20 января 2019  02:01 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Поэты Петербурга


Юбилей Ж. Бурковской


В этом году отмечает свой юбилей Жанна Гилевна Бурковская, редактор отдела Поэзии нашего журнала «Что есть истина?», и нам хотелось бы сказать несколько слов об этом событии... 
Когда лет двадцать назад, работая директором одного из подростковых клубов в Санкт-Петербурге, тогда ещё в Ленинграде, я, Владимир Кабаков, организовал несколько поэтических вечеров – в организации этих вечеров деятельное участие принимала и Жанна Гилевна. Живя на Охте, по соседству с клубом, Жанна Гилевна посещала литобъединение «Общество Русских Литераторов», заседания которого периодически проводились в гостинной нашего клуба, и мы не раз встречались на этих заседаниях. 
Одновременно она была приглашена в ЛИТО Балтийский Парус, позднее санкт-петербургский Рубцовский центр, где на добровольных началах стала редактором литературно-художественного альманаха «Остров», издаваемого Рубцовским Центром. 
Вскоре я познакомился и с её стихами. Тонкий лиризм, высокая культура стиха, обнаруживали в ней черты высокого профессионала, продолжателя традиций Питерской поэтической школы. Темы стихов Жанны Гилевны Бурковской самые разные, но обязательно с философским подтекстом. В стихах её ощущается стремление выразить отношение к окружающему миру и через личные переживания ответить на проблемы жизни и смерти, природы и общества. 
К тому времени поэтом Жанной Гилевной уже было издано несколько книг стихов. 
Однако личностные качества и склад характера как нельзя лучше способствовали её плодотворной деятельности на редакторском поприще. Она отыскивала и помогла реализоваться поэтическому таланту множества молодых и немолодых, начинающих и зрелых поэтов, приносящих рукописи в редакцию сборника. Характер, неравнодушие, работоспособность и обязательность, делали её замечательным редактором и учителем поэтического мастерства.. Жанна Гилевна, всегда придавала и придает большое значение работе со словом, имеет свой взгляд и на творчество, и на проблемы в обществе. Хотя её бескомпромиссность и требовательность нравились не всем, в таких людях всегда была необходимость. 
В те годы процветал, так называемый «комплиментаризм», когда правда о человеке и о его творчестве подменялась комплиментарными рецензиями, которые только замыкали талантливых людей в их ограниченности и непрофессионализме. В отличие от редакторов, внутренне совершенно равнодушных к чужому творчеству, Жанна Гилевна умела, не боясь реакции автора-слушателя, сказать правду, которая только помогала и писателям, и поэтам увидеть и осознать свои недочёты и побуждала их к самосовершенствованию, к работе над своими произведениями. Но если она видела творчество бесспорно талантливых поэтов – таким авторам она всячески помогала и опубликоваться, и выступить с чтением своих произведений перед публикой... 
После моего отъезда в Англию, наше общение на какое-то время прервалось, однако уже через несколько лет возобновилось, особенно когда мы с Алексеем Рацевичем, стали с издавать электронный журнал «Что есть истина?». Вскоре мы пригласили в журнал Жанну Гилевну, редактором отдела Поэзии, и с той поры тесно сотрудничаем... 
Все её личностные качества проявились в этой работе с блеском. Требовательность к себе, к нам, соредакторам, к поэтам, произведения которых она рекомендует и готовит к печати в журнале – все это помогло сделать отдел Поэзии, пожалуй, главным самостоятельным отделом нашего издания «Что есть Истина?». Отдел Поэзии нашего журнала стал своеобразным филиалом Питерской поэтической школы, и главная заслуга в этом неутомимой Жанны Гилевны... 
Жанной Гилевной Бурковской издано семь книг стихов: «Мне часто снится сон» (1999), «Гармонии бесхитростные звуки» (1999), «Измерить небом чувств земных глубины» (2000), «Быть собой»(2001), «Литовская тетрадь» (2002), «Красные ягоды сна»(2004) «Лицо в ладонях» (2006) 
Поздравляя Жанну Гилевну с юбилеем, мы в этом номере публикуем подборку её стихов и надеемся, что наши читатели в полной мере оценят не только её талант руководителя и редактора, но и замечательное поэтическое творчество, этого милого, незаурядно одарённого человека. 
Ещё раз поздравляем нашего редактора и поэта с юбилеем, желаем здоровья, успехов и надеемся не только на её талант редактора и организатора, но и на её стихотворный талант, и ждём от неё не только новых открытых ею одарённых поэтов, но и её собственных новых стихов! 
С горячей признательностью и глубоким уважением, члены редколлегии журнала «Что Есть Истина?» Владимир Кабаков, Алексей Рацевич... 


РАИСА ВДОВИНА 

З В Е З Д О Ч Ё Т 

Ж. Бурковской 

Ты живёшь на 12-м ярусе 
Петербургской жилой крутизны, 
Как на туго натянутом парусе 
Улетая в астральные сны. 
Колесо ли штурвальное шхуны, 
Рассечённое розой ветров, 
Колесо ли шальное фортуны 
Обретает встревоженный кров 

Под напором лихой непогоды 
Или вставший над морем маяк 
Посылает в кипящие воды 
Луч спасенья сквозь бурю и мрак… 
. . . . . . . . . . . . . . . 
17апреля 2000 


СТИХИ ЖАННЫ БУРКОВСКОЙ 


НОВЫЙ ВЕК. ГОД 2001 


ГОРОДУ НА НЕВЕ 

Город мой, вдохнови этот пламенный стих! 
Я играю на отсветах клавиш твоих 
В летний день с переменчивой невской волной… 
Не беда, что под снежной лежишь пеленой – 
Отдыхай! Мы с тобою – единый ансамбль… 
Бригантин моей памяти взвей паруса! 
В это зимнее утро начального дня 
Бурный ток Иппокрены тревожит меня 
Ликованьем навстречу весеннему дню… 
Город мой! Мы в бессмертья одеты броню!.. 

утро 1 января 2001 года 

ГОРОД -12 

Да, я, пожалуй, вписываюсь в город 
Холодной отрешенностью своею 
От веяний случайных и пороков, 
Что узами повязывает крепко 
Друг с другом многих, 
Их тщеславье теша… 
Но, нет. Я в эти игры – не игрок. 

Да, мне достался именно тот дом, 
Который бы и должен был достаться, 
Этаж двенадцатый, и не представить даже 
Чтобы жила в ином каком-то месте. 
Здесь город, весь окутанный туманом – 
Скорее – серой хмарью, вижу утром. 
И я сижу за письменным столом 

Я рулевой на корабле событий… 
Захлёстывая мира побережье, 
И мой порой захлёстывают дом 
Они непредсказуемостью страшной, 
Но вывести корабль я успеваю 
Из их пучины каверзно-коварной 
И снова выхожу на верный курс… 


ИЗ ОКНА 



Растворяюсь 
В твоём океане небесном. 
Позолочены храмы твои… 
Осенённая знаменьем крестным, 
Здесь живу высоко, 
Высоты сохраняя закон… 



Декорацией съёмок натурных, 
Город мой… 
Я с тобой 
В созерцании кланов 
Вороньих, скульптурных, 
В огороде антенном… 
С тобой неизменно!.. 



Застелила зима полотном 
Белоснежности 
Черное дно 
Неуютного старого парка… 
Гомонящий, умерился ветер… 
Город мой, 
Что с тобой? 
Ты застыл, 
Ты молчишь, безответен 
на дочерние ласки дикарки, 
Той, что любит тебя 
всё равно… 

ВИД 
НА АРКУ НОВОЙ ГОЛЛАНДИИ 
ИЗ ОКНА ШКОЛЫ НАПРОТИВ 

Голландия…проникнуть бы в неё. 
Узнать: что там, за этой самой аркой?… 
Своё перебирая бытиё, 
Всё думала: загадка ли подарком 
Голландия?.. Затем ли, чтоб спросить 
Могли всегда мы: что же там, за нею? 
Чтоб тайны неразгаданной продлить 
Неведомую эту эпопею… 
А вышло так, что десять школьных лет 
Ты, из окошка на неё смотревший, 
И есть предметный силуэт-ответ, 
Ты, ставший тайны стороною внешней, 
А скрытая – пусть остаётся там – 
Непознанной, загадочной, влекущей, 
Где мостик, что ведёт к зелёным кущам, 
Даёт приют вопросам и мечтам… 

13 мая 2000 

МОЙ ЛЕНИНГРАД – МОЙ ПЕТЕРБУРГ 

Сверкая протяжённостью зеркал, 
Он, в ледяной дремотности каналов, 
Лишь подтвержденье красоте искал, 
Великого, что отражалось в малом... 

