24 августа 2019  10:09 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Поэты Петербурга

 
Владимир Скворцов


СКВОРЦОВ ВЛАДИМИР СТЕПАНОВИЧ родился 25 марта 1954 года в деревне Климовщина Пестовского района Новгородской области. После окончания Богословской средней школы работал на Лесопильно-мебельном комбинате в городе Пестово. С мая 1972 г. по май 1974 г. служил в Советской армии, награждён медалью «За отвагу на пожаре». В 1975 году поступил на факультет журналистики ЛГУ, много времени уделял спорту и общественной работе (со второго курса на Доске Почёта «Лучшие спортсмены»). 
По окончании Ленинградского государственного университета в 1980 году пять лет работал в городе Выборге редактором Выборгской редакции радиовещания. С мая 1985 года по август 1988 года Владимир Скворцов – директор Подготовительных курсов ЛГУ (на которых в те годы обучалось около двух тысяч абитуриентов, подготовка велась на 16 факультетов), затем переходит на работу в международную фирму «ИНФОРМПРЕССЕРВИС» и работает заместителем директора. 
С 1984 года – член Союза журналистов, с 1994 года – член Союза писателей России. 
Первые публикации появились в 1972 году на Всесоюзном радио и в районной газете. Печатался в десятках газет, в журналах «Советский воин», «Аврора», «Крокодил», «Русский мир», "Новый век" и др. Лауреат различных литературных премий и конкурсов. Награждён Юбилейной медалью «100 лет С. А. Есенину» (1995 г), Золотой пушкинской медалью "За сохранение традиций в русской литературе" (2004г). Многолетняя плодотворная творческая деятельность В. С. Скворцова отмечена Почётными грамотами и Дипломами Союза писателей и Союза журналистов. 
В 2003 году В. С. Скворцов награждён медалью "В память о 300-летии Санкт-Петербурга". 
В 2004 году Владимир Степанович был делегатом XII съезда писателей России. В этом же году за многолетнюю плодотворную творческую деятельность В. С. Скворцов награждён Почётной грамотой Союза писателей России (председатель правления В. Н. Ганичев). 
С 2005 года В. С. Скворцов становится членом правления Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России. 
В 2006 году за большой вклад в развитие русской литературы, а также организацию литературно-музыкальных фестивалей и конкурсов В. С. Скворцов награждён медалью "За выдающийся вклад в культуру Отечества". 
С 2006 года В. С. Скворцов - член правления СПб отделения Литературного фонда России. 
В 2007 году за поддержку современной русской литературы, издательскую и просветительскую деятельность главный редактор журнала «Невский альманах» Владимир Скворцов награждён Дипломом и Всероссийской православной литературной премией имени святого благоверного Великого князя Александра Невского. Председатель литературной комиссии – Наместник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры архимандрит Назарий (Лавриненко). 
В 2008 г. За организацию и проведение Международной конференции «Святой Иоанн Кронштадтский и соборное возрождение России» и Второго православного музыкально-поэтического фестиваля «Под покровом Пречистой» В. С. Скворцов награждён Почётным Дипломом. 
В январе 2009 года В. С. Скворцов награждён Почётным знаком святой мученицы Татьяны степени «Наставник молодёжи» за многолетнюю просветительскую и социальную деятельность. Учредители Почётного знака: Санкт-Петербургская епархия, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир, Совет ректоров вузов Санкт-Петербурга. 
В марте 2009 года решением наградной комиссии Московской городской организации Союза писателей России и Союза писателей-переводчиков В. С. Скворцов награждён памятной медалью «А. С. Грибоедов 1795-1829». 
Распоряжением Правительства Санкт-Петербурга №146 от 16.03.2009 В. С. Скворцов награждён Грамотой Комитета по культуре «За многолетний добросовестный труд, достигнутые успехи в области сохранения и развития культуры и искусства». 
17.03.2009 г. В. С. Скворцов награждён ПОЧЁТНОЙ ГРАМОТОЙ правления Союза писателей России «За активную работу в современной русской литературе» (председатель правления В. Н. Ганичев). 
В апреле 2009 года Владимир Степанович был делегатом XШ съезда писателей России. 

