рассматривается советским законом как смягчающее вину обстоятельство. И не вздумайте хитрить.

Задержанный в знак согласия кивнул головой.

– Записывайте, – сказал Млынский Алиеву, подав ему бумагу и карандаш. Затем к задержанному: – Мы слушаем вас.

– Фамилия моя действительно Зильберт. Я немец, родился в Берлине, в семье профессора математики. Отец хотел из меня сделать ученого. Я поступил в Берлинский университет на филологический факультет. Усиленно штудировал русский язык, и небезуспешно. По окончании меня оставили в нем аспирантом. А потом… Вместо ученого гестапо сделало из меня шпиона. Мою внешность, больше похожую на русскую, нежели на немецкую, а главное – хорошее знание русского языка было решено использовать в интересах фатерлянда. Сначала меня направили в лагерь, где содержались советские военнопленные. Выдавая себя за русского, я должен был выявлять командиров, коммунистов, комсомольцев. Затем меня направили на Восточный фронт, готовили к заброске в Советский Союз. Я должен был пробраться в Москву или в район Урала и осесть там.

Зильберт передохнул.

– Ваш ночной рейд в город перепутал все карты. Вместо заброски в глубокий тыл Отто Кранцу вдруг захотелось внедрить меня в отряд Млынского. Берлин разрешил ему это. Вывести меня в район отряда поручили человеку, которого вы убили.

– Как фамилия убитого?

– Мне известно, что звали его Захар, а рекомендовал его в качестве проводника сотрудник полиции Охрим Шмиль. Как утверждают мои соотечественники, Охрим доказал преданность Германии своими делами и кровью.

– С каким заданием вас направили к нам?

– Мне поручили осесть в отряде с тем, чтобы при удобном случае незаметно высыпать отравляющее вещество в котел с пищей. Я должен был также на территории расположения отряда периодически выставлять "маяк" для наведения немецких самолетов на цель.

– Где вы должны были взять яд и "маяк"? – Накануне выхода в лес "маяк" и яд мне лично вручил Отто Кранц.

– При обыске они у вас не обнаружены, где вы спрятали их?

– Когда мы добрались до лесхоза, яд и "маяк" спрятали в дупле.

– Показать дупло можете?

– Могу.

– Сколько времени дали вам на выполнение задания?

– Трое суток, считая со дня зачисления в отряд.

– Почему именно трое суток?

– Отто Кранц исходил из того, что новичков вы, как правило, направляете в хозяйственный взвод, где они заготавливают дрова, носят воду на кухню, помогают повару готовить пищу.

Млынский и Алиев переглянулись.

– Что еще готовится против отряда?

– Карательная операция "Волна".

– Когда ее начнут?

– Мне лишь известно, что, если через четверо суток от меня не будет известий, начнется операция.

– Кто вам это сказал? Отто Кранц?

– Что вы! Об операции мне сказал Охрим Шмиль, пояснив, что столь важный секрет открывает мне только потому, что доверяет мне, как себе. Надо сказать, что мы с ним подружились.

– Охрим Шмиль знал о вашем задании?

– Я рассказал ему, также доверяя.

– Как вы нашли отряд?

– Отто Кранц считал, что после рейда в город вы не сочтете разумным продвигаться в сторону фронта, а напротив, пойдете еще дальше в тыл, обходя, конечно, наши гарнизоны. Кранц сделал расчет времени, сколько километров может пройти отряд за час, и назвал нам район, где следует вас искать. И не ошибся. Когда мы подобрались к лесхозу, поняли, что вы здесь.

– Что же убедило вас в этом? Какие признаки?

– Местные жители не станут топить печи глубокой ночью, да еще одновременно.

– Вы наблюдательны. – Млынский закурил сигарету, посмотрел на Алиева. – А мы, политрук?

– Выходит, оказались ротозеями, товарищ майор.

– Если не сказать большего.

Стряхнул в консервную банку пепел с сигареты, повернулся к Зильберту.

– Назовите агентов немецкой разведки, заброшенных в тыл нашей страны.

– Могу назвать, и еще многое рассказать, но гарантируйте мне жизнь и отправьте в Москву. Лично мне эта война ни к чему. Хватит!

– К вашему предложению мы вернемся, Зильберт, а сейчас покажите, где вы спрятали "маяк" и яд. Сходите с ним, Хасан Алиевич. Свяжите руки, возьмите бойцов.

Оставшись один, Млынский вызвал старшего лейтенанта Ливанова, строго сказал ему:

– Под вашу личную ответственность прошу обеспечить охрану пищевого блока. Поварами назначать только проверенных бойцов.

– Да что случилось, товарищ майор?

– Пока, к счастью, ничего. Но если и впредь будем допускать к продуктам, котлам еще не проверенных лиц, может случиться непоправимое: задержанный агент гестапо показал, что имел задание проникнуть в хозвзвод и отравить личный состав отряда – подсыпать в котлы яд.

– Вот сволочи! Приму все меры, товарищ…

Не договорил. Дверь распахнулась, и в комнату ввалились, улыбаясь, заснеженные капитан Серегин, мичман Вакуленчук и дед Матвей. Ливанов схватил стоявший у двери березовый веник, стал старательно сметать с них снег.

– Ты ента чего в комнате?

– Ничего, Матвей Егорович, – обнял его Млынский. – Радость-то какая! – говорил майор, обнимая Серегина, Вакуленчука. – Большое спасибо, что надежно прикрыли отход отряда!

– Товарищ майор! – обратился к нему Вакуленчук. – Вы знаете, наш Матвей Егорович самого Курта Шмидта уложил. Шмидт возглавлял карателей.

– Да ну? Вот это здорово! Спасибо, отец!

Матвей Егорович смущенно заморгал.

– Как могу, стараюсь, командир, – и подкрутил усы.

Заметив, что Серегин вынимает из планшета карту, готовясь доложить, Млынский распорядился:

– Доложите потом. Сначала разместите бойцов на отдых, накормите.

Дедушку Матвея майор попросил остаться, угостил сигаретой.

– Спасибо, командир, но по мне лучше русская махорочка. Она у меня с донником.

– Дайте-ка и мне. Дрянь эти немецкие сигареты.

Свернули по самокрутке, закурили.

– Ароматная у вас махорочка!.. Так вот, Матвей Егорович. Хотел отдых вам дать, а тут… – Майор замялся.

– Говори, говори, командир. Коли дело есть, о каком отдыхе разговор. И за свою Настеньку Матвей ишшо не отработал полностью.

– Нужно срочно найти разведывательную группу капитана Афанасьева.

– Это в поле ветра искать?

– Полегче будет: нам известно, в каком она месте.

– С этого бы и начинал.

– Вы поведете к Афанасьеву двух товарищей, прибывших с Большой земли. Сопровождать вас будут три автоматчика.

– Солидная фирма! Когда идти?

– Сегодня.

– Сегодня тяжело будет. Очень даже: метет так, что света белого не видно.

– Очень надо, Матвей Егорович. Нельзя откладывать. В пути держите ухо востро. Немцев теперь можно встретить там, где и не ожидаешь. Прошлой ночью на территории лесхоза часовые обнаружили двух гитлеровских террористов.

– Неужто?!

– Вы, дедушка, не удивляйтесь. Немец не тот пошел. Раньше и не увидишь его ночью, а сейчас вылазки ночами делает. Запомните это.

Вернулся Алиев. Поставил на стол "маяк" и флакон с прозрачной жидкостью, тепло поздоровался с Матвеем Егоровичем, доложил майору:

– Содержимое флакона мы уже проверили на собаке. Безобидная жидкость. Сказали Зильберту, не поверил. На моих глазах, говорит, проверяли яд. Собаки подыхали от ничтожной доли яда. Кранц утверждал, что флакона хватит на целый батальон.

– Куда же делся яд?

– Зильберт произнес только два слова: "Понимаю, Охрим!.."

Млынский торжествовал, и было от чего.

– А это что? – полюбопытствовал дед Матвей, беря в руки прибор.

– Это, Матвей Егорович, "маяк", прибор, излучающий радиоволны для наведения самолетов на цель, – ответил майор. – Может быть, дорогой мой, хватит расспросов? Лучше отдохните перед тяжелой дорогой. Подниму вас ровно через четыре часа.

– Советский солдат все должен знать, – недовольно буркнул дед Матвей. – Четыре часа отдыха на роту по горло, а один на неделю выспаться может.

– Ох и жадный вы до знаний, Матвей Егорович. Вашу голову да кандидату наук.

Это деду понравилось.

– Спать так спать, – уже благодушно сказал он и вышел.

Млынский, тревожась за предстоящую операцию, созвал командиров.

– Нам с вами, – начал он, – предстоит нелегкое испытание – прорыв на Большую землю через позиции противника. И не только для того, чтобы выйти из окружения. Операция тщательно разработана штабом армии, одобрена командующим фронта. Цель операции – прорвать сильно укрепленные позиции противника, захватить господствующие на участке прорыва высоты, а также важный железнодорожный узел. Тем самым мы с вами поможем частям Красной Армии укрепить свои позиции, задержать, прервать дальнейшее наступление на этом фронте гитлеровских войск. Действовать мы будем вместе с частями нашей армии. После артиллерийской подготовки и ввода в бой советских войск мы должны навалиться на врага с тыла. Наше командование считает, что внезапный удар отряда по противнику с тыла дезорганизует его. Подготовку к операции следует проводить, соблюдая строгую конспирацию, маскировку подразделений. Времени у нас осталось мало. По имеющимся данным, немцы снова готовят против нас карательную операцию. Надо ожидать, что, как только утихнет метель, они бросят самолеты, эсэсовцев. Вчера мы получили с Большой земли оружие, боеприпасы, теплую одежду, медикаменты. И сами добыли у гитлеровцев оружие и боеприпасы. Так что сейчас не с голыми руками. С учетом обстановки, не теряя времени, нам необходимо: провести беседы с бойцами о предстоящей операции, ознакомить их с последними событиями на фронтах, организовать читку газет. Это по вашей части, политрук.

– Сделаем, товарищ майор.

– Плохо одетых и обутых бойцов обеспечить теплой одеждой, валенками, рукавицами. Моряков переодеть в полушубки, чтобы их бушлаты не служили отличными мишенями на снегу.

– Наведем порядок, товарищ майор! – откликнулся Вакуленчук.

– Боеприпасы раздать по ротам. Подробно с планом операции вас познакомит начальник штаба капитан Серегин. Вот пока все. Можно расходиться.

Надо было видеть красноармейцев, когда они получали зимнее обмундирование, новое оружие. Особенно радовались те, кому достались пахнувшие свежей краской автоматы.

Пожилой боец подошел к Бондаренко с новым автоматом, по-ребячьи радуясь.

– Глянь, сержант, какая складная машина! Только с конвейера! Стало быть, брешут фашисты, что все наши заводы уничтожены?

– По-моему, мы только наливаемся силой. Заводы с каждым днем будут давать оружия все больше и больше. Под его огнем гитлеровцы скоро запляшут танец смерти, – уверенно ответил Бондаренко.

