20 января 2019  20:28 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
У нас в Англии

 
Владимир  Кабаков
 
Демонтстрация протеста


За последние годы я уже во второй раз участвую в демонстрациях протеста в Англии. В первый раз это было шествие по улицам Лондона в миллионной демонстрации протеста против войны в Ираке, развязанной Блэром и его командой под давлением Америки. Тогда я был поражён сплочённостью и моральным духом «протестантов», которые ничего не боялись и протестовали против своего правительства мирно и даже весело, хотя, иногда, очень саркастически издеваясь над личными качествами и внешностью английских правителей... Увы, эти мирные протесты никто не услышал, и Англия воюет уже не только в Ираке и Афганистане, но и в Ливии. Таковы правила современной западной демократии – вы протестуйте, газеты и ТВ это опишут и покажут, а воевать вы всё равно будете... Или будете лишены работы... Или плату в университетах всё равно поднимут в три раза... 
... В этот раз я, вместе с женой, которая работает в системе образования и попала под сокращения, объявленные новым правительством «тори», пошёл на мирную демонстрацию перед зданием парламента, куда, по некоторым данным, вышли около трёхсот тысяч человек, представители работающих в публичном секторе и члены различных профсоюзов - и не только те, кого увольняют, но и те, кто делает это из замечательного чувства «солидарности трудящихся», начисто утраченное в России. Даже когда бастуют работники метро и город превращается в хаос движущихся пешком клерков, мало кто ворчит, даже про себя. Все понимают, что просто так, никто здесь не останавливает работу. Профсоюзы в Англии во многом заменили компартию, и отстаивают интересы трудящихся везде, где существуют. И их боятся не только власти, но и предприниматели... 
Часов в одиннадцать дня, по необычно оживлённым улицам, мы пошли от нашего дома, в центре Лондона, в сторону набережной Темзы, перешли мост Ватерлоо и по пути, видели многотысячные толпы народа с флагами, лозунгами, надувными воздушными шарами и транспарантами, собиравшиеся на набережной, которая здесь тянется вдоль берега на несколько километров. Невольно в душе возникло чувство гордости и человеческого единения, которое мне знакомо ещё по праздничным демонстрациям в Советском Союзе. Но тогда я ходил на демонстрации редко, за что меня изредка ругали на собраниях актива физического факультета университета, где я проработал почти десять лет. 
... Неподалеку от вокзала Ватерлоо мы увидели наших «сослужащих». С кем-то я был знаком прежде, кому-то меня представили и я объявил, под одобрительные улыбки, что я представляю здесь «русских революционеров». На Западе, благодаря десятилетиям «холодной войны», русских революционеров демонизируют и представляют чуть ли не монстрами. Поэтому и сдержанные улыбки на лицах – ведь это были люди в возрасте, к тому же с университетским образованием и потому, довольно «левыми» взглядами... 
Неподалеку стайка подростков, облюбовав стенки неглубокого автомобильного пандуса, мягко, по кошачьи и очень скоординировано прыгала и вверх и вниз, и по прямой с одной ноги и с двух... Эта молодёжная «субкультура», - я называю их «прыгунами»,- родилась, наверное, от просмотра фильмов об американском супермене Бэтмене и с той поры развилась и стала массовой. Такие прыжки, конечно, чреваты сломанными ногами и руками, но и адреналин в крови с избытком, и уважение сверстников за тренированность и бесстрашие... 
Эти подростки тоже с любопытством смотрели на нас, «протестующих», как на реликтовых зверей. У них жизнь и эмоции кипели без протестов... А мимо нас проходили и проезжали на автобусах сотни, тысячи демонстрантов, стекавшихся со всех сторон громадного города на набережную, чтобы оттуда в двенадцать часов дня начать марш протеста против увольнений и сокращений, осуществляемых новым правительством консерваторов в союзе с либерал-демократами. Таким образом, молодые члены правительства, во главе с Камероном и Клеггом, «бесстрашно», с присущей молодости наглостью, взялись решать проблемы дефицита бюджета, накопленные за тринадцать лет правления лейбористов... 
 