О нет, он никогда не порицал 
В нем видевших и холод и надменность, – 
Он лишь теченье жизни созерцал 
Сквозь аристократическую леность... 

Он много видел, слишком много знал, 
И, суеты внимая повторенью, 
Услышать никому не позволял 
Взволнованность его сердцебиенья... 

27 марта 2000 

* * * 



Возврата нет, я понимаю, 
А всё же херувим и заяц 
В родном мерещатся окне 
На Пятой Линии, дом двадцать… 
Успела с детством 
распрощаться… 
Опала лепка на стене… 



Укор забвения травы 
Мой дом загадкой у Невы... 
Куда исчез витраж знакомый, 
И кто живёт за тем окном?.. 
Но проезжаю мимо дома, 
И застревает в горле ком, – 
Когда троллейбусом, по средам – 
С Большого – Пятая видна, 
Я вижу бабушку и деда, 
Что дружно машут из окна, 
И сразу – в школу провожанье, 
И впрок – напутствия слова… 
И в сердце сладость замиранья, 
Как будто бабушка – жива!.. 

* * * 

Мой мокрый, мой серый, 
мой добрый – 
Таким тебя сызмальства помню: 
Укрытием, ласковый город, 
И матерью был, и отцом мне. 

В годину любовных смятений, 
Закат перепутав с рассветом, 
Всю ночь на рояле сомнений 
Играло беспечное лето. 

Ликуя в ночей наважденье, 
К рукам прибирая весь город, 
Летела в свободном паренье 
К Неве от обиды и ссоры. 

Колючей и жестче металла, 
Пугая бесчувствием скорбным, 
Смеялась судьба, предавала… 
И, сопротивляясь упорно, 

В отчаянье мчалась к тебе я, 
Защиты ища и спасенья, 
Судьбе шла навстречу, шалея, 
Ждала своего воскресенья 

В мелодиях слёз откровенных, 
Когда ничего не поправишь... 
И щурились сфинксы надменно 
От отблесков огненных клавиш. 

* * * 

Я в твоих отражаюсь следах, 
Быть желая твоим отголоском, 
В размышлений тоскливых садах 
Фокусируясь скромным наброском. 

Отражением внутренних бед 
От сомнений пустых откровений, 
Утомившаяся от борений, 
Я однажды взяла этот след. 

17.09.98 

ХРАМ УСПЕНИЯ 
ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ 

У Невы белой церковки 
выросли стройные стены. 
Золочёный её куполок 
вижу я из окна неизменно. 

Белой церковки свет 
в утоление смуты и гнева, 
Как двойник – на Нерли, 
как сестрица её Параскева. 

Белой церковки крест, 
золотистого свода свеченье – 
Что блокадных тех памятных лет 
станет поминовеньем… 

Белой церковки кров 
той взамен, что в угоду 
гордыне холопской 
Тридцать лет, как рванули 
на том берегу, 
на Синопской… 

31 октября 2001 


ВОСЬМОЕ АВГУСТА 

А нынче там – золотом – слово «года», 
На башне Калинкина моста, 
Оно свой отсчёт повело от «тогда», 
Когда всё так было непросто, 

Когда мы дыханье души приглушив, 
Взглянуть друг на друга робея, 
Друг к другу прижаться не смели спешить, 
Собой партизански владея. 

Под маской бесстрастной таился вулкан – 
Ни взглядом… Ни вздохом… Ни видом! – 
Мы ждали сигнал «переплыть океан», 
Ни жестом единым не выдав… 

Но как прорываются реки любви 
Навстречу? – всё в толк не возьму я… 
А вспомнишь – и нынче мурашек в крови 
О т вечной вины поцелуя… 

11.07.1996 

ДВОЕ 

Памяти Игоря Смирнова 

Двое шли по заливу… 
Блестели их смуглые плечи, 
И вода омывала 
Колени влюблённых… 
Двое шли по заливу… 
И страстные речи, 
Что шептали друг другу 
Они исступлённо, 
Не имели конца… 
И закатное солнце 
Расстилалось пред ними 
По глади залива… 
Было слышно, как сердце 
Единое бьётся, 
И казалось, что не было 
Пары счастливей… 

НАД КАЗАНСКИМ 
(город, 4декабря 2003) 

Розово-серо… 
Но там, на высоте, 
Где синь – 
Белые росчерки. 
Город застыл в немоте, 
И клеймом висит 
Бремя о бедах его 
Болью написанных 
Очерков. 

Сосредоточенных 
Лиц взгляд хмур. 
Страшны 
Фальшивые радости. 
Жуток 
жизни седеющей тур 
Без покаянья и святости. 

НОВЫЙ ГОД – 2 0 0 5 

Игрушки кончились! 
Играем временами? 
Иль в лапах перепончатых 
К погибели несёт 
Шальная птица Рух, 
Пугая дел цунами? 
(Произнести боимся вслух!) 
Игрушки кончились 
Мы украшаем ёлочку… 
…………….Деньгами. 

ВИЗИТ К ПОЭТУ НА САДОВУЮ, 61 

Жил Лермонтов когда-то 
В квартире этой… 
Теперь – увы – клоака. 
Под дулом пистолета 
Здесь жить насильно 
Заставить можно: 
Живут, однако… 
Любвеобильны, 
Здесь чтим поэта. 
Почти застенок – 
Таблички «Осторожно!» 
Прибить хотелось. 
Чернеют стены 
Гниющей дранкой… 
Живут, однако, 
Отчаянно – живут, 
С властями перебранкой 
Отвержено живут 
Среди развалин. 
Дух не музейный тут, 
Но коммунальный. 
И только – боль. – 
Стыда-то нет 
В позорном месте!. 
В который раз погиб поэт, 
«Невольник чести». 

ПОДЪЕЗЖАЯ К ВИТЕБСКОМУ 

Зачем зарыли, закопали вы 
Рыбацкий «витебский» канал, 
Где, помнится, придя с компанией, 
Купался кто-то, загорал… 

Ватаги, беспризорно выросшей, 
Снующей взад-вперёд гурьбой 
Метаморфоз коварных нынешних.– 
Характер не приемлет мой. 

Смешны на бедность ссылки вящие – 
Все разодеты – будь здоров! 
Но в сердце – нож – слова разящие 
Тех, матерящихся юнцов… 

В ЭЛЕКТРИЧКЕ НА ПАВЛОВСК 

… «Убит министр!..», «украден пулемёт 
В музее…», «Вышла замуж кинодива…» – 
Не увернуться – доконает гнёт 
Настырного, бессовестного чтива. 

О времени… А может, о себе, 
А может обо всех, о ныне каждом, 
Метаморфозах нынешних в судьбе, 
О том, что стало важным и неважным. 

Сменилось время… Быт другой и строй 
Героев новых выдвинул на сцену. 
Чем дышит новоявленный герой, 
Собой обозначая перемену? 

Сосед по электричке… На полу 
У ног застыла батарея пива. 
Девица, нагло развалясь в углу, 
Ему швыряет чипсы в рот игриво, 

Из семечек ковром усыпан пол… 
Вот коммивояжер, тряся товаром – 
Один, другой – нашествием прошёл, 
Сокровища отдать готов «задаром». 

На лицах пассажиров тень тоски… 
Безликостью пейзаж давно привычен 
Вот кто-то рядом спит, 
«ушедший в скит» – 
В экипировку, что на грани кича. 
Миг безмятежности едва обрёл 
Вагон, пренебрегая скоростями, 
Как тишину газетчик вихрем смёл, 
И в воздухе запахло новостями: 

Куда деваться!.. Вымажут в грязи 
Кого угодно. Ничего не свято. 
О время, дикий бег притормози, 
Как далеко зайдут твои солдаты?.. 


