20 января 2019  20:25 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

У нас в Англии




Владимир Кабаков


"Мастер и Маргарита" в Лондоне



Билеты, на «Мастера...», нам подарили на Рождество наши дети, среди прочих подарков. 
И это было очень кстати, потому что я не видел ни последнего российского фильма, ни самой пьесы по знаменитому в России роману. 
Помню только ещё советский фильм по Булгакову - «Бег» и помню крымскую постановку «Дней Турбиных», которую видел в Симферополе очень давно. Подробности того спектакля стёрлись, но фильм, в котором играли такие звёзды советского кино, как Дворжецкий, Ульянов и другие, особенно впечатлил... 
В театре «Барбикан», расположенном в одноимённом культурном центре, построенном на месте бывшего большого разбомбленного района в лондонском Сити, мы бывали раньше часто. В основном на концертах симфонической музыки, которые проводятся в известном концертном зале. 
В театре же, здесь, последнюю пьесу, смотрели лет десять назад. Это был Чеховский «Иванов». Меня поразило тогда, что прямо на сцене, был устроен бассейн и герои, плавая, говорили свои реплики. Помню, что смотрели откуда-то сверху и вся сцена была перед глазами... 
Вот и в этот раз, наши места были на галерее, откуда хорошо видно всё, что происходит внизу. 
Перед началом спектакля я вспоминал, что первый раз прочитал «Мастера и Маргариту» в 1967 году, в военном госпитале, на острове Русский. 
Там, я лежал несколько дней, с пустячной операцией... 
Делать было нечего и я взял ничейный, зачитанный журнал «Москва», и стал читать от скуки, первый попавшийся текст. 
Но неизвестный тогда роман, настолько увлёк меня, что я прочитал его почти не отрываясь и на всю жизнь запомнил имя автора — Михаил Булгаков. 