– Им и сейчас уже наши задают перца, – поддержал его молодой красноармеец с газетой "Правда".

– Страх как "катюш" фрицы не любят, – вставил. Алешка Горецвит. – О "катюшах" уже легенды складываются.

Бойцы читали и перечитывали свежие газеты, и прежде всего, сводки Совинформбюро. Бьет Красная Армия гитлеровцев! Крепко бьет!..

30

Днем недалеко от лесхоза сторожевое охранение разгромило группу немецких лыжников. Посчастливилось лишь одному обер-лейтенанту Грюнеру. Пленный показал, что его взвод входил в состав разведроты моторизованной дивизии армии фон Хорна, имел задание – искать отряд Млынского. Грюнер также показал, что по отряду готовится сильный удар всей дивизией, что действия отряда изрядно обеспокоили не только генерала фон Хорна, но и командующего группы армий.

Обстановка усложнилась.

– Что будем делать? – спросил Млынский капитана Серегина и политрука Алиева. – Надо что-то предпринять, и срочно, не откладывая.

– Одно ясно, – ответил Алиев, – нужно немедленно уходить. Судя по показаниям Зильберта и Грюнера, противник догадывается, в каком районе находится отряд. Исчезновение взвода разведки Грюнера может подтвердить догадку. Определенно, Грюнера и его солдат уже разыскивают.

– Политрук прав, – поддержал Серегин. – И очень возможно, что нас могут нащупать с часу на час. Но куда уходить? Безопаснее было бы дальше на запад, но до операции по прорыву осталось немного времени.

Млынский разложил на столе карту, присланную штабом фронта.

– Вот район предстоящих действий отряда. Конечно, спокойнее уйти на запад, заслонившись вот этими болотами. Но тогда мы не успеем подтянуться к линии фронта, сорвем операцию "Березка". Выход один: уже сейчас, и немедленно, пробиваться к обусловленному месту прорыва. Линия фронта проходит здесь вдоль лесного массива. Там можно попытаться укрыться. Но мы не знаем обстановки в прифронтовой зоне. Определенно, в каких-то местах в лес вклинились немецкие части. Напоремся на них, погубим отряд. Без предварительной разведки прифронтовой полосы не обойтись. В то же время мало вероятного, чтобы нашим разведчикам удалось пройти по всему маршруту. Без помощи местных жителей не обойтись. Лично вам могу по секрету сказать: товарищи из Центра назвали мне надежного человека – нашего разведчика, действующего как раз в интересующей нас прифронтовой полосе. Он проживает в селе Попельня. Но как с ним установить связь? В прифронтовой полосе всякое передвижение для населения категорически запрещено. Ничего не смог бы сделать даже дедушка Матвей. Его задержал бы патруль. В лучшем случае арестовал бы, а заподозрив в связи с партизанами, и расстрелял бы. Давайте думать.

Млынский, Алиев и Серегин перебрали все возможные варианты, но ни один из них не подходил. Пришли к выводу, что единственная возможность – найти такого человека, который бы не вызвал у немцев или полицаев никакого подозрения.

– Такого мы не найдем, – вздохнул огорченно Алиев. – Любого взрослого задержат. В прифронтовой полосе патрули на каждом шагу.

– А подросток – тот проскочил бы, – произнес Млынский, и, невольно подумав о Мишутке, даже испугался: "Но ведь это очень опасно!"

– Да, подросток, пожалуй, прошел бы, – согласился Серегин. И, как бы читая мысли Млынского, добавил: – Такой бы шустрый, как Мишутка. Да одного нельзя пускать.

– Зачем детей? – взволновался Алиев. – У них вся жизнь впереди! Для них воюем! Что случится – никогда не прощу себе! День и ночь будут стоять перед глазами!

– А что делать? Что? – также взволнованно спросил Млынский, встав с табуретки и заходив по комнате. – Ну, скажи, дорогой Хасан Алиевич, скажи? Не скажешь! Потому что сам отлично понимаешь: иного выхода нет! Ты что, думаешь мы с капитаном такие черствые, бездушные? Да мой Володька, как ты говоришь, день и ночь у меня перед глазами стоит! Сколько он страданий под немцем перенес, и сейчас мучается, а ведь ему, как и Мишутке, только девятый год пошел. А будь он со мной, сказал бы, хоть сердце и облилось бы кровью: "Сходи, сынок. У нас в отряде сейчас полторы тысячи человек. Полторы тысячи жизней. Их надо сохранить, чтобы ускорить победу над сильным врагом. И спасти полторы тысячи человек можешь ты!.." Капитан дело предлагает. Один Мишутка может и растеряться, заблудиться. Пошлем с ним Алешу Горецвита. Расторопный парень, смышленый, непризывного возраста, места знает. Легенда – Мишутка потерял мать, его приютила мать Алеши. Кто-то им сказал, что Мишуткина мама в селе Попельня. Они пробираются к ней. Или – другой вариант – в этом селе дядя Мишутки. Если задержит патруль, Алеша назовет свой адрес. Да он уже примелькался немцам и полицаям. Это даже хорошо. А на обратном пути могут сказать, что матери Мишутки не нашли или были у дяди. Насколько возможно, ребят проводит мичман Вакуленчук со своими краснофлотцами. Они же подождут возвращения. Если потребуется, если ребят все-таки задержат, помогут…

Млынский сел.

– Ну как, друзья? Как скажете, так и решим… Ну что же вы молчите?.. Ну, родные мои… Тогда считайте, что вопрос решен! – И сухо, официально: – Капитан Серегин! Пригласите красноармейца-добровольца Алексея Горецвита, Мишутку и мичмана Вакуленчука.

Подробно рассказав, что и как надо сделать, Млынский поцеловал Мишутку, обнял Алешу.

– На тебя надежда, Алеша.

– Да вы не сомневайтесь, товарищ майор. Проскочим! Пошли, Мишутка.

– Куда пошли? – спросила Зиночка, схватив Мишутку. – Она неслышно вошла в комнату вместе с Оксаной. – Не дам! Лучше меня пошлите! Он же совсем ребенок. Понимаете – ребенок! Сердца у вас нет!..

– Меня пошлите с Алешкой! – решительно заявила Оксана. – Я здешние места хорошо знаю. Алешка, ну скажи, что я пойду с тобой. Алешенька…

– Куда это ты пойдешь? – с порога сказала Ульяна. И к майору, размахивая рукой: – Дочку отсюда никуда не пущу! Она, козыня, не понимает, что немцы набросятся на нее, как мухи на мед, до смерти замучают. Им что до девичьей чести! Если уж куда надо пойти, меня пошлите, меня. Я вам что угодно выведаю – у меня во всех селах приятельницы есть.

– Тихо! – взмолился Млынский. – Вы, Зиночка, занимайтесь своим делом. Вы, Оксана, если не возражаете, зачисляетесь в отряд, поступаете в распоряжение Зиночки – ухаживать за ранеными. Согласны?

– Но…

– Согласна! – ответила за Оксану Ульяна.

– Красноармеец Алексей Горецвит, красноармеец Михаил, мичман Вакуленчук, выполняйте задание!

– Есть выполнять! – бойко ответил Алеша. Вскинул на плечо котомку, взял за руку Мишутку.

Следом вышли Вакуленчук, Зиночка, Оксана. Тетку Ульяну Млынский попросил задержаться.

Зиночка подняла Мишутку.

– Береги его, Алеша. Он совсем еще ребенок.

– И вовсе не ребенок – разведчик я, – горделиво произнес Мишутка. – Да зачем плакать, мама Зина?

– А ты что не поцелуешь меня, Оксана, на дорогу?

– А ты, думаешь, струшу? – И Оксана обняла, поцеловала Алешу в губы. – Алешенька мой!.. – заплакала она.

Алеша и сам готов был зареветь. Он-то хорошо понимал, какое опасное это задание. Страшновато было, но и гордился, что командир отряда доверился ему. "Обойдется", – утешал он себя.

…Млынский долго беседовал с теткой Ульяной. После разговора она быстро собралась в путь-дорогу. Взяла плетеную сумку, положила в нее кое-что из старой одежды. В руках – посох. Провожавшему ее Алиеву тихо сказала:

– Если немцы меня изничтожат, о дочке позаботьтесь. Одна она у меня…

– Себя берегите, а о дочке не беспокойтесь. В обиду никому не дадим. Поосторожнее, прошу вас…

И только сейчас Млынский получил возможность час-другой отдохнуть. Прилег на диван, думал, сразу уснет – не получалось. Глаза закрыты, а отчетливо видится Мишутка – улыбающийся, радостный, что идет в разведку. Явно напускает на себя веселость Алеша, а нет-нет бросит тревожный взгляд… "Папа, иди домой, папа…" – А это Володька! Как Мишутка на него похож!.. А это кто вошел в комнату? Матвей Егорович, Максимов, Тоня. "Проститься зашли", – говорит дед Матвей. "Посидим перед дальней дорогой", – предлагает он, Млынский. Угощает чаем. Максимов, отпивая чай, благодарит за братскую помощь. "Это наш долг", – шепчет он, Млынский. А дедушка Матвей подкручивает усы, спрашивает: "А мне, товарищ командир, куда прикажешь возвращаться после выполнения твоего поручения, а?" Млынский подходит к деду, кладет руки на его худые плечи, а губы шепчут: "Дорогой ты наш отец Матвей Егорович. Мне очень жаль с вами расставаться, но нет в отряде другого человека, который бы так хорошо знал места, где сейчас трудится капитан Афанасьев с разведчиками. Вам и вынуждены поручить это ответственное задание. Знаем, что выполните его хорошо. И оставайтесь в разведывательной группе Афанасьева. Называется она – "Пламя". Сердечные там люди, пламенем горят их сердца. Отряд же будет прорываться через линию фронта. Живы будем – обязательно увидимся. Сроднились мы, дорогой Матвей Егорович". А дедушка Матвей почему-то хлюпнул носом, скрутил преогромную козью ножку, сказал на прощанье: "Ты ента того, командир, сделай так, чтобы вернуться живым. И не сердись на деда Матвея, ежели что не так. Ждать буду, командир. Так вернешься?.." "Вернусь!" – вслух произносит Млынский и открыл глаза.

В комнате никого. Нет, не уснешь! Пригласил сержанта Бондаренко:

– Не забыли немецкий язык?

– Нет, товарищ майор. Владею им уверенно, как и раньше.

– Как вы посмотрите, если мы направим вас в гости к немцам?

– Желания, конечно, не имею, но если надо, я готов.

– Нужно, очень нужно, сержант. Мне тоже не хочется еще раз подвергать вас серьезной опасности, рисковать вами, да и Наташа переживать будет. – Подумал и решительно: – Очень нужно!

– Понятно, товарищ майор. За Наташу – спасибо. Что я должен делать?