НА МЕСТЕ СТАДИОНА «ДРУЖБА» 

Черный боярышник, чёрный. 
Пулею битые стёкла… 
Время ли ловких, проворных? 
Праведных срок истёк ли? 
Был стадион недавно. 
Нынче здесь стройплощадка. 
Время сомкнулось удавом 
Рвёт и глотает нещадно 
Черный боярышник, чёрный. 
Чёрной присыпанный пудрой. 
Век ему выпал позорный, 
Время приспеет ли мудрых? 
Сгинет ли время настенных 
Надписей аэрозольных?.. 
Черный боярышник, чёрный 
Белому снегу больно. 
24.01.03 

ГОРОД В КАРМАНЕ 

Завесой снежной облепил туман... 
Какой гурман 
Вдохнёт его лицо? 
И, солнца положив в карман яйцо, 
Поёжась зябко, 
Он об него, в конце концов, 
Погреет лапки. 

*** 

Невидимые двери ссоры 
Хлопнули, 
Терпения рессоры 
Лопнули, 
И лоб ли обнажил нули?.. 
А что же на поверхности 
Земли? – 
Лишь куча сора! 

*** 

…И грома остаточный продукт – 
Лишь волны пыли! 
Заглянешь за редут: 
Так не были… иль были?.. 


*** 

Я женщина в песках 
Живу в неволе 
Украден город мой 
В немыслимых тисках 
Живу не проходящей боли… 
Украден город мой… 

Был чист он и наряден. 
Теперь – захламлен, 
Он в панцире названий чуждых 
Щитов рекламных, 
Присвоен, ссужен… 
Украден город мой, украден… 

Куда деваться 
От армий кранов, 
Шагающих по самой сердцевине 
Кварталов старых... 
Заживёт ли рана: 
На кладбище – тринадцатиэтажный – 
Пропасть ему в трясине 
Услуг продажных!.. 

Я женщина в песках 
Но душу – 
Зачем на пораженье? 
Испуга нет. Не гложет страх. 
Но чувствую Помпеи приближенье… 


* * * 

Наблюдаю, как строится дом, 
Как Гоморра кипит и Содом, 
Как людишек копается рой 
Над железобетонной горой. 
Суетятся, хлопочут, спешат 
За большую деньгу, мельтешат 
Наподобье в пруду лягушат, 
В гиблом, жадном, злодейском аду, 
В этом алчности чьей-то пруду. 
25 марта 2004 

* * * 

Мы, в поездах проплывая метро, 
Слышим невольно мелодии 
разного ритма, 
Не вспоминая, что мир – 
наш единственный кров. 
Резкое слово порою, 
что острая бритва! 

В новом звучанье познаем 
свои имена 
Ритмы вселенной, 
спасите иных племена!.. 

Скаля кривые клыки, 
да разрушится вечное зло 
Пламя соблазнов 
Погасит спасительный ветер! 
Только бы непониманья 
никто не раскидывал сети, 
Не поглотил бы нас только 
страдания горный разлом… 

СТАРУШКА 

Взгляд умный пристальный 
и цепкий круглых глаз, 
И ворох детских книг 
в её руках не напоказ… 
В метро их за копейки продаёт… 
Сквозит тоннельный ветер, 
Колеблет их… 
Подходят к ней – 
Она стоит, безмолвна и упорна – 
И кто-то просто денежку даёт, 
а книжку не берёт, 
А кто-то – покупает детям… 
Что ж, дорогая сей же, сей 
«познаний зёрна»!.. 
Учила крох она…когда-то, 
давно, 
а нынче – на мели 
да высушили годы – не бирюльки! 
И ударяются звенящие рубли 
об алюминиевое дно 
Сервизной кукольной кастрюльки 

БЫЛЬ 

Сострадание?.. Доброта?.. 
– Помогите нам! 
Мы не местные… 
Уголки искривились рта. 
Безразличные… Бессловесные… 

– Знаем, знаем. Не проведёшь: 
Дом сгорел у них! Операция! 
Нам бы тоже, ядрёна вошь, 
Кто бы подал – 
пошли б побираться! 

Ну а кто-то протянет рубль, 
Кто десятку даст осторожно... 
Не скудеет дающих круг – 
Милосердствуй, пока возможно!.. 

Испытанье на доброту… 
Чёрствость? 
Жадностью ослепленье? 
. . . . . . . . . . . . 
Быль о милостыне Христу, 
Выводящему из затменья. 
02 февраля 2007 

* * * 

В пошлой росписи стены. 
Дела нет никому. 
Мы свой дом постепенно 
Превращаем в тюрьму. 
Занимаем высотку – 
Офис…Был детский сад… 
А на окнах решётки 
Обороной стоят. 


* * * 

Мне б в зыбкости теней 
Не костенеть тенетах... 
Истечь, воды пресней, 
К стене прибив кастетом 
Испитую тоску 
Сердечного застенка, 
Застенчивых стенаний 
Сплетенье стеблей ... 
Стерильностью стези 
Растерян – 
Истерикой 
Сведённых скул 
Лететь в постель 
Мистерий, 
Самшитовой души 
Преодолев смущенье... 
Прошит 
Вины отягощеньем: 
Страшит 
Сращение 
Отмщения с прощеньем... 
Звенит души самшит... 
В глуши расселин 
Сплин расселен. 
Прошиб 
Не склепа слепок - 
Стилета 
Вето... 
05 марта 1999 

* * * 

Светотени, светотени 
Чередою мельтешат, 
Короток денёк осенний. 
Мысли брезжат…не спешат… 
Закорючки сгладит осень 
И занозы уберёт, 
И угомонится «особь» – 
Летний пыл, глядишь, умрёт… 
Перевёрнуты страницы 
поражений и побед. 
Время бешеное мчится, 
Оставляя дымный след. 
Осквернённые безумьем, 
Заморочены умы, 
Опаляясь 
в царстве 
тьмы... 

О ПОЭТЕ 



Всё сжигает огонь ненавистный… 
Кто, скажите, заплатит за стыд? 
Пропадает поэт бескорыстный… 
Сколько пышных зато панихид! 



Пройдохам проиграл он ловким: 
Не ко двору, не тот «прикид» – 
Но не каким-то группировкам– 
Себе поэт принадлежит! 

Копейки жалкие считая 
И проклиная этот мир, 
Он миром тем повелевает, 
Изгой и признанный кумир! 

Стихов форматные картины 
Его пересекли судьбу. 
И беспросветные годины 
Терзают, колют, режут, жгут! 

Кипят невидимые слёзы 
И обращаются в слова… 
И не стыдятся только звёзды 
С поэтом своего родства!.. 

СПАСЕНИЕ 

Повиниться, покаяться 
Душу очистить!.. 
Сердце рвётся и мается, 
И трепещет как листик… 
Суетой обезболены, 
Круговертью деяний, 
Пестротой вседозволенной, 
Мысли, словно в тумане… 
Не идёт слово в голову, 
Дух людской обезбожен, 
Сердце ложью исколото 
На прокрустовом ложе! 
Ни прорваться, ни вырваться – 
Стало чёрное – белым, 
Разгулявшийся вымысел 
Виснет грушею спелой! 
На позорище выставил 
Мир себя изувером!.. 
Лишь спасает в Пречистую 
Безоглядная Вера… 
27.11.01 

Л. 

Не позволяй лукавству внутреннего “Я” 
наивной лапочкою ластиться так ловко! 
Ладонь заламывай, но лени колея 
изобличит лукавую плутовку! 

О, танец лести, что льняного полотна 
прохладой обволакивает ложной: 
когда душа, как льдина, холодна, 
едва ль сомлеет пламени 
заложник! 

Лавируя, отлынивает ложь, 
листая лет страницы уплощённых… 
Легко изломы слова не сошьёшь – 
пренебреги обидой обойдённых! 

Сильнее славы истины словарь, 
бальзам душе – он праведности вестник, 
спасенья господин и государь, 
он изъясненья с Господом 
ровесник 
. . . . . . . . . . . . . 

Но, самозванец, 
коль не Божий крестник, 
Непознанного в закромах 
не шарь! 