Изданные книги: 

1. Мой крест (1991); 
2. Пародии (1992); 
3. Да вы не бойтесь. Детская литература. (1992); 
4. Отпечатки чувств (1993г); 
5. Свет надежды. Школьная библиотека. (1997); 
6. Антимат (2001); 
7. Ты думай только о хорошем (2004); 
8. Восхождение к истине (2006); 
9. Снеговики. Зимняя сказка для детей. (2009); 
10. Мне в России Руси не хватает. (2009); 

Выдающейся заслугой Владимира Скворцова является возрождение журнала «Невский альманах». Журнал с таким названием впервые увидел свет в 1825 году в Петербурге. Издателем его был литератор, предприниматель и меценат Егор Васильевич Аладьин. Уже на следующий год в нём появились знаменитые пушкинские строки: 

"Примите "Невский альманах", 
Он мил и в прозе, и в стихах". 

Журнал печатался в России почти сто лет! - до 1915 года. В СССР "Невский альманах" не издавался. И только в 2003 году - юбилейном году Санкт-Петербурга! – Владимир Скворцов возобновил издание этого журнала в городе на Неве. 
                                                                                                                                         Редактор отдела поэзии, Ж. Бурковская 



БАБА КЛАВА 

Я приехал в деревню к тёте, 
а старушки простыл и след… 
«Ваша тётушка на болоте, 
за морошкой ушла чуть свет! – 

Мне сказала соседка Дуся, 
накрутившая бигуди: 
«Я сама всё не собируся 
с ней за ягодами пойти». 

Возле дома гуляли куры, 
спал на солнышке кот седой… 
Я такой не встречал натуры 
жизнерадостно-боевой, 
как у тётушки, бабы Клавы – 
дамы всех четырёх мастей! 
Ей не надо ни громкой славы, 
ни признания от властей. 
И ума у неё - палата, 
и ругается лишь с котом, 
но боятся её ухвата 
все политики «за бугром». 

И пока мы с соседкой Дусей 
пообщались часок-другой, 
во дворе закричали гуси – 
баба Клава идёт домой. 

У неё на плечах накидка 
и две лямки от вещмешка. 
Как светилась её улыбка! 
Как походка была легка! 
– Из какого же ты замеса? 
Вечно радостна и светла, 
словно топаешь не из леса, 
а на отдыхе побыла! 
– Воздух, милый, в деревне сладок, 
и привыкшая я к труду. 
Мне всего лишь восьмой десяток, 
я за клюквой ещё пойду! 

Даже внуков своих встречая, 
и добра она, и строга… 
Возле печки стоит большая, 
очень старая кочерга. 

Этой кованой железякой 
прапрадедушка Харитон 
гнал французского забияку 
по Смоленщине за кордон! 
Харитона Денис Давыдов 
партизаном тогда назвал. 
– Эта штука меня не выдаст, 
я ведь лично её ковал! – 
говорил Харитон смущённо, 
будто сватали мужика: 
– Будет, барин, Вам! 
Полно, полно… 
Я вполсилы его, слегка. 

И жила бы деревня тихо, 
только немец пришёл с войной… 
Кочерга потрудилась лихо! 
Помнят фрицы её спиной! 

Пожелтевшие, как заплаты, 
фотокарточки на стене… 
До сих пор изучают в НАТО, 
Как Россия спаслась в огне. 

Кто-то с удочкой ждал удачи 
за ольшаником у реки… 
Шли под вечер меня «побачить» 
наши милые земляки. 

Обнимали да целовали, 
да подначивали меня… 
«Вовкой» радостно называли, 
земляки – они все родня! 

И гармонь прихватил Никола, 
и гитарой звенел Степан… 
Вот и «русская кока-кола»: 
чуть понюхал – и сразу пьян! 

Пляшут женщины и мужчины, 
а в распахнутое окно 
Льются в сумерки Климовщины 
Песни терпкие, как вино: 

«Чтоб достичь высот Чубайса, 
ври, блефуй и не пугайся! 
Кто пошёл тропой другой, 
тот с протянутой рукой. 

Изощрённо «по-чертовски» 
стал богатым Березовский, 
другом числился не зря 
Борьки Ельцина – царя!». 

