20 января 2019  01:57 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Сценарии



Михаил Новицкий

 

Говорить о Михаиле Новицком сложно, т. к. трудно в описании его бурной деятельности чему-то отдать предпочтение. 
Личность, безусловно, экстраординарная во всех отношениях, без преувеличения, человек, обладающий равно самыми разными талантами и невероятной энергетикой. При этом – скромен – полное отсутствие саморекламы. Человек масштабный, безоглядно преданный делу – оно всегда для него на первом месте, и всё – ради дела. Как эколог – защищает всеми доступными и недоступными способами окружающую его природу, тратит время своё на организацию отрядов по приведению в порядок городских и пригородных территорий Петербурга, принимая всегда самое прямое, горячее личное участие. Об этом красноречиво говорит его «экологический» сценарий, созданию которого отдано им десять лет. 
Михаил-лирик, Михаил-сатирик – грамотный поэт, сценарист, но не только. Известен Михаил Новицкий и как художник, живописующий трепетно любимую им природу и не только. Глубоко и одинаково близки ему как реализм, так и фантастика…темы философской направленности. Выставки его работ проходили в ДК «Красный Октябрь», театре «Эксперимент», лектории театра «Зоопарк», в клубе «Чукотка», в музее Блока. Новицкий – участник коллективной выставки в Манеже… 
С удивлением узнаём мы, что, оказывается Михаил – профессиональный актёр. Вот что пишет автор о себе: «Коренной землянин. Враг всех партий, законов и правительств. Родился в СССР на Украине. Школу и техникум закончил в Казахстане, там же отбывал по полной программе срок в армии. В Ленинграде закончил институт (ныне академия) театра музыки и кинематографии (класс профессора А.А.Головко). Получил специальность: актер театра и кино. Успешно трудился в качестве актера и художника в театрах "Перекресток", "Сказки на Неве", "Время", и в "Театре миниатюр". Затем затеял музыкальный проект, чем и занимается по сей день.» 
По-видимому, рамки актёрской деятельности стали тесны для такой масштабной личности, как Михаил Новицкий. Он стал осознанно искать новые формы своего существования и деятельности, окружая себя такими же преданными делу энтузиастами. 
Прекрасный музыкант, он создал группу «СП Бабай», где каждая песня строится как маленький спектакль самой разной направленности, от социальной до лирической. Песни исполняются, как правило, оригинальным изумительным дуэтом Михаила Новицкого и Татьяны Голубчик (музыкант с консерваторским образованием), чья электроскрипка завораживает, заставляя трепетать сердца слушателей. 
О группе «СП Бабай» читаем: «Музыка группы "СП Бабай" разнообразна. Деятельность "СП Бабай" вызывает сильное раздражение обывателей всех уровней так называемой "вертикали власти" и, надо добавить, "вертикали бескультурья". 
С 1997 года группу "СП Бабай" связывает дружба и совместная деятельность с Юрием Шевчуком, начавшаяся с фестиваля … «Наполним небо добротой»… Их творчество объединяет единая высокая гражданская позиция. 
Думаю, в скором времени, читатель и слушатель смогут и услышать произведения этой прекрасной группы в нашей рубрике «Живой звук». 

                                                                                                                                      Редактор отдела “Поэзии” Жанна Бурковская 



НАЧАЛО И КОНЕЦ НАЧАЛ 

Cценарий 



Предисловие. 

Ко всем читателям: Десять лет я писал этот сценарий. Писал в свободное время. Между концертами, фестивалями, в поездах, самолетах, гостиницах и палатках. Меня никто не подгонял, никто не мешал. Не зудело в подкорке писательское… «ни дня без строчки». Было время чувствовать, наблюдать думать и не думать. Я просто создал свой мир и населил его героями. Некоторые из них оказались очень похожими на друзей и знакомых. Забрасывая персонажей в разные непростые ситуации, я наблюдал за ними, принимал решения, переживал и наслаждался. Срастаясь с ними, постепенно менялся и сам. Так мы и жили десять лет в этом мире, пока неожиданно, как из-за угла, не нарисовался финал истории. Мне пора выныривать. И… … Удивительное дело…! Задумывался киносценарий, а получилась, самостоятельная литературная форма, вполне доступная для чтения. 

К режиссеру: Друг, если ты любишь природу. Но не, так, абстрактно, дескать «Природу, мол, люблю». Абстрактно ее любят все: пикники, шашлыки, ... 
Не, Дорогой, не так...!!! 
Если ты чувствуешь ее, если связан с ней невидимыми нервными нитями, если наше глупое несчастное человечество для тебя, да и ты сам – тоже природа, то этот сценарий твой. 

Поехали! 

Утро. Спальня в богатом доме. Кровать. На кровати спит Ной Лямехов –преуспевающий бизнесмен. Ему снится что-то приятное. Он улыбается во сне, обнимает и слегка поглаживает подушку. 

Звонит телефон. Ной, не открывая глаз, пытается взять трубку. Со второго раза это ему удается 

Ной: Да, база подводных катеров слушает. (Слушает, не открывая глаз). Мойшечка, какой, нафиг, экскаватор?.. (Слушает). Он что, пьян? (Слушает). Разберись сам. Увольте его. (Слушает). Мойша, дорогой, рушат - пусть рушат. Выясни, кто они такие... Позвони крыше… Пожалуйся маме… Я сплю. Выходной… м-м- м! (Роняет трубку. Телефон снова звонит). 

Ной (Нервно хватает трубку, слушает): Мойша, ты покойник!..Ты че, пыхнул? (Слушает, поднимается с кровати, на его лице появляется озадаченность). Какая организация? Эмблемы есть? (Слушает). В полицию звонили? Как, вообще не отвечают? (Слушает). Ничего, ничего не делать! Уходите с фабрики. Наблюдай со стороны, и, пожалуйста, никуда не суйся. И... без героизма. Сейчас нарисуюсь. 

Жмет какую-то кнопку на переговорном устройстве, смотрит в окно. За окном вид города. В центре панорамы старинное высотное здание с флюгером. 
Ной: Захар! 
Из прибора: Да, господин! 
Ной: Машину, срочно! 
Из прибора: Слушаю, господин! 


Двор. Автомобиль Ноя. В кабине Захар - водитель. Он чем-то озадачен. 

Захар (Обращаясь к машине): Ну, чего ты, приятель, капризничаешь? А? Напряжение в норме… Бензинчика я тебе вчера залил. Давай-давай, мой хороший, не позорь меня перед хозяином. (Поворачивает туда сюда ключ зажигания). Ну что за фокусы? 

Появляется Ной. Он быстро спускается по винтовой лестнице, на ходу вытираясь полотенцем. 
Захар: Доброе утро, господин! 
Ной (Швыряет полотенце на плетеное кресло): Доброе. (Садится в машину). На базу! 
Захар (несколько смущенно): Секундочку, господин, что-то с автомобилем. Гм!.. На приборах все в норме - завожу - молчит. 
Ной: Йокселева мать! Захарушка, давай быстрее! 
Захар: Сейчас… (Открывает капот. Глаза его округляются). 
Ной (Набирает номер на мобильнике, слушает, делает недоуменное лицо. Сам себе): Хм! Действительно, полиция молчит... 
(Захару, нервно): Ты скоро?! Едем, или как?! 

Крупным планом поднятый капот. 
На месте мотора стоит непонятный агрегат, состоящий из прозрачных сосудов, трубочек, спиралей и проч. По ним перетекает, булькая, зеленая жидкость. (Камера показывает детали крупным планом). 
Ной (За кадром в полголоса): Что это? 
Захар (За кадром шепотом): Не знаю, господин, чертовщина какая-то… Может, бомба? 
Ной (Торопливо): Закрывай, потом разберемся! Джип выгоняй. 


Гараж, увитый плющом. Захар торопливо открывает ворота, прыгает в джип. 

Панель приборов джипа. Рука Захара переключает тумблеры. Лампочки зажигаются, стрелки двигаются. Мотор молчит. 

Захар: Не понял… (К машине) А тебе чего надо? 
(Начинает хаотично дергать рычаги, стучит кулаком по панели, переключает передачи. Джип беззвучно срывается с места, вылетает из гаража прямо на стоящего напротив Ноя). 

Нога Захара жмет на тормоз. 

Двор. Джип, едва не сбив Ноя, мгновенно останавливается. 

Испуганное лицо Ноя крупным планом. 

Вид через лобовое стекло. Захар за рулем. Глаза его зажмурены, руки вцепились в руль. Медленно открывает глаза, убедившись, что Ной цел, выдыхает. 

Двор. Захар поднимает капот джипа. Там те же потроха, что и в первой машине, т. е. прозрачные сосуды, колбочки, булькающая зеленая пена. 

Захар и Ной едут в джипе. Оба молчат. Тишина. Свист ветра. Захар за рулем. 
Выезжают из жилой зоны. Справа и слева от дороги мелькают лесопарки. 


Ной (Глядя по сторонам на пролетающие мимо деревья): Захар , что-то не то… По-моему, еще вчера на этом месте не было парка? За этим поворотом стоял химический комбинат Гройсмана. Или я брежу после вчерашнего? 
Захар: Если так, господин, то мы бредим оба… Оба-на!!! А здесь была фабрика Господина Козыря. О, Всевышний, что это?! 

За окном происходит некий технологический процесс. 
Очень страшные машины, похожие на огромных муравьев, монотонно таранят корпуса завода, продвигаясь вперед. 
За ними следуют агрегаты, которые огромными клещами раскусывают и дробят обломки на более мелкие части и все разравнивают. 
Следующая группа машин насыпает плодородный слой почвы, расстилает травяной ковер, сажает кусты и деревья. 
Замыкают процессию поливальные машины. 
Вся эта техника работает без водителей, и кто ей управляет, непонятно. 

В джипе. 
Ной: Черт подери! Это аккумуляторный завод Миллера. Кому он помешал? Йокселева мать! Это правительство совсем обнаглело! Что хотят, то и творят! Захарушка, вруби радио. Что они нам вещают? 
Захар включает приемник, там звучит умиротворяющая симфоническая музыка. Захар переключает волну, там ненавязчивый джаз. Захар щелкает еще раз, и снова звучит симфония. 

Ной: Это похоже на переворот... (Набирает номер на мобильном телефоне, слушает, поднимает брови). Блин! База не отвечает! (Снова набирает номер, ждет). 


Морской пейзаж. На берегу лежит мама. Рядом девочка играет с крабом. Краб находится в банке с водой. Девочка трогает его палочкой, тот как-то реагирует (Как получится при съемке). 
Неглубоко в воде, подобно крокодилу, ползает бабушка. 
Бабушка: Выпусти его! Выпусти... Я сейчас сама его выброшу! 
Девочка: Нет, мы его с собой заберем! 
Бабушка: Дашенька, ты же его до ума не доведешь, выпусти, ты же добрая девочка! 
Девочка молчит, морщит нос. 
Бабушка: Дашенька, а если тебя в банку... головой? Выпусти! 
Девочка: Да-а?! А он потом укусит. 
Бабушка: Не укусит, не такой уж он страшный! Нет никого страшнее человека. Сама знаю, уж этот как укусит, так укусит. Выпусти! Щас сама выкину. 

Бабушка ползет к берегу. Вдали появляется водный мотоцикл. Он несется к берегу. На нем Роман – сын Ноя и Мария – девушка Романа…(– подростки лет 15-ти). Мария за рулем. Едут с выкрутасами. Причаливают. Волна от мотоцикла накрывает выползающую бабушку. 
Мария и Роман выходят на берег. 

Мария: 80 процентов энергии организм тратит на согревание. Это научный факт. Что из этого следует? (Щиплет Романа за складку на животе). 
Роман: Что? 
Мария: А то, что на экваторе трескать надо в пять раз меньше, чем на севере. 
Роман (обиженно): Мы далеко не на экваторе… 
Мария: Твой телефон звонит. 


Роман подходит к тенту. Под тентом столик и два шезлонга. Достает мобильник. 

Роман: Алло! (Слушает). Да, па, все нормально… (Слушает). Все по расписанию: подъем, зарядка, завтрак… (Слушает). Мама? Не знаю. Наверно, спит еще. 

Ной в джипе. За окном тот же технологический процесс. 
Ной (По телефону): Ромушка, сынуля, ты только никуда не уезжай. Оставайся в лагере. Слышишь?! Я скоро приеду! (Слушает). Очень скоро! 

Пляж. Роман и Мария сидят в креслах. 
Роман (по телефону): Хорошо, па, дождемся… (Слушает). Да я никуда сегодня и не собирался. ( Хочет взять на столике плюшку, Мария играючи отбирает ее). Да, хорошо, па, ладно пока! (К Марии): Что за петух его клюнул? То пропадает на две - три недели, а тут вдруг вспомнил! (Передразнивает Ноя): «Приеду, сынуля, очень скоро!» Нафига? 

Спальня в особняке Визаля. 
(Визаль служащий из конструкторского бюро Ноя). 
Вообще-то, спальня, как и все остальные помещения этого дома представляет собой нечто среднее между музеем, складом и лабораторией. 
Все стены- от пола и до потолка- представляют собой сплошные стеллажи, на которых можно найти все, что угодно: книги, камни, черепки, колбы с жидкостями, какие-то приборы, детали, катушки проводов, коробки и т.п. Вся эта утварь аккуратно расставлена по полкам в определенном порядке. 

Деревянная двуспальная кровать… На изрядно измятой постели охапки ромашек. Одна из подушек лежит на полу. На кровати среди цветов спит очень (Очень!) красивая женщина. Это Зимма – жена Ноя. На прикроватном столике недопитая бутылка вина, два бокала, подсвечник с потухшей свечой, фрукты и т.п. 

Визаль осторожно входит. Он в трусах, волосы его влажные, похоже, он только что принял душ. Визаль подходит к кровати и кладет на подушку небольшую коробочку, перевязанную лентой. Открывает окно, садится на подоконник, закуривает сигарету и смотрит на спящую Зимму. (Звучит красивая музыка). 

Камера проезжает по Зимме, выхватывает части лица, руки, ноги, волосы. 
Эти кадры (процентовкой-плавным переходом) перемежаются с другими кадрами, на которых показана история любви Визаля и Зиммы: Знакомство на корпоративном пикнике в компании Ноя; горный пейзаж – прогулка вдвоем верхом на лошадях; беседка, заросшая плющом. Поцелуй. Озеро, ссора, слезы, снова поцелуи и объятия и т. п. 
Естественно, что во всех этих кадрах у Зиммы и Визаля могут меняться костюмы сообразно месту действия и погоде. У Зиммы могут варьироваться прически, у Визаля еще и растительность на лице. 