НОЧЬ-ОТВЕТ 

Пушкин… Пушкин… 
И снова: читать? или нет? – 
Возвращаться и черпать, 
и черпать! 
Это Северо-Запад… 
Закатный рассвет 
За окном белоночьем начертан – 
Это Северо-Запад… 
В огромном окне 
На двенадцатом – небо без края! 
Что грядёт? 
Что ещё уготовано мне? – 
До последней минуты не знаю… 
Юго-Запад… Окно. 
Чудом сводит земля 
Юго-Запад и Северо-Запад – 
В угол-Запад – 
Воздушного нос корабля, 
Что свободы почувствовал запах! 
И плыву я! 
И «вахту не смею бросать», 
Что бы ни было – 
Вверх и вперёд! 
Что бы ни было – 
К бурям мне не привыкать! 
Стихотворный мой 
Движется флот. 
Там, где Северо-Запад, 
Виднеясь, Восток 
Направляет корабль мой 
К рассвету… 
Всё в порядке. 
И, значит, мой срок не истёк… 
За поддержку 
Спасибо ПОЭТУ!.. 

Ночь 6-7 июня 2005 

ОСЕНЬ – 2 0 0 3 

Работяга-октябрь... 
Осыпаются летние бредни. 
Лето сбросило стяг, 
Одарив нас любовью последней 

Сиротливы межи, 
Пересыпаны снежной крупою. 
Осень днём дорожит, 
Призывая к ночному покою. 

Ветерок всё свежей... 
Манит вечер, 
дождливо-сиренев… 
Ночь – пора сторожей. 
Ночь – поэтово время… 

14 октября. Покров 

ЗЕЛЕНОГОРСК 

Привет тебе, 
Зеленогорск, 
Зелёный пост, 
Зелёный ГОСТ! 
Привет, четы- 
рёхмерный такт, 
Билет на отдых 
Мирный пакт. 
Привет, курорт, 
Морской простор! 
Привет, зелёный 
Вальс-бостон! 

24 мая 2003 

ПОЛНОЛУНИЕ 

Луна-фонарь, 
За ветками берёз 
Что прячешься, 
Свой путь верша пугливо? 
Свидетельница ты 
Немалых слёз, 
Сама – всё так же 
Царственно-красива! 
Мильоны лет 
Урочный чертишь круг. 
Пленяешь, тайн полна 
Необъяснимых, 
То радость вызывая, 
То испуг, 
Надеждой остаёшься 
Всех любимых. 

Благодарю 
За твой ночной дозор, 
Ты восхищаешь 
Бденьем неусыпным!.. 
Застыв, ловлю, 
как потаённый вор. 
Слова ночные 
Под небесным ситом. 
ночь на 24 мая 2005 

КОМАРОВО 

Литературные изыски... 
Сосновый дух загадкой манит... 
Колдует ветер в зоне риска 
Над просветлёнными умами. 

Рождает музыку надежды, 
Дурманя под ночным покровом, 
Иллюзией картин безбрежных 
Морочит ветер Комарово... 
Он, добывая, славы крохи 
Уносит, отнимая, силы... 
Лежит непонятый Курёхин 
В тени Ахматовской могилы. 

28.12.06 


* * * 

Мы причащаемся, 
Частью Любви становясь, 
Мы заряжаемся 
Силой Энергии Духа. 
Мы пробуждаемся – 
Крепнет незримая связь! 
Что нам с тобой суета 
И земная разруха! 
Мы ошибаемся, 
Тысячи слов говоря. 
Не ледолом видим – 
Воздухолом во Вселенной! 
Учимся Веку, 
Но копья ломаются зря – 
Вновь ошибаемся – 
Рушатся старые стены!.. 

19.01.98 

ДОРОГА В НОВГОРОД 

Уходит поезд в ночь. И мне тревожно... 
И затенённый профиль твой в окне... 
И, кажется, не должно, не возможно 
Разъединённо быть тебе и мне! 

Нам нынче стало больше чуть за тридцать, 
Но я стремленье чувствую сильней 
Приблизиться, соединиться, слиться 
И – вместе быть до тех, последних дней. 

30.11.92 

ПОХОРОНЫ 
Памяти Люды Т.- В. 

От Колпино до Никольского 
Прощальный автобус вёз. 
Опасной дорогой скользкою 
Несли от земли до звёзд… 
Просили: быстрее надо бы! - 
Да больно промёрзлый грунт… 
С трудом одолели надолбы, 
Могильщиков пьяных бунт, 
Зарыли…Безмолвный колокол 
Ударил над серой мглой! 
И как не бывало полога 
Унылого под синевой! 
Взметнулся к солнцу оградами 
В долине старый погост, 
И вдруг необъятной радуги 
В мгновенье построился мост!.. 
И, скорбные единомышленники, 
Мы выпили по одной… 
И, к небу летящий, всё слышался 
Мне голос её грудной… 

02 марта 2000 

И.С. 

Я позвонила в день сороковин, 
Когда растерянность по комнатам бродила… 
А Вы рыдали, справиться не в силах 
С бедой одна оставшись на один… 
Когда ЕЁ ещё страдавшая душа, 
Устав, возможно, от земного бденья, 
Кого-то Вам искала в утешенье, 
Рутиной дел отвлечь от сокрушенья, 
Пред тем, как сделать в даль последний шаг… 
Покинуты... Захлёстывала боль 
И горечь, и неосознанье мига 
Потери… То судьбы листалась книга, 
Никем не предсказуемая столь, 
В которой обозначен расставанья 
Прискорбный час... И чьё-то состраданье 
Готово помощь предложить свою, 
Но, дальности смутясь, оно робеет... 
И лишь Господь – он встречи семя сеет – 
Одной душе в другой найти приют... 

СП-6, 5 декабря 2000 

* * * 

И я беру тарелочку простую 
Минувших тех, 
Бесхитростных времён, 
Что вкрались градусом 
Космическим однажды, 
Диктуя нам, как думать 
И как жить… 
Евгения Андреевна, 
Вы свято те правила, 
Исправно соблюдали 
И были счастливы 
По тем условным меркам, 
Во всём умея радость находить… 
Вас нет давно…– 
Но здесь вы, среди нас… 
И – вот тарелочка – 
Вещественная память… 
Поблёк её фаянс, уже старинный, 
Рисунок незатейливый - ромашки, 
Лиловых колокольчиков букетик 
И роза, неожиданно пунцова, 
В сплетении прелестных незабудок… 
…Теперь всегда я с трепетной любовью 
Смотрю на веществленье прежних лет. 
И пальцы, с нежностью касаясь края, 
Фестонные изгибы огибая, 
Проводят будто по ребру времён… 

31 июля 1999 

ПАМЯТИ НАРОДНОГО 
ОПОЛЧЕНЦА 
Игорю 

Он помнил, что отец брал на руки, 
Как мать стояла в огорчении. 
Потом пришёл с пакетом нарочный… 
Пора. Уходит ополчение. 

Дорога не стелилась скатертью, 
Болото вёрсты поглотило. 
Отца он возвращает памятью. 
Он рядом с ним. Неотвратимо. 

14.04.05 


СОНЕТ-АКРОСТИХ 

памяти Т. Никитиной 
и Ю. Логинова 

Т ак много друг для друга значим, 
А тратим силы на “войну”. 
М ы по утратам горько плачем, 
А нализируя вину… 
Р асстаться час не за горами, 
А вспоминаем мы о том, 

Н аверно, лишь, когда над нами 
И спепеляющий фантом 
К ружится истинного горя… 
И кто предугадать бы мог 
Т рагедию поэтов вскоре… 
И х светлой памяти урок 
Н е к разобщению зови, 
А к пониманью и любви!.. 

ночь с 20 на 21 октября 

* * * 

Нет тепла. 
Не хватает тепла. 
Неужель всё сгорело дотла? 

Нет любви. 
Не хватает любви. 
Всё прости и любовь позови! 

Нет и слов. 
Недостаточно слов. 
Вспомни слово – вернется 
Любовь! 

Из цикла: БЕСЕДЫ 
с ЛИДОЧКОЙ ИСПРАВНИКОВОЙ 



Свет стихов твоих - это, 
Как эстафета 
Тому, кто бы понял, 
Тому, кто бы помнил, 
Нисколько не поздно - 
Лишь бы - более полно! 
Лишь бы сердца оклик, 
Лишь бы голоса отзвук!.. 
Слезами испето 
Мое дыханье... 
принять эстафету 
на пониманье, 
На возрождение, 
взбив снежную замять, 
На восхищенья 
вечную память!.. 
Каплю в снежинку 
Круговорота!.. 
Снежинку - слезинку 
Почувствует кто-то... 
Закон сохраненья, 

Закон движенья 
Того, что исчезло - 
Вдруг приближенье 
К кому-то тому, 
Кому это надо... 
В одних мы приделах 
Прекрасного сада, 
Один другому - 
В нравоученье, 
Во испытанье, 
В оздоровленье!.. 
Храним друг друга 
От бездны распада, 
Отсветом света 
Неведомой Альфы 
Подхвачена Бета 
Приемлем друг друга 
Как эстафету... 

