12 ноября 2019  23:15 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
 У нас в Англии

Владимир Кобелев, 

АНАТОЛИЙ (в миру – Евгений Кузнецов), архиепископ Керченский, викарий Сурожской епархии РПЦ МП (Великобритания)



Архиепископ Керченский Анатолий

 

 

Начало пути 

Евгений Кузнецов, будущий архиепископ Анатолий, родился в Сибири, в Иркутске, в 1930 году. Судя по всему, если даже семья его была в целом нерелигиозной, то, по крайней мере, кто-то из членов семьи был воцерковлённым человеком. Известно, что с пятнадцати лет, то есть по окончании средней школы (тогда – семилетки), в 1945 г. Евгений стал алтарником при Крестовоздвиженской церкви Иркутска. Ещё через два года он становится псаломщиком в селе Верхоленское под Иркутском, а в апреле 1949 года – иподиаконом архиепископа Иркутского Палладия. 
Осенью 1949 года Евгений Кузнецов поступает в Московскую духовную семинарию. Через два года, летом 1951-го, он призван в ряды Советской армии. 


Двадцать лет в Троице-Сергиевой Лавре 


Только осенью 1954 года Евгений вернулся в семинарию и был рукоположен тем же архиепископом Палладием в сан диакона (целибатом, без принятия монашеского пострига). 1 июля 1956 диакон Евгений рукоположен во священника, а осенью того же года он продолжил своё обучение в Московской духовной академии. В том же году закончил семинарию и будущий грузинский Патриарх Илия II. 
По окончании академии, в 1960 г., о. Евгений принял монашество с именем Анатолий и стал преподавателем МДАиС. По воспоминаниям друзей и студентов, о. Анатолий был талантливым учителем будущих пастырей. Ему были свойственны вдумчивость, глубокое проникновение в поставленную проблему, требовательность к студентам. Человек он был большей частью абсолютно аполитичный, малообщительный. Среди его близких друзей был ставший позднее известным архимандрит Иннокентий (Просвирин). С ним и с ещё несколькими людьми о. Анатолий делился своими "тайными воззрениями". Он прекрасно понимал всю масштабность и сталинских, и хрущёвских гонений, очень адекватно оценивал степень контроля органов власти над Церковью. Но никаких попыток борьбы против существующих порядков не предпринимал. 
Из некоторых источников (правда, не заслуживающих полного доверия) стало известно о том, что, проживая в Лавре, о. Анатолий оказывал поддержку ряду катакомбных деятелей (ИПЦ), а именно: снабжал их облачениями, книгами и богослужебной утварью и даже, по слухам, обучал богослужебному уставу некоторых катакомбных священников. 
Как пишут в одном восторженном рассказе о нём, о. Анатолий обладал даром красноречия и глубокими знаниями. Особенно он прославился после того, как прочел лекцию о происхождении человека. Готовясь к лекции, отец Анатолий пользовался новейшими научными материалами, которые он брал в библиотеке МГУ. Смело опровергая теорию дарвинизма, он стал так известен своим выступлением, что ему пришлось затем неоднократно выступать на эту тему, чтобы удовлетворить интерес публики. 
Вместе с тем, такая деятельность, расцениваемая как "косвенное" диссиденство, была скорее исключением из правила жизни иеромонаха. В целом о. Анатолий был крайне сдержан в своих оценках режима. Именно поэтому осенью 1972 г. он был хиротонисан во епископа Виленского и Литовского; среди рукополагавших его архиереев был и Антоний Сурожский. Назначение для молодого архиерея довольно необычное, ибо Православная Церковь в Литве и вообще в Прибалтике притеснялась меньше, чем в других частях Советского Союза. 