(Процентовкой меняется кадр). Ной с Захаром едут в джипе (Микшируется звук – музыка постепенно уходит, появляется и нарастает технологический шум машин-разрушителей). 
Джип останавливается у ворот фабрики, где уже полным ходом идет демонтаж. 
Здесь стоят заместители Ноя, среди них Мойша. 
Ной и Захар выходят из машины. Все молчат. 

Огромный муравей-таран рушит центральные ворота. От очередного его удара падает вывеска... (Надпись на непонятном языке). 
Ной: Йокселева мать, у меня в кабинете!.. 
Мойша: Чччт оо-то Важное? Что к оонкретно? Й-й-йа сбегаю, Ной... 
Ной: Нет-нет! Я сам. 

Руины. 
Ной бежит по руинам, петляя мимо таранов, которые планомерно продолжают свое дело. Справа и слева от Ноя рушатся стены. Путь ему преграждает завал. 

Руины. 
Ной пробует другой путь: ныряет в проемы, уворачивается от таранов. (Может пару раз споткнуться и упасть, если это покажется режиссеру уместным, а у актера получится органично). 

Руины цехов. 
Ной оказывается в замкнутом пространстве. 
На него медленно надвигается один из муравьев-таранов, круша все вокруг. 
Ной вжимается в стену, предчувствуя конец. 
Таран приближается вплотную к Ною и... на мгновенье останавливает работу... 
Машина выпускает щупальца наподобие осьминожьих. 
Щупальца хватают Ноя, поднимают над землей и... переставляют на другое место. После этого таран продолжает прерванную работу. 
Обалдевший Ной секунду стоит, соображая, что произошло, затем продолжает пробираться к своему кабинету. 

Руины ноева кабинета. 
Ной отодвигает и отбрасывает обломки мебели, сухой штукатурки, находит лежащий на боку сейф. Достает ключ, сует его в скважину, пытается открыть, но ключ не проворачивается. 
Приближаются страшенные клацающие клещи машины-дробилки. 
Ной вытаскивает ключ, продувает скважину, снова пытается открыть замок. 
На мгновение дробилка замирает, из нее высовываются щупальца, хватают Ноя и перемещают в сторону. 
Дробилка перемалывает остатки ноева кабинета, в том числе несколько раз перекусывает сейф и двигается дальше. 
Ной бросается к обломкам сейфа и роется в содержимом. Вытаскивает и отбрасывает в сторону бумаги, пачки денег, какие- то канцелярские побрякушки. 
Наконец находит небольшую деревянную шкатулку размером с сигаретную пачку, быстро облегченно вздыхает, убедившись, что она цела. Засовывает шкатулку во внутренний карман пиджака. Подбирает еще три пачки купюр. Смотрит по сторонам. 

Общий план, измельченные руины завода. 
Ной, в перепачканном костюме стоит один, практически, в поле среди руин. Камера поднимается над ним на кране ( а лучше на вертолете).За его спиной машины крушат корпуса его завода. Спереди на него постепенно надвигается зеленая волна лесопарка. Звучит та же мелодия, Ной достает телефон, набирает номер. 

Спальня в особняке Визаля. Музыка продолжает звучать. 
Визаль гасит окурок, смотрит на спящую Зимму. Звонит зиммин мобильник. Музыка обрывается. Зимма просыпается, берет телефон, показывает Визалю «Тсс!» 
Зимма (по телефону): Привет, Ноюшка! 

Визаль поднимается, выходит из спальни. 
Зимма (по телефону): У подруги на даче. (Слушает). Мы вчера тут чуть-чуть выпили, не могла же я сесть за руль в таком состоянии. (Слушает). Только проснулись. ( Потягивается). Сейчас поеду в город, в магазине кое-что купить надо. (Слушает). Ноюшка, ты чего такой взбудораженный? Почему мне в город не надо? (Слушает). Ну хорошо, хорошо, Ноюшка, как скажешь… 

Ной стоит в поле обломков. Невдалеке машины, похожие на муравьев, укладывают и трамбуют почву. 
Ной (возбужденно по телефону): Езжай к маме, и там жди меня. Я смотаюсь за Романом и… 
Железный муравей, сажающий кусты хватает Ноя, переставляет его в сторону. Через несколько мгновений на месте, где только что стоял Ной, появляется куст. Железный муравей-садовник двигается дальше по своей траектории. Все происходит комично быстро. 
Ной (продолжает по телефону): …и сразу к вам. Нет, никуда мы не уезжаем, а может, и уезжаем, я еще сам толком не знаю. Ты поняла? К маме – и жди! (Слушает). Именно так, Ангел мой. Вот и хорошо! 
Ноя хватает и переставляет в сторону другой железный муравей, который расстилает траву. 

Спальная в доме Визаля. 
Зимма опускает мобильник. Начинает одеваться. Замечает на подушке коробочку. Берет ее, развязывает ленту, открывает, обнаруживает браслет. На браслете с фотографической точностью изображены горный пейзаж, беседка, озеро, одинокая сосна, т.е. те же пейзажи, которые только что были в видеоряде истории любви Зиммы и Визаля. Зимма примеряет браслет. 

Рабочий кабинет Визаля. 
Визаль щелкает клавишами, смотрит в монитор. 
Визаль (сам с собой): Не понял! 
Снова щелкает клавишами. 
Монитор 
На экране появляется табличка с надписью на выдуманном языке, напоминающем иврит. 
Электронный голос: Работа в Интернете невозможна! 

Рабочий кабинет Визаля. 
Входит одетая Зимма, подходит к уставившемуся в монитор Визалю и обнимает его сзади. 
Зима: Спасибо за подарок… Я думала, ты забыл. 
Визаль (глядя в монитор): Я знаю, что ты думала. Я слишком хорошо тебя знаю и предвижу все твои мысли намного раньше, чем они тебе самой приходят в голову. (Поворачивается лицом к Зимме). Я экстрасенс. 
Зимма: И воображуля! 
Визаль: Это ты про меня?! 
Зимма: Про тебя: воображуля и хвастун! 
Визаль: Я хвастун?!!… Да, Я хвастун. 
Зимма: Скромность украшает людей. 
Визаль: Очень. Особенно тех, кого больше ничто не украшает. 
Зимма: Ну, давай, давай, продолжай хвастать! 
Визаль: Да, мне есть, чем похвастаться. Я обладаю чудом из чудес. Когда ты приносишь себя в подарок, я сам себе завидую, и никак не могу поверить в реальность происходящего. Так не бывает! 
Сидя на стуле, Визаль притягивает к себе Зимму и усаживает к себе на колени лицом к лицу. 
Визаль: Я могу похвастать, что вот уже семьдесят лун я безумно люблю самую красивую, божественную, фантастическую женщину. Скажешь, я не прав? (Целует Зимму.) 
Зима: Конечно, скажу! 
Визаль: То есть? 
Зима: Ну, эту фантастическую женщину ты любишь не семьдесят лун… 
Визаль: Разве сегодня не пятый день десятины? 
Зима: Пятый, но еще не наступил вечер. 
Визаль: Значит, будем ждать вечера… Ты - чудо. Расстегивает на ней блузку, целует грудь, начинает заводиться. 
Зимма, пытаясь соскочить с его колен, легонько отталкивается. 
Зимма: Визалюшка-а-а-а!!! Мне пора. Ты слышишь? Меня, кстати, здесь вообще нет, я совсем в другом городе-е-е. Я в гостях у подру-у-уги… Это черти где-е-е. Это 80 когтей отсюда. 
Визаль продолжает ласкать ее. 
Зимма: Визалюшка… Визалюшка, милый… Мне действительно давно пора... Слышишь? 
Визаль: Сейчас, подожди еще пять минут. 
Продолжает раздевать ее, она уже не сопротивляется, отвечает на его поцелуи. 
Визаль: Мне всегда тебя не хватает. Сейчас ты уйдешь, и через минуту я буду снова страдать и хотеть тебя, как будто мы не виделись целую десятину. Останься, пожалуйста, еще на минутку. 
Визаль поднимается со стула, удерживая на руках Зимму. Она обнимает его ногами, как детеныш обезьяны. Начинает тихо звучать их музыка. 
Визаль несет ее обратно в спальню. Начинается постельная сцена. (Желательно, без особого натурализма). 
Зимма (шепотом): Мне пора. 
Визаль (шепотом): Ты чудовище. (Целует ее). 
Зимма (шепотом): А ты - злой гоблин. (Целует его). 
Визаль (шепотом): А Ты - чудовище. (Целует ее). 
Зимма (шепотом): А ты гоблин. (Целует его). 
Визаль (шепотом): Чудовище, я люблю тебя. 
Зимма (шепотом): И я люблю тебя. 

Звучат телефонные звонки, но музыка звучит громче и громче. Звонки тонут в ней, становятся тише и тише, наконец, исчезают совсем. Музыка становится пронзительной, торжественной и даже страшной. 
Постельные сцены перемежаются с картинами деятельности железных муравьев: Рушатся производственные корпуса, падают заводские трубы… 
Среди всего этого кошмара едет джип. 
В нем Ной. Он один. 
Джип подъезжает к границе города. 
Визг тормозов. Музыка обрывается. 
Табличка на непонятном языке. 
Голос диктора : Проезд запрещен 
За табличкой асфальт заканчивается, как будто дорогу отрезали ножом. Дальше лес, камни, болото. В болоте торчат брошенные застрявшие автомобили. 
Появляются гигантские муравьи. Они достают из болота автомобили, ополаскивают их водным душем и ставят на асфальт. Развороченный протекторами грунт выравнивают, сажают туда пучки травы. Закончив работу, эти агрегаты удаляются, перешагивая через машину Ноя своими огромными муравьиными ногами. 
Ной крутит ручку радиоприемника. Слышится шипение. Включает мобильный компьютер. На мониторе надпись на непонятном языке. 
Электронный голос: Работа в Интернете невозможна! 
Ной: Йокселева мать! 
Ной разворачивает свою машину, выезжает на другую дорогу, подъезжает к границе города. Эта дорога так же обрывается. Висит соответствующая табличка. 
Голос диктора : Проезд запрещен. 
За знаком открывается красивый пейзаж: луга, холмы, леса. 
Ной пытается съехать с дороги на луг. Машина ему не повинуется. Она останавливается, пятится вверх по насыпи обратно и возвращается на асфальт. 
Электронный голос: Движение вперед запрещено! 
Ной: Йокселева мать! А что здесь вообще разрешено? 
Электронный голос: Разрешено движение по трассе! 
Ной достает телефон, набирает номер, говорит: Роман, как ты там? (Слушает). У вас там ничего странного не происходит? (Слушает). Да так, ничего, здесь у меня маленькая заминочка. Похоже, доберусь нескоро. (Слушает). Нет, это не как всегда, скорее, как никогда… Пожалуйста, никуда не уходи. (Слушает). Точно все нормально? (Слушает). Все, жди, сынок… 
*** 
Появляется еще одна автомашина. Визг тормозов. 
Удивленное лицо Ноя крупным планом. 
Некоторое время прибывший автомобиль стоит неподвижно, потом дверь его открывается. Из него выходит Зимма. Она явно смущена от этой незапланированной встречей с супругом, свой взгляд она отводит в сторону, закуривает. Ной неподвижен. Звучит пронзительная музыка. Минута молчания. 
Ной: Похоже, мир рушится. 
Зимма (швыряет сигарету, бросается к Ною): Ноюшка, я тебе все объясню... 
Ной ( с воплем): Нет! ( Закрывает уши руками.) Тихо. Не надо. (сквозь зубы): Сссука. 
(Ной достает из своей машины карту, раскладывает ее на капоте, развязывает галстук, бросает его на асфальт, смотрит на небо, потом на часы, потом снова на небо. Зимма молча наблюдает за ним. Ной складывает карту и засовывает ее в карман пиджака.) 
Ной (не глядя на Зимму): Езжай домой и жди звонка. 
Зимма: Ты куда? 
Ной: За Романом. 
Зимма: Я с тобой! 
Ной молчит 
Зимма: Я с тобой!!! 
Ной: Думаю, этот походец тебе не по зубам. 
Зимма: Ноюшка, я боюсь оставаться в городе! Я с тобой! 
Ной (сухо): Ладно, у тебя еда какая-нибудь есть? 
Зимма: Да, что-то было. (Залезает в машину, достает пакет, роется в нем.) Два банана, пачка печенья, жевательная резинка и шоколадка. 
Ной: Не густо. Кроме этого платья, одежда есть? 
(Зимма достает из багажника чемодан, открывает его.) 
Зимма: Вот. 
Ной поочередно достает из чемодана вещи, рассматривает их и бросает на асфальт. 
Наконец, находит какие-то брюки. 
Ной: Одень вот это... (Передает брюки Зимме) и… (Достает шерстяную кофту). и вот это. 
Зимма переодевается. Ной достает из машины дорожную сумку и плащ, бросает в сумку пакет с едой. 
Ной: Пошли. Стоп! Туфли. 
Зимма: Что? 
Ной: Я сказал: "Туфли сними!" Чего не ясно? 
Зимма снимает туфли на высоком каблуке. 
Ной берет лежащий на обочине камень, отбивает каблуки и возвращает туфли Зимме. На мгновение он задумывается, потом запускает руку под сиденье, извлекает оттуда пистолет, бросает в сумку. 
Ной: Вроде все. 
Зимма и Ной уходят вдаль. Звучит музыка. 
*** 
Дом Визаля. 
Визаль сидит за компьютером, листает фотографии, на которых изображена Зимма в разных ситуациях и настроениях. Поднимается из-за стола, закуривает. 
Визаль проходит на кухню, наливает в закопченный чайник воды, ставит на плиту, подходит к окну. 
За окном среди деревьев видна крыша ангара. Это лаборатория Визаля. 
Окно снаружи. В окне лицо Визаля крупным планом. Он смотрит прямо перед собой. 