* * * 

Среди лета – зима 
По зелёному – белым! 
Налетела чума 
Облаков оголтелых. 
Серо-пенная ледь 
День и ночь бушевала!.. 
Стало сердце болеть, 
От метели устало… 
Только вдруг – тишина 
И холодная небыль, 
И прозрачная тьма 
Белоночного неба… 

* * * 

На горизонте – просвет, 
Время свершенья надежд!.. 
Облачных блёстков букет, 
Воздух томительно свеж… 
Шелком лоскутным небес 
Радует голубизна. 
Птиц говорливость окрест 
Будит от тяжкого сна… 
Пристани нынешних бед, 
Пристани прошлых, где вы?.. 
Прошлого апологет, 
Нынче же мимо молвы 
Я проплываю, крестясь, 
Тянет незримость оков, 
С чем-то неведомым связь… 
Зовом каких берегов 
Сердце тревожится зря, 
Молча молитву творя?.. 
Утро 15.07.2001 

* * * 

Весна. Тепло. Тихонько греет 
в погожий день лучистый шар. 
Ничто ещё не зеленеет... 
И, к небу простирая пар, 
темнеет снег... 
В бороздке хрусткой 
сверкает талая вода - 
поминки о сугробах грузных 
и о минувших холодах... 
Ленит весенняя истома... 
И, тычась в плагиаты фраз, 
Блаженно мысль бредёт 
сквозь дрёму 
полуприкрытых солнцем глаз… 

* * * 

Настанут и тёплые дни, 
Исчезнет морозность озноба – 
Весна перестанет дразнить 
Зимы бесполезную злобу. 

И зимний окончится сон 
И сердце весне отзовётся, 
И летнему дню в унисон 
Волшебное что-то начнётся!.. 
с11 на12 мая 2000 


ЗНОЙНЫЙ ДЕНЬ 

Мне странна картина за рамой окна, 
Что рамкой зеркальною отражена: 
Берёзы на плане переднем, 
Одетые солнцем в передник, 
В сюжет белоснежной крахмальности 
Всемирной национальности… 

А даль многомерна, зелёным слилась… 
И чья над берёзами царствует власть? 
И коль заоконный сюжет повернуть, 
Взять и на него непривычно взглянуть, 
Увидишь: в зелёный врезаются тыл 
Чистейших небес голубые кусты 

02 июня 2001 

НОЧНАЯ ГРОЗА 

Четыре ночи…Явь ли? Снится ль? 
Грохочет, не смолкая, гром!.. 
Илья-пророк на колеснице 
Ступил на звёздный ипподром… 

Тепло и холод делят разность, 
Друг другу должное воздав, 
И открывает двери август 
Навстречу зимним холодам… 

Дача. Шевелёво, 
с 6 на 7 августа 2001 


73 - й 

Запуталось солнце в вершинах, 
Лучей золотистая прядь… 
И золотом снова расшита 
Дорожная осени кладь. 
На лёгкой багряной подкладке 
Летящ синий плащ из дождя… 
А ты повздыхаешь украдкой, 
Покоя себе не найдя… 
Рванул будоражащий ветер 
И обдал потоком тепла!.. 
Привет тебе, семьдесят третий, 
Я встречи с тобою ждала!... 

3 км, 08.09.97 

* * * 

Библиотека… Тысячи историй 
Молчат в тисках картонных переплётов. 
Неслышимые жалобы и стоны, 
Незримые восторги и полёты, 
Несбывшихся надежд оцепененье, 
Беспутство плутовского похожденья – 
Всё рядышком, 
до времени, 
в забвенье, 
Пока случайно их не спросит кто-то. 
(Бесценные, молчат хранилищ соты)– 
Вдруг вырвутся, свободны, из плененья, 
Со временем сведут однажды счёты, 
Чтоб чьё-то поразить воображенье! 

26.04.05 

БАЛЛАДА О ПОЛЫНИ 

«…спрессованная и поистрепавшаяся,… но всё ещё серебристо- 
зелёная, покоилась веточка полыни, та самая причерноморская, 
затиснутая сюда…» «…я плакать буду: разбудила во мне какую- 
то давнюю боль веточка твоя пронзительная…» 
Глеб Горбовский «Шествие» 

Горевая полынь! 
Заболела тобой – 
Я прониклась твоей 
Безысходной судьбой… 
Беспредельных небес 
Бесконечная синь, 
Полдень сердца: 
Ты помни меня, 
Не покинь!.. 
Горечь сердца, 
Родная, седая полынь… 
Вдоль дороги 
С цветами и травами в ряд 
Еле слышно 
Бубенчиков гроздья звенят, 
Серебристые листья, 
Что веер резной… 
Не пойму 
Что сегодня 
Случилось со мной?.. 

Голос: призрак 
предчувствия глупого 
Сгинь! 
В полдень сердца, 
Спаси, «огорчая», полынь… 
поле, полымя, лень. 
И полон, и теплынь 
В терпкий свой аромат 
Ты вобрала, полынь, 
Знойным летом… Но я 
И в морозную стынь 
Вспоминаю тебя, 
Дорогая полынь, 
В полночь сердца, 
Моя вековая, полынь… 
Голос вечной печали, 
Смертельной тоски – 
Заглуши, защити, 
Уведи, отвлеки… 
Маяту 
Перезвоном бубенчиков 
Скинь! 
Горечь сердца, 
Моя дорогая полынь… 

Скромной веточки радость 
За облако грёз погибающий путник 
На память унёс, 
горькой родины 
Неугасающий свет, 
Созерцал, 
о тебе вспоминая, 
поэт: 
Там, в безлюдных краях 
Безвоздушных пустынь, 
С ним навечно осталась, 
Родная полынь… 
Горечь сердца, 
Тебя, дорогая полынь, 
Всю в седых бубенцах 
Позабыть он не смог… 
Ту невесту-вдову, 
Вдоль российских дорог! 

Июль – октябрь 2002 

ЧАСЫ 

Вне времени – по собственным часам – 
Живу, как перст, в лесу чужих времён. 
Мне не указ ни чей-то чин, ни сан, 
Дверей железных мне претит закон. 

Мы все – планета инопланетян, 
Страна глухонемых среди слепых 
И, суетны, подвержены страстям, 
Глядимся в отражение других. 

Мы – стыд смиренья с собственной виной, 
Где каждому ” вперёд! “ – поставлен блок, 
Страна гниенья точки отправной 
Что милостиво так дарует Бог. 

Бесцельным прозябаньем изнурён – 
Чей опыт равнодушьем осквернён – 
Реликвии швыряет в лототрон… 
Глядишь – ещё один виток снесён!.. 

Что обещает роковой возврат? – 
Начальную ступень небытия? 
Останови, Господь, падения парад! 
Не в том ли воля милости Твоя?.. 

Поезд, 17 мая 2000 


ЭКЗЕРСИС ПЕРВЫЙ 

Мимозы морем моросил Морфей... 
Мифическим мирам мемориалов 
Мелодий медленных миллениум милей 
Музейных миражей и мадригалов. 
Морочит мраком мраморным мура – 
Медлительности мудрое мерило... 
Мистерий мирабельных мишура 
Меридианам мозга мелко мстила... 
Молчанья мол. Миганья минуэт. 
Мессия – мера матриц мирозданья, 
Металлом мельтеша – мешком монет – 
Мусолил мизантропов моногамьем, 
Минутных масок модным мотовством. 
Мерцал минором мизерных молений 
Микробом мук манящий метроном. 
Мороза мост минировал мишени... 

19.02.2000 

* * * 

Памяти Е.А. 