Прибалтика, Восток, Урал 


Лишь два года пробыл епископ Анатолий в Литве. Осенью 1974 года он был назначен представителем РПЦ МП при Антиохийском Патриархе. Это было очевидным понижением неугодного властям архиерея. Не стоит прельщаться мнимым престижем работы за границей: речь шла о Сирии середины семидесятых. Там правили бал нищета и военно-политическая нестабильность. 
В ноябре 1979 года Синод РПЦ МП назначает епископа Анатолия на Уфимскую кафедру, тем самым вернув его из фактической ссылки в арабских странах. Уфу, конечно, тоже столицей считать не стоит, но всё же это была реальная епархия, а не условная дипломатия на Ближнем Востоке. В Уфе владыка Анатолий прославился своей личной непритязательностью, а также ремонтом храмов и увеличением числа клириков наперекор воле советских уполномоченных. 
Как утверждают некоторые источники, архиепископ Анатолий вместе со своими единомышленниками (их имена нам неизвестны) опасался во время андроповского правления серьёзного нового гонения на Церковь. В связи с этим он и ещё два архиерея совершили две тайные архиерейские хиротонии на дому в одном из райцентров Уфимской области. Что стало позднее с их ставленниками - неизвестно. 
Тем не менее, тех, кто выходил за рамки установленного самим же правящим архиереем границ "безопасного", "не подводящего всех под монастырь" сопротивления, владыка карал очень строго, считая, что те губят общее дело. Но, тем не менее, его репутация оставалась крайне положительной, и именно на нём как на кандидате в викарии остановил в конце 1980-х свой выбор митрополит Сурожский Антоний. 
Викарий Сурожской епархии: смиренный архиерей 
Летом 1990 года в Лондон прибывает совершенно не говорящий по-английски епископ Анатолий. За все эти годы, кстати, он так и не получил сана архиепископа – очевидно, такова была месть КГБ за слабую, но неуклонную неуступчивость и несговорчивость. 
Какое впечатление он произвёл на "сурожскую" паству? Русских последней волны тогда почти не было (хотя их появление предвидел митрополит Антоний, именно ради них и был приглашён владыка Анатолий). Старых же русских эмигрантов он тогда отталкивал своим "налётом советскости". Он был приятным в личном общении человеком и, по отзывам некоторых, замечательным духовником, но чтобы узнать это, надо было установить с ним личный контакт. А многие этого не хотели делать, после того как слышали его длинные, немного занудные проповеди, замечали его некоторое начётничество в исполнении всех требований устава и т.д. 
Англичан он на тот момент не интересовал вообще, ибо не говорил по-английски. Но, кроме того, и для тех, и для других всё заслоняла тогда ещё находящаяся в зените звезда митрополита Антония, который служил почти каждое воскресенье, регулярно говорил проповеди и сам принимал все важнейшие решения в жизни епархии. 
Посему владыка Анатолий оставался в тени. Жил он скромно, поселившись в небольшой квартире в тихом районе Лондона. Его основными занятиями в свободное время были иконописание (возможно, и живопись), а также изучение английского языка. 


А времена менялись… 


В 1993 году произошли события, несколько изменившие статус епископа Анатолия. Во-первых, он получил титул архиепископа, что называется, за "выслугу лет"; во-вторых, митрополит Сурожский Антоний получил из Москвы разрешение на епископскую хиротонию о. Василия Осборна, овдовевшего священника из Оксфорда. И, наконец, приход РПЦЗ в Манчестере перешёл в РПЦ МП, потому что у РПЦЗ не было для него нового священника; предыдущий же, в силу перманентного конфликта с приходским советом, отказался служить и уехал из Англии. 
Поскольку либеральная ориентация митрополита Антония вызывала неприязнь у массы прихожан прихода в Манчестере, то они не хотели входить в Сурожскую епархию. Так было решено сделать этот приход ставропигиальным (т.е. подчинённым напрямую Москве), а вл. Анатолию – не как викарию, а просто как приходскому клирику – поручить его окормление. 
В то же время в связи с набирающим темп крахом российской экономики, в Англию и особенно в Лондон приехало огромное количество русскоговорящих и хотя бы формально православных людей: не только из России, но и из других стран бывшего Союза (особенно из Прибалтики). Их-то и начал окормлять архиепископ Анатолий. Среди них были и люди, воцерковлённые в России, которые сразу же обратили внимание на непривычную "расстановку акцентов" (богослужебных, аскетических, идеологических и организационных) в кафедральном соборе, да и в целом в епархии. Владыка Анатолий был бы рад отстаивать их интересы. Но, во-первых, против митрополита Антония, который был всё ещё в силе, он бы выступать не стал, а во-вторых, он утратил всякое влияние в епархии, исполняя лишь функции приходского священника в Лондоне и Манчестере. 