– Нужно собрать самые подробные сведения об этом районе. – Майор ткнул карандашом в очерченный квадрат на карте. – Где и как расположены немецкие войска? Что это за войска? Сколько их? Одним словом, требуется самая полная и разносторонняя информация о противнике с учетом того, что, возможно, нам придется идти в этот район. Прифронтовой район.

– Какой-нибудь документ прикрытия найдется?

– В том случае, если вас задержат, будете выступать в роли агента гестапо номер семьдесят один, известного также по кличке "Вальтер". В качестве доказательства принадлежности к гестапо у вас будет визитная карточка начальника гестапо Отто Кранца. Она имеет силу пропуска. О "Вальтере" и я вам расскажу, и сами вы поговорите с ним, выясните все, что может вам пригодится. Идти надо сегодня. Инструктаж через полчаса.

Семен заторопился к Наташе. Не сказать – это хуже.

Наташа сидела за рацией в отдельной небольшой комнатке, в наушниках показалась не то старше, не то посерьезнее. Возможно, потому, что она сосредоточенно что-то ловила в эфире.

Заметив Семена, Наташа сняла наушники.

– Сенечка, сюда заходить нельзя: майор никому не разрешает.

– Знаю, Наташенька, но мне надо кое-что сказать тебе.

– Что случилось? – встревожилась Наташа.

– Ничего не случилось. Просто-напросто ухожу на задание, – ответил Бондаренко так, как говорят, что пошел на прогулку.

– Куда? – поднялась Наташа. – А ну-ка честно говори.

– Честно и говорю: гитлеровцев проведать.

– Сеня!

– Успокойся, милая. Я ненадолго.

– Я что! Обо мне ты можешь не думать, но вот о сыне нашем подумал?

– О сыне? – удивленно протянул Семен. – Наташенька, родная моя!

Семен обнял Наташу, стал целовать в губы, щечки.

– Отпусти, сумасшедший! – отбивалась Наташа. – До дыр процелуешь, как я сыну покажусь?.. – И уже серьезно: – Не считай мои слова упреком. Невольно вырвались. Сеня, ведь я хочу очень немногое: чтобы у моего сына был отец. Совсем скромная мечта.

– Об этом, Наташенька, сейчас мечтают десятки миллионов женщин. Война! Не тревожься. Задание так, не опасное, завтра же вернусь. Ну, поцелуй меня на дорогу.

– Ой! – вскрикнула Наташа испуганно, взглянув на часы. – Чуть не прозевала! Через минуту сеанс связи с Центром. Да уходи же поскорее!

Поцеловала – кинулась к радиостанции.



***

Лесной тропой Алеша и Мишутка вышли на шоссе и по-мальчишески задорно зашагали на восток. Издали увидели, что на повороте, возле дорожного указателя, размеренно расхаживают взад и вперед два рослых немецких автоматчика. А на другой стороне дороги, напротив указателя, стоял полицай – на рукаве белая повязка, за плечами карабин. Рядом с полицаем женщина в роскошной шубе.

Мишутка заметил их, оробел. Алеша сказал ему ласково:

– Не бойсь. Иди смело, а то сами накличем на себя беду.

– Штеен! – крикнул один из автоматчиков. – Документ!

– Какие у нас документы? – ответил Алеша. – Мы несовершеннолетние.

Подошли полицай к женщина.

– Кто такие и куда идете? – спросил полицай.

– У него вот мать пропала, – указал Алеша на Мишутку. – Идем в деревню Попельню. Говорят, там она объявилась.

– У нас подростки документов не имеют, – пояснил полицай немцам. – К матери идут.

Женщина в шубе перевела. Солдат махнул рукой.

– Проходите. Только не болтайтесь, где не положено, – строго наказал полицай.

Отойдя подальше, повеселевший Алеша сказал:

– Вот видишь, пронесло, а ты боялся. Главное, Мишутка, не бояться. Струсишь – заподозрят неладное.

– Не буду больше, – пообещал Мишутка, растирая окоченевшие руки.



***

Вечером, проверив посты, Млынский вызвал капитана Серегина, приказал предупредить всех командиров и бойцов, чтобы в любую минуту были готовы к переходу на новое место. На вопросительный взгляд Серегина ответил, что его выбор будет зависеть от результатов разведки – что сообщит сержант Бондаренко, какие сведения принесут Алеша и Мишутка.

Было не до сна – раздумывал, а что делать, если разведчики принесут малозначащие сведения? Тревожило и то, а вернутся ли разведчики? Вслепую, конечно, идти нельзя. Нельзя пробиваться и с боями – если раньше времени отряд будет обнаружен, операция "Березка" сорвется…

Ночью Наташа принесла срочную радиограмму. Штаб фронта сообщал координаты минных полей противника на линии фронта, в районе предстоящих действий отряда. Перенеся эти крайне важные сведения на свою карту, майор, довольный, сказал Наташе:

– Здорово нам помогает разведотдел фронта! Молодцы! Попрошу вас, подежурьте у рации: могут быть еще срочные радиограммы. Сами в эфир не выходите. Никоим образом.

Наташа бесшумно закрыла за собой дверь, появилась Зиночка.

– За Мишутку волнуюсь, товарищ майор. Пожалуй, мы ошибку допустили, не отправив его на Большую землю.

– На войне трудно угадать, где безопаснее. Да и особая сейчас война – идет не только на линии фронта, но и в тылу противника. Вы сами справедливо говорили, что и по самолету будут стрелять. Стреляли, Зиночка. Самолет с нашими ранеными едва не погиб. Специалисты поразились, как летчик сумел посадить самолет, который скорее походил на решето. Его самого пуля не зацепила, а штурман, радист и несколько тяжелораненых погибли.

– Счастье просто!

– Да, Зиночка, оно и на фронте должно быть.

– Не зря говорит народ: "Не родись красивой, а родись счастливой".

– Это уже по женской линии.

– Ну что же? Если мне, женщине, положено немножечко счастья, я хотела бы, чтобы оно сопутствовало не мне, а Мишутке.

– Все будет хорошо, Зиночка. Вернутся наши орлята живыми и невредимыми.

– Мы с Оксаной только этой надеждой и живем.

– Оксана за маму тревожится?

– Не только. За Алешу тоже.

– Он родственник ее?

– Пока нет.

– Как это понять?

– Вот так и понимайте: любовь.

– Сильное это чувство, если даже война не властна над ней.

– Любовь сильнее смерти. Никто не может отнять ее у человека, – краснея, сказала Зиночка и заторопилась к выходу.



***

Ульяна довольно быстро обошла села, которые назвал ей Млынский, повстречалась со знакомыми, от них узнала, где стоят немецкие гарнизоны. Кое-что сама увидела. Несколько раз ее задерживали, но Ульяна убеждала, что пришла менять старые вещи на продукты, – запаслась ими на этот случай. Беда подстерегла позже, когда уже возвращалась домой. На контрольном пункте у развилки шоссе ее узнал полицай. Строго потребовал:

– Ну-ка, рассказывай, зачем пришла из леса? Кто послал? Партизаны? И не вздумай отпираться: я сам приезжал в лесничество за дровами, видел тебя. Таких один раз повидаешь, потом всю жизнь не забудешь: помесь сороки с чертом! Вспомни, как ты мне не дала березу срубить.

– Сгубить, хочешь сказать? А сейчас на людей руку поднимаешь? Падло ты, а не человек!..

– Сейчас не твоя власть. Говори, партизанка?

Немцу-автоматчику понятно было только одно слово.

– Партизан! – заорал он и ткнул Ульяну в грудь дулом автомата. Охнув, она упала навзничь. Солдаты подняли ее, бросили в кузов грузовой машины…



***

До села Попельня Алеша и Мишутка добрались глубокой ночью, подошли к церкви, с трудом перелезли через ограду и постучали в окошко домика священника. Где он живет, сказал Млынский. За окном блеснул огонек и пополз в сторону двери. Звякнул засов, и ребята увидели заспанную старуху с зажженной лампадкой в руке.

– Что вам угодно? – спросила она.

– Мы – к батюшке, – ответил Алешка.

– А вы кто такие будете?

– Племянники.

– Только вас и не хватало! Он сам голодает, и на что вы ему? Ох, горе-то какое! – недружелюбно произнесла старуха. Посторонилась:

– Что поделаешь, проходите.

Она провела Алешку и Мишутку в большую теплую комнату, распорядилась:

– Разденьтесь и посидите. Я доложу батюшке, он покличет вас.

Старухи что-то долго не было, и ребята даже встревожились. Наконец дверь приоткрылась, показалась ее голова.

– Пойдемте.

Провела в небольшую комнату, устланную ковром. В переднем углу сплошь иконы. По середине комнаты небольшой столик, на нем – толстая книга в тяжелом медном переплете с небольшими овальными иконками, окаймленными позолоченными ободками. Мишутку книга ошеломила. Он вытаращил глазенки, коснулся пальчиком одной из иконок, опасливо взглянув на старуху.

– Святое Евангелие, – пояснила она. – В этой книге, дитя мое, ответы на все житейские вопросы. Глядеть гляди, но не трогай.

Открылась боковая дверь, в комнату шагнул священник: коренастый, с густыми седеющими волосами, довольно приятным, добрым лицом. На вид ему, как определил Алешка, было лет сорок пять. На груди массивный золотой крест на блестевшей серебряной цепочке, уходившей под густую черную бороду с проседью.

Увидев ребят, священник улыбнулся.

– Бог племянничков послал! – произнес он радостно. – Здравствуйте, чада! – и прикоснулся губами к голове Мишутки, потом Алешки.

– Руку поцелуйте батюшке, – потребовала старуха.

Алешка, а за ним Мишутка неумело приложились к руке. Священник покосился на старуху:

– Матушка, дай детям поесть, что бог послал, и постели им в теплой комнате. Им согреться надобно с мороза.

– Сделаю, как велите, батюшка, – поклонилась старуха и скрылась за дверью.

Священник выглянул за дверь, плотно прикрыл, подошел к ребятам, наклонился так, что коснулся мягкой бородой лица Мишутки.

– Я вас слушаю, дети мои.

– Вам поклон от Александра Карповича, – выпалил Алешка.

– Тсс… – оглянулся священник на дверь. – Ты потише, слух, у меня хороший. А где он теперь живет, дитя мое?

– На Чистых прудах дом семь, квартира двадцать три, – уверенно ответил Алешка уже шепотом.

– Давненько я не бывал в тех краях и даже соскучился, – вздохнув, произнес священник ответный пароль. – Бог даст, встретимся…

Дальнейшему разговору помешала старуха.

– Стол накрыт, – сказала она, и на этот раз не войдя, а лишь просунув в дверь голову. И опять скрылась.

– Пойдемте, племяннички, – заторопился священник. – Дарьюшка ох не любит ждать. А поговорим потом. Поняли?

– Поняли, – ответил Алешка, догадавшись, что священник не доверяет своей прислужнице.

После ужина священник распорядился: Мишутке немедля спать, а Алексею пожаловать к нему в опочивальню на предмет вечерней беседы с господом…

Просьбу Млынского выслушал внимательно. Спросил, когда ребята должны вернуться. Живо интересовался действиями отряда, настроением бойцов, что слышно о Москве. А когда заметил, что Алешка зевает, трет глаза, спохватился, сказал, чтобы шел к Мишутке и ложился спать.

