25 июня 2019  08:46 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Колонка редактора


О новых образовательных стандартах, культуре и развитии интеллекта. 

 

Живя в Англии уже более десяти лет и воспитывая двоих детей, я сталкивался с образовательной системой, которую хотят скопировать российские псевдореформаторы. Судя по всему, они несколько раз побывали в школах на Западе и «вдохновлённые» их успехами, решили подобное создать и в России. Однако нельзя забывать, что школьное образование в Англии делится на государственное и частное, на платное и бесплатное, а это меняет ситуацию, если хотя бы немного вникнуть в суть дела. Надо знать, что в хороших частных школах плата за обучение составляет от пяти до двадцати пяти тысяч фунтов в год, что в переводе на русские рубли, составляет от двухсот пятидесяти тысяч до миллиона двухсот пятидесяти тысяч рублей. А много ли вы найдёте в России семей, которые могут себе позволить даже одного ребёнка обучать в такой частной школе... 

Кстати, мне рассказывали, как русская «делегация» учителей и чиновников образовательной системы входила на уроки в английской школе, чуть ли не ногой открывая дверь, не спрося разрешения учителя. (Это разрешение необходимо было получить и желательно заранее, ещё и потому, что учащиеся в Англии, в определённом смысле главная составляющая «процесса», а чиновники - второстепенная.) Этот инцидент показал уровень культуры учительско-чиновного корпуса в нынешней России, во всяком случае, тех людей, которые в Москве вполне может быть и готовили эту школьную реформу и новый образовательный стандарт. Конечно, в России есть и другие учителя, вежливые, умные и тонкие, но они очень редко выезжают за границу. Те же, что бывают здесь в Англии, думаю, принадлежат к той породе «новых русских», для которых деньги – главная жизненная ценность. Потому и свою «реформу» они создают по заказу определенного богатого слоя русских, совершенно не заботясь о подлинно демократических ценностях, которые и являются основой преуспевания «западного» мира. 

«Социальный лифт», поиски талантов среди всех слоёв населения, составляют одну из главных целей образовательной системы. А средством достижения поставленных задач является попытка соблюдения равных возможностей «на старте» жизни. Естественно настолько, насколько это позволяет социальная система – развитый капитализм. Тем не менее, образование является одной из ведущих задач любого правительства в Англии и напоминает лозунг: «Учиться, учиться и еще раз учиться», выдвинутый Лениным в революционной России. Англичане в этой области достигли очень многого, как впрочем, и Советский Союз, в своё время. Нынешние «деятели» образования способны только разрушать построенное с таким трудом и, похоже, совершенно не понимают социальных, «социалистических» истоков того благополучия, которое сегодня имеют многие западные страны, и, прежде всего, Англия... Но это уже тема другой статьи... 

... Образование для своих детей было и остаётся одной из приоритетных задач в каждой семье из английского среднего класса. А таковых по разным подсчётам в Англии до половины семей. 

