23 марта 2019  19:35 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Новые имена



Мила Суворина 


Поэтическое творчество Милы Сувориной привлекает, прежде всего, своей искренностью, лиричностью и глубоким проникновением, точным ощущением автором того, о чём пишет. Читатель найдет здесь и философские обобщения, и пейзажную лирику 
Мила Суворина (Людмила Майсурян-Пояркова таково настоящее имя автора) родилась на Урале в городе Копейске. Вероятно, было естественным и логичным, что девочка из горного края сказочника Павла Бажова, автора «Малахитовой шкатулки», приехала в Ленинград и поступила в Ленинградский Горный Институт, по окончании которого судьба определила Миле жить и работать в Эстонии в г. Иыхви (сланцедобывающая промышленность, система Госстандарта СССР). 
Стихи, как пишет сам автор, "случились" довольно поздно. Появились их публикации в местной газете, затем, в журнале «Радуга». Были и публичные выступления. Первый сборник стихов "Непонятно и сладостно быть..." вышел ещё в 1986 году. Сегодня читатель может получить более полное представление о творчестве Милы Сувориной, зайдя в Интернете на сайт «Стихи.ру». Позднее стихи Милы Сувориной были опубликованы и в в двух коллективных печатных сборниках из серии "Библиотека современной поэзии "Времена года. Осень 2009", стихи /Авт. - сост. Л. Кузьминская, Т.Воронцова, Н.Тихоненко/ и "Поют любовь вам ангелы-поэты..." Стихи о любви. 
Поздравляем автора с грядущим юбилеем и сердечно желаем новых творческих озарений.

Редактор отдела Поэзии Жанна Бурковская 

С ХРОМЫМ ПЕГАСОМ – ШУТКА 

Утихли шорохи 
соседей. 
Закрыли шторы 
быт чужой. 
С хромым Пегасом 
снова едем 
В волшебный мир – 
к себе домой… 

Но ведь какая 
незадача - 
Он с крыльями, 
но всё же конь. 
И у него болит 
копыто, 
А крылья опалил 
огонь. 

Вот ржанье 
оттого сердито. 
Да и ко мне 
забор грехов 
не впустит 
правильных стихов. 

Как конь, 
кнутами быта бита; 
в пыли 
иссохшее корыто; 
мечты 
хрустальные разбиты. 

Но, что поделать? 
В жизни сколах 
и нрав меняется, 
и норов. 

Оплачиваем дней 
грехи: 
Дух с хромотой – 
хромы стихи. 

МЕЖДУ ЧЕРНЫМ СВОИМ И БЕЛЫМ... 

Мы уходим не в землю, не в небо. 
Мы уходим в людскую память. 
Валерий Север-Чинёный ? 


Мы уходим не в землю, не в небо. 
Мы уходим в людскую память. 
Жизнь виски серебрит нам снегом. 
Мы уходим не в землю, не в небо. 
Между черным своим и белым 
Время птицей в полете тает. 
Мы уходим не в землю, не в небо. 
Мы уходим в людскую память. 
. . . . . . . . . . . . . . . . 
Между черным своим и белым 
Время птицей в полете тает, 
Сыплет колос зерном поспелым. 
Между черным своим и белым 
Зло с добром чашу жизни делят, 
Щедрый сад иль пустырь взрастает... 
Между черным своим и белым 
Время птицей в полете тает. 
. . . . . . . . . . . . . . . . 
Мы уходим не в землю, не в небо. 
Мы уходим в людскую память. 
26 мая 2010 

СЕТИ 

Ты – звезда путеводная. 
Как ни зови, 
Только это действительно 
Так. 

Нас опутали сети, 
Все в блёстках любви. 
И рассеялся внутренний 
Мрак. 

Сор – дневные заботы 
И быт, 
Всё по жизни плывёт мимо 
Них. 

Эти сети любви – 
Наш наивный мотив, 
Гармоничен, спокоен 
И тих. 

Знаю, здесь на Земле 
Никаких перспектив. 
И свиданья – короче 
И реже. 

Только вслед за отливом 
Бывает прилив. 
А последней уходит 
Надежда… 

МЕСТО ЛОБНОЕ 

И звездой путеводной нескромно назвать. 
Муза – странно звучит, неудобно. 
Это только слова, это просто слова. 
Ты – спасенье моё в месте лобном… 

Возвышенье, арена судилищ и драм, 
Место лобное – бесподобное. 
Для скучающих сплетниц – изысканных дам – 
Развлечение очень удобное… 

Я сама ненароком сюда поднялась – 
Оказалась у всех на виду. 
От отчаянья вдруг приоткрылась для глаз 
Да накликала злую беду. 