Покой на полгода: приезд епископа Илариона 


К 1999 году окончательно стало ясно, что сурожской партии и новым русским эмигрантам не по пути. Как ни странно, поводом для их радикального размежевания стала политика: митрополит Антоний Сурожский во время натовских бомбёжек Сербии не поддержал сербов, считая из двух сторон более виновной сербскую. В результате лондонский приход был расколот на две части. Архиепископ Анатолий тогда впервые продемонстрировал свою самостоятельность (нам точно неизвестно как. По одной версии, он отслужил келейно с группой мирян молебен о Сербии; по другой, он посетил такой молебен в сербском соборе в Лондоне), но вскоре его снова отстранили от епархиальных дел. Основным рычагом отстранения был финансовый (небольшая зарплата) и психологический (давление со стороны подчиняющихся только митрополиту Антонию и больше никому клириков). 
Митрополит Антоний негласно санкционировал применение обоих рычагов, потому что он прекрасно понимал, что если архиепископу Анатолию удастся отстоять интересы "новых русских", то это будет означать, при дряхлеющем правящем архиерее (который в иное время мог бы уравновесить ситуацию), ликвидацию монополии на власть воспитанников самого митрополита – тех, кого представители русской партии в своей статье именовали "руководством". 
И вот грянула осень 2001 года. Митрополит Антоний смертельно болен и знает об этом. Нужен преемник. Кто? 
Архиепископ Анатолий – не годится, поскольку живого контакта с большинством англичан у него нет (в основном в силу различия церковного мировоззрения, а кроме того, устный английский у него так и не стал беглым). Зато на него делает основную ставку новая русская эмиграция, "церковность" которой носит достаточно "практичный" характер. 
Епископ Василий? Да, но утвердит ли его Синод? И потом, епископ Василий боялся прямой ответственности и всячески избегал своего "преемничества". И именно этим объясняется рискованный шаг, на который пошёл митрополит Антоний: он вспомнил о просвещённом и вполне либерально настроенном иеромонахе, учившемся в Англии пару лет назад. Это был о. Иларион (Алфеев), к тому времени уже занявший солидный пост в ОВЦС. Тут же митрополит Антоний принялся бомбардировать Москву – и Патриарха, и митрополита Кирилла – письмами (на которые потом будет ссылаться вл. Иларион), где обосновывается необходимость дать епархии богословски грамотного и открытого всем людям преемника. И владыка Антоний смог-таки пробить хиротонию владыки Илариона. Расчёт был на то, что благодарный за этот неожиданный взлёт, епископ Иларион не станет действовать один, а будет координировать свои решения со "старожилами". 
Владыка Анатолий уходит на покой в декабре 2001 года. Говорят, ему предлагали какую-то провинциальную кафедру в России, но он безоговорочно отказался. Власть как таковая ему была никогда не нужна. За судьбой вл. Илариона (которая прекрасно освещена в прессе) он внимательно наблюдал; по нашим сведениям, он даже давал ему советы действовать осторожней. Но не помогло: тот был слишком резок и настроил против себя не только окружение митрополита, но и его самого. В результате чего место владыки Илариона летом 2002 снова занимает архиепископ Анатолий. 


