19 сентября 2019  05:22 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Религия



Андрей Кураев отвечает на вопросы прихожан Сурожской епархии (Лондон)



Встреча с Андреем Кураевым в соборе Божией Матери и Всех Святых в Лондоне. 


... Была служба. Полутёмный зал с таинственно мерцающими свечами. Перекличка хора со священником, находящимся в алтаре; неподвижно стоящие врозь друг от друга тёмные фигуры молящихся – все создавало ощущение трагической таинственности и недосказанности. Крестясь и кланяясь, я слушал службу, рассуждая про себя о том, как долго и кропотливо создавалась вся эта возвышенная атмосфера церковной литургии, которая воздействует на множество разных по характеру прихожан, и в конце концов стала как бы введением в медитацию, сосредоточение души и тела в одной точке, которая называется на русском языке словом Бог – Троица. Хотя конечно главным лицом литургии и вообще церковного действа является Иисус Христос – срединное лицо Троицы. А Ветхозаветный Бог – Креатор – это уже абстракция, тем более Дух Святый, который и вовсе, почти не ощущается в церковной жизни, как нечто сущностное и существенное. 
Мне вспомнилась икона «Пресвятая Троица» Рублёва, в которой все три ипостаси представлены человеческими фигурами, и с трудом, среди них угадывается Иисус Христос, который единственный предстал перед человеком в человеческом же облике. Остальное для обычного верующего, не богослова, проявляется как абстракция, часто неспособная воплотиться в реальные образы в нашем скудном воображении... 
Служба закончилась и мы перешли в трапезную, где уже стояли стулья, а у стены, напротив входа, стол с тремя креслами – для «лектора» и сопровождающих лиц... 