Вазы звонкое нутро 
Вознесло везувий роз... 
Возомнившее перо 
Влагой мокрое от слёз... 
Велеречье прощено, 
Веле-жесты, веле-лень... 
Пей хвалебное вино, 
Убегающая в тень, 
Угасающей в просвет 
Редким проблеском войди 
Бренно всё...Спасенья нет 
От забвенья впереди... 

06.10.1997 

ЭКЗЕРСИС ВТОРОЙ 

Рисованного рая резюме, 
Рецептом рецидив регистра редкий, 
Рекордное расславил реноме, 
Резервом расточительным разметки… 

Реальности редеет реостат, 
Рассадника распущенности розни, 
Разумного растерянный распад 
Репатриантов радости развозит. 

Рассорившихся резвости рывок 
Рукоприкладством роскошь разрешенья 
Разбужен реактивности росток 
Раскатом ревности, разносом расторженья 

Рассыпавшихся рамок реверанс 
Рабовладения разоблаченье 
Рулонами разослан резонанс 
Руинами ремарки разоренья 

Расходный ростверк росписью рябит, 
Рулады режут роликом ротонды 
Республика риторики ракит 
Расплавлена рулеткою ремонта 

Распевная религии река 
Разлапистые россыпи раздрая 
Реликвии рискующей рука 
Рябым репьём раскрашена, растает… 

* * * 

Там, где вместо зеркала 
Сна 
Черно-серым экраном дисплей, 
Я, вставшая рано, 
Жму кнопки: 
Там числа и лица неверные 
Черт Океана, 
Пространства мелькают... 
Сознание смутно, 
Но память ясней и ясней... 

ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ 

Недвижна ночь…Берёз 
Недвижны купола. 
Листвы не шелохнет 
Накидка кружевная... 

Не видно ничего 
В небесных зеркалах, 
Поскольку и луна 
Сегодня выходная... 

с 3 на 4 сентября 1994 

БЫТЬ СОБОЙ 

Не торопиться в грязь врасти, 
Впасть в плен досужих рассуждений, 
Сопротивляться или мстить, 
Став мести точкой приложенья. 
Не знаю ничего смешней – 
В пустыне суетности льстивой 
Гонять завистливых коней, 
Угодливостью льстя игривой, 

Под вой самолюбивых стад 
В минуту позабыв о светлом!.. 
А в чистом сердце – майский сад 
И яблони цветущей ветка… 

12 марта 2001 

НА НЕВСКОМ 

Хождение за тридцать лет, 
за три угла, за три проспекта... 
Уж «3олотого Улья» нет, 
А есть владенья «Аливекта»... 

Хозяйка-ложь на свой манер, 
Кому ни лень, воспета всеми... 
Но время – вечный пионер, 
Всё по местам расставит время. 

23.01.99 

* * * 

Бейте, бейте в барабаны неудач! 
Поднимайтесь на курганы сверхзадач! 
Заходите в балаганы, 
Получайте чистоганом. 
Проклиная иль крестясь под вой и плач! 

Вы растения своих неврастений 
Не приписывайте голосу стихий! 
Что разбито, 
Что добыто – 
С одного лакать корыта, 
Наплевав на «не украдь» и «не убий». 

Позабудьте, и как можно поскорей, 
Треск разбитого стекла оранжерей: 
Суетясь об оснащенье 
Не надейтесь на прощенье, 
Отогнав гостей случайных от дверей... 

Всё, что хлюпало, алкая и смердя, 
Всё, что смело и велело, 
Всё, что млело и кипело – 
Серым облаком бессрочного дождя 
Обернётся, никого не пощадя!.. 

28.02.97 

СЛАВЯНСКИЙ КОНЬ РУСИ 

«Белый конь» 
Олег Гусев 
Растекается кружево сна… 
Новгородская Новь… 
–Я Россия, Россия…– 
Голос предков… 
Так вот ты откуда, любовь 
И великая сила!.. 
Голос мудрых спрессован 
Под толщей веков, 
Воскресением вербным 
До Христа и до Игоря… 
Ложью, коварством врагов 
ошельмован, 
низвергнут! 
Но сынами России услышан, 
В глубинах храним 
и лелеем, 
Голос предков!.. 
Пробился к потомкам твоим 
Колокольный трезвон, 
Исторической параллели!.. 
Вот откуда она, 
Древних пращуров боль, 
Содроганьем объятых, 
Вот за тем и внушают нам 
Жалкую роль – 
На правление звать 
Супостата! 
Перессориться, 
Знанья разъять на горсти, 
Веру в землю втоптать, словно крохи! – 
У тебя нет, Россия, 
Другого пути, 
Как, стряхнув вороньё, 
Презирая враньё, 
Помня веру свою, 
Помня имя своё, 
Стать оплотом грядущей эпохи!.. 

09.02.2001 

В НОВГОРОДЕ – 2 0 0 5 

– Открыта ли нынче София? – 
Был задан ему вопрос. 
(Какая нашла стихия?..) 
– Открыта. Вот те Христос! 

Так, горд за всемирную ценность 
И с миром прекрасного связь, 
Ответил патруль милицейский, 
Мобильником перекрестясь. 

24.08.05 

* * * 

Р.В. 

Живу – как взбираюсь на башню – 
Разгадками прожитых дней: 
Всё ближнее – дальше и дальше, 
Далёкое – ближе, родней… 

10 августа1998 

* * * 

Боже мой! – 
Тысяча лет за плечами! 
Помню, как долго гуляли ночами, 
Долго прощались… 
И возвращались… 
Долго в подъезде потом целовались… 
И ничего, ничего не боялись!.. 

25.01.95 

*** 

За Белоостров километра три.... 
В волшебном царстве - 
сыроватый воздух... 
загадочно темнеют изнутри 
кварталы дач, оставленных на отдых... 

Ступаю осторожно, чуть страшась 
берёз и елей – неприступных стражей... 
Что, если клён, внезапно обратясь 
ко мне, уйти немедленно прикажет!... 

Стою...В холодноватой тишине 
Ничто вокруг ни звука не проронит! 
И не сдержать немых восторгов мне 
разнообразью красок в каждой кроне!... 

Зажму ладонью стылый объектив, 
Ловлю осенний колорит неповторимый, 
В надежде, что процесс необратимый 
Зимой цветная плёнка обратит!.... 

* * * 

Эпоха Рыб. Конец сеанса. 
И скоро выйдя из кино, 
Покинет мир пространство транса, 
Железных дней веретено 

Сознанье, память ниоткуда 
Предстанут способом другим, 
Частот иною амплитудой – 
Никто не будет уязвим. 

Сосредоточенно рассеян, 
Гнёт сбросив пройденных колец, 
Радушно встречен Водолеем, 
В свой новый дом войдет храбрец. 

01.01.99 

* * * 

Гинтарасу 

Листочек-лодочка 
Сорвался и поплыл… 
Одет с иголочки, 
В сверканье крыл 

На листик глянцевый – 
Дрожи-не дрожи – 
С небес фаянсовых 
Упал пассажир. 

По озеру челнок 
Заскользил-полетел... – 
Серебряный жучок 
На зелёном листе. 

бор у Выборгского шоссе 

Собирала бруснику.– 
Повсюду 
Красно! 
Жаль, что мало грибов!.. 
Поднялась, вижу: 
Солнца 
громадное блюдо 
Меж розовых блещет стволов! 
Солнцем схвачен закатным 
Подлесок 
в зелёной траве… 
Подхожу к повороту… Свернула, 
И… вышла… 
в Литве! – 
Мизарайское солнце, 
Сосновый 
томительный зной... 
Неужели Гярдашяй? 
Не чудо ль 
случилось со мной?! 
Поспешу «per» Балташишке, 
Встречу, 
пройдя Вейсею, 
Обниму, 
расцелую сердечно 
Друзей дорогую семью! 


ХОЧУ В ЛИТВУ… 

Он меня призывает, я чувствую, 
Дорогой Мизарайский простор, 
В беззаветности безыскусственной 
Надо мной свои крылья простёр. 

Вопреки ненормальному времени, 
Начинённому дикой враждой, 
Искривлённому глупыми бреднями. 
Ждёт, как прежде, свиданья со мной. 

Смутных дней приподнимет завесу – 
И откроется сказок страна... 
Снится песнь мизарайского леса, 
Красной ягодой песня из сна. 