Время собирать камни 


На полтора года – во всяком случае, до смерти владыки Антония 4 августа 2003 года – архиепископ отступает от всяческой политики. Практически не исповедует мирян, игнорирует почти все жалобы с их стороны. Либо он боялся повторить судьбу владыки Илариона, либо уже тогда понимал, что произойдёт вскоре. Ибо хорошо знал, что владыке Антонию осталось жить максимум два года. 
Осенью 2002-го и весной 2003-го митрополит Антоний успешно форсирует концепцию: епископ Василий – мой преемник, а архиепископ Анатолий – его помощник по окормлению русских. При этом специально подчёркивается больший опыт владыки Анатолия, особо вверенное ему попечение о русской пастве и т.д. 
Осенью 2003-го эта концепция дала первый сбой в Манчестере. К тому времени ключевые посты в манчестерском приходе заняли "просурожски" настроенные люди (старые "косные зарубежники" одряхлели или вымерли). На деньги кого-то из олигархов – по слухам, духовного чада архиепископа Анатолия – был построен новый храм. Подошёл момент подписания приходского устава, который в глазах английского правительства определяет и право собственности на храм. Владыка потребовал (от лица РПЦ МП), чтобы в уставе был прямо прописан "ставропигиальный статус храма" (т.е., если приход решит уйти в "Сурож", неважно будет ли тот в РПЦ МП или уже уйдёт под Константинополь, – то ему придётся оставить храм Москве). Он сделал это мягко, но бескомпромиссно. Однако члены приходского совета в Манчестере не стали напрямую поднимать вопрос о переходе прихода в Сурожскую епархию, а сосредоточили внимание на "побочных эффектах": давлении, которое архиепископ Анатолий оказывал на них, и т.д. 
Манчестерский скандал продолжался в открытой форме до января 2004 года, когда владыка Анатолий привёз в Манчестер на заседание приходского совета двух своих "переводчиков" из Лондона (членов "новорусской" партии). Те быстро "переспорили" манчестерцев (сам владыка, будучи человеком мягким и пожилым, перекричать их не может). 
Очевидно, та встреча в начале января была для архиепископа Анатолия точкой принятия решения. В середине января в "Церковном вестнике" (официальный орган РПЦ МП) выходит статья за подписью как раз тех двух "переводчиков". По нашим сведениям, в "ЦВ" статью приняли только после того, как было подтверждено, что её "заказал" сам владыка Анатолий. 
Что происходит сейчас? Насколько нам известно, архиепископом Анатолием взят курс на консолидацию "русской партии". Движет им не только стремление отомстить за своё многолетнее унижение: он не мстителен, хотя и не прочь расставить всё по своим местам. Дело в другом: он понимает, что кроме него нет людей, способных организовать нормальное пастырское окормление епархии в составе РПЦ МП. Он уже не стесняется вводить в соборе свои порядки: причащает только людей, исповедавшихся накануне; игнорирует богослужебный стиль Сурожской епархии, накладывает вето на "просурожски" настроенных ставленников во священство и т.д. Это всё делается публично, и русские понимают – у них есть свой пастырь, который и возглавит епархию. Остаётся только дезавуировать владыку Василия в глазах Синода, и тогда патриархия назначит правящим архиереем владыку Анатолия. Есть и другой вариант – что владыка Василий будет формально назначен правящим, чтобы избежать раскола, но негласным образом вся власть будет сконцентрирована в руках его викария. 
Важно понимать, что митрополиту Антонию так и не удалось сделать одну важную вещь – перевести лондонский собор и его собственность в такой режим владения, при котором РПЦ МП не имела бы на него вообще никаких прав. Поэтому если сейчас Сурож уйдёт в Константинопольский патриархат, то, скорее всего, его имущество останется РПЦ МП. 


P.S. Редакции журнала “Что есть Истина?» Статья В. Кобелева была выложена на "Портале-Credo.Ru" видимо до раскола и примирения в Сурожской епархии, поэтому в ней отсутствуют факты, имевшие место в пследнее время. Для интересующихся даем ссылку на сайт Сурожской епархии:  http://www.sourozh.org/main-rus/  

Свернуть