– К утру все будет приготовлено, – пообещал он и добавил: – Да поможет нам всевышний!

Проводив Алешу, священник запер дверь на ключ, повернул его бородкой кверху. Зашторил окна, проверил, не осталось ли щелки, и только тогда подошел, крестясь, к переднему углу, заставленному киотами с древними образами. Лишь внизу под ними был небольшой самодельный треугольный столик, на котором лежала Библия. Перед иконами тускло мерцала лампадка, подвешенная к потолку на трех шнурах, давно потерявших свой первоначальный цвет.

Священник отвел в сторону левой рукой лампадку, а правой снял икону Господь-вседержитель. Отодвинул застежку сбоку киота и открыл киот, украшенный потемневшим серебром, приподнял икону и вытащил со дна киота школьную тетрадку. Перелистал ее. Почти вся она была заполнена записями, понятными ему одному. Здесь были сведения о расположении немецких частей в прифронтовой полосе, особо отмечались штабы, артиллерийские батареи, скопления танков. Были сведения и об Иудах – так священник называл предателей, услужавших гитлеровцам.

Вырвал из тетрадки чистый листок и мелким почерком, стараясь экономнее использовать листок, записал то, что интересовало Млынского.

Ему невольно вспомнилось, что прихожане, проживающие в его селе и в окрестных селах – другой церкви поблизости не было, на его осторожные вопросы отвечали и охотно, и так подробно, словно специально приглядывались, специально интересовались тем, что может быть полезным для Красной Армии, для партизан, вот только не знали, кому передать разведывательные сведения, что с ними делать. Впрочем, по совету Александра Карповича кое-кого из прихожан он привлек к сбору этих разведывательных сведений…

Положил на прежнее место тетрадку, закрыл на витиеватую серебряную застежку киот и, ставя икону на место, перекрестился, вспомнил из кондака, краткой церковной песни праздника воздвижения креста господня:

– …щедроты Твоя даруй, Христе Боже: возвесели нас силой Твоею, победы дая нам на супостаты… непобедимую победу.

Подумал: будет она – победа, ежели весь народ против иноземных захватчиков, и победа эта станет непобедимой, на веки веков!..

Листок со сведениями для Млынского тщательно и осторожно смял, чтобы не шуршал, сложил вдвое, потом еще раз вдвое, и еще раз.

После этого разведчик принялся за пиджачок Мишутки, который он специально оставил в своей опочивальне. Распорол подкладку, вынул правое ватное плечико, заделал в него, укрепив нитками, обшив, ставший небольшим комочком листок. Зашил сначала плечико, а потом, вставив его на место, и подкладку, ощупал плечико снаружи и изнутри. Убедившись, что все сделано добротно, отнес пиджачок в комнату, где крепко спали ребятишки, ступая осторожно, чтобы не услышала любопытная что-то Дарьюшка. Уж не заподозрило что-либо гестапо? На всякий случай, тайничок-то надо сменить.

Утром, как только проснулся, в опочивальню, постучав, вошла Дарья. Как всегда, она сказала, что завтрак готов, но уходить не торопилась.

– Долго ли племяннички гостить будут, батюшка? Продукты на исходе. Прихожане сейчас не богаты: и рады бы, да нету.

– Ничего не поделаешь, матушка: родная кровинка. Господь дал день, господь даст и пищу… – Перехватив огорченный взгляд, добавил: – Приготовь им снедь на дорогу.

Повеселевшая старуха заспешила на кухню.

– А метель-то стихла, – сказал священник ребятам после скудного завтрака. – Может, вам зараз домой махнуть? Занепогодится, у немцев больше подозрений вызовете. – Добавил решительно: – Собирайтесь!

– А мы еще не… – начал Алеша, но священник прервал его.

– Все, что нужно, вот здесь. – Он похлопал по правому плечу пиджака Мишутки. – Берегите.

– Тогда пошли, Мишутка!

– Пошли!

Когда Алеша и Мишутка оделись, Дарья вынесла из кухни рюкзак с продуктами.

– Чем богаты, тем и рады, – сказала она, помогая Алеше надеть рюкзак. Вздохнула: – Не те времена!..

Священник вынул бумажник и так, чтобы видела Дарья, вытащил из него сто оккупационных марок, протянул Алеше.

– Передай матери. Скажи, это все, что я могу. Разбогатею, тогда большим поделюсь. Так и передай, не забудь.

– Не забудем, – ответили в один голос ребята.

Разведчик прижал их к груди, поцеловал, провел за калитку.

– Надо будет, – сказал он на прощанье, – приходите. Только лучше днем – оно безопаснее.

– Хорошо, дядюшка, так и будем делать, – заверил Алеша.

Отшагав от села километров пять, ребята свернули на проселочную дорогу, ведущую к лесу. У кромки леса остановились, посмотрели на село, стоявшее на пригорке. Особенно отчетливо выделялись школа и церковь.

Заснеженная дорога, местами переметенная сугробами, змейкой бежала вниз вдоль леса. Идти было легко. Большие сугробы ребята обходили и шли без остановки. Дорогу эту Алеша знал хорошо. Наперед говорил Мишутке, что вот сейчас будет балочка, за ней перелесок – летом грибов не оберешь, предупреждал, что в гору подняться надо будет.

– Как ты думаешь, Мишутка, не пора ли попробовать харчишек новоявленной тетушки Дарьи? Может, в рюкзак насовала еловых шишек? Больно легкий он!

Остановились. Алеша снял рюкзак, достал ломоть хлеба, несколько вареных картошек, маленький кусочек сала. Все разделили поровну.

– Глотай быстрее, Мишутка, а то шагать нам с тобой еще далеко.

Мишутка откусил большой кусок хлеба, он застрял, даже выступили слезы.

– Что ты глотаешь, словно пеликан? На, запей.

Алеша протянул Мишутке бутылку с водой. Тот глотнул, хлеб прошел, и сразу стало легче. Повеселевший Мишутка набросился на Алешу:

– Тебе не угодишь: то быстро ешь, то не глотай!

– Не шуми, малыш. Со мной походишь в разведку, многому научишься.

Мишутка стал есть медленнее, время от времени поглядывая на Алешу. Вскоре ему надоело молчать, он спросил:

– Ты любишь Оксану?

– Очень! Если со мной что случится, скажешь ей это. А пока ни слова. Никому не проговорись.

Алеша погрозил пальцем.

– Не скажу, не бойся, – заверил Мишутка. – Чесслово!

Солнце выглянуло из-за туч, скользнуло по верхушкам деревьев и снова спряталось.

Ребята дошли до балки и стали спускаться к реке. Нужно было перейти на ту сторону реки, где стеной стоял сосновый бор. Ребята, как завороженные, смотрели на высокие сосны, покрытые снегом, будто пуховой шубой. У реки дорога резко сворачивала вправо и белой лентой вдоль насыпи выходила на широкий мост.

Веселые, бросая друг в друга снежки, они шагали по наезженной дороге. Так вести себя посоветовал Алексей, чтобы не вызывать подозрений. Только спустились к мосту, из-под него выскочили автоматчики, а за ними полицай.

– Куда идете? – спросил полицай.

– В лес, – бойко ответил Мишутка.

– Зачем?

Алеша растерялся, не понимая, что дернуло Мишутку сказать: "В лес", – когда нужно было ответить: "Были у дяди, сейчас домой идем". Он замешкался, обдумывая, как бы выйти из положения, и тут опять его опередил Мишутка.

– За дровами, – сказал он, чем еще больше осложнил задачу Алеши, разрушив по существу легенду. Такую железную легенду!

– На чем же вы их везти будете? – ехидно спросил полицай.

– На себе, – снова первым ответил Мишутка.

– Ври, да знай меру. Без санок, без веревок. Кто вам поверит?

Молчать Алеше было уже нельзя.

– Мы насобираем хвороста, сложим в кучу, а к вечеру приедет дядя на санях и заберет.

– Какого хворосту, когда все замело? Где он, хворост ваш?..

Немцы обыскали Алешу и Мишутку. Нашли только марки.

– Зер гут! – довольно сказал немец, пряча деньги в карман.

– К партизанам идете? – пытал полицай. – Признавайтесь.

– Мы уже сказали, куда и зачем идем, – ответил Алеша.

Тот, кто отобрал у него деньги, видимо, старший, что-то сказал солдатам. Два автоматчика схватили Алешу под руки.

– Буль-буль! – пояснил немец полицаю, показав на Алешу, а затем в сторону реки и изобразив, будто он что-то бросает.

– Понял, – побледнел полицай. – В прорубь, да? В речку, да? Буль-буль-буль?..

Повернул Мишутку в сторону леса, толкнул в спину.

– Беги что есть мочи! – И к немцам: – Совсем киндер, дитя то есть. Пусть дрова собирает. Лес нехоженый, замерзнет.

Солдаты закивали и заржали громко, дружно.

– Шнелль! Шнелль! – закричали они вслед Мишутке.

Алешу поволокли вниз, к реке.

Мишутка бежал изо всех сил. Миновал пригорок. Снежная тропа покатилась вниз, к спасительному лесу. Будто рядом он, а никак не добежишь!..

Тут Мишутку и заметил матрос Потешин, высланный мичманом Вакуленчуком в дозор с другим матросом, – лес тут был редкий, основная группа краснофлотцев залегла подальше от опушки.

– Доложи мичману: Мишутка один! Пусть срочно подтягиваются!

А сам ползком наперерез Мишутке, потерявшему тропу и утопавшему по колени в снегу.

Сделав еще несколько шагов, Мишутка упал. Когда Потешин подполз к нему и прижал к груди, он тяжело дышал, пытался что-то сказать и не мог – занялось дыхание.

– Алешка где? – тревожно спрашивал Потешин.

– Н-немцы… П-поволокли топить… С-спасите! – еле выговорил Мишутка, заикаясь. – Т-там… – показал он в сторону речки, невидную отсюда.

Потешин взял на руки Мишутку, зашагал, пригнувшись, навстречу Вакуленчуку, показавшемуся с матросами из молодого ельника. Мичман заметил их, подбежал, вопросительно взглянул на Потешина.

– Как я понял Мишутку, товарищ мичман, Алешу схватили немцы, повели к речке утопить в проруби. – И пояснил виновато: – От леса-то речка не просматривается.

– За мной! – скомандовал Вакуленчук матросам.

С пригорка увидели, как один из немцев ударил Алешу по голове, сбил с ног. Услышали, как немец кричал, пиная Алешу: "Вохин партизан?!.."

Каждым ударом ноги он все ближе, ближе подталкивал Алешу к проруби.

Увлеченные избиением подростка, немцы не заметили, что на пригорке появились красноармейцы.

– Огонь! – с отчаянием закричал Вакуленчук, но в этот же момент избивавший Алешу немец столкнул его в прорубь, дал по нему очередь из автомата.