Страдания Мастера-творца, перекликались в этом романе с страданиями на кресте Иисуса Христа, и расцвечивались похождениями Сатаны с его свитой. Замечательно раскрашенный буйной фантаазией автора, детективный сюжет, вызывал не только сопереживание, но и возбуждал интерес к земной жизни Спасителя, о чём многие в Советском Союзе, уже тогда поражённого «чумой» атеистической обывательщины, не слышали, не знали, да и знать не хотели. Плоский атеизм, представленный «Анти-Евангелием», какого-то польского автора, оперировал казённым пересказом Библии, и для многих, это и было, по тем временам, главной религиозной «пищей». 
Многим из нас, даже крещёным в раннем детстве, именно Булгаков открыл глаза на подлинную историю Христовой жертвы и на события, которые послужили основой европейской, да и всемирной цивилизации... 
Потом я перечитывал «Мастера...» раз десять и последний раз уже в Англии, в Лондоне. Пытался читать даже в английском переводе известного слависта Майкла Гленни, но русский оригинал конечно и тоньше и сложнее. Родной язык, везде остаётся родным и если читая английские тексты я «работаю», то русский язык литературной классики, часто вызывает подлинное эстетическое и интеллектуальное наслаждение! 
Творчество Булгакова, до последнего времени было мало известно на Западе, как впрочем и вообще русская, советская литература. Кроме Солженицина, западная пропаганда, не желала ничего знать и только успех Булгакова, наряду с возрождением славы Набокова, в самой России, начавшийся бум известности этих двух писателей, постепенно просочился и в Европу. 
Помню, что лет десять назад, я подарил «Мастера и Маргариту», Мастеру лондонской церкви Темпл, Робину Грифит-Джонсу, и книга ему понравилась. 
Эту книгу, в Англии, первым перевёл, как я уже говорил Майкл Гленни, достаточно давно, но, думаю её популярность среди английских читателей ещё впереди. И поворотным моментом, может послужить эта замечательная пьеса, не менее талантливо поставленная театральной кампанией «Комплисити», режиссёром Саймоном Мак Берни, который был и автором сценического переложения романа... 
Но возвратимся в Барбикан... 
Театр был полон и на открытой сцене, стоял ряд простых деревянных стульев, а справа от них киоск, похожий больше на телефонную будку. Позже выясниться, что это ещё и трамвай, который двигаясь по направляющим, отрежет голову Председателю Моссолита, Михаилу Александровичу Берлиозу... 
Наконец, зрелище началось. Из-за кулис вышли цепочкой актёры и заняли места на этих стульях. Невольно вспомнился афоризм Чехова. «Если в начале действия на стене висит ружьё, то оно должно выстрелить». Простые, деревянные стулья, тоже были элементами декораций, отражающими, аскетизм быта, того далекого и непростого времени. И знаменательно, что именно из таких стульев, только рисованных, был создан мультипликационный конь, на котором Мастер и Маргарита, в конце пьесы, устремились в вечную жизнь.... 
С самого начала, я с трудом представлял себе, как в театре, можно показать римского прокуратора Иудеи, сидящего среди колоннады римского портика; как можно отобразить отрезание головы Берлиозу; кто может сыграть громадного кота Бегемота; и наконец, как можно показать полёты обнажённой Маргариты, над городом Москва и её яростную месть литературным недругам любимого, а потом и присутствие на балу Сатаны, на Лысой горе... 
Но английские сценографы с этим талантливо справились, и к концу спектакля, ни я, ни сотни других зрителей уже и не представляя, иной реальности, в рамках действия этой пьесы. Всё было сделано с большой выдумкой, профессионально и динамично. Одним словом — постановка чрезвычайно изобретательна и современна и всё это позволило зрителям, на время перенестись в предвоенную «нэповскую» Москву. 
С самого начала, сюжет развивается стремительно и появление Мессира, стилизованного под героя фильма «Матрица», заставило зрителей напрячься, а металлический голос Воланда, вкупе с немецким акцентом придавал всему происходящему на сцене оттенок буффонады, замечательным мастером которой, был сам автор романа. 
...Дискуссия о правдивости истории жизни Исуса Христа, завязавшаяся между московскими литераторами и загадочным профессором из-за границы, прервалась видением суда над Спасителем, когда Понтий Пилат, грузный и заносчивый человек, в начале был поражён способностями Га Ноцри лечить его застарелую мигрень, а потом смелостью мягко возражать ему, римскому наместнику в этой варварской стране. 
Понтий Пилат, жестокий правитель, очень быстро поверил в необычность этого полуобнажённого, не то софиста, не то бродячего философа, но ничего не смог сделать или, испугавшись, не захотел спасти его от злого суда Синедриона и предубеждения толпы. 
Увидевший всё это, словно в гипнотическом тумане, атеист и московский поэт Бездомный, почти сошёл с ума. Но жуткие чудеса в этот вечер на Патриарших прудах только начались! 
Чуть позже, зазвенел трамвай, и несчастный Берлиоз, обладатель квартиры в центре Москвы, направлявшийся на заседание в Московский Союз Литераторов, поскользнулся на масле, которое незадолго до этого пролила домработница Аннушка, и попал под трамвай — чем исполнил страшные предсказания Воланда. И «голова» его откатилась далеко на авансцену. 
И тут поэт Бездомный по настоящему обезумел и помчался преследовать тёплую компанию, во главе с Мессиром, в надежде сдать злоумышленников в милицию... 