Из книги «Литовская тетрадь» 

цикл: «картины М.К. Чюрлёниса» 
«БИЧУЛИСТЕ» 

Прозрачных красок изумрудный свет, 
Во мраке, проступив, забрезжил... 
Из глубины веков сквозь толщу лет 
Явился миру профиль нежный. 

Мерцающей улыбки легкий след, 
В доверчивых ладонях шар лучистый, 
Глаза мечты, открывшие секрет 
Неведомого слова «БИЧУЛИСТЕ»*. 

ЛЕС. СКАЗКА КОРОЛЕЙ 

О, «четыре утра»! – 
Это время 
Ещё не взошедшей зари 
Ставит сумеркам вечера 
Равенства Знак. 
Перейди через Неман, 
Найди тот пригорок, 
В деревеньке, 
Откуда увидел Литву 
И навеки с собою 
Унёс, не дыша, 
В осторожных ладонях. 
В четыре утра 
Взойди на заветный пригорок 
И лицо, вобравшее таинство 
Звезд предрассветных, 
Туда устреми, 
Где сосен вершины 
Попрятались 
В призрачной мгле.– 
Увидишь своими глазами, 
Как в шабаше демоны страждут 
И как ведьмы-кокетки 
Тихо шепчутся между собой, 
Не решаясь 
Зло сотворить на земле... 
. . . . . . . . . . . 
А утром, 
Лишь солнечный шар, поднимаясь, 
Пронзит их лучами своими – 
Все они 
В сосны опять превратятся!.... 
. . . . . . . . . . . 
Ты не веришь? 
Приди – 
Это место тебе укажу... 

03 ноября 1977 

ЗЕЛЕНЫЙ ПЕРУН 

Мелькнуло зарево над лесом, 
И даль, грозу наколдовав, 
Гнала тихонько туч завесу 
За острова ... 
И грозовые акварели 
Беспутный ветер рисовал, 
И приближался в колыбели 
Девятый вал.... 
Пророкотав по небосклону, 
Он с дрожью бездну разорвал, 
И ты меня, Перун Зелёный, 
В лицо узнал!.. 
Светился в пляске бесноватой 
Зрачок единственный Луны, 
И учащённые раскаты 
Ребячьи вспугивали сны... 
Ещё мгновенье – ты заплачешь, 
И слёзы землю окропят. 
Трезубец сломан! Это значит – 
Навеки чар лишён твой взгляд! 
Заухало, загрохотало, 
Колосьями взметнулся лес, 
И в тот же миг лавиной пала 
Вода с небес!.. 
Рвал и метал потоп великий, 
Рыданьями терзая слух, 
Но таяла в надрывных всхлипах 
Броня моих душевных смут... 
И над поверженною сталью 
Взметнулось дерзкое копьё – 
То восходило над печалью, 
Ты, равновесие моё!.. 

август 1977 

И С Т И Н А 

От тысячи костров из жизней гордых 
Зажжён твой свет, 
О истины свеча! 

На пламень дерзкий в призрачных ночах 
Слетались новых тысячи начал, 
И горький дым стоял, и едкий чад 
От опалённых крыльев распростёртых. 

Немые крики стыли на устах. 
Мольба на лицах потрясённых... 
О, истина, свергающая в прах – 
В погоне вечной обречённых!.. 

Священный огнь окутывала мгла... 
Немногим удавалось уцелеть. 
С улыбкою бесстрастной на челе 
Безумцев новых ты к себе звала. 

ПРОШЛОЕ 

Из «где-то» Памяти 
Блеснет и озарит... 
За Времени скалу зайдет – 
Сгорит. 

СОНАТА УЖА 

О, Равновесие, внутри и вне, 
Ты, Мудрость породившее во мне! 

Горело Благолепие в огне, 
Горело Недоверие в огне. 
Горело Безразличие в огне, 
И Безрассудство плавилось в огне, 
И Добродетель таяла и тлела... 
Но вот рука судьбы 
Взялась за дело: 
Коварство, зависть, 
Злобу, хитрость, страх – 
Всё поровну отвесив на весах, 
Швырнула в пекло... 
Пламень разметав, 
Достала сплав, 
Великолепный сплав, 
Волшебный Сплав из Леты извлекла 
И из него корону создала... 
И этою короной увенчала 
Того, кто смысла был началом, 
Кто мерой был добра и зла... 

Ты, Равновесие, внутри и вне, 
Ты, Мудрость породившее во мне!.. 
03 ноября 1977 

ВСАДНИК 

Где города чернеет западня, 
Ему видны черты небесного огня... 
Ещё чаруют вертикали башен – 
Стремителен, на чёрном скакуне 
Гонец беды! Он – знаменье. Он машет 
Отчаянно!.. Спасенья нет! – В огне 
Должно отныне сгинуть всё живое – 
Расплата за бездумье роковое!.. 

ПРЕЛЮД и ФУГА 
/диптих/ 

Он целится в порыве дерзновенном - 
Кентавр-Стрелец, взлетевший птицей конь! 
Не в Божье ли он целится колено? 
Иль в приношенья жертвенный огонь? 

В гигантской чаше скорбно ниц упавших 
Молениям внимает Господин... 
А кто же тот, смутьян? – Пророк восставший? 
Из непокорных демонов один? 

Безумец, власти жаждущий? Сражений? 
Успеха опьяняющих побед?.. 

Гармоний Мира Демон Расторженья, 
Которому до Мира дела нет... 

31.01.99 


СОНАТА ЛЕТА 

аллегро 
Обласканный полями и кустами, 
Исчерченный морщинками дорог... 
Чувств Островок, явившись в океане 
Житейском, зажигает огонёк. 

андате 
Любви, судьбы пространства проплывая, 
Сливаясь, параллельные Миры, 
Тенёта-сети преодолевая, 
Нетленными выходят из игры... 

скерцо 
День ото дня крепчает Древо Духа – 
Так башен мы становимся мощней! 
И та Земля, что телу станет пухом, 
С его Вершин дороже и милей... 

финал 
Не устрашит оскал аркады злобный – 
Король камней с вознёсшейся рукой! – 
Как в Господе: подобное в подобном – 
Мы прорастаем Музыкой одной! 

31.01.99 

* * * 

Памяти Иозаса 

Литовский пёс по имени Жульбар – 
Джульбарс – Жульбарушка – приветливая псина!.. 
Хозяин умер твой. И ты, устал и стар, 
Уже и сам смиренно ждёшь своей кончины… 

Я за сараем собираю алычу, 
Багряно-красно-жёлты шарики цветные – 
То близкой осени сигналят позывные!.. 
Я слушаю природу… и молчу… 

Онутин дом осиротел…Самой её 
По смерти мужа стало меньше ровно вдвое… 
Скажи, Жульбарушка, о чём истошно воешь – 
Её оплакиваешь вдовье ты житьё?.. 

А помнится, как в вихре гостевом 
Столы ломились от роскошной снеди: 
Друзья семьи, знакомые, соседи 
И мы частенько пировали за столом… 

И статная Онутя хлопотливо, 
Сияя радостной улыбкой на лице, 
Такой бывала гордой и счастливой, 
Гостей встречая с мужем на крыльце... 
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
Вот вновь вернулись мы на прежние места… 
Что ж нынче? – Тихо спит ведро в колодце… 
Безмолвен дом… Лишь сердцу болью отзовётся, 
Что цепь твоя, Жульбарушка, пуста… 

П И С Ь М О  В  Б А Л Т А Ш И Ш К Е 

Валерии Чурлёните-Каружене 
посвящается 

Как ты там, как живёшь, дорогая Литва? – 
С милым мы из зимы возвращаемся мысленно в лето, 
Где всё так же для нас неизменна твоя синева, 
Круглый год берегущая счастье планета! 
Я люблю уголок этой древней и строгой земли – 
Никакими «югами» меня никогда не обманешь: 
Здесь застыли, Чюрлёнис, твои облака-корабли, 
И твоя деревенька милее шикарных пристанищ. 
Открывая просторы грибные в лесных закромах, 
Околдована, я попадаю в волшебное царство, 
Где в пяти позолоченных утренним солнцем соснах 
Незадачливый ветер играет на призрачной арфе. 
В этом царстве заветном удача и радость живут – 
Путешествий, негаданных встреч, откровений и таинств. 
Я туда проникаю – и час вдохновенных минут 
Наважденьем неведомым властно ко мне подступает... 
Здесь у нас до асфальта дотаят сугробы весной, 
Черновыми набросками улицы под ноги лягут... 
Ощущение ловит застенчивый запах лесной, 
И пронзительных ласточек взлёт отрешает от будней и тягот... 
Мне раскачивал колокол времени душу не раз – 
Словно Феникс – из пепла, весной из зимы возрождаюсь, 
Но мелодия вешних потоков пока не далась: 
Жизнь предельно сложна, а она – гениально простая! 
Мы в другом измеренье живём, произносим другие слова, 
Недостатка не зная в суровых ночах и рассветах... 
Как ты там, как живёшь, дорогая Литва?– 
Круглый год берегущая счастье планета!.. 