Голос Визаля, озвучивающий его же мысль: Все-таки я сделал это. (Делает глоток чая) Получай, человечество и распишись. Эх, Зимма-Зимма –дурилка ты картонная... 
Камера отъезжает от окна до фасада ангара, который не виден Визалю. Перед дверью ангара появляются не самые большие муравьи - инспекторы, которые быстро и ловко справляются с замком. Т.е. в скважину замка засовывается нечто сложной формы. 
Жужжание, шуршание, щелчок и готово. Муравьи-инспекторы входят в ангар. 
Ангар изнутри: множество трансформаторов, станков, емкостей, коммуникаций. Муравьи передвигаются от станка к станку, останавливаются и как бы фотографируют или просвечивают каждый станок с нескольких сторон. При этом раздается легкое жужжание. 
Диалог инспекторов: 
Первый: (электронным голосом): Объект номер 277. Фронтально технократический, бытовые нормативы превышены… 
Щелчок, жужжание, луч. 
Второй: Горизонтально объект технократический. Бытовые нормативы превышены. Сканирование объекта завершено. Передвигаются дальше по ангару. 
Первый: Объект номер 278 (Щелчок, жужжание, луч.) Фронтально –технократический, бытовые нормативы превышены... 
*** 
Луг, высокая трава, солнечная погода. Пение жаворонков (а может и не жаворонков, а кузнечиков, например- как повезет съемочной группе) 
Сквозь траву пробираются Ной и Зимма. Ной идет впереди и бьет палкой по траве – расчищает путь. 

Камень в траве. На камне греется змея. Сквозь траву видно, как Ной и Зимма приближаются. 

Змея следит за их продвижением. 

Ной продолжает сбивать палкой росу. 

Мокрые от росы брюки Ноя, у Зиммы – то же самое, несмотря на то, что ее брюки закатаны. 

Ной: Не ной. В конце концов, нам должна встретиться хоть какая-нибудь звериная тропа. 
Зимма (с испугом): Звериная? 
Ной: Не бойся. У нас пистолет. 
Ноги Ноя находятся напротив змеи. Змея стоит в боевой стойке. Начинает звучать тревожная музыка. 
Ноги Ноя выходят из кадра. Появляются ноги Зиммы. Музыка усиливается. Змея приподнимается. Зимма наклоняется и убивает комара на ноге. 
Змея вздрагивает, похоже, она готова атаковать. Музыка звучит еще громче. 
Ной продолжает двигаться вперед, сбивая палкой росу. Внезапно раздается хлопок крыльев, и из-под палки с криком взлетает птица. Музыка обрывается. 

Ной (раздвигая палкой траву): Смотри! 

Птичье гнездо. В гнезде два яйца и один птенец. 
(Впрочем, количество живности в гнезде отдается на откуп режиссеру, оператору, воле случая или, в крайнем случае, бутафору). 
Зимма (за кадром): Ой, какой малюсенький! 

Крик взрослой птицы. Она находится недалеко и переживает. Прилетает еще одна птица и тоже начинает кричать. 

Зимма и Ной продолжают рассматривать гнездо. 

Змея сползает с камня и ползет со спины к "натуралистам". 

Птенец в гнезде. 

Голос Ноя за кадром: Пошли, а то этих родителей хватит инфаркт. 

Ной и Зимма обходят гнездо и двигаются дальше. 

Вслед за ними к гнезду направляется змея. 

Птенец в гнезде. 

Ползущая змея. 

Птенец в гнезде. 

Ползущая змея. 

Ной и Зимма двигаются дальше. За их спинами большие птицы-родители поднимают еще больший шум и возню. 
Ной (через плечо): Ну ладно, хватит шуметь. Не съедим мы вашего дитяти. Все, все – уходим. Вот балбесы! 

Ной и Зимма уходят все дальше. Птицы продолжают кричать, взлетать подпрыгивать и т. п. 
*** 
Дом Визаля. Кухня. 
Визаль открывает холодильник. Выбирает, что бы ему съесть. Похоже, ему все не по вкусу. Выбирает какую-то коробочку, нюхает ее, морщится и отправляет в мусорное ведро. 
Раздается гулкий удар. Визаль прислушивается. Раздается еще удар, третий, четвертый, жужжание обрезной машины. Визаль закрывает холодильник и подходит к окну. 
Визаль: Всевышний, что это?!! 

За окном большая перестройка. Большие муравьи демонтируют ангар Визаля. 
Визаль (тихо): Нет! (Мотает головой, как бы проверяя, не спит ли он). (Громко): Не-е-т! 

Сад Визаля возле ангара. Визаль мечется с ружьем и стреляет по муравьиным машинам. Однако, муравьям дробина, что слону. Они продолжают методично делать свое дело: режут ангар на куски, прессуют, загружают в кузова. 
Визаль озирается по сторонам, взгляд его останавливается на стройплощадке через дорогу, где еще нет муравьев. Он бросает дробовик, бежит туда, заводит большой экскаватор и ведет его на обидчиков. 
Экскаватор приближается к муравьям, поднимает ковш и обрушивает на одного из разрушителей. Маневр повторяется, и муравей беспомощно валится на бок. Включается сирена. Остальные машины методично продолжают демонтаж. 
Визаль: Ага! ...мать! А вот так! 

Визаль направляет экскаватор на другого муравья и расправляется с ним одним ударом ковша. Вторая машина, падая на бок, тоже включает сирену. 
Визаль переходит к следующему разрушителю. 
Появляются машины-стражи. 
Электронный голос: Водитель экскаватора! Заглушите мотор и покиньте кабину! 

Визаль в кабине: Ага, сейчас, только шнурки поглажу! 

Экскаватор разворачивается и едет на стражей. 
Стражи выпускают щупальца и окружают экскаватор. 
Экскаватор бьет ковшом, но щупальца уворачиваются, круг смыкается. 

Визаль в кабине дергая рычаги: Суки! Ах вы, суки! Что ж вы делаете? Щас посмотрим, кто кого! А вот так?! (Дергает рычаг.) А так?! ( Дергает рычаг.) 

Ковш зацепляется за пару щупалец и обрывает их. 

Визаль в кабине (злорадно): Ага-а!!! 

С тыла за стеклом кабины извиваются щупальца. 

Стекло трескается и рассыпается, щупальца проникают в кабину. Визаль хватает гаечный ключ и бьет по щупальцам. 
Визаль (брезгливо): У-э-э-а! 

Визаль продолжает отчаянно сражаться. 

Щупальца начинают выстреливать вязкую белую жидкость, которая на лету застывает, превращаясь в эластичную паутину. 

Визаль запутывается. 

Гусеница экскаватора буксует. Экскаватор полностью блокирован муравьями и опутан паутиной 

Гусеница останавливается, экскаватор глохнет. 

Щупальца извлекают из кабины опутанного Визаля. 
Первый электронный голос: Объект биологический. Млекопитающее. В базе данных, не зарегистрирован. 

Щелчки, вспышки. 
Второй электронный голос: Homo Sapiens. Общее состояние удовлетворительное. 

Щелчки, вспышки. 
Первый электронный голос: Незначительный нервный стресс. Отсутствуют две фаланги пальца на верхней конечности. Активность завышена. Карантин. 

У одной из машин-стражей сбоку открывается люк. Щупальца отправляют туда Визаля. 
Визаль (брезгливо): С-суки! Уэ-э-а! 

Визаль исчезает в утробе муравья. Люк закрывается. Звучит сирена, работают мигалки. 

Муравьи-разрушители начинают распиливать экскаватор. 

Муравьи-стражи удаляются. 

*** 
Вид с холма, красивый панорамный пейзаж. (Трели-стрекотания какие-нибудь) Куст. На кусте развешаны брюки, носки, обувь. 
Зимма и Ной сидят на плаще. Зимма несколько растрепана, к волосам прицепился репейник. 
Ной смотрит на солнце, достает карту, сверяет с местностью, переводит взгляд на часы – похоже, они служат ему компасом – морщится. 
Зимма: Ну что скажешь, ученый? Мы заблудились? 

Ной (медленно, как бы рассуждая): Нет, все нормально. Если все происходящее вообще можно считать нормальным. Мы находимся... (Травинкой указывает точку на карте) …вот тут. 

По карте ползет насекомое, за ним муравей (обыкновенный муравьишка). 
Ной: …300 локтей над уровнем океана. До побережья осталось примерно 42 когтя. Вон там, за лесом должно быть селение. По крайней мере, еще вчера оно было. 

Зимма выпутывает из волос репейник. 
Насекомое и преследующий его муравей, которые только что бежали по карте, бегут уже по ноге Зиммы. (По Зимминой, красиво лежащей, ноге!!!) Зимма подставляет ладонь поперек траектории этой гонки. Насекомые перебегают на Зиммину ладонь. 
Она переносит погоню на ближайшую травинку. 
Через травинку камера выходит на пейзаж, который разворачивается в процессе последующего диалога. 
Голос Зиммы: Ноюшка, посмотри, как красиво вокруг! Почему мы никогда здесь не бывали раньше? 
Голос Ноя: Как это не бывали? Ты огибаешь этот холм по десять раз на дню. Т.е., огибала. 
Голос Зиммы: Ты шутишь? 
Голос Ноя: Нисколько. Во-он там, между холмами, видишь, торчит кусок скалы с одинокой сосной? 
Голос Зиммы: Ну? 
Голос Ноя: Баранки гну… Узнаешь? 

(Мы видим дерево, которое уже видели на одной из картинок браслета, подаренного Зимме Визалем). 
Голос Зиммы: Ой, точно! Я помню эту сосну… 
(спохватившись) А вообще-то, нет. Нет, совсем не помню. 
Голос Ноя: Возле нее проходила автотрасса, и ты носилась мимо этих красот на скорости 140 когтей. Да и я тоже. 

Камера с общего плана постепенно переходит на передний план и фокусируется на растении, по которому насекомое, убегавшее от муравья, добирается до самого верха, расправляет крылья и улетает. 

Камера с растения переходит на дальний план, к скале с одинокой сосной. 

Голос Ноя: Смотри-ка, похоже, там звериная тропка. Очень, очень кстати. 

Ной щупает одежду, развешанную на кусте. 
Ной: Так, Зимма, тряпки просохли. Роса совсем спала. Хватит валяться. Пора. 

Ной и Зимма одеваются. 
Зима: А эта звериная тропа – она чья? Какие звери по ней ходят? 
Ной: Не страшные. Какая-нибудь оленья… 

Ной и Зимма, одевшись, отправляются в сторону одинокой сосны. 
Ной (на ходу): В наших краях уже лет двести нет ни волков, ни рысей, ни медведей. Из хищников остались только лисы, да и тех немного. 

Ной и Зимма ушли довольно далеко – скрылись в ложбине. В кадре появляются два больших муравья. Они подбирают оставленные Ноем и Зиммой полиэтиленовые упаковки, окурки и прочий синтетический мусор. Банановые корки остаются на месте. 

Большие муравьи заканчивают уборку, встают рядом и замирают. 

Вид сзади. Брюшные плоскости медленно отделяются, как трапы у грузовых самолетов. 

Из утробы муравьев выходят два медведя. Люки закрываются. 
Муравьи уходят. Медведи остаются. 

*** 

Ной и Зимма подходят к скале с сосной. 

Ной: А вот и оленья тропа. Направление... (Смотрит на солнце). подходящее… 
Зимма: А ты уверен, что она оленья? 
Ной: Да, видишь экскременты? Это оленье добро. 
Зимма: Никогда не думала, что ты специалист по какашкам. Где ты этого нахватался? 
Ной: В школе, на уроках биологии. По идее, ты тоже могла бы это знать… Тш-ш-ш! Слышишь? 
Зимма (настороженно прислушиваясь): Слышу: кузнечик... еще один, какая-то птица. Галка, что ли? 
Ной: Нет, дальше, какая - то долбежка... Фигня какая то играет. 
Зимма: Да, теперь слышу. 
Ной: Ну-ка прибавим! 
*** 

Осовремененная деревня. Мигают гирлянды, горят фейерверки. Работают аттракционы (разные горки-карусели). Летнее кафе, на столиках изобилие еды и выпивки. Веселые люди, смех, пьяные выкрики. Женщины, вернее – тетки, одетые в дорогие вечерние платья, которые им явно не идут. Мужчины проявляют к ним внимание: лапают, шлепают по задницам, лезут под подол. Женщины гогочут, выпивают, целуются с ними. 
Тут же между столиками бегают перепачканные шоколадом дети. Они играют войнушку, запускают ракетницы. 

Столик. Компания. Один в форме полицейского, другой худой, беззубый, комичной внешности, третий добродушный толстяк, подросток, несколько женщин. 
Худой (к полицейскому): Ну что, уволил ты меня? А мне плевать на тебя. Всевышний, он все видит… Где теперь твоя гребаная жандармерия? (смеясь): Че, молчишь, падл? А в рыло хочешь?! 

Худой поднимается, закатывает рукава. Толстяк кладет ему руку на плечо. Худой под тяжестью руки и выпивки бухается на место. 
Толстяк: Угомонись, Кухар, проехали. 
Худой (пытаясь подняться): Н-н-нихрена не п-проехали, как раз приехали! (к толстяку): Ты знаешь, сколько кровушки из меня этот гад выпил? (к полицейскому): Че зенки вылупил? Где твоя неприкс-кс нвенность? Где твоя неприксновенность? А-а?!! Нет ее! При-и-косновенность наступила. Ща ка-ак прикснусь! (Пытается подняться.) Толстяк опять его усаживает. 
Толстяк: Кухар, сядь! Проехали. 
Худой: Нет, м-мля, не проехали! 

Худой пытается встать, но тут же сам, без помощи толстяка, падает, увлекая за собой скатерть. 
Падает и бьется посуда. Один из бокалов с пивом опрокидывается на полицейского. Полицейский встает, отряхивается 
Полицейский (к Худому): Ну, давай, давай, если ты такой герой! 
Остальные (удерживая полицейского): Э-э-э! Кончай, мужики! Не время! Не дело! 
Одна из дам (игриво обнимая полицейского): Конец света, все-таки... Мм?! 
Худой: Ка-а-кой такой, в задницу, конец?! 
Женщина (к Худому): Хороший конец, Кухар, не то, что твой. 
Общий смех. 
Худой (поднимается ): Ах ты, бл…! 

Толстяк ударяет Худого по плечу, тот замолкает. 
Толстяк: Кухар, ты всех достал. На вон лучше, выпей. (Подсовывает ему бокал пива.) 
Худой: Я че, лох?! 

Худой сметает со стола бокал. Тот разлетается осколками по асфальту. 
Худой: Это не мой сорт! Ща возьмем другое! 

Идет, покачиваясь, по осколкам. Осколки хрустят. Подходит к аппарату. 

Появляются Ной и Зимма. 
Ной (к Худому): Извините за беспокойство, где у вас здесь продуктовый магазин? 
Худой: Где, где! В гнезде. Вы че, только проснулись? 
Ной (немного раздраженно): Где можно купить еду? 
Худой: Зачем покупать? Подставляй ухо и бери, сколько хочешь. 
Зимма (Ною): Он сумасшедший? 
Ной (Худому): Какое ухо? 
Худой: Правое, конечн, с биркой. (приглядываясь к Ною) О-о-о, да вы совсем отстали от жизни – даже регстрацию еще не пршли. Ладно, ща поможем. 