Никто не ушел: ни гитлеровцы, ни полицай.

Вакуленчук лег на край проруби, опустил торопливо руку до плеча в ледяную воду, пошарил вокруг подо льдом.

Встал на колени, снял шапку.

Сняли шапки, опустившись на колени, краснофлотцы.

Прозрачная вода затягивалась тонкой ледяной коркой. Чистой, как слеза. Чуть-чуть красной от Алешиной крови…



***

Мишутку несли все по очереди. Попав к Вакуленчуку, Мишутка спохватился.

– Д-дяденька, м-мичман, а з-задание мы в-в-выполнили. Вот тут все с-спрятано. – И Мишутка похлопал себя по правому плечу.

– Так, значит, не зря погиб Алеша? И ты не зря… – Мичман не договорил. – А ну слезь на минутку.

Вытащил из глубокого кармана матросских брюк что-то, завернутое в тряпицу. Держа на ладони, развернул ее. Сверкнул значок в виде красного знамени. Посредине – Ленин.

– Возьми, Мишутка. Уходя на задание, комсомолец Алеша Горецвит отдал мне на хранение свой комсомольский значок. Храни его. Станешь комсомольцем, носи, береги.

Поцеловал Мишутку.

– Расти настоящим человеком, сынок. Таким, каким был наш Алеша. Доброволец-красноармеец. Разведчик…

31

Семен Бондаренко внимательно изучил протоколы допроса "Вальтера", агента гестапо номер семьдесят один. Побывал на его допросах. Присмотрелся, как он разговаривает, сидит, ходит. Сам задал ему некоторые вопросы. Затем Семена тщательно проинструктировал Млынский, вручил пистолет "Вальтера" и визитную карточку оберштурмбанфюрера Отто Кранца. Переодевшись в штатское платье, сержант ночью ушел в сторону шоссе. Отличное знание немецкого языка, визитная карточка начальника гестапо позволили ему без особых затруднений добраться на попутных машинах до прифронтовой полосы.

Как и подлинный "Вальтер", Бондаренко выдавал себя за агента фирмы "Даймлер" по сбору металлолома. Солдаты и армейские офицеры, с которыми иногда он вынужден был вступать в разговор, сочувствовали ему, когда он озабоченно говорил, что доставка металлолома в фатерлянд сейчас не только затруднена, но с каждым днем сокращается, в поисках разбитой военной техники ему приходится мотаться по всей прифронтовой полосе с юга на север. А ведь подбитые русские танки, пушки, добавлял Бондаренко, прекрасное сырье для немецких танков и пушек.

Один из солдат, которому он пожаловался, сердито сказал, что сопротивление русских с каждым днем усиливается, и теперь немало подбитых танков не только русских, но и немецких.

Колеся по изучаемому району, Бондаренко действительно видел не мало подбитой немецкой военной техники – танков, артиллерии, бронетранспортеров, автомашин, что не могло его не радовать. А главное, удалось увидеть и выяснить то, что интересовало Млынского, – какие немецкие части здесь действуют, как они вооружены, их примерная численность, какие естественные прикрытия может использовать отряд, чтобы поближе подобраться к месту прорыва. Все надо было запомнить. Млынский категорически запретил делать какие-либо записи, пусть даже условные.

По времени, отведенному майором, надо было уже возвращаться. Семен пришел на железнодорожный разъезд, надеясь сесть на поезд и тем самым сократить путь.

На разъезде его задержал ефрейтор.

– Дезертир! Не разговаривать! – заорал он, когда Бондаренко попытался объяснить, кто он такой. Привел в одноэтажный домик к обер-лейтенанту.

– Ваши документы!

– Пусть выйдет ефрейтор. – И Семен без приглашения сел на стул у стола обер-лейтенанта, вынул пачку сигарет, протянул обер-лейтенанту, – Закуривайте. Берлинские. Кстати, Берлин – это мой родной город.

Обер-лейтенант сделал знак ефрейтору выйти, закурил.

– А документ все-таки покажите. Прифронтовая зона.

Семен положил на стол визитную карточку Отто Кранца.

– Прочтите внимательно.

– Отлично вижу, что это визитная карточка оберштурмбанфюрера Отто Кранца. А я прошу предъявить документ.

Семен подвинул стул поближе. Доверительно сказал:

– Вам, господин обер-лейтенант, я могу признаться. Дело в том, что я агент гестапо номер семьдесят один, псевдоним "Вальтер". Выполняю специальное задание по выявлению русских разведчиков в нашем тылу, в том числе и в прифронтовой полосе. Я отлично владею русским языком и при встрече с русскими выдаю себя за русского. Естественно, никаких документов у меня нет. А эта визитная карточка, как мне объяснил оберштурмбанфюрер, в случае задержания нашими, немцами, служит пропуском. Здесь указан телефон господина Отто Кранца. Вы можете позвонить ему, и он скажет, кто я такой. Передайте Отто Кранцу, что я напал на след отряда майора Млынского. Это для него очень важно… Звоните, звоните. Но только лично оберштурмбанфюреру, иначе вас будет ожидать очень крупная неприятность.

Обер-лейтенант явно колебался.

"Неужели позвонит? – с тревогой думал Семен. – А вдруг Отто Кранц потребует передать трубку мне? У "Вальтера" голос хриплый…"

– Что же вы не звоните?

Обер-лейтенант снял пенсне, протер, нацепил на нос. Снял телефонную трубку, через армейскую связь соединился с Отто Кранцем.

Семен отчетливо слышал голос Кранца. Злой. Раздраженный.

– Это все? – спросил Кранц, когда обер-лейтенант доложил ему, что задержан неизвестный, предъявивший его, Кранца, визитную карточку и назвавший себя "Вальтером".

– Его задержал ефрейтор, – пояснил обер-лейтенант.

– Ваш ефрейтор глуп. Обер-лейтенант должен быть умнее! – крикнул Отто Кранц. – Немедленно отпустите!

– Слушаюсь! – И обер-лейтенант торопливо положил на рычаг телефонную трубку.

– Прошу прощения за недоразумение. Служба!.. К тому же я армейский офицер, ваши дела для меня – темный лес.

– Не беспокойтесь, господин обер-лейтенант. Лично к вам у меня нет никаких претензий. Я не собираюсь жаловаться.

– Спасибо. – И обер-лейтенант протянул пепельницу, заметив, что Бондаренко ищет глазами, куда бы положить окурок. – А ефрейтора я накажу. Так и передайте оберштурмбанфюреру.

– Будем считать, что инцидент исчерпан. В какой части служите, господин обер-лейтенант?

– В триста первом полку десятой моторизованной дивизии армии генерала фон Хорна. Мы находились в резерве, принимали пополнение, а вчера нас неожиданно подняли и бросили в эту дыру.

– Но зато здесь, в прифронтовой зоне, безопаснее, нежели на фронте. Не так ли, господин обер-лейтенант?

– Теоретически да, а фактически… Здесь каждый куст стреляет. Вот поэтому на рассвете, как взойдет солнце, наша моторизованная дивизия, батальон СС, жандармская и полицейская роты начнут прочесывать лес со стороны города. Приказано полностью истребить всех партизан. Это будет завершающая операция. Мой совет, "Вальтер", держитесь подальше от леса, не то попадете под эту все сметающую "Волну" – так названа операция, а там, в лесу, будет не до проверки: нет документов – расстреляют, и все.

– Спасибо за. дружеское предупреждение. Мне-то надо в город, а вам не завидую: партизаны в плен не сдаются.

– Да, мне рассказывали, что они и мертвые стреляют. Но если бы, "Вальтер", речь шла только о партизанах! В приказе генерала фон Хорна почему-то не сказано об истинной, основной цели: говорят, главная цель операции "Волна" – ликвидировать какой-то крупный отряд Красной Армии. Говорят, в отряде тысяч пять бойцов, не меньше, все хорошо вооружены, есть артиллерия, бронетранспортеры. А красноармейцы – это мы испытали, бьются до последнего. Впервые с такими солдатами сталкиваемся: уже смертельно раненный, а стреляет. Фанатики! Что их заставляет так поступать, не понимаю…

Бондаренко порывало сказать, что поступают так красноармейцы потому, что они советские люди, защищают свою родину. Нельзя! Взглянул на часы.

– Извините, господин обер-лейтенант, но я должен торопиться, чтобы еще засветло добраться до города, а путь не близкий. Хорошо, если удастся перехватить попутную машину. Опаздываю, и все из-за вашего ефрейтора.

– Не смею задерживать, дорогой "Вальтер". Я рад был познакомиться с вами. Желаю, чтобы в пути у вас не было больше неприятностей. Вот это поможет избежать их. – Обер-лейтенант протянул сложенный вдвое небольшой зеленого цвета плотный листок. – Наш местный пропуск. Действителен как раз до города. Пусть будет при вас, на всякий случай. Было бы ваше согласие, я мог бы предоставить вам машину. Услуга за услугу – скажите о моей помощи вам оберштурмбанфюреру.

– О! Мой шеф будет вам премного благодарен! Разумеется, и я в долгу не останусь. Пока еще я должен работать в районе дислокации вашей дивизии.

– Успеха вам. Работка ваша, "Вальтер", честно говоря, не дай бог…

Через несколько минут "оппель-капитан" выскочил на шоссе, ведущее в город. Бондаренко прикинул: примерно на полпути, справа от шоссе, километрах в пятнадцати, в чащобе леса и лесхоз. Ничего не случится, уже ночью будет в отряде. Такой удачи сержант не ожидал: ведь действительно надо как можно скорее предупредить Млынского о намеченной на рассвете карательной операции против отряда и партизан. А уже вечер, темнеет.

Бондаренко до боли в глазах вглядывался через ветровое стекло в бегущее навстречу асфальтированное шоссе, чуть припорошенное снегом, боясь проскочить то место, откуда ближе добраться до лесхоза. Ориентир он запомнил: метров полтораста за подбитым фашистским танком, оттащенным в сторону, чтобы не мешал проезду по шоссе.

"Оппель-капитан" обогнал длинную колонну крытых парусиной грузовиков, заполненных солдатами. Они сидели на поперечных лавках, спиной к кабине шофера, прижавшись друг к другу. Чтобы лучше рассмотреть, Бондаренко приоткрыл боковое стекло, услышал выводимую на губных гармониках печальную мелодию.

"Да, радоваться вам нечего, – подумал он. – Мало кто из вас вернется в свой родной фатерлянд!"

Правее шоссе проселочной дорогой вдоль кромки леса спешили на санях полицаи, вооруженные винтовками, автоматами. Полицаев нетрудно было узнать по белым нарукавным повязкам на штатской одежде.

Шофер, пожилой немец, все время молчавший, произнес:

– Спешат!

– Куда?

– Занимать позиции. На рассвете партизан колотить будем.

Семена кольнули эти слова.

– Прибавь газку! – строго сказал он. – И так уж темно стало.

Навстречу шел бронетранспортер. За ним несколько крытых грузовиков.