   
 

Мы представляли ассоциацию учителей иностранных языков, и на транспаранте, который сделала одна из наших знакомых своими руками, было написано, что сокращение учителей иностранного языка – это удар по общей культуре народа. (Перевод мой и очень вольный...) 
Пока мы стояли в ожидании начала марша, мимо нас, в сторону набережной, проковылял забавный толстый человек, который одной рукой вёз перед собой фигуру Тони Блэра, бывшего примьера-лейбориста, из папье-маше, в натуральную величину с черепами на груди, а другой толкал тележку, на которой была установлена самодельная музыкальная установка. Идти так ему было неловко и он двигался медленно, но распевал песни и, похоже, что был под «шафе». Мальчики прыгуны, демонстрируя чудеса ловкости и прыгучести, откровенно радовались такому количеству зрителей, и показывали, что и они возбуждены всеобщим энтузиазмом... 
Наконец, время перевалило за двенадцать, и мы тронулись в обратную сторону, через мост, на воссоединение с общей колонной демонстрантов. В конце моста, уже собралась приличная толпа и мы, направляемые полицейскими, которых было очень много, кружным путём, часто останавливаясь, наконец, вышли на набережную Темзы. 
Отовсюду звучала музыка, свистки и «речёвки» в мегафоны. Улицы были запружены народом, веселящимся, а иногда активно ёрничавшим – на что остроумные англичане, как известно, горазды. Море флажков, лозунгов, воздушных шаров и транспарантов в руках протестующих, рекой текли в направлении Парламента, изредка останавливаясь и пережидая растворение людских «пробок», где-то впереди. Кругом, было много молодых и весёлых лиц, были мамы и папы с детьми в колясках, были и пожилые люди, с палочками и даже на костылях. Где-то впереди развивалось несколько красных флагов с серпом и молотом в левом углу, ближе к древку... «Наши идут» - с юмором подумал я и невольно вспомнил Советский Союз семидесятых годов, и демонстрации трудящихся, на которые выходили почти все работающие. Администрация заводов и фабрик, институтов, университетов и научно-исследовательских институтов, требовала всеобщей явки. И чтобы скрасить привычное ожидание начала шествия, всё мужское население выпивало полу-тайно, полу-явно, и закусывало, чем бог послал, а потом, уже, раскрасневшись, шествовали мимо трибун с руководством, выкрикивая лозунги и радуясь возможности выплеснуть положительные эмоции... 
Как давно это было, и каким флёром романтики со временем покрывается, когда думаешь о том, что в сегодняшней России, можно объединить людей, только под угрозой расстрела. Как все-таки, быстро из общества улетучивается дух солидарности и начинает преобладать дух личной выгоды и стяжательства! 
По пути следования колонны, на тротуарах стояли столики с литературой от компартии, от социалистов, от движения зелёных. Я собирал листовки, покупал газеты и читал лозунги, написанные на больших и малых траспорантах и транспорантиках. Вот некоторые из них: Социалисты призывали к двадцати четырёх часовой забастовке. «Бой всем сокращениям», - писали они на плакатах. Попадались лозунги порезче: «Сменим правительство! – гласил один из них. «Консерваторы и либерал демократы – грабители наших зарплат!» - угрожал власть имущим, другой... Были там и такие: «Учись сопротивляться!». «Урезайте войну, а не наше благосостояние». «Мы требуем перемен!». «Нет войне – да работе!». «Рабочие мира – объединяйтесь!». «Какая альтернатива? – Социализм!», и ещё множество других... 
... Кругом, царила атмосфера единства и сплочённости. Какая-женщина предложила нам из просторного пакета замечательно вкусные пирожные, которые она сама пекла для уставших или оголодавших демонстрантов. Мы приняли её предложение с благодарностью - пирожные были сладкие и вкусные и мы порадовались её бескорыстию и христианской благожелательности. 
Надо сказать, что для Англии, особенно для представителей «среднего класса», такое дружелюбие почти общая черта – к вам всегда подойдут и помогут нести тяжёлые вещи, помогут найти дорогу, уступят вам место в автобусе или в метро. Это проявление благообразия и христианских корней общего детского воспитания, несмотря на секулярное государственное устройство. Просто христианские принципы взаимопомощи и сострадания сохранились в народной культуре, растворившись в быту, стали просто культурой... 
 