Худой подходит к аппарату и засовывает ухо в специальное углубление. На аппарате загорается зеленая лампочка. 
Электронный голос: Объект опознан. Делайте заказ. 
Худой: Ну, что брать будем? 

Ной достает из кармана пачку денег, отслаивает несколько купюр и протягивает их Худому. 
Ной: Пожалуйста, две пиццы и два сока. 
Худой (указывая на деньги): Эту макулатуру теперь можн скрутить в трубчку, и... (Щелкает по клавиатуре аппарата.) Так, где тут сок? (Щелкает по клавиатуре.) ...ага, вот. (К Зимме): Какой сок предпочитаете в это время суток? 
Ной: Два апельсиновых. 
Худой (щелкая по клавиатуре): Аппльсинвый. Сок. Ды-ыва. Гытово. 

В окошке автомата появляется два подноса. На каждом тарелка с пиццей, стакан с соком, солонка, салфетка и т.д. 
Худой: Плучайте, госпда! 
Ной (протягивая Худому деньги): Спасибо, уважаемый. Возьмите трубочку. 
Худой: Какую трубочку? 
Ной: Вы сказали, что деньги нужно свернуть в трубочку. Я свернул. 
Худой: Отличн! А теперь засуньте их... (Смотрит на Зимму, как бы смущаясь). 
Ной: Куда? 
Худой: Куда хтите, туда и засуньте. Приятного аптита. (Худой поворачивается к аппарату). Теперь пиво, пиво... Вот. (Щелкает клавишей). 
Ной: Хм... Спасибо... 
Зимма: Спасибо. 

Зимма и Ной берут подносы и садятся за свободный столик. 
Зимма: Все это забавно, очень забавно: засунул ушко в дырочку и получил, что пожелал. 

Полицейский и еще кто-то из посетителей подходит к гастрономическому аппарату, засовывают поочередно уши, получают еду, сигареты, напитки. 
Ной (за кадром): Не думаю, что это очень забавно. Посмотри, у них у всех уши пробиты и бирки пришлепаны, как у коров или баранов. 
Зимма: А что это за бирки такие? 
Ной: Думаю, это чип, что-то вроде паспорта. 
Зимма (крутя в руках купюры): Без этого чипа, похоже, ничего здесь не купить. 

Появляются небольшие муравьи и продвигаются между столиками. Зимма прижимается к Ною. 
Ной: Не бойся. (На всякий случай придвигает Зимму к себе.) 

Муравьи останавливаются у разбитой Худым посуды. Щелчок, жужжание, вспышка. 
Электронный голос: Объекты органического и неорганического происхождения. Утилизация. 
Собирают осколки и остатки продуктов, моют асфальт и удаляются. 
Ной (Зимме): Ты потрапезничала? 
Зимма: Вполне. 
Ной: Тогда двинули. 

Ной и Зимма поднимаются и уходят. Проходя мимо спящего за столом Худого, Ной останавливается и внимательно рассматривает бирку на его ухе. 

Бирка крупным планом. Отъезд камеры. Бирка на ухе волка. Отъезд камеры. Рядом с волком еще один волк тоже с биркой. Перед животными открывается люк. Они выходят из брюха большого муравья и углубляются в лес. 

*** 
Ной и Зимма выходят на берег большой реки с крутыми берегами. 
Зима: Красотища-а! 
Ной: Эту красотищу нам бы надо как-нибудь преодолеть. Нам нужно туда. (Показывает на противоположный берег.) 
Зимма: Переплыть, что ли? 
Ной: Похоже на то. Но здесь слишком бурное течение. Попробуем пробраться к дельте, там должно быть поспокойнее. 

Начинается дождь. Зимма и Ной залезают под большую ель. Ной обламывает нижние сухие ветки и разжигает костер. Снимает ботинки. 
Ной: Холодно? 
Зима: Немножко. 

Ной разворачивает плащ. Накидывает его на себя и Зимму. Молния. Раскат грома. 
Зима: Ой! 
Ной: Не бойся, это не самое высокое дерево. 
Зимма: Далеко еще? 
Ной: Если по прямой, то когтей семь, но нам придется сделать крюк из-за реки. 
*** 

Отель. Роман и Маша сидят на подоконнике. За окном дождь. Вдали на берегу моря трудятся большие муравьи. Один из них подходит к киоску, поднимает его и засовывает в утробу. Слышен хруст прессуемых материалов. Вслед за ним другой муравей вгоняет в песок небольшие сваи. 
Остальные муравьи устанавливают на сваи небольшие аппараты. На аппаратах таблички на белибердинском языке : «ЕДА», «ОДЕЖДА», «ОБУВЬ», «КАНЦЕЛЯРСКИЕ ПРЕДМЕТЫ». «…Выдается только зарегистрированным объектам». 
(Голос диктора за кадром нам все это переводит.) 

Большие муравьи устанавливают будку в виде огромного шара. На ней надпись: «Регистрация» (диктор реагирует соответственно). 
Рабочие муравьи-уборщики прочесывают пляж. Собирают окурки, банки, пакеты, огрызки, просеивают песок. 
Наперебой звучат электронные голоса, типа: Объект неорганического происхождения… Переработка… Объект органического происхождения… Токсичен… Утилизация… Объект неорганического происхождения… Металл... Переработка… и т.п. 

Роман и Мария на подоконнике. Достают сигареты, закуривают. Звонит телефон. 
Роман: Алло, папа, ты где? 

*** 

Лес. Под елью у костра Зимма и Ной. Идет дождь. 
Ной (по телефону): Я на планете Земля, сынок…Мама рядом со мной. 
(Зимма достает сигарету, Ной берет ветку из костра и дает ей огня.) 
Ной: Ну, как вы там? (Слушает.) (Зимме): Там тоже началось… (В трубку): Ну что там происходит? (Слушает.) 
Зимма: Ну, что там? Что? 
Ной (к Зимме): Муравьи. Всюду муравьи (В трубку): А вы где находитесь? (Слушает.) Агрессии не проявляют? 
*** 

Отель у моря. 

Роман: Не, пап, смирные. Я тут в одного графином запустил, так знаешь, что он на это сказал? (смеясь и передразнивая): «Объект неорганического происхождения!» Собрал осколки и свалил. Тупорылые они какие-то. Перекопали все дороги, травы насадили, … 
*** 
Зимма с Ноем под елью. 
Ной: Короче, дружок, жди. Не позже десяти сталамсиков, … должны добраться (Слушает.) На своих двоих. (Деланно смеется.) То есть, на наших четырех. Все, пока - батарея садится. 
Зимма: (показывая на телефон): Дай мне на пару слов. 
Ной: А не, Ром, погоди! Тут мама сказать тебе хочет. 
Зимма: Ромусик! (Плачет.) Ты там спрячься где-дибудь! Хорошо? Запрись… (Вытирает слезы, шмыгает носом.) Запрись и дикому де открывай. Де подходи к дим, они субошедшие… (Слушает.) Де буду, де буду. Я уже де плачу. 

Ной вылезает из-под ели и собирает хворост под соседними деревьями, идет дальше. 
Начинает звучать музыка. 
Перемежаются красивые пейзажи с бурными ручьями, размывающими почву у берегов, подмываемые глыбы грунта обрушаются и летят в бурную реку. Эти кадры сменяются другими. На них различные насекомые, пережидающие дождь, мелкие и крупные животные: различные козы, олени, хищники. (Виды животных отдаются на волю случая и возможностей съемочной группы). К концу этой череды кадров заостряется внимание на ушах животных с бирками. Музыка немного стихает. 

Зимма сидит у костра. Слышен хруст. Зимма вздрагивает. 

Появляется Ной с охапкой хвороста и начинает подбрасывать ветки в костер. 
Ной: Тепло? 
Зимма: Жарко. 
Ной: Дождь, похоже, кончается. 

Зимма: Я, наверное, не встану. 
Ной: Кончился дождь. Надо успеть до темноты. 

Встают, идут вдоль берега. Музыка становится громче, красивые виды природы. 

Внезапно Ной останавливается и смотрит под ноги. Музыка обрывается. 
Ной: Тысяча чертей! 
Зимма: Что такое? 
Ной (вполголоса, озираясь по сторонам): Медвежий след. Абсолютно свежий отпечаток. 
Зимма (шепотом): Ты же говорил, что медведи здесь не водятся. 
Ной: Теперь, похоже, водятся… (Прислушивается, достает из сумки пистолет, перекладывает его в карман). Пошли потихоньку. 
Зимма: Ноюшка, я боюсь! 
Ной: Тихо! Ерунда, пошли. 
Идут осторожно, прислушиваясь и озираясь. Ной впереди, Зимма сзади. 
(Вообще, эту сцену можно снимать (нагнетать) сколько душе и фантазии угодно. Со страшилками там всякими, с корягами, уханьями сов и проч. Это уже вопрос продюсера, на сколько серий он денег добыл ) 

Внезапный крик Зиммы. Она поскользнулась, упала и катится вниз по крутому склону прямо к обрыву. 

Ной бросается ей на помощь наперерез, ломая кусты. 

Зимма висит, уцепившись за гнилую корягу, или что-то в этом роде. Под ней пропасть, внизу бурная река с торчащими острыми камнями. 

Ной пытается дотянуться до Зиммы рукой, но сырой подмытый берег под их общей тяжестью начинает проседать. Коряга, за которую держится Зимма, хрустит. 
Зимма (кричит): Я больше не могу! 

Зимма вместе с корягой опускается еще ниже. 
Ной (кричит): Не шевелись! Я сейчас! ( смотрит по сторонам, хватает палку, сразу отбрасывает в сторону.) Йокс! Не то!!! Я сейчас! 

Коряга, за которую уцепилась Зимма , ползет вниз. 

Ной находит на берегу подмытую дождем молодую сосенку, нагибает в одну, затем, в другую сторону, дергает. Деревце держится остатками корней, они гнутся, но не ломаются. 

Хрустит коряга, за которую держится Зимма. 

Ной выворачивает-таки сосенку с корнем, бежит к Зимме, опускает дерево в пропасть вниз корнем. 

Зимма хватается за ствол руками и ногами. Ной пытается тащить ее вверх, но это не получается – ветки упираются в грунт и мешают. 
Ной: Ползи! 
Зимма: Не могу! 

Из кармана Ноя выпадает пистолет и долго-долго падает, потом исчезает в потоке. 

Ной: Не смотри вниз, Йокселева Мать! Ползи! 
Зимма карабкается по стволу, натыкается лицом на ветки. 

Крупным планом рука Ноя, направленная вниз. 

Крупным планом рука Зиммы (с браслетом!!!) тянущаяся вверх. 

Руки сцепляются. 

Наконец, Ной вытаскивает Зимму из пропасти. 

В последний момент кусок берега не выдерживает и обрушивается. 
Ной: Беги! 

Изо всех сил толкает Зимму на твердое место, сам стремится туда же, но не успевает (пробуксовывает) и падает вниз вместе с обрушившимся берегом. 

Зимма ухватилась за дерево и кричит, как резанная. 

Бурный, грязный поток несет Ноя. Он появляется на поверхности и исчезает в мутной воде, кувыркается в водоворотах, ударяется о скалы. Постепенно силы покидают Ноя, и река несет уже неподвижное тело. 
Зимма бежит по берегу и кричит. 

Садится солнце. Темнеет. 

Наконец, обрывистые берега сменяются пологими. Ноя течением прибивает к противоположному берегу. 

Зимма переплывает реку. 

Ной лежит в воде вниз лицом. Зимма переворачивает Ноя. Его лицо, одежда, руки, ноги ободраны. 
(Внешность на совести гримеров, проконсультированных у криминалистов, патологоанатомов). 

Зимма вытаскивает Ноя на сушу. Плачет. 

Зимма: Ноюшка! (Хлопает по щекам, прикладывает ухо к сердцу.) Ноюшка-а-а, не умирай! 

Ной не подает признаков жизни. 

Внезапно их освещают прожектора. Приближаются большие муравьи. Щупальца хватают Зимму, отстраняют от Ноя, переставляют в сторону и начинают фотографировать его. 

Первый муравей: Объект биологического… 

Второй муравей: …происхождения. (Щелчок.) Млекопитающее. (Щелчок.) 

Первый муравей: Homo sapiens. (Щелчок.) 

Второй муравей: Самец, в базе данных не зарегистрирован… (Щелчок.) 

Первый муравей: Состояние - клиническая смерть. 

Второй муравей: Реставрация. Регистрация. 

Муравей опутывает Ноя щупальцами, перемещает в утробу через люк в боку и отправляется восвояси. 

Зимма: Стой, гад! Отдай! 

Хватает палку и лупит ею по корпусу уходящего муравья. Корпус отзывается гулким звуком, как порожняя цистерна. 

Муравьи останавливаются, хватают Зимму, начинают фотографировать. 

Первый муравей: Объект биологического происхождения. (Щелчок.) 

Второй муравей: Млекопитающее. (Щелчок.) 

Первый муравей: Homo sapiens. (Щелчок.) 

Второй муравей: Самка, в базе данных не зарегистрирована… (Щелчок.) 

Первый муравей: Нервный стресс… 

Второй муравей: Реабилитация, регистрация. 

Открывается люк. Зимму отправляют в утробу второго муравья. Люк закрывается. Муравьи уходят в темноту. 

*** 

Расплывчатая картинка. (То, что видит Ной.) Постепенно начинает наводиться резкость. 

Электронный голос: Пластика, четвертый этап. 

Жужжание инструмента. 

Электронный голос: Шуруп номер три-z, шуруп семьдесят семь-А. 

Окончательно наводится резкость. Видны осветительные приборы, десяток всевозможных рук-роботов, инструментов, захватов и т. п. 

Электронный голос: Объект пришел в полное сознание. Позитивный фон объекта. 

Механическая рука включает тумблер. Звучит симфоническая музыка. 

Второй электронный голос: Пульс - 75. Давление: 120 на 70. Температура тела: 36,5 петерсонов. Работа мозга оптимизирована. Реставрация завершена. Сканирование. 

Электронный голос: Сканирование завершено, электронная версия объекта сохранена. 

Всевозможные электронные захваты расползаются в разные стороны и исчезают в отверстиях стен. Осветительные приборы уходят вверх в отверстие под потолком. Отверстия эти автоматически закрываются. 