А вот и село, которое шоссе разрезало пополам. За ним через несколько километров должен быть деревянный мост через неширокую реку, а там в полукилометре и подбитый танк.

Только въехали в село, на дорогу выбежал автоматчик, отчаянно замахал.

Оказалось, только что партизаны взорвали мост.

Регулировщик показал рукой объезд: справа, проселочной дорогой, у самого леса. Пояснил, что потом надо будет взять еще правее.

В глубоком снегу машина забуксовала, мотор стал давать перебои, заглох.

Шофер и Бондаренко вышли из машины.

"Придется отсюда добираться до отряда", – подумал Бондаренко. Полез в карман за пистолетом, не успел, остановила команда:

– Хенде хох!

Из леса выскочили несколько человек с автоматами.

Шофер и Бондаренко поспешно подняли руки.

По тому, как была произнесена команда, сержант догадался, что это не гитлеровцы: немцы произносили эти слова совсем иначе.

Догадка подтвердилась, когда Семен услышал русскую речь.

– Быстрее, ребята! Обезоружить, связать руки и – уходить!

На Бондаренко навалились сразу двое, вытащили из кармана пистолет.

– Осторожнее, ребята! Свой я! – невольно выкрикнул сержант, не зная, что задумали задержавшие их. Вдруг тут же или в лесу и укокошат! Но кто они? Может, из отряда? А может, партизаны? А может, полицаи? Нет! Зачем же полицаям задерживать немецкую машину! Эх, была не была! И добавил, погромче: – Бондаренко я!

– Какой такой Бондаренко? – спросил тот, кто связывал ему руки.

– Ну, Семен! Семен Бондаренко!

– Сержант?

– Он самый! Не разгляжу тебя.

– Сидоров я, из роты Ливанова. Знаешь Ливанова?

– Ну как же! Старший лейтенант из райвоенкомата!

– Ну и ты вроде ты: видал тебя в отряде. Откуда тебя черти принесли? Тот-то, другой, хоть настоящий фриц или тоже из наших?

– Настоящий! – невольно улыбнулся Бондаренко. – Да развяжи руки-то! Вот Фома-невера! Не убегу!

– Ладно уж, развяжу. А тикать тебе, если ты подлинный Семен, только в отряд. Пошли.

Пошли не в лес, как думал Бондаренко, а дальше, проселочной дорогой. Слева темнела окраина села. Свернули к селу, остановились у большого кирпичного дома, стоявшего особняком. Света в окнах не было.

От крыльца отделилась фигура.

– Свои, – тихо сказал Сидоров. Бойцам скомандовал: – С фрицем побудьте в прихожей, а мы с сержантом пройдем к ротному.

В комнате был полумрак – чуть светилась пригашенная небольшая керосиновая лампа. Сидевший за столом человек спросил:

– Успешно?

– Как сказать, товарищ командир роты: ловили кукушку, а поймался ястреб…

– Это как понять?

– Я сам еще не пойму: взяли двоих, а один вроде как своим оказался, да еще, говорит, вашим знакомым. Полюбуйтесь на него.

Командир роты вывернул побольше фитиль в лампе, взял лампу, приподнял ее и подошел к Семену. Почти одновременно воскликнули:

– Ливанов!

– Бондаренко!

– Что же вы своих ловите? – пожимая протянутую руку, шутливо спросил сержант. – Этак и перепугать можно.

– Чтой-то ты маму не звал на помощь! – засмеялся Сидоров. – Лапки, правда, вовремя вскинул, догадливо. Кто же знал, товарищ сержант, что ты в персональной фрицевской машине перед сном прогулки совершаешь? И скажи спасибо, что русский снег тебя выручил, вовремя заглушил мотор твоей персоналки: впереди мы хитроумный завальчик устроили, упал бы – синяков себе наставил на парадном месте. – И серьезно уже: – Товарищ ротный с ребятами мост подорвал, что дальше за завалом, а нас за "языком" отправил. Теперь, говорит, условия вам созданы, берите "языка", а какой ты, извиняюсь за выражение, "язык"? И с шофера что возьмешь?

– Не стони и наперед не загадывай, – заметил Ливанов. – Шофер тоже много знает. Он офицеров возит, все видит и много слышит.

– Товарищ старший лейтенант, – сказал Бондаренко. – У меня для майора есть сведения первостепенной важности. Убежден, всем нам спасибо скажут, если мы, не теряя времени, поспешим в отряд. Прошу вас, надо выходить сейчас же, немедленно. Отряду грозит большая опасность. И еще учтите: мы обогнали большую колонну грузовиков с автоматчиками. Вот-вот здесь будут…

– Шофера прихватим?

– Вы же сами справедливо сказали Сидорову, что шофер многое знает.



***

Надо было точно знать дислокацию немецких частей на том участке, на котором был намечен прорыв. Разведотдел фронта, правда, сообщил эти сведения, но с оговоркой, что они нуждаются в проверке накануне операции "Березка", так как противник может передислоцировать части, подтянуть новые. Уточненные сведения майор ожидал от разведчика, к которому пошли Алеша и Мишутка. Но есть ли у разведчика уже готовые сведения, нужные для отряда? Проберутся ли к нему Алеша и Мишутка? Смогут ли возвратиться благополучно?

Почему-то самых важных сведений майор ожидал от Семена Бондаренко.

Майор часто справлялся у Октая, не вернулись ли Алеша с Мишуткой, Вакуленчук, Бондаренко, хотя отлично понимал, что, конечно, ему не только немедленно доложат о возвращении кого-либо из разведчиков, но разведчики сами прежде всего придут к нему.

А тут еще Зиночка зачастила под разными предлогами. Зайдет, доложит, молчаливо посмотрит и тихонько выйдет. И в ее взгляде Млынский читал осуждение.

А сам он разве не переживает? А если иного выхода не было!..

Сразу стало легче, когда мичман Вакуленчук внес Мишутку.

– Жив!..

Взял на руки, стал горячо целовать.

– Жив, сынок, жив!..

Тихо и тревожно спросил:

– А где Алеша?

– У-у-убили! – еле выговорил Мишутка и заревел. Показал на правое плечо. – Т-тут з-зашил дяденька. Р-р-распороть надо.

– Сынок, милый! – встревожился Млынский, вглядываясь в изменившееся личико Мишутки, повзрослевшее, что ли. – Ты почему… зачем… так говорить стал?!

– Н-не знаю, – опять заикаясь, ответил, плача, Мишутка.

Мичман Вакуленчук отвернулся, глухо спросил:

– Можно идти, товарищ майор?

– Идите. Нет… Попрошу вас: позовите Зиночку и возвращайтесь с нею. Да не пугайте ее, пожалуйста!.. Ведь это пройдет, Мишутка? Правда, пройдет?..



***

Сведения, доставленные Мишуткой, оказались очень ценными. С трудом разбирая мелкий-премелкий, но все же понятный почерк, Млынский поразился тому, что разведывательные сведения были очень конкретными, детальными, даже указывались даты их получения.

– Вот это разведчик! – невольно воскликнул Млынский, закончив перенесение разведывательных данных на карту.

Теперь линия фронта и путь к ней от лесхоза представали значительно отчетливее. Еще возникали кое-какие вопросы, но майор был уверен, что ответить на них сумеет Семен Бондаренко, Семен, как про себя называл сержанта майор.

Вот почему Млынский так обрадовался возвращению Семена. Поручил Ливанову тщательно допросить немца-шофера, пригласил Алиева и Серегина.

– Докладывай, Семен!

Бондаренко взглянул на часы.

– Сейчас двадцать три часа тринадцать минут. А на рассвете немцы начнут карательную операцию "Волна" против нашего отряда и партизан…

– Не весело! – произнес Млынский, когда Бондаренко рассказал все, что ему удалось узнать о готовящейся операции. – Хасан Алиевич, пригласите Ливанова.

Алиев столкнулся с Ливановым в дверях.

– Товарищ майор! – тревожно доложил Ливанов. – Пленный уверяет, что утром против нас начнется самая крупная, завершающая операция.

– Семен уже сообщил об этом. Меня интересует, когда именно? Утро – понятие растяжимое.

– Говорит, как взойдет солнце, а точное время не называет. Не знаю, говорит.

– Сейчас февраль. Когда во второй половине февраля всходит солнце? – обратился Млынский к присутствовавшим. – Кто знает?

– Половина восьмого или около восьми. Но не раньше половины восьмого, – ответил Серегин.

– Обер-лейтенант и шофер называют одно и то же время. А с какой стороны начнут прочесывать лес?

– Со стороны… – хотел сказать Бондаренко.

– Меня интересует, что показывает немец.

– Немец говорит – со стороны города, – ответил Ливанов.

– А по твоим сведениям, Семен?

– Я уже говорил: со стороны города. Хочу добавить, что лес у города будет охвачен полукольцом. Но это, товарищ майор, мое предположение.

– Правильное предположение. Так вот, товарищи. Времени у нас в обрез. Поднимайте отряд. Уходим через тридцать минут. Хватит на сборы и на то, чтобы связаться с Центром и со штабом фронта… Ты, Семен, не уходи. У меня вопросы будут к тебе.

Млынский разбудил Наташу, усадил за стол.

– Наташа, милая, записывай: "Завтра, в семь тридцать, против нас и партизан начнется карательная операция "Волна". Участвуют: десятая моторизованная дивизия армии фон Хорна, батальон СС, жандармская рота, полицейская рота. О месте базирования сообщу дополнительно. Нельзя ли ускорить операцию "Березка"? Млынский." Записала? Срочно передай в штаб фронта. Сейчас же!

– Но, товарищ майор, сейчас не наше время для связи.

– Выходи в эфир, прошу тебя.

– Противник может засечь нас, если будем торчать в эфире.

– Вот и хорошо, пусть засекает. По сведениям Семена, немцы уже пронюхали, что мы в лесхозе. Лучше будет, если они станут искать нас здесь, чем в другом месте…

– Вернулся Семен? – обрадовалась Наташа. – Все в порядке у него? Не ранен?

– С ним-то все в порядке, а нам необходимо уходить немедленно. Пока немцы доберутся до лесхоза, метель заметет наши следы. Поняла?

Наташа кивнула, торопливо надела наушники, включила рацию.



***

Первыми ушли из лесхоза разведчики – мичман Вакуленчук с краснофлотцами. Млынский поставил перед ними задачу: разведать новое место базирования и дорогу к нему. В качестве связных он придал Вакуленчуку несколько бойцов из роты Ливанова, знающих местность. Через десять минут после ухода разведчиков вышло боевое охранение, и еще через десять минут к новому месту поспешно зашагал отряд.

Старший лейтенант Ливанов, замыкавший со своей ротой колонну, нервничал: впереди роты должна была следовать Зиночка с тяжелоранеными, а она еще не трогалась с места.

– Боец Сидоров, поторопите Зиночку!

– Да Оксаны с Ульяной нет! – пояснила Зиночка. – Не бросать же их!