Осторожность – прекрасное свойство – 
Почему-то несвойственно мне. 
А доверчивость при неустройствах – 
Тонкий лёд на суровой волне… 

Мне звездой путеводной тебя не назвать. 
Муза – странно звучит, неудобно. 
Принимаю тебя как несчастья печать. 
Или счастья, что горю подобно. 

ОСВОБОЖДЕНЬЕ ИЛИ ТЕМНОТА, КАК ПОВЯЗКА... 

Темнота, как повязка, закрывала мой взор, 
Закрывала мой взор непосильной бедою. 
Груз неясной вины, непонятный узор – 
То укор, то укол, был всечасно со мною. 

Я умела уже, ни на что не надеясь, 
Ни на что не надеясь, не подняв головы, 
Проходить день за днём по пустынным аллеям, 
По пустынным аллеям и не слышать молвы. 

И не слышать молвы, трелей, щебетов птичьих. 
Проходить через жизнь свою словно во сне. 
Одиночество стало мне стражем привычным 
И впустить никого не хотело ко мне. 

В мою тихую жизнь прорывались событья, 
Прорывались событья только сказками рун. 
А душа не решалась покинуть укрытье 
И не слышала звуков настойчивых струн. 

Появленье твоё приняла за виденье. 
За виденье в ночи лучезарного дня. 
И впервые тогда я услышала пенье – 
Я услышала пенье в душе у меня. 

Звал пойти за собой тот напев безыскусный, 
Тот напев, словно ветер, тревожил Судьбу. 
И душа поддалась, и, свободна от грусти, 
Без тревог и сомнений прекратила борьбу. 

Черный плен отступил, сбросив цепкие руки. 
Сбросив цепкие руки со сверкающих крыл. 
Порвалось и опало покрывало разлуки. 
Ветер свежий и сильный клочья вдаль уносил. 

ХОЛОДНОЕ ЛЕТО 

День впустую прошел – 
Предавалась безделью. 
Ничего не хочу, 
На душе непокой. 

А за окнами дома – 
Не снега и метели. 
А за окнами дома – 
Лето, дождик косой. 

Это лето скорее 
Похоже на осень. 
В это лето мне жить 
Без тебя, без тебя. 

Высока и темна 
Неба звездная просинь, 
И молчит тишина – 
Ледяная стена. 

Это лето пройдёт, 
И за зимними далями 
Солнце жарко растопит 
Голубые снега. 

Снова реки, ручьи 
И росинки хрустальные 
Потекут – побегут, 
Унесут холода. 

Это лето пройдёт. 
Канут в прошлое горести. 
А весною опять – 
Солнца полон зенит. 

И забудем мы прежние, 
Давние повести, 
И другая мечта 
От беды охранит… 

Это лето холодное, 
Это лето короткое 
Всё дождями – слезами 
Скоро выплачу я. 

И опять будет греть, 
Незаслуженно, может быть, 
Прошлогодняя, зимняя 
Сказка твоя… 
05 июля 1996 

ОСЕННЕЕ ЛЕТО 

Какое осеннее 
выдалось лето. 
Где тёплые сумерки, 
росы рассветов? 
Дожди и дожди. 
И туман кисеёй. 
Какой-то рассеянный 
дождь над водой 
рассыпал каракули 
крупными каплями. 
А может быть, добрые 
ангелы плакали, 
вздымая в бессилии 
крылья и руки, 
жалея людей 
за страданья и муки? 

ТУЧИ НА ПРОСУШКЕ 

Господь повесил тучи на просушку. 
С них, плохо выжатых, всё капает вода. 
День нахлобучил шапку на макушку. 
Пол-лета длится эта ерунда. 

Плохо тучи постираны – серые. 
Не хватает глазам облаков, 
Чьей-то взбитых рукою умелою, 
Белоснежных пуховиков. 

НЕОЖИДАННЫЙ ДОЖДЬ В ЛЕСУ 

Ветер шорохом листьев с небес 
Вдруг обрушивался на лес. 
Потемнело. Из взбухшей тучи 
Грустно вылился дождь плакучий. 