ДЕРЕВНЯ БАЛТБШИШКЕ 
ВЕЧЕР ПЕРЕД ОТЪЕЗДОМ 

Ну откуда, скажите, пожалуйста, ветер такой? – 
Налетел, набежал, нашумел, проморозил, продрожил! 
Торопливо туман белокудрый вознёс над рекой, 
Затаился и замер меж листьями лип придорожных... 
Три огромные дерева, три вековых колдуна, 
У загадочно дальней, бескрайней, тоскливой дороги... 
Я в волненье корой на мгновенье к стволу приросла, 
Вся охвачена грустью от смутной тревоги... 

Лиловеющих сумерек кисть всё в сиреневый красила цвет: 
И закат, и зубцы перелеска у дальнего дола, 
Над которым поднимется розовым утром рассвет 
И прогонит тоску и ночного нашествия холод. 

На реке осторожную цаплю спугнул одинокий рыбак, 
Рыбьих плясок вечерних невольный немой созерцатель... 
И сливался туман с ароматным теплом на полях, 
И луны обозначился призрачный круг на закате... 

Далеко, в лунном свете, за черной стеною-листвою, 
Островерхий изящный костёл красновато блеснул... 
Вечер канул в ночи, не дождавшись тепла и покоя, 
И, иззябший вконец, виновато растаяв, уснул... 

Завтра Неман стремительный вновь засверкает в сиянии дня, 
Бриллиантами зыбкими исподволь солнышко множа... 
Так что, ветер, разлукой напрасно пугал ты меня – 
Я сюда возвращусь. Нет мне этого края милей и дороже.. 
1982 – 2000, Балташишке – Ленинград– Санкт-Петербург 

ЯБЛОЧНЫЕ ДНИ 

Яблочные дожди. 
Яблочный звездопад 
Яблочное время. 
Яблочная тишина. 
Стаи роскошных яблочных серых птиц. 
Стаи райских серебристо-серых шумных птиц 
Опускаются с шорохом и смехом 
На райские тихие яблони 
И клюют, клюют беззаботно 
И беззастенчиво 
Дивные тихие спелые яблоки... 
Падают, падают яблоки... 
Белый налив... 
Полосато-розовый штрифель – не штрифель, 
А розово-белая боль... 
От падения каждого сердце сжимается.. 
Чу! 
Тихий полёт с высоты ветви замшелой… 
Удар! 
И – сок – в разные стороны! 
Лопнувшей щёчкой тугой, 
Раной зияющей, 
Сочной слезой беззащитной 
Райские тихие яблоки, 
Землю целуя, траву умоляя 
Смягчить боль от падения, 
Бьются в ударе глухом, 
Приникая к земле обречённо... 
Райские россыпи раненых яблок.., 
Никто, кроме избранных временем яблочным, 
Яблок не смеет коснуться! 
Яблочное испытание. 
Время ходить по траве, 
Яблок касаясь, 
Время ночной тишины, 
Утренних яблок час предрассветный – 
Время ходить по росе босиком, 
Меж яблок ступая ногой осторожной, 
Сердце сжимается болью яблочных мук... 
Тишина. 
Воздух пронизан насквозь теплой росой... 
Время росы. 
Вне времени – время 
Меж яблок уснувших 
Тихо бродить по росе босиком 
В яблочном 
Райском 
Саду... 

01.09.94 

ХУДОЖНИК 

Виргиниюсу Суткусу 

Деревенских просторов мотив, 
Переливы дождей и туманы, 
Трепет леса и ветра порыв 
Сердцу грамотой служат охранной... 

Не отсюда ли ясность ума, 
Обстоятельность, 
сдержанность, 
точность?.. 
Узнаваем во всех временах 
И пространствах – художника почерк. 

Зов земли... Эта даль, эта высь, 
Эта совесть без чьих-то велений... 
Из сердечных биений ли кисть, 
Из незримых ли прикосновений?.. 

Ритмы красок, движенья руки, 
Голос сердца сюжет начертали 
От щемяще-призывной тоски 
До торжественно-светлой печали!.. 

Счастлив мигом созвучия будь: 
Расстояньем смущаться не надо – 
Счастлив тем, что хоть раз 
Пересек этот путь 
проникающе-синего 
взгляда... 
сентябрь 1995 – 28 января 1996 

ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ 



Кричащий рот футляра пишущей машинки, 
Журнальный стол на сексуально-тонких ножках, 
В углу – спина выносливой доски гладильной... 
Вот – и обзор «пейзажа» комнаты закончен.., 



А вся моя мечта -– в квадратной раме: 
Пространство серо-розового неба, 
И зов дороги, воспарившей от дождя, 
За вереницей домиков знакомых, 
Что вдоль неё... стеною – тёмный лес... 
Через дорогу – горкою – к парому! 
К реке стремительной, что устали не знает! 
Залечь в зеленой травке, замерев, 
Подставив солнцу ласковому плечи... 
Балташишке! Так каждою весною 
Тоскою острой сердце изнывает... 
И хочешь одного: туда, туда... 
В ту, ставшую родною, деревеньку, 
Откуда нить моста над Неманом приводит 
На долгий спуск, на противоположный берег.. 
И дальше путь тропинкой, вдоль реки, 
Вновь берега подъём... обрыв высокий, 
Где из последних сил, цепляясь, розовые сосны– 
За ненадежный, каверзный песок,– 
Стоят с трудом, на волосок от смерти, – 
Пока живые, источая щедро 
Смолистого настоя ароматы..., 
Туда иду, куда зовёт меня Крягждуте, 
На крохотное ласточек плато, 
И дальше, по асфальтовой дорожке... 
А можно – берегом, скалою каменистой, 
где проросла трава сквозь сеть ячеек 
Береговых из железобетонной крепи 
И так – до пристани, где Ратнича и Неман 
Целуются под мостиком горбатым... 
От поцелуя вечного волнами 
На привязи колышет пароходик... 
Ждёт белый пароходик с нетерпеньем - 
Заветный миг – сорваться с привязи – поплыть 
В столь сердцу милую его Лишкяву, 
Чтоб увезти скорей тебя с собою, 
В Доминиканский древний монастырь... 
Где бродит мрачный дух средневековья... 
/ Пути Господни неисповедимы!/ 
А позже, вежливо дождавшись экскурсантов, 
Кораблик в путь пускается обратный, 
Назад, в родимый свой Друскининкай... 
Идя сквозь изумруды берегов, 
До парка, где целебные ключи 
Заключены в порталах мозаичных... 
Там, надышавшегося воздухом хмельным, 
Тебя зовут костёла перезвоны 
Остановиться возле, помолиться... 
Присесть, уставшего, на белую скамью 
У парковой оранжевой дорожки, 
Где на гранитном круге постамента, 
В передничке, расправив руки-крылья, 
Притягивает взор, чаруя, дива, 
По-птичьи замеревшая в полёте... 
Как...я сейчас, застывшая в мечте, 
В квадратно-серо-розовом пространстве... 

15 мая 1994 

ЯБЛОЧНЫЙ ВАЛЬС 

Яблоки милой Литвы, 
Соки литовской земли... 
Грезится счастьем вдали 
Море зелёной травы... 
Зелень, зеленый огонь, 
Светом зеленым в окне 
Яблочный в золоте бок 
Видится, грезится мне... 
Клонится ветвь до травы... – 
Что до людской мне молвы? 
Яблоки милой Литвы, 
Соки литовской земли, 
Яблочный год незабвенный, 
Яблочный год во Вселенной... 

Февраль 1992 
Свернуть