   
 

... Напротив Парламента и Биг-Бена, часовой башни с громадным золотым циферблатом, сбившись в плотную кучку, люди арабской внешности яростными молодыми голосами выкрикивали какие-то лозунги на арабском против развязывания войны Западом в Северной Африке... Но эти крики не мешали прохождению демонстрантов, и потому этих людей оставили в покое. Полиции было много – видимо опасались провокаций или даже терактов – на днях начались бомбёжки Натовцами Ливии, и потому атмосфера была напряжена. Однако, на демонстрантах это никак не сказывалось. 
Впереди меня шёл мужчина и нес на плечах маленькую светловолосую девочку. Когда проходили мимо какого-то министерства и люди неодобрительно загудели и заулюлюкали, девочка взбодрилась и стала показывать маленьким кулачком с большим пальцем, опущенным вниз, своё неодобрение политике правительства. Взрослые, глядя на её жестикуляцию, весело смеялись, а я подумал, что из неё со временем может вырасти настоящая революционерка! 
Шествие длились в общей сложности около трёх часов, мы изрядно устали и проголодались. Сделав на прощание общую фотографию, мы свернули транспарант, и, попрощавшись, разошлись в разные стороны. Мы с женой, направились в Сент-Джеймс парк. Была весна, и в воздухе веяло ароматами зелёных листьев и цветов, покрывающих и луговину и деревья, стоящие неподалеку от искусственного пруда, посередине парка. Мы обошли его по периметру, любуясь на ярко зелёную, изумрудную травку, поля жёлтых и белых весенних цветов - дафоделс, и наблюдая за лебедями, гусями, утками и водяными курочками, которые водили в пруду свои весенние хороводы. Народу в парке было много и очереди за мороженным и закусками стояли у всех киосков. Мы купили одно мороженное на двоих и с удовольствием его сьели, на ходу, вспоминая наши летние путешествия по Европе и традицию, всюду, в новых местах, дегустировать местное мороженное... 
Домой возвращались пешком и оба сильно устали. Однако, попив чаю и посидев на мягком диване, мы отошли от треволнений дня и я, привычно включил компьютер. В новостях, увидел как на Оксфорд-стрит, недовольные молодые люди в курточках, с опущенными на глаза капюшонами, воевали с полицейскими. Мирное шествие, уже традиционно закончилось потасовкой молодёжи с полицией, битьём стёкол и оскорбительными для полиции и правительства, надписями. За последние годы, противостояние власти и народа и в Англии обострилось значительно... 
Думаю, что такие вспышки насилия обусловлены войной, которую Англия ведёт уже который год на Ближнем Востоке. Это напоминает то, что происходило в Советском Союзе, во времена Афганской войны. Поколение за поколением молодых людей осваивали субкультуру насилия, которая как вирус, распространяется по воюющей стране, делая сумму зла все больше и все общественно значительней. Потом в России начались бандитские времена, которые не закончились и по сию пору. Я уверен, что всё это было следствием войны, тлевшей не только на полях сражений, но и в душах народа... 
Нечто подобное, на мой взгляд, происходит сегодня с США и с Англией. В обществе появляется всё больше молодых людей, которые воевали, рискуя своей жизнью и научаясь убивать другие жизни. Всё это, как закваска, проникает в общество и возбуждает в молодых агрессию. Именно этим я объясняю, здесь, в Англии, участившиеся схватки с властью молодых анархистов и просто хулиганов, которые всего лишь жертвы распространяющегося в обществе вируса насилия и боевитости... Совсем недавно, в Лондоне, протестующие против увеличения оплаты в вузах, студенты, устроили многотысячную демонстрацию, а потом и погром штаб-квартиры консерваторов, жгли костры на улицах, били стёкла в магазинах и витрины банков. И такое поведение становится дурной «традицией» в среде политически активных студентов и молодёжи... 
Странно, что на эту сторону сегодняшних войн, ни социологи, ни философы не обращают внимания. На мой взгляд, нынешние войны - это основная причина возрастающего «международного» ожесточения, и эта же причина порождает национализм и религиозный экстремизм. Терроризм – как социальный феномен, - прямо вырастает из войны и потому одна война, может повлечь за собой целую серию конфликтов, которые не прекратятся, пока человечество не устанет от кровопролитий и агрессии... 
... Через несколько дней я узнал от жены, что фотографии нашей группы демонстрантов появились в интернете и их посмотрели многие люди, в том числе сослуживцы жены. Я был рад этому факту... 
Свернуть