И вот вошёл большой человек в чёрной рясе, с бородой и длинными волосами, в беспорядке спускающиеся на плеи и продолжающиеся разделённой надвое бородой, тоже довольно беспорядочной и растущей, без вмешательства парикмахера. Долгие годы выступлений на публике помогают ему справляться с волнением и потому он вёл себя спокойно и уверенно... 
В трапезной собралось не менее ста слушателей, а то и все двести. Пришли даже те, кто давно не ходит в храм. Андрей Кураев – это имя для всех, кто интересуется богословием православия... Владыка Елисей представил Отца Андрея, тот сел и начал говорить... 
И говорил с небольшими перерывами три часа, сделав, по сути, обзорную лекцию, затронувшую все аспекты современной Русской Православной Церкви. А потом ещё были вопросы... Но обо всем по порядку. 
Я не буду, да и не смогу, пересказывать все, о чём говорил дьякон Кураев. Запомнилось его умение раскрывать тему и говорить не только серьёзно о возвышенном, но и шутить, и даже рассказывать анекдоты, вполне артистично пародирую голоса героев анекдота... 
Отвечая на вопросы, в конце ответа, он, обдумывая заключительные «аккорды», делал паузы, на мгновение замолкая и опуская голову, выискивал подходящие выражения для завершающих фраз... 
Зал внимательно слушал, пытаясь проникнуть в его, вполне парадоксальные определения и выводы, похохатывал, отзываясь на шутки, и замирал, когда Отец Андрей, касался кажется, запретных тем. Например, обрисовывая облик царя Николая II, он назвал его «юродивым», а потом и обосновал этот тезис, ссылаясь на дневники Николая II, описывающие дни, проведённые под арестом и на игру в карты, в предпоследний день перед расстрелом. Потом сослался на одного реального юродивого, который подходя к стенам церкви бросал в них камни и грязь, а перед борделем останавливался и гладил его стены. Потом юродивый объяснил, что перед входом в церковь, он своим внутренним взором видел бесов, не смеющих проникнуть в церковь, а перед борделем – ангелов, которые тоже ждали выхода грешников из этого земного вертепа... 
Потом он говорил о том, что церковь и батюшки, вовсе не горят желанием идти в школу и что их напрасно обвиняют в этом стремлении. Что преподавание уроков религии необходимо для формирования подлинно культурного человека, так как наша цивилизация, - это цивилизация христианская. И поэтому церковь настаивает на уроках религии... 
Я тоже задал ему вопрос. После того, как Кураев, на мой взгляд, привычно и весьма легковесно обвинил не православные конфессии на Западе и в Англии, в искажении учения Христа. Ведь они – говорил он, могли бы представить и Александра Меня обскурантом, только потому, что он не признавал гомосексуальные браки. 
Тут, уже традиционно повторяется мотив чистоты русского православия и нечистоты всех остальных конфессий. Это конечно неправда, и главным аргументом служит уровень доброжелательности и дружелюбия в том или ином обществе, так или иначе идентирующим себя с определённой конфессией. Так вот, как раз русское общество самое мрачное и самое бандитски-самоубийственное. Я бы стеснялся такое общество называть христианским, а прихожане, даже в Лондоне любят повторять, «что у нас Бог, а у них Бога нет!». Так где же может быть Бог в стране где убивают целыми семьями, где около миллиона сирот и около ста тысяч каждый год пропадает неизвестно куда, где убивают ежегодно около сорока тысяч человек, а абортов делают около миллиона в год. Тут можно много цифр приводить, показывающих обезбоженность нашей жизни... 
А в Англии, на мой взгляд, христианство, как моральная основа, стало достоянием народной культуры, в которой растворились принципы христианства и которая стала христианским регулятором отношений между людьми и даже отношений в бизнесе и в экономике. Во многом это можно назвать главной причиной богатства и благообразия английской жизни, и поэтому многие русские переезжают в Англию, а ещё больше хотели бы это сделать... 
Я хотел указать на это, но странно, Отец Андрей, почему–то очень на меня рассердился, усмотрев в моём возражении, несогласие с его позицией. Он чуть ли не закричал, что он «этого не говорил» и что именно потому, что англичане нарушают заветы Церкви, несколько лет назад было принято решение прервать дискуссионное общение с англиканами. Я не совеем понял, о чём идет речь, но тем не менее был шокирован такой реакцией. 
Позже я подумал, что в России Андрею Кураеву так достаётся от его многочисленных оппонентов, что он и во мне увидел своего врага. Но на самом деле наоборот, я его сторонник в сближении реальной жизни и религиозной её составляющей. Потому что веровать и жить по вере - это необходимое условие искренности и правдивости веры... 
В конце концов, мне удалось задать вопрос о национализме, и Кураев рассказал анекдот о «Памяти», которой уже как организации русских националистов давно нет. Я не буду пересказывать этот анекдот, потому что он, как раз ничего не объясняет в русских людях, в их неприятии других конфессий и занимающих по отношению к иноверцам отрицательную позицию, значительно расходящуюся даже с той позицией, которую занимала РПЦ, ещё при жизни Владыки Антония Сурожского... В каком-то смысле при таком отношении к другим конфессиям и другим религиям Русская Православная Церковь может со временем стать христианской сектой. Ведь сам Иисус говорил о любви, терпимости и даже непротивлении злу насилием. Но сегодня религиозная «гордыня» переполняет не только националистов, но и притч и иерархов, что уже грозит расширением зон нетерпимости и появлением «православной» цензуры, - что отчасти и происходит... 
Однако, чуть позже, попросил слово один из баптистов, и стал благодарить Кураева, обещая молиться за него. На что Отец Андрей, очевидно смущённый этой похвалой, сказал, что в случае совместного нахождения в камере для смертников все христианские секты и конфессии обязаны вести себя как братья, но если речь идёт об обыденной жизни, тогда он будет и спорить, и возражать сектантам. На сём и порешили... 
Были ещё несколько интересных ответов и самый яркий из них, о том, что в России, несмотря на сопротивление и протесты атеистов и агностиков, необходимо знакомить людей с детской скамьи с содержанием Библии и особенно Нового Завета, хотя бы для поднятия культурного уровня Россиян... 
Было уже почти десять часов вечера, когда отец Андрей закончил говорить и попросил спеть благодарение в честь Владыки Антония Сурожского, к которому, судя по всему, он относится благоговейно. Присутствующие встали и пропели благодарение, а после, Отец Андрей роздал свою последнюю книгу и некоторым счастливцам подписал её. 
... Уже ночью, я вспоминал его изумительную способность трезво и остро говорить и размышлять о христианстве и жизни в вере, и радовался, что смог воочию послушать и увидеть этого выдающегося православного миссионера... 

Свернуть