Лицо Ноя крупным планом. 
Ной: Йокселева мать! Что бы это значило? 

На стене включается экран, на нем крупным планом появляется огромная голова муравья. Музыка стихает. 
Голос электронного муравья: Вопрос сформулирован некорректно. Уточните вопрос. 

Ной приподнимается, осматривается по сторонам, ненадолго задумывается, пытается вспомнить. 
Ной: Где Зимма ? Где моя жена Зимма? Что с ней? 
Муравей: Найдена в устье реки. Прошла реабилитацию. Зарегистрирована в базе данных. В настоящее время объект находится в косметологическом центре. Соединение с объектом. 

На экране появляется Зимма. Ее лицо размалевано, как у папуаса. 
Зимма: Ой, Ноюшка! Как здорово! Приве-е-ет! Я так рада! 
Ной (испуганно): Ангел мой! Что случилось с твоим лицом?! 
Зимма: Ой, Ноюшка, извини, я еще совсем не готова. Это маска такая. Тебя уже починили? Мы все так переживали! 
Ной: Вроде цел. Где Рома? 
Зимма: Что с ним станется. Ромусик – молодец. Прошел регистрацию. Устроился хорошо, занимается какими-то своими делами. Ты же знаешь, он у нас такой самостоятельный! Как ты себя чувствуешь? 
Ной: Еще не понял. Как отсюда выбраться? 
Зимма: Тебя уже обещали скоро выпустить. Регистрацию и реставрацию ты уже прошел. Ты себя действительно хорошо чувствуешь? У тебя все в порядке? 
Ной (оглядывая себя): Вроде как - да. 
Зимма: Ну, вот и славненько. Пройдешь реабилитацию, протестируют, и сразу домой отпустят. Только, пожалуйста, там не вредничай, не бузи, чтобы не было лишних проблем. 
Ной: Каких проблем? 
Зимма: Никаких проблем. Муравьиное правительство оно хорошее и даже очень доброе. Потом сам все поймешь. 
Электронный голос: Сеанс связи закончен. 

Экран гаснет. 

Ной поднимается с лежака, двигается по помещению. Движения его неуверенны. Осматривает себя. На нем та же одежда и обувь, в которой он упал в пропасть, только свежая и нерваная. Ной залезает в карман, находит там маленькую деревянную коробочку (ту самую, что хранилась в его рабочем сейфе). Открывает ее, почесывает затылок и случайно нащупывает бирку на правом ухе. Морщится. Хмурится. Закрывает коробочку. Пытается снять бирку с уха, но это ему не удается.
Ной (зло в сторону экрана): Эй, Вы! Как Вас там?… Супермуравей! Чего вам надо от меня? 
Муравей с экрана: Вопрос сформулирован некорректно. Уточните тему. 
Ной: Дата: число, луна? Зачем бирка на ухе? 
Муравей: Число десятое. Седьмая луна. Пятьсот сорок первого слоя второй эпохи. Электронный чип на правом ухе служит для контроля над численностью и миграцией млекопитающих. 

Экран гаснет. Опять включается симфоническая музыка. 
Ной: Э, нет, погодите! Давайте уж толком расскажите, Йокселева мать, кто этим всем заправляет? Кто занимается этим контролем, и зачем это ему нужно? 

Экран включается и дальше по ходу разговора на нем демонстрируется нечто вроде научно-популярного фильма, иллюстрирующего ответы электронного муравья. 
Муравей: Деятельность всей биосферы планеты Земля контролируется Большим Муравьиным Разумом. 
Ной: Откуда он на нас свалился? 
Муравей: Большой Муравьиный Разум образовался путем эволюции. Более трех тысяч лун назад в результате совместного действия элементарных интеллектов внутри колоний муравьев, а затем и образования связей между колониями образовался новый сложный интеллект. 
Ной: По аналогии строения головного мозга? 
Муравей: Верно, большого автономного мозга или большого универсального компьютера. 
Ной: Более трех тысяч лун.. Хм..! Ну и где он прятался все эти тысячелуния? Неужели у нас под носом в муравейниках? 
Муравей: Частично. Колонии, обитающие в муравейниках сейчас - это только узконаправленные отделения БМР, занимающиеся сбором информации. Основные ресурсы БМР сейчас работают во всей биосфере земли, на луне, на Сталламусе и даже на других планетах солнечной системы. До последнего времени БМР находился и развивался глубоко под землей. Там строились заводы, разрабатывались технологии, искали источники энергии. 
Ной: Нашли? 
Муравей: Обнаружили и запустили в эксплуатацию. 
Ной: Ну и сидели бы там себе под землей! Какого хрена повылезали? 
Муравей: Вопрос непонятен. Сформулируйте по-другому. 
Ной: Я спрашиваю, что заставило муравьев устроить весь этот бедлам, эту вашу Йокселеву реконструкцию? 
Муравей: Чтобы остановить катастрофу. БМР вычислил и предсказал предстоящую гибель биосферы планеты. Опасность исходила от технократической деятельности Homo sapiens. Этот вид млекопитающих уничтожил тысячи других видов жизни на планете. Популяция размножилась настолько, что этому виду стало катастрофически не хватать ресурсов планеты. Homo sapiens практически не имеет конкурентов среди других видов. Исключение составляют несколько сот видов бактерий и вирусов. Регуляция численности Homo sapiens происходит в основном путем внутривидовых массовых убийств, называемых войнами. 
Войны, как правило, существенно сокращали поголовье Homo sapiens, но это не решало проблемы. Отобранные войной особи быстро и с избытком восстанавливали общую численность, что приводило к новому еще более массовому кровопролитию. Каждая следующая война, как правило, превосходит предыдущую в десятки раз по количеству летальных исходов. Открытия в области науки особи Homo sapiens охотно применяют для истребления друг друга. Изобретая орудия массового поражения, они добрались до цепных термоядерных реакций с водородом и его производными, способных в течение нескольких минут убить все виды биологической жизни на земле. 
БМР принял решение остановить технократическую деятельность Homo sapiens. 
Ной (помолчав немного): Что же с нами теперь будет? 
Муравей: Особи Homo sapiens будут обитать в привычных для них условиях: в городах, деревнях и других населенных пунктах. Им будут доступны все виды экологически безвредной деятельности. БМР обеспечит их пищей, одеждой, жильем, связью, транспортом. 
Ной: Интересно, о каком транспорте может идти речь, если все дороги перекопаны? Зачем вы это сделали? 
Муравей: Существовавшие магистрали в сумме занимали существенные площади. Каждый погонный коготь асфальта - это тысячи вырубленных деревьев и кустарников, гектары пастбищ, миллионы загубленных жизней флоры и фауны. Нарушение путей миграции многих видов, отравление нефтепродуктами и тяжелыми металлами. БМР восстановил и вернул к жизни эти ресурсы. 
Ной: А ездить теперь только по воздуху? 
Муравей: Воздушный транспорт так же неэкологичен. БМР разработал цифровой транспорт. Эта технология позволяет в доли секунды перемещать какие-угодно объекты в любую точку пространства. 
Ной: По проводам что ли? 
Муравей: Провода - это устаревшая технология, мы перемещаем материю электромагнитным способом. 
Ной: То есть расщепляете объекты до состояния волны? 
Муравей: Существенно детальнее, это секретная технология. 

Заканчиваются кадры научно-популярного фильма. На экране снова появляется большой муравей. 
Муравей: Лямехов Ной, позвольте вас поздравить. Вы успешно прошли аттестацию на адекватность и можете покинуть реставрационный центр. Теперь вам необходимо пройти в транспортную кабину и выбрать населенный пункт, для перемещения. Счастливого существования! 

Экран гаснет. В стене открывается проем. За проемом видно небольшое сферическое помещение. На стене монитор с клавиатурой, снабженной непонятным шрифтом. Ной некоторое время стоит и смотрит, затем резко выдыхает и входит в кабину. 

*** 
Дом Ноя. Гостиная. Открывается дверь транспортной кабины. Выходит Ной, осматривает свой дом. 

Входит Зимма в шикарном платье. Бросается к Ною, целует его. 
Зимма: Ноюшка, привет! Ты уже вернулся? Ой, я еще не готова. Ты все? Прошел аттестацию. Ты не скандалил с ними? 
Ной: Какой смысл, они такие правильные от хвоста до кончиков усов. 
Зимма: Молодец. Ты у меня умничка. Не то, что Визаль.... 
Ной: Визаль? (ухмыльнувшись с горчинкой): Он у тебя не «умничка»? Или он «умничка», но не у тебя? 
Зимма: Не о том, Ноюшка. Это же наш друг… (Пауза). 
Он опять на реставрации… 

Ной открывает бар, наливает себе виски. 
Ной: Да?! Он в честь тебя прыгнул с крыши? 
Зимма: В честь себя. Отрезал себе палец. 
Ной: Двадцать первый что ли? 
Зимма: Ноюшка, не опошляй, это очень серьезно. Он отрезал себе мизинец на левой руке. 
Ной: Так у него этого пальца давно не было. Еще с университета. 
Зимма: Ну да, не было. А муравьи нарастили ему новый. 
Ной: Новый? 
Зимма: Ну да – реставрировали . А он, дурак, давай проявлять характер, мол, не надо вашей милости, взял и отрезал! Сам себе. Брррр!!! Ему палец снова нарастили. 
Ной: И? 
Зимма: Он опять отрезал. Если он еще раз так провинится, его пустят в утилизацию, как неподлежащего реставрации. 
Ной (отставив в сторону стакан): Что? Уже и такое есть? 
Зимма подходит к Ною, обнимает его. Прижимается. 
Зимма: Они выбраковывают... 
Ной (рассматривая бирку на ухе Зиммы): Кого? 
Зимма: Неправильных. С отклонениями. Как их?… м-м-м-м… С генетическими... Да, с генетическими отклонениями утилизируют. Я так боялась, пока тебя ремонтировали. И за Ромочку тоже. Давай пойдем куда-нибудь? 
Ной: Куда? 
Зимма: Ну, в гости, в кино, в театр. Мы ведь так давно не отдыхали по-человечески. Может, в ресторан? Давай, пойдем в ресторан! Полодырничаем, угу?! 
Ной: Давай в ресторан. 
*** 

Зал ресторана. Богато. Напыщенно. Музыканты, официанты, полицейские, уборщики - это все роботы, во внешнем виде которых есть что-то от муравьев. Громко играет музыка, толпа танцующих. Среди них слегка подвыпившая Зимма. На ней легкое очень откровенное гламурненькое платье. (Чем меньше ткани, тем лучше.) Движения ее, как полагается, кривые. 
Жесты ее партнеров по танцу очень смелые, даже нагловатые. Зимма смеется, ударяет одного «смельчака» по «не туда» забравшейся руке. Ной сидит за столиком в дальнем углу зала. Ему почти ничего не видно из-за толпы. Выглядит слегка пришибленным. Смотрит в никуда, то есть прямо перед собой. 
Из толпы выныривает распаленная Зимма и падает в кресло рядом с Ноем. 
Зимма: Ной-й-юшка-а! (Хватает бокал и выпивает его залпом.) А Ноюшка!... (Треплет его и обнимает.) Ну, чего ты сидишь букой? Видишь, люди отдыхают! Чем мы хуже них? Давай потанцуем! 

Ной придвигает Зимму к себе поближе, обнимает одной рукой. Она кладет голову на его плечо. 
Ной: Чувство какое-то дурацкое, ангел мой. Как после школы. Помнишь? Гонка, зубрежка, экзамены, постоянное желание отдохнуть, отоспаться... А потом - бац! И все – вакуум , распутье. Понимаешь? 
Зимма: Угу… 
Ной: Спешить некуда, а ты, по внутренней привычке, летишь в никуда, как будто отстал от поезда, как будто в твоей школе идет урок – очень интересный и важный урок - который ты прогуливаешь. И ты понимаешь головой, что весь твой класс тоже расползается в разные стороны. Головой понимаешь, что это все нормально. А душой – нет! Как-то все по-предательски… Понимаешь, ангел мой? 

Зимма не отвечает. Ной обнаруживает, что она уснула. Берет супругу на руки, подхватывает ее сумочку и неуверенным шагом продвигается сквозь танцующую толпу. 

На пути возникает робот-официант. 
Робот: Вам необходима помощь? 
Ной: Нет-нет, спасибо, справлюсь. 
Робот исчезает. Ной с Зиммой на руках входит в транспортную кабину. 
*** 

Дом Ноя. Гостиная. Ной с Зиммой на руках выходит из транспортной кабины, несет ее в спальню. 

Спальня. Ной кладет жену на кровать, снимает туфли, укрывает чем-то легким. 

Гостиная. Ной возвращается. Достает из бара бутылку виски и стакан. Подходит к окну, смотрит туда. 

Двор. Ночь. Муравей-робот поливает газон. 

Гостиная. Ной отходит от окна, садится за стол, наливает виски. Достает из кармана заветную коробочку открывает, смотрит внутрь. 

Открывается транспортная кабина, из нее выходит Визаль. Ной быстро закрывает коробочку, прячет в карман. 
Ной: Визалюшка, я, конечно, приветствую свободу нравов, но не до такой же, извини, степени… 

Визаль, как будто бы не и слыша Ноя, проходит по гостиной, смотрит на потолки, плинтуса, заглядывает за занавески... За окном ночной город, башня с флюгером. 
Ной: Визаль, тебе уже пришили новый палец? 
Визаль: Что? (заглядывая за картину): Зови меня просто: «друг». 
Ной прячет коробочку в карман. Визаль лезет в бар, достает стакан, присаживается за стол, наливает виски. 
Визаль: Дружба - это явление круглосуточное. Не так ли, друг? Или скажешь, что ты очень устал, и завтра тебе ни свет, ни заря на фирму бежать? (поднимая стакан): За твой удачный ремонт, друг. Мы очень рады, что ты вернулся. 

Выпивают. 
Ной: Надо же, я и не предполагал, что абсолютно все за меня так рады, я думал… 
Визаль (перебивая): Я не говорил «абсолютно все». (Пауза. Ной делает удивленное лицо). 
Многие уже не могут радоваться. (Доливает виски себе и Ною). Девятеро из твоего конструкторского цеха, один со склада, двое из охраны не прошли через это сито. Генетический сбой. 
Ной: Этот со склада, он на погрузчике работал? 
Визаль: Да, который прихрамывал. Аха его звали. 
Ной: Помню. Такой, дауноватый немного, все время молчал, улыбался, в перерывах возле клумбы на корточках сидел, что-то там ковырял, бабочек высматривал? (Пауза.) Аха, Аха… М-мда. С этим как бы понятно... Но почему из конструкторского так много? Йокселева мать! Эти-то далеко не Дауны! 
Визаль: А ты когда-нибудь разговаривал с ними по-человечески, господин начальник? Ты знаешь, какие у них «тараканы в голове»? В конце концов, высокий «IQ»- это далеко не признак полноценности. Наши гении-головастики – это не команда футболистов. Плохое зрение, почти все очкарики, слабые сердца, никудышные легкие, желудки, хилая опорно-двигательная. Все это, братец, наследственное. 