И хохочет в руках гармошка, 
Гитарист-молодец, стервец! 
На столе под коньяк – морошка, 
А под водочку – огурец. 

«Гласно, нагло, при народе 
воровал в Москве Мавроди, 
под Шумейко всё, что смог, 
за границу уволок. 

Нам страшней любой холеры – 
демократы- лицемеры… 
Русь развратом подкосил 
правый блок нечистых сил». 

– Кочерги моей не пугайся, 
пей малиновое вино! 
Опоясать бы ей Чубайса 
да дружков его заодно! 

Только за полночь, власть ругая, 
расходился народ честной… 
В звёздном небе летел, мигая, 
сонный спутник над головой. 
Эти люди мне с детства милы, 
я пожизненно в них влюблён! 
За победами русской силы – 
сила духа и верность жён. 
Василисы, Катюши, Клавы… 
сохраняли во все века 
генофонд нашей русской славы, 
мудрость Ванюшки-дурака! 

Вот и езди в деревню к тёте! – 
философствовал я с утра, - 
чудо-бабушка – на болоте, 
на столе – пирожков гора! 
У неё полгряды укропа 
да две козочки на лугу, 
только помнит спиной Европа 
бабы Клавину кочергу! 
Возле грядок торчит лопата, 
бугорки нарывает крот… 
Но ракеты наводит НАТО 
бедной бабушке в огород. 
19.04. – 07.08.09 

ВЕСНА В ПЕТЕРБУРГЕ 

Не хочется ни в парк, ни на эстраду, 
ни в тихий храм, ни в круг хмельных дружков… 
Куда милей, склонившись за ограду, 
смотреть на стайку резвых окуньков! 

Я, усмирённый городской уздечкой, 
весной мечтаю в душной тишине, 
что где-то там черёмухи над речкой, 
благоухая, помнят обо мне. 

Забыть ли мне об этом аромате, 
там в детстве я носился босиком! 
Удить беспечно рыбу на закате 
и сквозь кусты следить за поплавком! 

Пропахший лесом, травами и пашней, 
я осознал, с реальностью мирясь: 
в деревне грязь видней, но безопасней, 
чем городская нравственная грязь. 

Мой брат, с бутылкой выйдя на веранду, 
разносит в прах историю страны: 
при всякой власти люди ищут правду 
и не бывают никогда равны… 

О, дивный град богатых и просящих! 
Чтоб ни случилось, ты всегда таков! 
Твоих фасадов и витрин манящих 
милее сердцу стайка окуньков! 
май 2008 

ВЕСНА ОБЕТОВАННАЯ 

Сквозь облака лучи 
в зарю вплетаются, 
там, где бегут ручьи, 
следы останутся. 
Иду в желанное 
село воскресное, 
обетованное 
и поднебесное. 
На берегу сосна 
за речку тянется, 
вот-вот шагнет она - 
обрыв останется. 
Под громкий птичий грай 
звенит струной ветла! 
Тогда природа – рай, 
когда душа светла! 
Меня счастливей нет! 
И мне мечтается, 
что не померкнет свет, 
в душе останется. 
Живи, желанное, 
село родимое, 
обетованное, 
неповторимое. 
2001. 
Село Климовщина, 
Новгородская обл., Пестовский р-н. 


ВЕТЕРАНЫ 

Фронтовику Николаю Родионовичу Суворову 

Помню с детства: вечерами, 
чуть не каждый выходной, 
собирались ветераны 
в нашем доме над рекой. 
С прибаутками входили, 
целовали в щёку мать, 
разговоры заводили, 
начинали вспоминать 
про бомбёжки, расставанья 
да разлуку вдалеке… 
Тихо, затаив дыханье, 
мы сидели в уголке. 
Все дела свои подростки 
оставляли на «потом», 
встав на цыпочки, берёзка 
замирала под окном, - 
ветераны запевали: 
- Эх! Дороги, 
пыль да туман… – 
Все они до боли знали 
Каждый – всё до боли 
нам неведомый бурьян, 
на котором неживые 
(и представить-то нельзя!) 
оставались фронтовые, 
может, лучшие друзья! 
Подмигнув нам, запевала, 
от войны еще хмельной, 
дирижировал, бывало, 
уцелевшею рукой… 
Вот мы сами отслужили, 
довелось в труде потеть… 
Так ли ярко мы прожили? 
Те ли песни мы сложили, 
чтобы их при детях петь!? 