Многие родители меняют место жительства, переезжают в районы, где есть хорошие школы, не только частные, но и государственные, бесплатные, хотя таких совсем немного и в которые существует большой конкурс. К чести основного массива государственных школ в Великобритании, исключая Лондон и нескольких больших городов, надо сказать, что уровень обучения и преподавания довольно высок. Но это, в основном, за счёт множества вспомогательных подразделений в системе образования от инспекторов, периодически проверяющих школы на предмет качества работы, до курсов повышения квалификации учителей и разного рода творческих и научных конференций и семинаров. Вся система работает над улучшением образовательного стандарта и реформы тут происходят практически каждый год. Структура проверок, рейтинговых списков и научной работы разнообразна и многочисленна, и в ней, постоянно заботятся о повышении уровня обучения и качества образования. Боюсь, что и с этим в России буде большая проблема. Педагогические вузы, которым вдруг присвоили звания университетов или даже академий, свой научный и теоретический уровень от этого нисколько не повысили. Произошла элементарная подмена названий, которой так грешили либеральные образованцы, в начале мрачных девяностых прошлого века... 
Вообще, начало девяностых в России, было временем подмены понятий, что и стало во многом причиной разрушения не только Союза, но и культурного кода советской цивилизации. Все, так называемые «демократические реформы», скопированные с западных образцов, в России породили взяточников, бандитов и олигархов, и надолго затормозили процесс подлинной демократизации страны. К сожалению, и реформы образования могут остановиться на стадии разрушения уже существующей базы, как это уже было со здравоохранением или с наукой. Уже слышатся из среды молодых «образованцев» призывы разрушить советскую школу, якобы сохранившуюся в «новой» России. Однако от той школы, которая породила светил мировой музыки, кино, науки и искусства, уже ничего не осталось, а на её месте вырос какой-то «социальный уродец», штампующий малограмотных, малокультурных, но алчных и амбициозных абитуриентов. Как правило, эти либеральные «разрушители» приходят из среды, чьё становление пришлось на лихие девяностые и потому, уже не помня и не зная советской школы, они, пользуясь расхожими штампами, часто совершенно не понимают о чём говорят. Они хотят «действовать», зарабатывать славу и деньги, и потому их активизм чрезвычайно опасен. Естественно они не знают старинного буддистского афоризма, который гласит: «Действие не устраняет незнания, так как не противоречит ему»... 
В России, на мой взгляд, сегодня, происходит развал не только образовательного, но, прежде всего культурного стандарта, когда многие люди, окончив не только школу, но и институт, говорят, что солнце - это спутник Земли, а многие «верят», что Бог создал Землю в шесть дней, а на седьмой прилёг отдыхать. И сделал Он это не далее как около шести тысяч лет назад. Я, конечно, шучу, но культурный «обратный ход» (церковный термин из девятнадцатого столетия) заметен «невооружённым» глазом. 
Основной аргумент сторонников нового стандарта – это уменьшение учёбной нагрузки на школьников. И главное новшество – школьник, сам будет решать, что ему лучше учить, а точнее, удобнее изучать. И нормальный школьник, выберет то, что полегче и попроще. Таким образом, особенно в России, можно будет забыть не только о математических школах, которые были красой и гордостью Советского Союза, но главное, о приличных учителях математики, физики и химии. Именно они определяют, через время конечно, успехи или неуспехи математики, физики и химии, как науки. 
Нынешние подростки – в основном инстинктивные «прагматики». Они уже затвердили на всю жизнь, что тот, кто тяжело работает – неудачник, а тот, кто не работает и имеет много денег – тот счастлив. Не имея жизненного опыта, они естественно будут выбирать лёгкий путь в жизни и если их не «подталкивать» тем или иным способом, то их мечтания завершатся трагическим разочарованием. Ведь дети, в определённом смысле, маленькие животные, которые постоянно норовят спрыгнуть на уже пройденную ступень социализации и превратиться во взрослых животных, руководствующихся в своём поведении инстинктами. Да и многие ли взрослые в России, после массированного промывания мозгов в сторону оглупления и выработки инстинктивных навыков, могут похвастаться внутренним подталкиванием себя к занятиями - «подвигам», увлечением чем-то интеллектуально сложным. Проще ведь устроить себе «маленький отдых» и окунуться в инстинктивную жизнь, тем более, если культурные стандарты уже повсеместно, благодаря ТВ и Интернету, приближаются к уровню «ниже плинтуса»... 
Но мы не должны забывать, что человека из обезьяны сделал труд, как утверждали классики социализма, а Зигмунд Фрейд говорил, что человеческая культура стала продуктом репрессивного метода воспитания (понимаемого в широком смысле). А что мы можем получить на выходе, если позволим, а точнее, если перевалим груз ответственности выбора своего общего будущего на плечи наших детей? Многим воспитателям известно, что причиной многих детских нервных и психических срывов становятся неверная диета и плохой распорядок дня. Но каково же должно быть тогда значение культурной «диеты», духовного питания? В России, где пропаганда эгоизма, алчности и насилия, стала, чуть ли не государственной программой средств массовой информации и особенно телевидения, трудно ожидать, что дети смогут противостоять самостоятельно этому урагану безнравственных или прямо уголовных идеалов. Тут и вступает в силу понимание ответственности взрослых за «образовательное воспитание». Однако сегодня в моде теория «самостоятельности» детей, и много её сторонников окопались в лагере «реформаторов», упорно противостоящих здравому смыслу. Такая позиция, на мой взгляд, показывает возрастающую безответственность не только государственной власти, но и родителей... 
За примерами, иллюстрирующими отвратительные результаты такого взрослого «малодушия», в той же благословенной Англии, ходить не надо. Я какое-то время работал в качестве педагога в детском - «послешкольном» клубе, в одном из центральных районов Лондона. 