Оксана сидела на полу около раскрытого и еще пустого чемодана и, плача, перебирала платья, белье, вынутое из неприкосновенного сундука: в него складывалось приданое. Оно напомнило Оксане Алешу.

Ульяна бросала в небольшой чемоданчик свои пожитки и выговаривала дочери:

– Слезами вечному горю не поможешь! Поторапливайся! Зиночка сказала – собирай только самое необходимое и теплое.

– Вы идете, бабоньки? Вся рота вас дожидается.

– Да вот, – растерянно развела руками Оксана. – И это надо бы взять, и это жалко оставлять: разворуют немцы.

– Сейчас идем! – откликнулась Ульяна. Сама стала бросать в чемодан Оксаны вещи. – Да помогай же! Что вещи! Жизнь – она дороже. Потеряешь – не купишь. Побывала я у фашистов, до сих пор до спины не дотронуться. А ты попадешь – живой не уйдешь. Замучают, насильники. Вспомни Алешеньку. Жизнь дана на добрые дела, Оксана… Да не плачь, доченька. Не терзай ты моего сердца!..

В прихожей Оксана потянулась к своему легкому демисезонному пальто. Ульяна увидела, забеспокоилась.

– Теплое, теплое надень! В летнем-то замерзнешь в лесу.

Оксана надела материнский полушубок, отцовскую шапку, схватила чемодан, в другую руку – клетку с птичками. Молодой боец взял чемодан, положил в сани, увидел клетку с птичками, ахнул:

– Ты что, с птахами в детский сад направляешься? В сосульки превратятся твои птички дорогой.

– А что делать-то? В доме с голоду подохнут.

– А ты выпусти – найдут и тепло и корм. Птица, как человек, тоже свободу любит.

– Простите, милые, – открыла дверцу клетки Оксана. – На чердак летите, там и корм есть! – крикнула она вслед, будто птички могли ее понять.



***

Холодный, северный ветер раскачивал верхушки деревьев, сметал с ветвей снег, бросал комья слипшего снега на головы. Красноармейцы, подняв воротники шинелей, Полушубков, тяжело ступали по глубокому снегу. Шли молча, быстро, без привалов. Из-под кустов то и дело выскакивали потревоженные зайцы, шарахались в сторону.

– Эх, жаль времени нет заняться охотой! – досадовал красноармеец Сидоров. – Сердце щемит, когда на глазах из-под ног жаркое убегает.

– А ты что, охотник? – спросил шедший сзади него сержант Петров.

– Охотник – не то слово. Такой охотник, как я, на всю округу один был. – Поняв, что перегнул, поправился. – В нашей области таких охотников, как я, единицы были. Я любил ходить на глухаря. Птица, прямо скажем, райская. А какое жаркое из нее!

– А ну, давай, давай что-нибудь из охотничьих сказок, – пошутил Петров.

Сидоров не обратил внимания на шутку, не обиделся, продолжал:

– Чтобы на глухаря охотиться, повадки его знать нужно. Не знаешь, лучше сиди на печи и держись за теплую трубу. Удачи не будет. Я, бывало, еще с весны ходил по лесу в поисках тока. А как начнется охотничий сезон, иду туда, где наверняка меня глухарь поджидает. На зорьке я его и беру.

– Голыми руками загребаешь? – засмеялся Петров.

Засмеялись и другие.

– Зачем загребать? Глухарь – птица редкая, ее жалеть надо. Беру одного-двух, и хватит.

– И на оленя ходил? – не унимался Петров.

– Один раз был грех. Опосля не стал.

– Почему? – допытывался Петров.

– Олень – не птица, смелых любит, – пошутил сосед Петрова.

Сидоров не обиделся. Он, словно не уловив шутки, стал объяснять:

– Видишь, дело так было. Дали мне от завода в новом доме квартиру. Пришли ко мне гости обмывать ее, чтобы, как говорят, не рассохлась. Подвыпили, стали осматривать квартиру. Сосед возьми да и скажи моей жене: "Мария Павловна, посмотрите, какая шикарная у вас прихожая. В ней не хватает только рогов оленя. Положено им тут быть, да и все". "Как я раньше не додумалась! – всплеснула руками моя Мария Павловна. – Им здесь самое место". С того дня мне житья в доме не стало. Как собираюсь на охоту, она и поет: "Что ты ходишь, ползаешь на животе за разными птичками. Больше одежды перепортишь, чем пользы от них. Подбей оленя, сразу тебе и мясо будет, и роскошные рога для нашей прихожей. Я уже и место наметила для них. Иди покажу". Оленя стрелять – это браконьерство, за него могут наказать, говорю ей. А она в ответ: "Волков бояться, в лес не ходить. Зато станешь настоящим охотником, и рога у нас будут". Опостылели мне эти разговоры. Уговорил я соседа, и вот однажды в субботний денек мы с ним отправились на оленя. Выбрали место, залегли. Ждали долго. На счастье, появился олень-красавец, с огромными чудо-рогами. Я прицелился и выстрелил. Олень пробежал десятка два метров, припал на передние ноги, зарылся в землю рогами. Сосед поздравил меня, сказал, что за пол-литра отшлифует и отполирует рога. Я обрадовался, побежал к оленю, а он – живой. Поднял ружье, хотел выстрелить, но сосед отстранил ружье, крикнул: "Олень ручной! Разве не видишь? Хорошо, что не попал!" Сохатый открыл глаза, рванулся и пошел петлять между деревьями. Целый и невредимый стало быть. А вечером сосед рассказал в поселке, как я в ручного оленя промахнулся. С того дня весь мой охотничий авторитет рухнул безвозвратно. Жена махнула на меня, ненормального, купила оленьи рога на базаре и повесила в прихожей. На том самом месте, которое раньше облюбовала. С той поры я на охоту больше не ходил.

Теперь никто уже не смеялся. Каждый понимал: нелегко охотнику признаться, что ручного оленя чуть не убил. Признался, значит, тяжелый след на душе остался. Значит, человек Сидоров. Хорошая у него душа.

Сидоров помолчал и к Петрову:

– Закончится война, вернусь я на родной завод, снова на глухаря схожу. Переезжай к нам, поступай на завод. Вместе работать будем, охотиться научу. На глухаря.

– Не люблю из-за птицы по лесам мотаться.

– Охота моя – не промысел. Прежде всего отдых. Идешь по лесу, дышишь ароматом цветов и пахучих трав и молодеешь. Видишь красивые уголки природы, слушаешь пение птиц. Одним словом, чувствуешь, как живет природа, как дышит.

– Размечтался, охотник! Жена снова ворчать будет.

– Может, и будет. До войны мы не очень дружно жили. Теперь жалею, спать не могу, все о жене думаю. А ты разве не скучаешь?

– Еще как! Но больше о детях тоскую. Их у нас трое, и все мальчишки. Как там жена с ними мается, ума не приложу.

– Как все, – попытался успокоить Сидоров.



***

Под утро метель стихла, ударил мороз.

Млынский взглянул на светящийся циферблат наручных часов, вынул из командирской сумки топографическую карту, осветил ее электрическим фонариком, облегченно сказал:

– Мы уже вышли из зоны оцепления карателей.

– Может, привал объявим? – предложил Серегин. – Удивляюсь, как бойцы ноги передвигают. Идем, идем, идем…

– Пока еще рано. Надо идти. Я сказал, мы вышли из зоны, намеченной немцами для прочесывания, но я не сказал, что мы вышли из опасной зоны. Еще надо пройти хотя бы с пяток километров, а там видно будет.

А идти с каждым шагом становилось все труднее и труднее. Мишутка и тот устал, хотя его по очереди несли бойцы, как самое дорогое, что есть в отряде.

Забрезжило. Первые лучи еще холодного утром февральского солнца пробились к верхушкам деревьев. И тут позади, уже далеко позади, послышались сильные разрывы бомб, снарядов.

– Ровно семь тридцать, – сказал Серегин, посмотрев на часы. – Вовремя убрались! Можно быть спокойным.

– Пока бомбят и обстреливают из орудий лесхоз, – уточнил Млынский. – Ну, еще надо накинуть сколько-то часов на прочесывание леса. А доберутся до лесхоза, убедятся, что мы ушли, будут прочесывать самолетами весь лесной массив. Отряд – не иголка, укрыть в лесу, даже в самой чащобе, трудно.

В разговор вмешался Алиев.

– От города до лесхоза путь немалый, а по дороге несколько деревень. Не удержатся фрицы, чтобы не обшарить каждую хату. Вот вам и задержка. Да и пугливей стал фриц. По дороге к лесхозу каждое дерево обнимать будет. Раньше, чем к вечеру, до лесхоза никак не доберется. А что самолет ночью увидит? Ночью он слепой.

– Вашими устами да мед пить, Хасан Алиевич, – заметил Млынский. – Так оно, видимо, и будет, как вы пророчите, но давайте исходить из самого худшего. Вернее. Надежнее…

Утром отряд встретили два разведчика из группы мичмана Вакуленчука. Доложили, что мичман послал их провести отряд к новому месту базирования, а сам с другими разведчиками пошел дальше, скоро должен вернуться.

Новым местом оказалась большая поляна в чащобе, с одной стороны прижатая к горе. Весь отряд она не вмещала, и часть бойцов расположилась между деревьями.

– Костров не зажигать! – строго предупредил Млынский. – Бойцам выдать сухой паек.

Для раненых соорудили из срубленных веток шалаши. Небольшой шалаш майор приказал быстренько сделать для радистки.

– Разворачивай рацию, Наташенька, и внимательно слушай. Скоро наше время для связи, а может быть, Центр или штаб фронта откликнутся на нашу радиограмму раньше. Оставляю тебе Семена. Как выйдешь на связь, немедленно посылай его ко мне. Я буду неподалеку, вон у той кривой сосны.

– Сейчас все твои секреты узнаю, – пошутил Семен, забираясь в шалаш следом за Наташей.

Наташа зажгла свечку, пригрозила:

– Будешь мешать, немедленно выгоню, товарищ связной!

– Не выгонишь: я твой законный муж.

– А документ у тебя есть, что ты действительно мой муж? – засмеялась Наташа. – Нет! Чем докажешь?.. Ну, все, отставить разговорчики, не отвлекай.

Млынский пристроился у кривой сосны на ветках. Невольно поглядывая на шалаш Наташи, слушал доклад возвратившегося из разведки Вакуленчука, О новом месте базирования отряда.

Собственно, это новое место, где можно было пробыть некоторое время, ему подсказал Бондаренко. Да и по сведениям священника поблизости не было крупных подразделений немцев.

Всю дорогу от лесхоза Бондаренко шел рядом и успел доложить собранные им разведывательные сведения. Они, как и ожидал майор, существенно дополняли и уточняли сведения, которые принес Мишутка. Теперь уже было совсем ясно, в каком направлении лучше всего пробиваться к линии фронта на исходную позицию перед прорывом к своим. Правда, еще неизвестно, что предложит штаб фронта или непосредственно штаб армии. Может, у них какой свой план?..