ВРЕМЯ ЛЕЧИТ 

Народ неправдой искалечен, 
живёт среди зеркал кривых… 
Вот говорят, что время лечит. 
Наверно лечит. Но живых! 

Усадьбы, храмы да церквушки 
веками сроили – всё зря? 
Как прежде, нищие старушки 
живут с надеждой на царя… 

Блаженной жизни в сладкой речи 
им обещает паразит! 
Но даже если время лечит, 
то мёртвых вряд ли воскресит. 
декабрь 2007 

* * * 

Всё больше похоже на эхо былин: 
во льду Ленинград, 
и в пожарах Берлин… 

Как жутко 
знать правду о прошлой войне! 
Но Жуков 
венчает её на коне! 

Когда мы гордимся, нас просят учесть: 
Всё в прошлом осталось: 
и доблесть, 
и честь… 
Неправда! 
В России родятся с бедой 
и Маршал народный, 
и конь удалой! 

* * * 

Говорили: духовно! 
А теперь: эротично! 
Раньше были стихи, 
а теперь в песнях – текст… 
Образованным быть 
стало вдруг неприлично, 
даже слово "любовь" 
заменили на "sex"… 

ЗАКОНОМЕРНОСТЬ 

Парадоксально и печально, 
мой вывод ранит, словно плеть: 
жизнь и рождение – случайность, 
закономерность – это смерть. 

Что будет завтра? Я не знаю. 
Судьбу приемлю без нытья, 
предвижу смерть, но воспеваю 
всю уникальность бытия! 

Есть чудо в этой круговерти, 
оно, как звёздочка во мгле, 
и неподвластно даже смерти – 
любовь к живому на земле! 

ЛЖЕ-СВОБОДА 

Лже-свободы не понять! 
Даже вырвавшись из стойла, 
надо что-то продавать, 
чтобы выглядеть достойно. 

Нищетой пропах доцент, 
офицер горит от срама… 
Обещали нам концерт, 
а грохочет фонограмма! 

Где чужие? Где свои? 
Я давно б утратил веру, 
если б в роще соловьи 
тоже пели под «фанеру». 

ЛЮБИТЬ РОССИЮ СТАЛО РЕМЕСЛОМ! 

Который раз: всё прошлое - на слом! 
Глаза слезятся от словесной пыли. 
Любить Отчизну стало ремеслом, 
чиновники Россию "полюбили"! 

Сугробами духовность занесло, 
тусуются таланты на пирушках… 
Любить Россию - это ремесло 
всех лицемеров, рвущихся к кормушкам. 

Но как снискать у Бога благодать? 
Скукожившись в смиренную улитку, 
политик должен в храме побывать, 
возжечь свечу, изобразить молитву… 

Коммерция витает над Кремлём, 
утрачены любовь и состраданье… 
Служить России стало ремеслом 
тех, для кого прислуживать - призванье. 
декабрь, 2007. 

МНЕ В РОССИИ РУСИ НЕ ХВАТАЕТ 

Я в дорогах страны, как в верёвке, 
так запутался – кости трещат! 
Я пожизненно… «в командировке» 
без надежды вернуться назад. 
Всякий раз, возвращаясь упрямо, 
попадаю опять в никуда… 
То ли денег на транспорт мне мало? 
То ль билеты дают не туда? 
Помню, пенились брагою кружки… 
Оставляя мирские дела, 
ах! как пели в деревне старушки 
и гармоника в пляску звала! 
Отзывались родимые дали, 
месяц рябью играл на пруду… 
Больше идолов там почитали 
И не идолов 
Почитали 
трудолюбие и доброту. 
Мне в России Руси не хватает! 
Я в столицах стал глухонемой! 
Я – чужой в каждой алчущей стае, 
потому-то и тянет домой! 
Не хватает черёмухи русой 
и заботливых маминых рук, 
возле печки побеленной русской 
задушевной беседы старух… 
Квас и веник - вот символ субботы! 
Я в парилке избавлюсь от бед 
и пойму: здесь семья и работа, 
а деревни и матери – нет… 
Нет в округе ни школы, ни церкви. 
Люди есть, но души нет живой, 
все плутают без веры и цели 
и не ведают жизни иной. 
Бьются в дикой траве у развалин 
колокольчики, будто сердца… 
Мы деревни свои мордовали – 
стали сами почти без лица. 
Мне всё снятся стрекозы у речки… 
И как там ни крути, ни верти, 
возле русской натопленной печки 