...Я сидел в переполненном зале, вслушивался в английскую речь на сцене и думал, что для меня, как для русского человека, понятен злой сарказм Булгакова, подавленного идиотизмом обывательского сознания, в те времена. Но понятно ли это англичанам, с их протестантизмом, с жестоким пуританином Кромвелем, основателем западного демократизма, с их приверженностью к однозначности и пунктуальности?! Правда всем известен тонкий английский юмор, который и мог помочь в этом понимании. 
И по реакции зала, затихшего и насторожённо вслушивающегося в жёсткие нотки в голосе Мессира, наблюдающего за метаниями полубезумного Мастера и его неистовой подруги Маргариты, чувствовал, что все зрители понимают основную мысль пьесы — борьбу равнодушия и приспособленчества с возвышенностью чувств, талантливого, интеллигентного человека, задавленного рутиной мещанского быта... 
...А на сцене происходили настоящие чудеса. С помощью современного компьютерного проектора, перед нами разворачивались картины, то ялтинского пляжа, куда Воланд перекинул незадачливого театрального администратора Стёпу Лиходеева, то многоголовой толпы — продолжение той кучки актёров, которые изображали толпу, в сцене суда над бедным Иешуа Га-Ноцри. 
А то, вдруг, «нехорошая квартира», очерченная симолически, белыми меловыми линиями, превращалась в пространства города Москва и Маргарита, обнажённая, и намазанная чудесным кремом, подаренным ей Воландом, в яростном полёте устремляется на поиски виновников страданий, своего любимого, беззащитного перед людским равнодушным мещанством, Мастера... 
В какой-то момент, затаив дыхание и вглядываясь в происходящее на сцене, я понял, что вижу, может быть одну из лучших театральных постановок «Мастера...», и что всем нам, присутствующим повезло, увидеть работу этого, по настоящему творческого коллектива актёров, постановщиков! Повезло, отозваться внутренней дрожью сопричастности, творению Мак Берни - режиссёра, руководящего всем этим чудесным современным спектаклем — апофеозом совместных усилий артистов, дизайнеров, мастеров света и звука... 
Я представлял себе, как собираясь по вечерам, за чашкой кофе, труппа обсуждала все эти технические решения Как, по ночам, в бессоннице, режиссёр Саймон Мак Берни, вспоминая Россию и знакомых русских, пытался представить как будет восприниматься английским зрителем та или иная модель сценического решения, или например решение совместить в одном лице, всесильного Воланда и страдающего слабеющего под напором безжалостной плотской жизни окружающих, Мастера! 
И конечно, главное — как показать современнику фигуру мучающегося и мучимого, но и простодушно уверенного в силе правды, Иисуса Христа, который даже перед цинично равнодушным Пилатом, разворачивает, показывает в жизни то, от чего этот заносчивый римский чиновник, становится теряющим самообладание, мечтателем... 
Нагота, истощённого Га Ноцри и даже красавицы Маргариты, не оскорбляют зрителей и не заставляют их скептически морщиться и испытывать неловкость. Всё это вписывается в картину искренней любви и ненависти, нарисованную Булгаковым в интерьерах современности, зеркально отражающей некогда происходившие великие противостояния Добра и Зла, Иисуса Христа и его многочисленных врагов... 
Очень важно, что нагота в этом спектакле становится естественным дополнением той атмосферы простоты и искренности, которым и отличаются русские загадочные души литературных героев, представленных, в разные периоды российской истории, на сцене не только Булгаковым, но и Чеховым, и Достоевским, и Толстым... 
Весь строй русской жизни, во все времена представляется столкновением обывательского провинциализма и страстного стремления к свободе делать и мыслить, без указки из аристократических дворцов или чиновных кабинетов. 
В своём «Мастере...» Булгаков представляется продолжателем русской традиции душевного беспокойства и неудовлетворённости, ярко выраженного в творчестве всех гениев русской прозы, начиная с Пушкина и Гоголя... 
И если в начале двадцатого века, для англичан, Толстой представлялся учителем и мировым мыслителем, то сегодня, современные английские обыватели, мало чем отличаются от российских, и даже похожи, прежде всего своим равнодушием к судьбам человеческим. А потому, английскому обывателю, современная Россия, представляется из Англии царством мороза и абстрактной тоталитарной власти... 
«Мастер и Маргарита», как мне кажется, может, хотя бы отчасти, пробить это равнодушие и заставить подумать не только о судьбах России, но и о судьбах всего будущего мира... 
...Вот такие спутанные мысли приходили мне в голову, когда я вместе со всеми наблюдал за происходящим на сцене... 
А действие близилось к концу. И Мастер с Маргаритой, выпив эликсир смерти, вдруг оживают навечно и на чудесном коне, созданном электронщиками-декораторами из множества стульев, похожих на те канцелярские стулья, на которых сидели герои пьесы в начале действия, галопом уносятся в будущее, на встречу с тем Иешуа Га Ноцри, который стал Мессией и которому тщетно противостоял и противостоит, остроумный и цинично беспощадный Сатана - Мессир Воланд, появившийся в Москве, в окружении своих прислужников — бесов: Коровьева-Фагота, Азазелло и громадного кота Бегемота, так мастерски изображённого театральными кукольниками. В полутьме сцены, громадная чёрная кукла кота, с горящими «кровавым» светом глазами, воспринимается как живая... 
...Скачущая лошадь, тоже создана с помощью мультипликации и замершие на сцене актёры, совместившись с лошадиной спиной, вызывают невольное ощущение слитного движения этих всадников, в сторону небесного рая!!! 
И этот чудесный, светлый конец пьесы, внушает и обещает всем современным героям-создателям, а может даже и нам, в обмен на муки творчества и борьбу против чиновной силы, светлое, сказочное и счастливое будущее... 

Свернуть