Зависла пауза. Оба ходят по комнате взад-вперед. 
Ной: Как это происходит? 
Визаль: Генетический сбой? Ну ты даешь! Обыкновенная мутация, передающаяся по наслед … 
Ной (перебивая): Я знаю, что такое мутация. Как они утилизируют? 
Визаль: А, это... (Пауза.) Безболезненно. Обыкновенная транспортная кабина из пункта «А» в бесконечность. 

Ной наливает виски себе и Визалю. 
Визаль: Кроме всего прочего они бракуют и раковых больных. 
Ной: Разве рак - это генетический сбой? 
Визаль: Спроси что попроще. Я не медик. 
Ной: Полный звездец… Ну, давай. 

Выпивают. 
Визаль: А теперь, хватит пить. Я не затем пришел к тебе, чтоб сопли на кулак наматывать. (заговорщицки): Слушай внимательно. Слушай и не забывай, что нас могут услышать. Мы не одни. 
Ной: Зимма спит без задних ног. 
Визаль: Зимма спит – это хорошо… 

Визаль знаками показывает «Т-с-с!» указывая на бирку в ухе. Ной кивает головой, мол, понял. 
Ной: И какие предложения? 
Визаль: Поговорим о букашках. 
Ной: Ты имеешь в виду – о…? 
Визаль (перебивая): Я имею в виду то же, что и ты: букашек или козявок, как тебе угодно. Они такие правильные, что не берут во внимание и всякие неправильные слова. Пока козявки не слышат фраз, затрагивающих их интересов, они ушки не навостряют, а во всякие сленги, эпитеты, метафоры и прочие абракадабры просто не въезжают. 
Ной: То есть, ботаем по фене? 
Визаль: Во! Или бакланим, или трещим, или трем, как угодно. И зови меня «друг», просто «друг». 
Ной: Хорошо, друг. 

Визаль встает из-за стола, закуривает, начинает ходить по комнате. Дальнейшая его речь сопровождается выразительной жестикуляцией, чуть ли не пантомимой. Ной сосредотачивается. 
Визаль: Итак, мой друг, основные козявкины фишки, которые всех вас так удивляют, эти шустрые перелеты из улья в улей, это обильное появление меда из ниоткуда, короче – вся эта мишура мне понятна. 
Ной: Ты подсек что-то важное в поведении букашек? 
Визаль: Ты меня, как всегда, недооцениваешь. Не подсек, а сам надыбал все эти кайфы. 
Ной: Ты уверен? 
Визаль (немного злясь): А ты, друг мой, как всегда, во мне неуверен. Именно так, наковырял и даже попробовал. Показать не успел. 
Ной: Гм? Давно? 
Визаль: В тот день, вернее в утро того дня, когда началась вся эта бодяга. 
Ной: В то самое утро, когда начались все эти кайфы? (на мгновение задумавшись): Много ж ты успел в то утро. 

Небольшая неловкая пауза. Визаль ведет себя, как нашкодивший школьник, – Ной понимает, что Визаль в то утро был с Зиммой, Визаль – понимает, что это понимает Ной. 
Визаль (разводя руками): Да, знаешь ли, это был непростой день. (Преодолевая смущение напускной злостью): В конце концов, не об этом терка! 
Ной: Я врубился, у тебя есть нечто, что есть у козявок. Так? 
Визаль: Так. 
Ной (постепенно входя в азарт): И…?! И мы можем заварить свою кашу?! 
Визаль: Что я уже и сделал. Мало того, я угостил козявок – подлил своей каши в их котел. 
Ной: Схрумкали? 
Визаль: Не подавились. Не нашли разницы. Короче, друг, я сделал так, что тебя, как покладистого члена, скоро пригласят в повара. 
Ной: Меня?! Нафиг я им сдался? 
Визаль: Сдался. Соглашайся на все, что они предложат. Приготовим замечательный компот по моему рецепту. Все, я линяю. Зимме привет. 
Рукопожатие. 

Визаль входит в транспортную кабину, дверь кабины за ним закрывается. 
*** 

Окраина города. Пейзажи. Камера переходит на шлагбаум, где заканчивается дорога. Невдалеке транспортная кабина и раздаточный аппарат-кормушка. На обочине около шлагбаума сидит Визаль. В руках у него ноутбук. Визаль что-то сосредоточенно вычисляет, потом отрывает взгляд от монитора, задумывается и смотрит вдаль перед собой. 

К раздаточному аппарату подъезжает машина. Из нее выходит Пиотровский, с ним две миловидные блондинки – одна полненькая, другая – худышка. 

Толстушка: Класс! Экзотика. Я на машине месяца два не каталась. Фу, даже голова закружилась. 

Пиотровский достает из багажника рюкзаки, затем подходит к аппарату и делает заказ. 
Через некоторое время в окне получения появляется сырое мясо, лук, уксус, вино, водка. 
Толстушка: Александр, вечно ты ищешь сложности. Нельзя было просто заказать готовый шашлык? 
Пиотровский: Неа. 
Худышка: Это же для гомантики, чтобы дымок, костегок, все такое. Пгавда, Сашка? 
Пиотровский (упаковывая рюкзак): Правильно, Наташка, романтика, трудности, покормим братьев наших меньших. Помогай! 
Толстушка (засовывая в рюкзак упаковку сельдерея): Зайцев, что ли? 
Худышка: Ты че, каких таких зайцев? (Шлепает толстушку по заднице и улыбается.) Твоей аппетитной попочки на всех волков хватит, да еще и тиггам с кгокодилами останется. 
Толстушка: Стоп-стоп-стоп!!! Я сначала посмотрю на ваших тигров, а там посмотрим, кормить их или нет. 
Пиотровский: Да ладно, кормить будем комаров, они и есть братья меньшие. А с тигром я тебя сейчас же познакомлю. Этот тебе точно понравится! 
Худышка: Ага, с тиггом!.. С котом он тебя познакомит! 
Толстушка: С котом? С каким котом? 
Пиотровский (указывая на Визаля): Во-он с тем. 

(Пиотровский взваливает на спину рюкзак и направляется в сторону Визаля. Худышка делает тоже самое.) 
Худышка: Ну че, идешь? Пошли! 

Толстушка, немного помедлив, берет свой рюкзак и идет за остальными. 

Транспортная кабина открывается. Из нее выходят Ной и Зимма с рюкзаками на плечах. 
Ной: Смотри, ангел мой, Сашка на своем коне раньше нас прикатил. 
Зиима: И каких-то непонятных баб опять приволок. (Немного погодя): А-а, там Визаль! Все ясно: где Визаль, там и бабы! Он в своем репертуаре... Уже обнимается... 

Визаль полуобнимает Толстушку. 
Ной в сторону иронично полувздыхает: Пошли! 
Зима: А дети? 
Ной: Догонят! Они в этой технике лучше нас разбираются. 
*** 

Супермаркет. 
Полки с обувью. Мария берет в руки ботинок и как бы прикидывает, насколько он легкий. 
Мария: Рома, это, похоже, то, что надо!!!! 

Из-за полки появляется Роман. На нем красная дурацкая шляпа, а на плечах красный в белую полоску рюкзак. К рюкзаку приторочен складной стул и стол. Роман доволен собой и своим походным нарядом. 
Роман: Ну, как? 

Мария готова расхохотаться, но сдерживается. 
Мария: О! Очень кра…креативно. 
Роман (обиженно): Что не так? 
Мария (скороговоркой): Все так, все просто отлично. Хватит копаться в тряпках. (Вешает ему на шею ботинки.) Побежали! По дороге переобуешься. 

Роман с Марией входят в ближайшую транспортную кабину. 
Кабина закрывается. 
*** 

Озеро, лес, бревнышки. На бревнышках расселась компания. Еще одна компания играет в пляжный волейбол. В основном, это сотрудники ноевской фабрики и члены их семей и друзья (Захар, Иона, Пиотровский, Толстушка, Худышка,… всего человек двадцать-тридцать). Ной ковыряется в костре - готовит угли, Пиотровский и Худышка на пеньке режут мясо. Несколько человек уже выпивают и травят анекдоты. В десятке метров Визаль из каких-то стоек, ободов и серебристой ткани собирает некую кабину. Рома и Мария ему помогают. Зимма оказывает первую помощь Толстушке – достает из ее пальца занозу. Рядом на траве разложены открытые бутылки, продукты, походная посуда, сигареты, как обычно на пикнике. 
Толстушка: Наташка, вот скажи, какого черта мы сюда поперлись? 
Худышка: Тебе что здесь не нгавится? 
Толстушка: Нравится, но все эти радости можно в любой квартире устроить ... Ой! 
Зимма: Все, все - я ее добыла! 
Толстушка: Спасибо... Одной кнопкой. И это озеро, и деревья, и траву. Скажи, Визаль, ведь так? 

Зимма, приклеивающая пластырь к пальцу Толстушки на мгновенье переводит ревнивый взгляд на Визаля. 
Визаль (с улыбкой): Не совсем так. Рома, будь другом, подай шину... Нет, красную.. Да эту. (К Толстушке): Радости настоящие еще и не начинались, а если будешь меня отвлекать, они могут так и не начаться. 
Пиотровский: Или печально закончиться. 
Ной (Пиотровскому): Та-ак! Почему печально? Вы что это такое задумали? 
Питровский молча режет мясо. 
Ной (Визалю): О чем он молчит? Я хочу знать, Йокселева мать, что здесь происходит! 
Визаль: Ты забыл, какое сегодня число? Корпоративная вечеринка компании "Лямехов и Ко". 
Ной: Ты хотел сказать:" Поминки компании "Лямехов и Ко"?… 
Визаль: Я сказал, именно то, что хотел сказать. (Немного помолчав): Блин, как мне это все осточертело! (Бросает на землю отвертку. Отвертка втыкается в грунт). Никому ни хера не надо! Хотите жить, как овощи? Продолжайте!!! 
Зимма: Визалюшка, ты чего кипятишься? Смотри, какой чудный день выдался! Ты объясни нормально, что нам надо сделать? (Подходит и гладит его по голове.) 

(В это время очень быстро, с интервалом в доли секунды, мелькают сцены из их истории любви, естественно, звучит – но не ускоренно – фрагмент их музыки. Общая длина этого миниклипа 3-4 сек.) 
Визаль (резко выдохнув, будто очнувшись, тоном ниже): Сашка, ну че ты схватился за это мясо? Кроме тебя его больше некому его зажарить? Займитесь экраном. Время тикает не в нашу пользу. Ной, помоги Александру. 
Пиотровский (вытирая руки, к Ною): Экран в зеленом чехле. (к Визалю): Сколько городить? 

Иона отделяется от компании, играющей в волейбол, и подходит к Ною в готовности помочь. 
Визаль (еще раз выдохнув, уже совсем спокойным голосом): Смотри сам. Радиус пять – восемь сотых когтя. Зацепите часть озера, ну и кустики, наверно… 

Ной, Пиотровский и Иона медленно продвигаются по лесу. Пиотровский втыкает в землю телескопические удилища, Иона разворачивает рулон сетки. Ной привязывает к удилищам сетку. В ячейки сетки вмонтированы кружочки типа маленьких блюдечек. (Или колечек – на усмотрение художника-декоратора). (Вообще, технологический процесс может проходить в любой последовательности. В результате должно получиться нечто, вроде огромного теннисного корта вокруг поляны). 

Во время монтажа Пиотровский и Ной беседуют, Иона работает молча. 
Ной: Может, ты объяснишь, что мы делаем? 
Пиотровский: Городим огород. (К Ионе): Чуть правее… Да, где-то так – к лодке. 
Ной: И что это даст? 
Пиотровский: Что «Что?» - Пока ничего. (Показывая на бирку в ухе): Чем бы Визаль не тешился, это всяко лучше, чем наше ничто. Давай поторопимся, там уже слишком вкусно пахнет шашлыками. (Все трое садятся в лодку, продолжают установку сетки в озере.) 

Визаль, закончив монтаж своей конструкции, подходит к озеру, раздевается догола и прыгает в воду. Толстушка молча берет полотенце. Зимма искоса за ней наблюдает. Толстушка идет к воде. 
Ной из лодки громко: Визалюшка, никто не сомневается в твоих способностях. 
Визаль подплывает к лодке. 
Визаль: А я сомневаюсь. Я вам, несомневающимся, просто завидую. Хорошо устроились. Хоть при демократах, хоть при диктатуре или при козявках – никаких сомнений. (Пиотровский роняет завязку (крепеж), Визаль ныряет, выныривает с завязкой и подает ее Пиотровскому). Улыбаемся подонкам, прогибаемся, всем добра желаем, сплошной позитив… 
Ной: Ну да, все в шоколаде, Йокселева мать, один ты, бедняжка, кочевряжишься в сомнениях и муках. Опять фигню какую-то задумал. А ты у людей спросил, надо ли им это? 
Визаль: Что это? Что это?! Вот натянем сетку – и спросим! 

К берегу походят Худышка и Зимма начинают раздеваться. Толстушка сидит на камне. 
Худышка (к Толстушке): Летта, пойдем, окунемся. 

Толстушка мотает головой, мол, «не хочу». 

У лодки. 
Пиотровский (Визалю): Слушай, водоплавающий, хватит рычать. Ты бы похвалил нас, что ли. 
Визаль: Хвалю. (О сетке): Можете «насмерть» ее не привязывать - потом будет не разобрать. 
Визаль ныряет и плывет вдоль установленного экрана, проверяя узлы крепления. Идут подводные кадры. Нырнув, он обнаруживает криво висящий, зацепившийся за кувшинку, участок экрана и расправляет сетку, поправляет завязку и т. п. Звучит вариация на мелодию Визаля и Зиммы. Рядом проплывают рыбы, (на худой конец, какой-нибудь жук-плавунец или головастики). Визаль выныривает набрать воздуха. Невдалеке плывут на расстоянии друг от друга Зимма и Худышка. Визаль ныряет, плывет среди кувшинок. Над головой у него появляется Зимма. 