я мечтаю покой обрести. 
Не случайно терзает истома, 
и свербит в голове: Боже мой! 
Ведь была же дорога из дома, 
значит, где-то должна быть домой… 

НА ПРИРОДЕ 

Минуя папоротник резво, 
на лоне счастья и грехов 
мы зацвели в траве нетрезво 
среди ушастых лопухов. 

Кусты во сне волну ласкали, 
за лесом плыли огоньки, – 
а у костра рукоплескали 
всю ночь немые мотыльки. 

Как в небе звёздочки, беспечно 
в реке плясали пузырьки. 
– Мы сохраним любовь навечно, – 
мечтали втайне мотыльки. 

И ты наивно убеждала, 
что полюбила на века, 
и ручейком стихи журчала, 
а я вбирал их, как река. 

Под плеск мелодии сердечной 
тогда мне было невдомёк, 
что о любви вздыхает вечной 
с душой беспечной… 
"мотылёк". 

НА СЕННОЙ 

Всем нищим сразу 
не поможешь, 
богатым всем 
не угодишь… 
Так что ж, печаль, меня ты гложешь 
и в сердце прячешься, как мышь? 
Моя ль вина, что вновь разруха, 
что с тощей сумкой по Сенной 
бредёт блокадница-старуха, 
как символ Родины больной? 
В ней веры нет… одно бессилье 
дрожит, как верба у межи… 
Её Россию заразили 
болезнью праздности и лжи! 

Моя ли в том вина слепая, 
что посреди Сенной стоит, 
награды праведных скупая, 
в песцовой шкуре троглодит!? 

* * * 

Обещал я родителям, в мир уходя, 
что вернусь обязательно в срок. 
Я был счастлив упасть хоть слезинкой дождя 
на родительский милый порог. 

Растворились с годами былые мечты, 
ничего я вернуть не могу… 
Стал обычным рабом городской суеты, 
позабытой иголкой в стогу. 

Мне бы ветром лететь в дорогие края, 
волны рек поднимать на лету, 
облака собирать и дождём октября 
на могильную плакать плиту. 
18.10.09. 

ПИСЬМО К МАТЕРИ 

Ты пишешь, мама, что в деревне 
уже не ездят на санях, 
что просыпаются деревья, 
качая почки на ветвях. 

Луга под солнцем запотели, 
журчит под окнами ручей, 
скучает кошка на постели 
и намывает в дом гостей… 

Тебя у мостика встречает, 
хвостом виляя, Шарик мой. 
Он лает, словно дни считает, 
когда приеду я домой… 

Осталось ждать совсем не много! 
Весна поднимет зеленя - 
и Шарик, вздрогнув у порога, 
зальётся лаем на меня! 

РЕЧКА КИРВА 

Солнце прогреет и лес, и луг – 
помчится весной поток! 
Реки текут на Север и Юг – 
одна бежит на Восток! 

В памяти с детства: синий покой, 
синицы клюют с руки, 
а над пречистой тихой рекой 
поют в лугах земляки… 

Люди столетиями подряд 
в краю лесной тишины 
реки большие – боготворят, 
а в малые – влюблены! 

Травы дичают, где нет стогов, 
умрёт без глагола стих… 
В мире без речек и ручейков 
нет рек и озёр больших. 

Прячет в заводи утка утят, 
качают шмелей цветы… 
Реки впадают куда хотят, 
а Кирва… в мои мечты. 

Если предложат выбор наград, 
то я бы со всей душой 
жёлтой кувшинкой быть в речке рад, 
летать над ней стрекозой! 
15. 04. – 17. 10. 2009 
Свернуть