Там я столкнулся с откровенной грубостью и даже издевательствами подростков над воспитателями и полным неуважением к взрослым вообще. Если же воспитатели пытались восстановить порядок в клубе, то подростки могли и избить его, а женщин, часто уже бабушек, могли послать куда подальше. И воспитатели это терпели. Я же, по российской привычке, во всё влезал. Однажды назвал «плохим, глупым мальчиком», подростка лет тринадцати, который, услышав мой акцент, стал пинать в меня футбольным мячом. Когда я, в повышенном тоне указал ему на неадекватность поведения, то он вышел из себя и стал от бессилия плеваться в меня, не говорю уже о ругательствах которые он мне продемонстрировал. Подросток, наконец, ушёл разъярённый, и вскоре на территорию клуба пришёл другой подросток постарше и, размахивая молотком, стал бегать рядом со мной, демонстрируя очевидные намерения, проучить меня с помощью этого молотка... Другой, молодой воспитатель, видя что я шокирован этим случаем, утешил меня, сказав, что на него нападали с ножом, эти же подростки. Вскоре в Лондоне прокатилась эпидемия смертей от ножевых ран, нанесённых подростками своим сверстникам и не только... 
Другой случай, больше комичный, чем опасный, произошёл уже с моим сыном. В его школе он, по моему настоянию стал изучать и русский язык наряду с французским, как вторым. В английской школе есть такая формула. И вот на родительском собрании классный руководитель моего сына стала советовать мне оставить сыну изучать только французский, и мотивировала она это тем, что по французскому скоро будет экзамен, а русский будет мешать ему в этом и отвлекать внимание. Я так же вежливо, но непреклонно, не согласился с её доводами, и настоял на совместном изучении и того и другого языков. А жене (она англичанка) уже на повышенных тонах, очень эмоционально, объяснил, что на русском мой сын будет разговаривать со мной, а французский может ему в этом смысле совсем не пригодится. Я тогда, как и сейчас, плохо знаю английский, а по-французски совсем ничего не понимаю. Дома, конечно, был небольшой скандал, двери хлопали, женщины плакали обиженные моей «тиранией», однако я настоял на своём... Вскоре мой сын сдал экзамен по французскому языку, а чуть позже и по-русскому! И по сию пору мы с ним общаемся на русском, правда ломаном, однако ему это общение очень нравится. А я на нём, периодически проверяю уровень своего английского «разговорного». Так и получается, что он говорит со мной на русском, а я с ним на английском. В итоге, всем стало хорошо.
Я, вообще, сторонник такой педагогической теории, которая предусматривает ответственность родителей перед обществом и самого общества в лице государства за образование и главное за воспитание не только своих, но всех детей. А обязанностью детей считаю обучение и воспитанность. И конечно это процесс двухсторонний. Однако с чётким разделением уровней ответственности, разным для взрослых и детей. 
... Наблюдая то, что происходит не только в Англии, но в основном в России, я вижу, что взрослые дядьки, делая деньги на ТВ, в газетах, на радио, в интернете, отравляют сознание подростков и детей злобной алчностью, эгоизмом и культом силы. Потом, когда дети становятся постарше, эти законодатели социальной моды, пугаются их зверских наклонностей и садят в тюрьму, этих жертв своего воспитания и вдалбливания на всех информационных уровнях инстинктивных привычек и «идеалов». Получается так, что отравители и провокаторы жируют, зарабатывая миллионы и миллиарды, а отвечают за результаты жертвы этого отравления. Очевидно, что это не только не по христиански, но и не по человечески... 
То, что моя система «принуждения» к хорошему образованию, связанная с жёстким, подталкивающим воспитанием даёт свои плоды, я убедился на опыте своего сына... 
У него, как у всякого подростка был, конечно, компьютер, (к счастью, благодаря жене в доме никогда не было телевизора) и он, сидя за ним, забывал обо всё на свете, и, прежде всего об уроках, тем самым, демонстрируя тот инстинктивный выбор, на котором настаивают нынешние горе - реформаторы в России. Приходилось, изредка, воздействовать на него и физически, отчего жена была не в восторге. Впрочем, как и я сам. Однако жизнь заставляла это делать. И часто, эти воздействия, происходили после родительских собраний... Но вот он стал постарше, и я на ломанном английском, стал ему объяснять, что моя обязанность, как родителя, заключена в принуждении его к образованию, а его как сына обязанность, заключена в научении тяжело и много работать над заданными уроками, но не только. Я объяснял ему, что пока он не различает понятий добра и зла в человеческом, и больше, в христианском смысле, моя обязанность руководить им и растолковывать эти понятия насколько я сам их понимаю. А он, хотя и может не понимать сейчас, о чём я настойчиво толкую, но в будущем, когда сам станет отцом, он сможет понять меня вполне... Конечно эти объяснения иногда были грубы, однако возымели действие... 
Сын, занимался музыкой с пяти лет, потом ходил в музыкальную школу, и играл на скрипке, а потом ещё, по воскресеньям пел в церковном хоре, зарабатывая себе стипендию для оплаты учёбы в известной лондонской школе. И вот я заставлял его каждый день, по часу, в свободное от уроков время играть заданный в музыкальной школе урок. Он, как мог, увиливал от этих занятий, иногда, плакал, говорил, что это ему ни к чему и что он не хочет стать профессионалом–скрипачом. Я на это отвечал, что эти занятия приучат его быть последовательным, и постепенно заставят методически работать, что эти навыки пригодятся не только при учёбе в университете (а в университет он хотел, потому что его старшая сестра заканчивала Кембридж, и ему там нравилось бывать), но и во взрослой жизни. Он сопротивлялся, как мог, однако я настоял на своём... 
Когда я увидел, что он, закрыв двери своей комнаты, просто пиликает, а сам смотрит на экран компьютера, я усложнил задание и «попросил» его каждое воскресенье вечером играть нам с мамой выученный за неделю отрывок, и если он не был готов, то я его наказывал, иногда физически... 
Прошло уже много лет. В последнем классе музыкальной школы сын стал концертмейстером одного из школьных симфонических оркестров и ему, похоже, очень нравилась эта роль и особенно, когда его за хорошую игру оркестра благодарил уважаемый дирижёр... Он невольно стал уважать сам себя... Сын неплохо закончил школу, поступил в университет, и вполне доволен собой, а ко мне относится, взрослея, всё более уважительно и старается разговаривать со мной на русском, чему я конечно рад...  

Свернуть