Всё живое попряталось в норы, 
В корни старых деревьев, в щели. 
Сразу щебет умолк — то птицы, 
Присмирили свои свирели… 

Дождь старался вовсю. Но солнце, 
Отыскав между туч оконце, 
Вновь на землю послало лучик. 
Поворчав, улетели тучи. 

Следом мрак уполз, посрамлённый. 
Лес встряхнулся, в себя влюблённый, 
Посвежевший и обновлённый, 
Щедро щебетом награждённый. 
1989 

ВПЕЧАТЛЕНИЯ. ВЕЧЕРНЯЯ ПРОГУЛКА 

Осенняя весна. 
Каким же будет лето? 
Лишь осень яркая – 
Как праздник средь беды. 
Потом придёт зима – 
Холодный блеск рассветов, 
Искристые снега, 
И снов цветных сады… 

*** 
Слышу музыку 
Капель и крыш, 
Вижу серых 
Дождей полотно. 
Нынче всё этой 
Странной весной 
И судьбой 
Мне в награду дано. 
3 апреля 2009. 


РУСАЛОЧЬЕ ЛЕТО 

Разметало русалочье лето 
Волнокудрые косы дождей 
В жемчугах несказанного света, 
В аметистах лиловых ночей. 

Утром росы алмазною крошкой 
Украшают любой стебелёк, 
Завиток акробата-горошка 
И настурции жар-огонёк. 

И хотим мы, как в детстве когда-то 
Убежать босиком далеко. 
А потом, не пугаясь расплаты, 
Пить из кружки большой молоко. 

Разметало русалочье лето 
Волнокудрые косы дождей 
И охотно мы верим в приметы, 
Превращаясь немного в детей. 
2009 

КОКОН ЛЕТА 

Сплёлся солнечный кокон лета 
Из невидимых паутинок, 
Из росинок-искринок света, 
Радуг крылышек стрекозиных. 

Из тепла на лесных полянках, 
Стрекотанья цикад, полётов 
Лёгких перышек в поднебесье, 
Их чудесных, раздольных песен. 

Дуновения нежных ветров 
Поднимают пургу пушинок 
И мельчайшие парашютики 
Оседают на лист кувшинок. 

Голубое высокое небо 
Редко хвалится серым платьем 
Лепестки цветов ароматных 
Так игриво зовут в объятья… 

В ПУСТОТЕ 

Ты ушел. Меня оставил 
В леденящей пустоте. 
Окружают. Окружали. 
Неплохие, да не те. 

Как клеймо любовь оставил. 
Принадлежность обозначил. 
Я не сетую. Но, право, 
Ничего одна не значу. 

И ничто не может сдвинуть, 
До конца земной дороги – 
Не покинуть, не покинуть 
Мне кольца былой тревоги. 

Прозой жизни, пылью быта, 
Хоть боса, но не покрыта: 
Защищает лет немало 
Ткани прошлой покрывало. 

Сквозь протёртости, прорехи 
Различаю света вехи. 
Раньше их не замечала, 
А теперь вот, осознала. 

Жизнь проходит где-то рядом. 
Иногда подарит взглядом, 
Иногда добавит яда. 
Я в сторонке. Всё, как надо… 

Ты ушел. Меня оставил 
В леденящей пустоте. 
Окружали. Окружают 
Неплохие, да не те… 

ЖИТЬ ОБЯЗАНЫ - КОМЬЯ ПЛОТИ... 

Вечер залит страстей багрянцем. 
Строй их плотен, объятья туже. 
Глянца глади – протуберанцев 
След палящий – вселяет ужас. 

Жить обязаны – комья плоти 
С непонятным уменьем мыслить. 
Наши ноги в земле, как корни. 
Наши взгляды - алкают истин. 

От дождей защищают крыши. 
От сомнений – надежда выжить. 
Если нет – расторопный плотник, 
Зная дело, сколотит гробик. 

Время зернышки обмолотит. 
А судьба в муку перемелет. 
Ожиданья кусок проглотят. 
Что поможет нам? Что изменит? 