Слушая Вакуленчука, Млынский все чаще поглядывал на шалаш Наташи и на часы. Когда до условленного времени связи осталось три минуты, прервал мичмана, не пошел, а побежал к шалашу, тронул торчавшую из шалаша ногу сержанта.

– Семен, вылезай! Побудь у входа. И чтобы тихо было!.. Ну, Наташенька?..

Наташа сосредоточенно прислушалась, потом радостно закивала, стала торопливо записывать цифры.

– Готово!

– Передай условным знаком: принял Млынский, и все.

С расшифрованной радиограммой штаба армии майор вышел из шалаша.

– Семен! Срочно сюда Алиева, Серегина, Вакуленчука!

В радиограмме говорилось:

"В связи с изменившейся у вас обстановкой операция "Березка" начнется

20 февраля, в 24.00. К этому времени скрыто оседлайте господствующую над местностью высоту 231. После нашей воздушной и артиллерийской подготовки в 01.00 начать атаку противника с тыла. Необходимо сбить его с других высот, перерезать шоссейную дорогу и к 03.00 занять деревню Поповка, где и произойдет соединение с частями армии.

Ермолаев".

Млынский прочитал радиограмму вслух, обратился к Вакуленчуку:

– Что вам известно о высоте двести тридцать один?

– Она расположена в тылу немецкой обороны в трех километрах от передовой. Ее северные склоны заросли мелким кустарником. Сейчас покрыты глубоким снегом. На южных склонах растительности нет. На гребне высоты немцы соорудили небольшую площадку, на которой вчера расположилась батарея. Личный состав ее размещается в блиндажах, оборудованных на южных склонах.

– Откуда у вас такие подробные данные? – удивился Млынский.

– Добыты визуальным наблюдением, и, извиняюсь, рассказал поп.

– Какой поп?

– Обыкновенный: с бородой, в рясе, с крестом на груди. Пояснил, что был в деревеньке, что рядом с высотой. Сперва нас пытал, кто такие. Ну а нам что говорить, если в красноармейской форме, на шапке красная звездочка. Так и ответили: из красноармейского отряда. Потом мы спросить его не успели, сам стал рассказывать, и все, что нам нужно. Не поп, а межрайонное справочное бюро. Пока гадали, отпускать его или с собой взять, поп пощипал бороду, проговорил:. "Передайте привет от меня и прихожан тому, кто посылал Алешу с Мишуткой". Очень расстроился, когда узнал о гибели Алеши, этот поп.".

– Ну что вы твердите: поп, поп! – строго сказал Млынский. – Человек этот – священник, а точнее, настоящий патриот. Такой не продаст!

Как хотелось пояснить, что это – разведчик, а нельзя! Вот закончится война, тогда, может быть, и узнает народ о его подвиге.

Обратился к начальнику штаба отряда:

– Товарищ Серегин! Вам поручается силами подразделения мичмана Вакуленчука и роты старшего лейтенанта Ливанова захватить без единого выстрела расчет батарей до начала артподготовки. Мы с вами, Хасан Алиевич, основными силами отряда должны незаметно обойти эту высоту слева, перерезать шоссе и ударить по немецким окопам с тыла. Обоз с ранеными будет следовать за нами. Капитан Серегин, захватив батареи, поддержит нас огнем.

– Будет выполнено, – ответил Серегин.

– Очень важно, чтобы вы, оседлав высоту, держали под обстрелом шоссейную дорогу и особенно мост, по которому немцы будут пытаться подбрасывать резервы.

– Ясно, товарищ майор!

– А теперь, товарищи, учитывая бессонную ночь и что в следующую ночь тоже будет не до сна, людям дать полный отдых. Всем выспаться хорошенько. Да проследите, чтобы кто не заснул на снегу. Пусть не жалеют веток. Часовых вокруг лагеря сменять каждый час. Костров не разводить. В обед накормить всех посытнее и повкуснее. Продуктов не жалеть. Предупредить всех об особой бдительности. В случае появления вражеских самолетов, никакого движения, замереть на месте. На прорыв выходим в восемнадцать ноль-ноль. Вам, Хасан Алиевич, поручается в семнадцать пятьдесят выстроить отряд. Вопросов нет?.. Расходитесь. И сами постарайтесь соснуть.

Оставшись один, Млынский присел на ворох срубленных сосновых веток, с силой провел ладонью правой руки по лицу сверху вниз, как он всегда делал, чтобы прогнать сон. Тьфу, черт! Оказывается, он сегодня еще не успел побриться! Надо же! Ну, посижу минутку, побреюсь…

Только сейчас, когда, собственно, все решено, известен даже час, когда надо выступать в последний бой в гитлеровском тылу, Млынский почувствовал, как смертельно устал, как хочется ему прилечь на колючие ветки и спать, спать, спать. Ведь как началась война, еще ни разу не удалось поспать по-человечески, выспаться, забыл, что такое кровать, как можно спать раздетым, не класть под руку автомат… А что я так разжалобился? Вся страна не спит. Весь народ не спит, поднявшись на защиту своей родины, советской родины. Да, да, советской, народной… Как спать хочется!.. Советская власть и народная власть – это одно и то же. В этом суть. И война с гитлеровской Германией – всенародная война. А когда на защиту своей родины поднимается весь народ, победить народ невозможно…

– Товарищ майор… Иван Петрович…

– Случилось что?.. Ах, это вы, Зиночка! – Млынский встал, опять провел ладонью по лицу. И со всей строгостью: – Почему не отдыхаете? На вас что, приказ не распространяется?

– Иван Петрович… – Зиночка впервые назвала Млынского по имени-отчеству. – Мишутка…

– Заболел? – встревожился Млынский.

– Нет, нет, что вы! Здоров Мишутка. Спит. А заикание, Иван Петрович, пройдет. Обязательно пройдет.

– Сам убеждаю себя, что пройдет… Но почему вы не спите? Дело какое ко мне?

– А без дела, вот просто так, по-человечески, к вам и подойти нельзя, Иван Петрович? А если я пришла к вам просто так… Ну, и еще проститься…

– Почему "проститься", Зиночка?

– Я ведь отлично понимаю, Иван Петрович, что ночью не на прогулку пойдем. Вы впереди отряда, я с тяжелоранеными – сзади. Мало ли что может случиться… Нет, нет! Это было бы несправедливо! Все, конечно, будет хорошо, но все-таки… Вот я и пришла… Вам смешно? Вы всегда такой строгий… А я вот и не знаю, что и сказать…

Млынский взял обе руки Зиночки, прижал ладони к небритым и ввалившимся щекам.

– Хорошая вы девушка, Зиночка! Спасибо вам! Но и вы должны беречь себя… А потому и вам надо хорошенько выспаться перед боем. Скажу вам, очень тяжелым боем. Впрочем, вы сами это отлично понимаете. Разрешите, я провожу вас.

– С условием, если вы сами тоже отдохнете.

– Вот только побреюсь, проверю посты…

– Вы неисправимы!

– Война, Зиночка, а волею судьбы я оказался командиром отряда. Пойдемте.

Вся поляна сплошь была покрыта спящими на сосновых и еловых ветках бойцами, так что пришлось пробираться между ними, а где и перешагивать. Зиночка и Млынский ступали осторожно, боясь разбудить, хотя понимали, что такой тяжелый сон уставших людей можно прервать разве орудийным залпом.

"Кому же из вас посчастливится остаться в живых?" – тревожно подумал Млынский.



***

В 17.50 бойцы вплотную, плечом к плечу, стояли на поляне лицом к горе, где по указанию Алиева был сделан небольшой помост. На него поднялись Млынский, Алиев, Серегин.

Красноармейцы прекратили разговоры.

Команды "смирно" никто не давал, но все подтянулись, стояли не шелохнувшись.

Млынский видел обращенные к нему напряженно-внимательные взгляды. Не тревожные, а суровые, выражающие решимость выполнить свой долг. Долг бойца Красной Армии. Долг гражданина.

– Дорогие товарищи! – взволнованно начал он. – Вы уже знаете, что сегодня ночью мы обязаны прорвать фронт противника. Не хочу скрывать – бой предстоит очень тяжелый. У нас винтовки, автоматы, пулеметы, гранаты, у врага – артиллерия, танки. Но мы будем не одни, нам поможет Красная Армия: перед нашим броском поработают летчики, артиллеристы, затем вступят в бой одновременно с нами пехота, танки.

Что говорить вам об опасности личной, если все мы хорошо понимаем, какая смертельная опасность нависла над нашей советской родиной.

Немецко-фашистским войскам, использовав внезапность бандитского нападения, удалось прорваться на нашу землю. Цель фашистов чудовищна: не только свергнуть советскую власть, но и уничтожить как можно больше людей всех национальностей и возрастов, в том числе и детей, оставить в живых лишь немногих, чтобы превратить их в своих рабов. Этого никогда не будет! Советская власть – власть народа, а народ победить, уничтожить нельзя!

В гитлеровском тылу мы с вами убедились, как дорога народу советская власть, как люто ненавидят советские люди иностранных захватчиков. Вспомните, с какой радостью нас встречали люди, оказавшиеся под пятой фашистского зверя, с какой печалью провожали. Со слезами они говорили: "Зачем бросаете нас на поругание, на уничтожение?.." И каждый из нас давал им честное слово вернуться. Вернуться вместе с Красной Армией, которая готовится для решающего удара по немецко-фашистским оккупантам, осквернившим нашу родную землю, успевшим уже уничтожить миллионы людей – наших матерей, отцов, жен, братьев, сестер, Детей наших.

Дорогие друзья! Мы прошли сквозь огонь и стужу, смерть и муки. И выстояли! Не только выстояли – силы наши удвоились: в отряде уже не семьсот бойцов, а полторы тысячи. А это полторы тысячи советских патриотов – русских, белорусов, украинцев, грузин, азербайджанцев, узбеков, туркмен, молдаван, казахов и людей других братских национальностей, получивших свободу, независимость при советской власти. Наше многонациональное Советское государство – это поистине государство народа, возглавляемое лучшими его сынами – коммунистами.

Дорогие братья! Вы можете спросить меня: "Почему так важно соединиться с Красной Армией? Разве нельзя бить врага в его тылу, как мы уже били?" Отвечу. Мы – воины Красной Армии, и наше место в ее рядах. Танкисты получат танки, летчики – самолеты, артиллеристы – пушки, краснофлотцы пойдут на корабли. Новейшее оружие, созданное народом, ожидает и пехотинцев. В то же время, прорвав фронт сильного врага, мы поможем Красной Армии.

Мы идем в этот последний решающий бой в тылу гитлеровских войск для того, чтобы вернуться, освободить родную советскую землю от фашистской нечисти, спасти советских людей от уничтожения. Они просят нас возвратиться, и поскорее, пока они еще живы. Так дадим же клятву, что мы вернемся победителями, обязательно вернемся!..

Млынский поднял крепко сжатый кулак.

Бойцы в едином порыве вскинули автоматы, винтовки, и будто сказочный богатырь вздохнул в чащобе леса:

– Вернемся!..


Свернуть