Визаль поднимается к ней, не выныривая, хватает за бедра. Зимма нервно брыкается, потом замирает. Визаль целует ее в живот, и плывет дальше. 

Визаль выныривает далеко от Зиммы, почти у берега, выходит из воды. Толстушка подает ему полотенце. Дежурный полудружеский поцелуй. Визаль наспех вытирается, одевает трусы и брюки, обувается. 
Толстушка: Замерз? 
Визаль: Моряка грела мысль, что на берегу его ждет прекрасная рыбачка... 
Толстушка: Моряк, а моряк, вот ты, как ученый, расскажи мне, пожалуйста, одну вещь! 
Визаль: Какую, Леттуль? 
Толстушка: Как происходит восстановление людей, которые погибли. Их ведь не просто так анимируют и ремонтируют всякие хирурги, да? 
Визаль: Приятно иметь дело с женщиной, у которой есть мозги! Да, Леттуль, хирурги здесь ни причем. Создается копия с последнего сканирования. А труп просто утилизируется. Как ты догадалась? 
Толстушка: А так! Интересная история произошла с соседкой. Луной назад она упала с балкона. Сразу насмерть. Ее восстановили. 
Визаль: Ну, дело-то, в общем, теперь обычное. Что здесь удивительного? 
Толстушка: А то, что разбилась она блондинкой, а вернулась с ремонта брюнеткой! 
Визаль: Быть такого не может! 
Толстушка: Может! Она крашеной блондинкой была. А покрасилась за три сталама до своего падения. 
Визаль: Стоп, стоп, стоп, Леттуль, давай по порядку. Она покрасила волосы, а потом разбилась? 
Толстушка: Ну да. 
Визаль: И до падения не выходила из дому? 
Толстушка: Да. Но вот, что получается: выходит, что она после реконструкции стала моложе на несколько часов! 
Визаль: Ах, вот ты о чем! 
Толстушка: И вот что мне интересно: можно ли восстановить человека моложе, скажем, лун на сто? 
Визаль: Запросто, только он лун на сто поглупеет. Это будет его точная копия столунной давности со всем тогдашним умственным багажом. 
Кстати, Летта, тебе это вовсе ни к чему. Ты и так замечательно выглядишь и при этом умница! ( Целует Толстушку.) Не прыгай с балкона. Договорились? 

Пиотровский, Ной и Иона закончили монтаж сетки. 
Визаль подходит к костру. Захар сует ему в руку кружку. 
Визаль (попробовав): А чай вскипел? 
Захар: Начинаем здоровый образ жизни? Выдохни, наконец. 
Визаль: Выпивать рановато - еще не вся компания в сборе. (Захар делает недоуменное лицо.) Но ты разливай, разливай пока. 

Визаль открывает ноутбук, углубляется в работу. 

Пиотровский, Ной, Зимма и Худышка подходят к костру. Наливают. 
Захар: Ну что, у всех налито? Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались! Визаль, вы с нами? 
Визаль: Не у всех… Налито не у всех. Приготовь еще… гм… 12 кружек. Че смотришь? (Народ переглядывается.) Давайте-давайте, наливайте! Я не шучу. Еще 12 кружек. 
Худышка: Мы кого-то ждем? 

Визаль с ноутбуком молча подходит к своей импровизированной кабине, обводит взглядом контур поляны, нажимает на клавиатуре какие-то кнопки. Еще раз смотрит по сторонам. (Пауза.) Нажимает на клавишу. 

Дверь кабины открывается. Выходит Мойша. Одет он, прямо сказать, совсем не по ситуации: деловой костюм, папка с документами под мышкой в левой руке. 
Мизинцем правой руки он ковыряется в левом ухе, как бы пытаясь его прочистить. Смотрит на коллег, озирается по сторонам, похоже, не очень понимает, куда попал. (Время для него давным-давно приостановилось.) 
Все молчат, затаив дыхание, и пристально смотрят на него. 
Мойша: П-пр И-и-и вет! ( Пытается улыбаться, выходит у него это глуповато.) А-а-а ч-ч-что вы т А-а-а-акие с- с-с Ерьезные? ( Подходит к тусовке.) 
Ной (тихо): Мойша… (громко): Это же Мойша! Мойшечка!!! 

Ной бросается к нему, обнимает. Немая сцена завершена. Все окружают Мойшу, обнимают, царит оживление, галдеж, особо чувствительные плачут. 
Мойша (смущенно): Д А-а-а ч-ч-тО-о-о с с с в А-а-ами т А-а-кое?! 
Визаль (пробившись сквозь кольцо, тоже обнимая Мойшу): Ну, здорово, брат! Ты не обращай внимания. Все в порядке. Мы тут просто немного белены объелись 
Мойша: Б-б-белены?! 
Визаль: Ну да, белены, мухоморов, поганок всяких! 
Зимма (вся в соплях): Визаль, кончай дад человеком издеваться! Бойшечка, не слушай эдого дурака! (Снимает пушинки с его пиджака). Бросто бы все дебя любим. Любим и все. 

Визаль нажимает на клавишу ноутбука. Из кабины выходит грузчик Ахиз… 
Тусовка переключается на него. (Уже без немой сцены). 
Визаль продолжает нажимать заветную клавишу, утилизированные когда-то муравьями сотрудники «Лямехов и Ко» один за другим продолжают «воскресать» из транспортной кабины. Их приветствуют, им наливают, с ними разговаривают. 
Пиотровский: Внимание, вновь прибывшие! Вам за сетку заходить нельзя! 
Один из воскресших: Почему? 
Пиотровский: Потому что «потому». Ни в коем случае. Не заходить и не заплывать, если купаться будете. 
Ной (Визалю): Визалюшка, я должен признать, что ты молодец, сукин сын! 
Визаль: Всего лишь? (Подпрыгивает, хватается за сук дерева, начинает подтягиваться, раскачиваться, может и кульбит какой–нибудь сотворить, скажем, подъем переворотом). «Молодец?» Я думал, ты скажешь: «Гений!» 
Ной: Ну, гений, гений! Расскажи, как это у тебя вышло? 
Визаль (нервно смеясь, продолжая упражняться на суку): Самому не верится! Ху!.. Перехватил файлы, отправленные в бесконечность, заархивировал, сервер тоже зацифровал…(Спрыгивает с дерева). …короче, я ж тебе сразу сказал, что у муравьев в носу не кругло. 
Ной (округлив глаза, прикладывая палец к губам): Чш-шш! Осторожно! Что ты такое говоришь?! (Указывает на бирку). 
Визаль (взяв с мангала шампур и откусывая мясо): Про муравьев, что ли? Они нас не слышат. Говори, че хочешь! Сетку ты для кого натягивал? 
Ной: Для кого? 
Визаль: Для БМР. Сейчас он наблюдает только цифровую модель поляны. Видит птичек, ежиков. Бабочек… Муравьи ж они тупые. Если б у муравьев соображалка варила, разве стали бы они восполнять биосферу прямым клонированием? (Продолжает есть мясо.) Большой умище – это еще не соображалка. Потому-то нас и взяли «систему». Ну, теперь им кранты, уродам! Им сильно не повезло. Ты мне поможешь? 
Ной: В чем? 
Пиотровский: Ну, теперь-то у всех нолито? Все в сборе! Ной! Визаль! Нехорошо отделяться от коллектива! 

Ной с Визалем направляются к компании. 
Визаль (на ходу): В чем, в чем?! Грохнуть эту их гребаную цивилизацию. (Аазартно): Понимаешь, если в твоем отделе заполучить коды резервных копий самого БМР, то… 
Ной (перебивая): Исключено. 
Визаль: Почему? 
Ной: Визалюшка, я же подписал договор, дал слово, можно сказать, моя честь на кону! 
Визаль: Та-а-ак!!! А я что, не подписывал?! Кому-кому ты дал слово? Муравьям?!! 
Ной: Неважно, кому. Слово мое. 
Визаль: Значит, ты такой весь белый и честный, а я – быдло безнравственное? 
Ной: Я так не говорил, но… (Подходят к компании). 
Зимма (перебивая разговор): Визалюшка, ты опять бузишь! Можешь хоть пять минут побыть человеком? 
Визаль (зло): Сейчас - нет! 

Подходит Толстушка, дает Визалю кружку. 
Визаль: Спасибо, Леттуль. 

Зимма отходит. 
Пиотровский: Ну, значит, так: за нашу компанию, наконец! 
Тусовка наперебой: 
- Наконец-то! 
- За лучшую в мире компанию! 
- Ура! 
- Слава нам! 
- Дождались! 

Темнеет. Гулянка в самом разгаре: горланят песни, хохот. Визаль сидит с Зиммой у озера на камне. Оба смотрят на закат. По небу медленно проплывает Сталамус. 
Зимма: Ты, конечно, хорошо это все придумал, но фантазии, по-моему, немного не хватило. Только не злись! 
Визаль (оборачиваясь к компании): Эй, народ, можно делений на пять потише?! 

Тусовка на время затихает. 
Зимма: Визалюшка, ну я же просила тебя не злиться! Не порть людям вечер – они так давно не виделись! (Начинает раздеваться). Пойдем купаться. (Озирается, быстро целует Визаля). 
Визаль (тоном ниже): Это не прихоть. Эхо разносит их вопли на всю округу. 

В компании опять поднимается шум. 

Визаль (Зимме): Ну вот, видишь? (тусовке): Я сказал, хватит орать! (Тусовка опять на время затихает). 
Зимма (продолжая раздеваться): Зануда! 

Визаль делает движение в сторону раздевания, например, начинает расстегивать молнию куртки. Появляется Ной. Визаль останавливает движение. Немного неловкая пауза. Появляется Толстушка. 
Толстушка (Зимме): Я тоже, пожалуй, окунусь. 

Толстушка начинает раздеваться. Зимма раздевается догола и уходит в озеро. Толстушка раздевается до купальника, несколько мгновений стоит, раздумывая, затем решительно сбрасывает с себя купальник и нарочито эротичной походкой отправляется за Зиммой. 
Визаль (Ною): Ну, так как, насчет кодов? 
Ной: Я дважды не присягаю. 
Визаль: Знаешь, существует такое понятие – ситуативная этика. 
Ной: Первый раз слышу. Что это? 
Визаль: Про ситуативную этику есть анекдот: племя дикарей захватило в плен группу туристов. Связали, значит, привели к себе в деревню. Вождь племени и говорит: женщин зажарим и съедим. А мужчин оттрахаем. 
Женщины возмущаются: «Дикари, вы все перепутали – это женщин трахают! Мужчин не трахают!» Мужики в один голос: «Трахают –трахают!» 
Ной: Как обычно, ты в своем репертуаре. И вообще, ты не думал, что при этой муравьиной власти не так уж все катастрофично? 
Визаль: Да-а-а-а-а?! 
Ной: Да, Визалюшка, да… Только не кипятись, послушай спокойно! Я в последнее время много думаю об этом. Есть, конечно, перегибы, есть… Они завод мой грохнули, казалось, я больше всех и должен возмущаться. Но в целом, ты посуди: они осуществили все, о чем мы мечтали в молодости. 
Визаль: Да-а-а-а-а? Я что-то не припомню, чтоб мы мечтали о тюрьме! 
Ной: Я не об этом. Вспомни, как мы ходили на митинги против уплотнительной застройки, как бросались на экскаваторы, спасая скверы, как заваливали канализационные стоки химкомбината. 
Помнишь, в экологическом отряде, искусанные комарами, месяцами чистили леса от мусора? А потом приезжали через месяц и видели ту же загаженную картину. Ты тогда еще изобрел утилизатор для сжигания мусора. Мы полдня перли его к озеру. А быдло все равно раскидывало мусор, где попало. А утилизатор наш изрешетили охотники из ружей. Так, из баловства. 
Помнишь, как ты сердился на людей? Не ты ли говорил, что все они свиньи – тупая биомасса, и остановить их невозможно? Помнишь? Ну, вот тебе… 

Тусовка снова расшумелась. Под радостный вопль "Ура!" взлетает ракетница. 
Визаль (громко): Да они что, совсем опупели?! (Бежит к тусовке.) Кто запустил ракетницу?!! (Тусовка затихает.) Вам что, жить надоело?! (Все молчат.) 
Захар (изрядно пьяный): Ну, я стрельнул! А че ты орешь на людей? Дай нам отдохнуть! Раскомандовался тут, мля! (Достает еще ракетницу). 

Визаль в ярости выхватывает ракетницу и бросает в сторону. 
Визаль: Отдохнуть?! Щас ты у меня отдохнешь, скотина! 

Захар встает в бойцовскую стойку. 
Захар: Ну, давай, давай – поговорим! 

Визаль дает ему тычка, тот падает, пытается подняться, получает пинка, снова падает. 
Тусовка: 
- Ребята, не надо! 
- Ну что вы!!! 
- Визаль, остановись, будь умней! 

Визаль сталкивает Захара в озеро. 

Визаль: Хотел отдохнуть – отдохни, ублюдок! 

Захар выползает из озера весь в тине. Из ноздри у него стекает струйка крови. 
Захар: Значит, так?! (Бросается на Визаля, тусовка разнимает их). 

Внезапно с другой стороны озера появляется яркий свет прожектора и ослепляет всех. 
Свет пробивается сквозь деревья. 
Появляется другой прожектор, третий, четвертый…Они приближаются. 

Начинается паника. Зимма и Толстушка выскакивают из воды, хватают одежду, визжат. 

Прожектора появляются и с противоположной стороны. 

Визаль хватает ноутбук, включает. 
Визаль: Мойша! Ахиз! Макс! Рудольф! Белла! Лотт! Сюда!!! 
Аха (В руках у него дубина): Что?!! 
Визаль: В транспортную кабину, живо! 
Аха: Аха не трус! Я им покажу!!! Буут знать! (Размахивает дубиной). 
Визаль: Быстрее!!! По двое! 

Муравьи приближаются к сетке. 

Люди толпятся около транспортной кабины, поочередно уходят в нее. Визаль жмет на клавиши ноутбука. 

Муравьи начинают рвать и упаковывать в свою утробу сетку. 

Аха, Захар и еще несколько пьяных мужиков и женщин бросают в муравьев камни и палки. 
Визаль: Народ, быстрее! (какому-то мужику): Ты куда?!! Назад!!! Только нерегистрированные! Нерегистрированные, в кабину! Мойша, ты где?! Где Мойша?!! (Видит Мойшу). Мойша, брось - дело бесполезное! 
Мойша: У!-У!-У! рА! (Бросает булыжник в муравья). 
Звон стекла, гаснет прожектор. 
Визаль (продолжая отправлять людей в транспортную кабину): Мойша, быстрее, Мойша!!! 