Остывает страстей багрянец. 
Поглощается вечер ночью. 
Продолжается странный танец - 
Но всё уже круг, срок — короче... 
28 марта 2010 

И ДВОЙНОЙ ТРИОЛЕТ (В ДОПОЛНЕНИЕ): 

Наши ноги в земле, как корни. 
Наши взгляды – алкают истин. 
Непонятные плоти комья – 
Наши ноги в земле, как корни... 
Прорастают травою кости, 
Но взлетают в иное мысли. 
Наши ноги в земле, как корни. 
Наши взгляды все жаждут истин. 
. . . . . . . . . . . . . . . . 
Прорастают травою кости, 
Но взлетают в иное мысли – 
Здесь смешалась любовь со злостью. 
Прорастают травою кости – 
Испытанья даются тростью, 
Очищением от корысти. 
Прорастают травою кости, 
Но в иное взлетают мысли... 
19 апреля 2010 

ЛЕТО, ЛЕТО... 

ИЮНЬ 

Звенящая краса лугов 
В разливе буйного цветенья! 
Меня ты восхищаешь вновь, 
Окутывая лёгкой тенью, 
Даря с изысканнейшей ленью 
Прозрачной капелькой хмельной – 
Раздольной соловьиной трелью. 

ИЮЛЬ 

Синь-купол! Солнце золотое! 
Как драгоценен каждый миг! 
Слаб человеческий язык, 
Чтоб чудо выразить простое. 
Как летним днём высок зенит! 
Великолепен мир в июле – 
Все вместе вдруг цветы вздохнули 
И в выси аромат бежит… 

АВГУСТ 

Изменились краски лета. 
Пыль дорожная устала, 
И на лёгких крыльях ветра 
Подниматься перестала. 
Желтизной поля покрылись 
И осколками рассветов 
Росы в травах заискрились – 
Закачалось море света. 

ГРОЗА НА ОЗЕРНОМ БЕРЕГУ 
(сонет) 

Ворча и редко полыхая, 
отряхивая прах брызгучий, 
гроза неспешно отступала. 
За ней – полупустые тучи. 

Настоянный на травах воздух 
сгущался облаком парным, 
давая телу ласку, отдых, 
питая духом озорным. 

На берег озеро катило 
ленивых волн игривый шелк. 
Лесную чащу огласила 
симфония, где свист и щёлк. 

Здесь радость жизни, без сомнений, 
Вершил природы дивный гений. 
15 июня 2009 

СТРУЙ ДОЖДЕВЫХ ПРОЗРАЧНАЯ МЕТЛА... 

Струй дождевых 
прозрачная метла 
всю ночь мела, 
в сердцах, по тротуарам. 
Раскладывала лужи-зеркала, 
дорогу преграждая 
мокрым парам. 
Шальное небо 
в клочьях рваных туч 
под утро отразилось 
в тех осколках. 
А воздух от озона – 
чист, летуч! 
Восторг в душе мелодией, 
всполохом 
возник внезапно. 
Ласковые трели 
природных 
Самоучек-менестрелей 
звучали, крепли, 
уходили в выси 
и гнали прочь 
ночных туманов мысли. 
июнь 1991 

ЗАЧЕМ НУЖНЫ НЕБЕСНЫЕ ПОТОКИ... 

Нет серых, скучных дней, 
Лишь видеть не умеем 
Мерцанье света 
Из-за плотных штор: 
Днём тучи от Земли 
Лишь прикрывают небо. 
Над ними длится 
Солнечный простор. 

*** 

Над городом ленивая гроза: 
Так, что-то погромыхивает где-то. 
Дождя прозрачная, унылая слеза 
Полощет, не спеша, остатки лета. 

Зачем нужны небесные потоки? 
Какое зло смыть послан нудный дождь? 
Как одолеть порочные истоки, 
Что унесёт людскую боль и ложь? 

*** 

Чисто вымыты крыши домов – 
Щедрый дождь поливал, не жалея 
Ни стараний своих, ни воды. 
Даже речку устроил в аллее 
И по горло наполнил пруды… 

ВОДОПАД 

Скалы вздымались 
Отвесной стеной. 
Перистой пены 
Поток молодой 
Крыл их и светлой 
Венчал полосой. 
И низвергался, 
В укутанный тенью 
Древних деревьев 
Овраг, как в спасенье. 

ИЮНЬСКОЕ ЧУДО 

Странный шквалистый дождь 
с сильнейшим градом 
обрушился сегодня вдруг. 
Совершенно вдруг… 
12 июня 2008г. 

Задремала. Очнулась от гуда, 
Полногрудого гуда небес. 
Среди лета исполнилось чудо – 
Поседел в одночасие лес, 
Груды града скопились на крышах, 
На дорожках, у края куртины. 
Будто кто-то, рассерженный тишью 
Вылил вёдра белил на картины. 