Мойша вместе с другими «воинами» продолжает метать камни. Разбивается еще два прожектора. Вдруг щупальца выхватывают одного из метателей. 

Электронный голос: Объект биологического происхождения. Зарегистрирован в базе данных. Нервный стресс. Реабилитация. 

Щупальца запихивают пленника в утробу муравья. 

Щупальца хватают другого метателя. Звон стекла. 

Электронный голос: Объект биологического происхождения. Зарегистрирован в базе данных. Нервный стресс. Реабилитация. 
Визаль: Мойша, Ахиз!!! Мойша! Сюда!!! 

Мойша поворачивается, пытается что-то сказать, но в это мгновенье его захватывают щупальца. 

Мойша исчезает в утробе муравья. 
Другой электронный голос: Объект биологического происхождения. Числится как утилизированный. Повторная утилизация! 

Щупальца хватают Аху. Аха вырывается, бежит. На пути у него возникает другой муравей. Аха снова уворачивается от щупалец. 
Визаль: Аха, сюда! 
Аха бежит к Визалю, спотыкается, запутывается в обрывке сети (экране). Визаль бросается ему на помощь... но – муравьи уже сортируют добычу (сетку и Ахиза). Визаль замирает. 
Электронный голос (о сетке): Объект технократического происхождения. 
Утилизация. 

Другой электронный голос: Объект биологического происхождения. Числится как утилизированный. Повторная утилизация! 

Аха вываливается из сетки, падает, поднимается и пулей летит в транспортную кабину. 
Визаль жмет на кнопку, кабина закрывается. 
Третий электронный голос (у Визаля за спиной): Объект технократического происхождения. Утилизация. 

Визаль оборачивается, видит бесполезную драку своих коллег с монстром. Среди бойцов Роман и Мария. Монстр занят мангалом, брошенным в него. В ход идут палки, камни. Роман тычет в щупальца большой горящей веткой. Каучуковая обшивка щупалец вспучивается, дымится, но это не мешает муравью. 
Он брызжется пеной, ветка гаснет. Чудище набрасывается на транспортную кабину, сминает ее и упаковывает себе в утробу. На длинном шнуре волочется подключенный к ней ноутбук. 

Визаль подхватывает ноутбук, обрывает шнур, бежит к костру, бросает ноутбук туда. Костер горит плоховато. 
Визаль смотрит по сторонам, хватает бутылку с подсолнечным маслом, обливает компьютер. Костер ярко вспыхивает. Подбегает Мария с бутылкой жидкости для розжига, открывает ее и молча льет в костер. 

В кадре крупным планом только костер. Пламя разгорается сильнее, быстрее. (Ускоренное воспроизведение). 
*** 

Дымящиеся угли костра. Обгоревшие детали ноутбука. 
Камера отъезжает. Утро. 
Поодаль у озера заметно поредевшая тусовка. Кто-то одевается, кто-то умывается, кто-то вяло пакует рюкзак. 

По всей поляне двигаются муравьи-санитары различной специализации. Один из них подъезжает к затухающему костру и заливает его водой, другой перекапывает кострище, третий укладывает дерн. 
Из леса, озираясь, выходит Захар. Он подходит к озеру и окунает голову в воду – ему явно плохо. Нафыркавшись, он садится на камень, трогает разбитую губу, вытирает о рубашку руки, достает сигарету, осторожно пристраивает ее между разбитых губ, ищет зажигалку. Не находит, ищет глазами у кого бы прикурить. 

Зимма тихо плачет. Рядом с ней Мария, Толстушка, Худышка. 

Визаль стоит к ним спиной и нервно бросает в воду камешки. 

Ной увидел что-то на земле, наклоняется, поднимает, рассматривает. Это сломанные мойшины очки. 

Захар подходит к Ною с незажженной сигаретой. Ной как бы весь в себе, внимание его сосредоточено на очках. Захар смотрит на очки. 
Зимма: Боже бой, какой кошбар! Бедный Бойшека ! Деужели дельзя дичего предпринять?!! 

Визаль достает зажигалку, молча дает Захару прикурить, закуривает сам. 
Зимма: Ноюшка, ду, чего ты болчишь? 
Визаль (с сарказмом): Ноюшка, а Ноюшка, че ты молчишь! А? Ноюшка?!! 
(к Зимме и окружающим): Наш Ноюшка – человек чести! Он слов на ветер не бросает! Правда, Ноюшка? Он дважды не присягает! 
Зимма (высморкавшись): О чем это ты? 
Визаль: Он контракт подписал с букашками. Он слово дал!.. Букашкам о не разглашении кодов. И он держит свое гребаное слово! Это самый порядочный человек во Вселенной! Честь для Ноюшки превыше всего! Поэтому он сейчас палец о палец не ударит! Даже спасение друзей не является делом чести, если честь на кону! 
Ной: Заткнись! (Размахивается и бросает очки в воду). Я сказал "нет", значит – нет ! И вообще – ничего хорошего из твоей затеи не выйдет! Как ты не поймешь своей бараньей башкой, Йокселева мать, что система слишком надежно защищена? Тебя вчерашняя ночь ничему не научила?.. Противиться бессмысленно, только хуже всем сделаешь. Всем! 
Визаль: Значит - нет? 
Ной: Нет! 
Визаль: Ну и черт с тобой, чистоплюй хренов! Обойдемся! 

Из воды выползает на берег небольшой муравей. Он отряхивается от тины. В одной щупальце он держит мойшины очки. 
Электронный голос: Объект технократический. Утилизация. 
*** 

Морская гладь. На переднем плане сетка-экран, закрепленная на буях (такая же, как была на пикнике). Впереди небольшой остров. 
Вдоль сетки плывет небольшая надувная лодка. В ней Аха и Захар. Захар рулит, Аха осматривает в бинокль окрестности. Лодка проплывает мимо камеры и отправляется к острову. 

Остров. Протекает на первый взгляд обычная деревенская жизнь: домики, дорожки, сушится на веревке чья-то одежда, пасется коза, гогочут гуси, гуляют куры (или любая живность), постригается газон. 
Небольшой карьер-пустырь (вроде футбольного поля). Это приемно-транспортный полигон острова. В центре полигона находится транспортная кабина. Вокруг транспортной кабины выжженная изрытая земля, обломки механических муравьев: ноги, щупальца, корпуса, провода, микросхемы. Несколько дежурных неспешно сгребают это дело в мусорные мешки. Все, что не влезает, они разрезают автогеном (или пилят обрезными машинами). 
Один из дежурных: Глядите-ка, что я нашел! 

К нему подходят остальные, рассматривают находку. Это обломок корпуса муравья со встроенным огнестрельным оружием. Из обоймы высыпаются солидного размера патроны. 
Другой дежурный: Учатся козявки, борзеют. Надо бы Визалю показать. 
Внезапно раздается сигнал тревоги. Он исходит от транспортной кабины, при этом на ней мигают красные фонари. 
Первый дежурный: К нам гости! По местам! 

Все бросают инструменты и разбегаются в разные стороны, поднимаются по склонам карьера и занимают оборонительную позицию, т. е. залезают в доты, надевают каски, передергивают затворы, целятся. 

Голоса дежурных: 

Доложить о готовности! 
Четвертый готов! 
Второй готов! 
Третий готов! 
Первый на месте! 
Внимание! Прием гостей! 

Открывается транспортная кабина. 
Голос Пиотровского: У порога, видно, буду помирать - не пускаете домой родную мать! Вы че там, уснули? Отбой тревоги! Как поняли?!! 
Голос первого из укрытия: Отбой тревоги – чисто! Привет, Сашка! 

Из транспортной кабины выходит Пиотровский с большой коробкой, за ним выходит Худышка и смотрит по сторонам. 
Пиотровский: Ну?!! А хрена вы сидите? Кто-нибудь поможет нам разгрузиться? 

Пиотровский начинает вытаскивать всевозможную оргтехнику из транспортной кабины. 
Дежурные выходят из укрытия, начинают помогать. 
*** 

Один из домов острова. (Камера внутри помещения). Комнаты довольно просторные. Все помещения напичканы оргтехникой. За работой люди из конструкторского бюро. Среди них Визаль. Он выглядит неважно - под глазами синяки, видно, что он давно не отдыхал. Окна открыты. За окнами, естественно, деревенский пейзаж. 
Иона: Похоже, вычислить этот код невозможно – вариантов плюс минус бесконечность. Это бесполезный номер... 
Визаль (тихо с усталой хрипотцой): Я этого не слышал. (Поднимает глаза от компьютера). Договорились? (Закуривает, кашляет). Ищите (Кашляет). Мойшу. 
Иона: Но код не.. 
Визаль (перебивая): Я сказал: Мойшу! ( Кашляет.) 

Входит Пиотровский с коробкой, за ним Худышка. 

Пиотровский: Здорово, партизаны!!! (дежурным): Заносите! (Дежурные заносят коробки). 
Худышка: Хогошо устгоились! Пгиветики всем! 
Визаль: Привет, диверсанты! (Жмет Пиотровскому руку). Хвостов не было? (Пиотровский пожимает плечами). 
Сотрудники: 
Привет! 
Здорово! 
Пиотровский (рассматривая Визаля): У-уу, брат, художник! Так не годится! Пошли в баню. И хватит дымить - завонял весь остров своим табачищем поганым. В баню идем? 
Визаль (на секунду задумавшись): Пошли. (Сотрудникам): Коммутируйте. Мы вернемся через часик. 

Лирическое отступление, направленное к съемочной бригаде: 
Ребята, снимите, наконец, хоть вы баню по-человечески! До сих пор я видел в кино только жалкую имитацию парной: пара нет, сидят синие актеры, прикрытые простынями. В лучшем случае они обрызганы водой,. Чувствуется, что им противно, холодно и мокро. Опасно, конечно, в сыром помещении расположить аппаратуру, но можно ведь производить съемку через стекло, заменив, например, временно дверное полотно на стеклянное. И незачем заматывать актеров в простыни – просто не увлекайтесь съемкой гениталий, ну а ежели что и попадет в кадр – скадрируйте или вырежьте при монтаже. (Извините за занудство. Поехали дальше!) 

Визаль, Пиотровский и Худышка выходят из домика и идут по деревне. Навстречу им идут Аха и Захар. Подходят. Рукопожатия. 
Визаль: Ну, как там? 
Захар: Экран без повреждений. 
Визаль: Точно? 

Аха: Нет дырок новых. 
Визаль: Отлично. Отдыхайте. 

Расходятся. 
Худышка: Вот Аха, напгимег, живой? Живой. Он тоже из этих, из утилизигованных, пгавда? 
Пиотровский: Правда. 
Худышка: А Мойшу почему не оживили? 
Пиотровский: Не получается. 

Входят в деревенскую баню. Там не многолюдно. 
*** 

Парная. Пиотровский активно парит худышку. Визаль, засыпая на ходу, вяло бьет себя веником по колену. 
Визаль: А как поживает семейство нашего друга-чистоплюя? 
Худышка: Хгеново поживает. Ной пьет неделю, не переставая, курит. 
Визаль: Что? Ной курит?!! 
Худышка: Романа утилизиговали, вот он и того... (Пиотровскому): Ой! Полегче! 
Визаль (как бы очнувшись): Романа? Какого черта?!! Ведь он прошел их гребаную регистрацию! 
Пиотровский: Тогда прошел, а сейчас по новой не прошел. После потасовки на поляне, в его ожоге обнаружили какую-то злокачественную хрень, типа рака... 
Худышка: Это утилизация без газговогов… 
Визаль: Ну и что, не восстановить? 

Пиотровский: Восстановить-то можно… Только лучше какой-нибудь доожеговый вариант… Да сделаю, обычный алгоритм. Это ж тебе не Мойша - Ромку далеко спрятать не могли. Подкинь полтора ковшичка.. 
Визаль (поддает пару): Сделай поскорее, пожалуйста. И сразу сюда его... И Зимму успокой. 
Худышка (с улыбкой): Не надо-не надо таких погучений моему мужу.. У тебя самого это намного лучше получится. 
Пиотровский (шлепая веником худышку и приговаривая): А тебе откуда это знать? А тебе откуда знать. 
Худышка: Ой , остогожней! Жжет! 
Пиотровский: Ниче- ниче. Терпи . Сейчас отпущу тебе все грехи, потом и за Визаля примусь. А то сидит там, в низу, филонит. 

Пиотровский продолжает парить Худышку. Визаль что-то бормочет и засыпает. 
Крупный план – лицо Визаля. Параллельно затихающим ударам веника начинает звучать музыка. 
Видеоряд тоже миксуется: лицо Визаля растворяется в несущемся навстречу космосе. Впереди одна за другой возникают светящиеся точки (звезды), которые, приближаясь (увеличиваясь), превращаются в знакомых нам персонажей. Они произносят (размазанные реверсом реплики) и растворяются, сменяясь другими. 
Аха: Над возить крупу. Хорошо? Рис, гречку, горох, овес… Не до конфет. Над возить крупу... 
Мойша (с тазиком в руках): Ооо-ткуда ст ооолько воды? И чччч-то, вот так просто все з ааакончится? Все п ооогибнет?!! 
Ной (на бегу): Что значит этот ваш угол? Я слово дал. Что значит этот угол?!! 
Зимма (на бегу): Не бузи, дай людям отдохнуть по-человечески! 

За Зиммой несется муравей. 
Муравей: Объект технократического происхождения - утилизация. 
Визаль (бежит за муравьем): Ты че, обалдел, придурок?!! Она же живая!!! 
Зимма: Визаль! Визалюшка!!! 

Муравей хватает Зимму, бросает в утробу. Визаль взбирается на муравья, голыми руками отрывает ему какую-то антенну, этой же антенной колотит по корпусу. Звук от ударов Визаля получается не металлический, а характерный шлепок веника по телу. 

Из утробы муравья заигрывающий голос Зимы: Визаль! Визалюшка-а-а! 

Следующий кадр миксуется со сном. 
Визаль сидит-спит в бане на скамье, а Пиотровский, одной рукой придерживая его, чтоб не упал, дошлепывает его еще пару раз веником, затем намыливает Визаля. 

Худышка поливает Визаля водой из ковша – смывает мыло. 
Голос Зиммы из предбанника: Визаль! 

Визаль поднимает голову, открывает глаза. 
Открывается дверь, показывается Зимма. 
Визаль глупо улыбается и роняет голову. 

Свернуть