Вот такое капризное лето: 
То пожары, то буйство воды… 
И невольно поверишь в приметы, 
Глядя в белые эти сады. 

ЛЕТНИЙ ЛИСТОПАД 

От ветра небывалой силы 
Зелёный летний листопад, 
Пожалуй, девять дней подряд 
Над нашим городом носило. 

Деревья кланяться устали, 
Просить беспомощно пощады 
И устилали, устилали 
Дороги данью листопада. 
* * * 
Внезапно шквал воды небесной 
Обрушился с победным гулом. 
Кусты согнулись и деревья, 
Затрепетав перед разгулом… 

* * * 

Потом наступила 
небывалая полнейшая тишина. 
Ветер просто исчез. 
Не стих, а именно исчез, 
растворился, пропал… 
Не шевелились не только ветки – 
ни один листочек не шелохнулся. 
Даже капли 
не смели падать. 

ПОТЕРЯЛОСЬ ЛЕТО 

Потерялось лето. 
На пороге август. 
В августе у неба 
Не хватает сил. 
И спадают звёзды, 
Как цветы со стеблей, 
Будто их небрежно 
Кто-то подкосил. 

И земные травы 
Высохли, пожухли. 
Их уже не тешат 
Бриллианты рос. 
От порывов ветра 
Клонятся пугливо 
Да страшатся дальней 
Перебранки гроз. 

Потерялось лето, 
Но ещё не осень. 
Радости осталось 
На последний шаг. 
Силы попрощаться 
И себе попросим, 
Ибо что случилось – 
Всё не просто так… 
Англия, лето 2008 


В ГЛУБИНКЕ 

Светлый день, 
Он радостью окутан, 
Соткан весь 
из зелени садов. 
Умиротворённость 
тихих улиц 
скромных 
деревянных городов. 

За прикрытыми 
ставнями 
полумрак с дремотой. 
Где-то в прошлом 
оставлены 
суета, непокой. 

ВЕЧЕР ОСЕННИЙ 

Лучший подарок – 
Печален и ярок 
Вечер осенний. 
Он – как полушалок 
В искристых красках, 
Багряных и алых. 
Лёгким и нежным 
Ветра касаньем 
Плечи ласкает. 
Прохладны, 
Как льдинки, 
Радужных кружев 
Кружат паутинки. 
Листья скрывают 
Дорожки, куртинки. 
И не пустуют, 
Заждавшись, корзинки. 

ЖЕЛАНИЕ 

Жить и жить в ещё красивой осени – 
благодатной осени даров, 
с паутинками серебряными проседи, 
в ласковости тихих вечеров. 

КАРТИНКИ СЕНТЯБРЯ 
Снова милой осени картинки. 
Мелкий дождик. Ласковость парной. 
Жёлтый лист на тонкой паутинке 
Плавно раскачался надо мной. 

*** 

Бусинки дождинок 
На ветвях повисли. 
Осени-кокетки 
Нежное монисто. 


ДОЖДЬ И БОМЖ 

А за окном шли – дождь 
И мокрый, старый бомж. 
Бомж был мокрей, чем дождь. 
Такой же бесприютный, 
Ненужный, жалкий, неуютный. 

Всем наплевать, что у бомжа 
Промокли тело и душа. 
Что встал с утра не с той ноги. 
Лишь в снах пекутся пироги, 
Проснешься – требуют долги. 
От водки высохли мозги, 
Боль крысою грызет виски – 
Всегда есть повод для тоски. 

А тут еще дожди, дожди... 

НЕДОСКАЗАННОЕ... 

...и никому не стоит 
объяснять, как ты живёшь, 
зачем и почему 
в твоих бессонных окнах 
по ночам 
не угасает одинокая свеча 
и тонкий луч — как мостик 
через тьму. 
. . . . . . . . . . 
когда-нибудь уйдёшь 
ты по нему... 

ДЕВУШКА И МЕТЕЛЬ 

И летели, и летели 
В поле белые метели. 
Засыпали снегом путь, 
Не проехать, ни свернуть. 

У морозного окна 
Плачет девушка одна 
И винит она метель – 
Холодна её постель. 

Ждёт давно: не скрипнет дверь, 
Вдалеке не плачет зверь. 
Лишь сверчок выводит трель 
Да разлучница метель. 

"Вьюга-злыдня, уходи! 
Дай прильнуть к его груди. 
Улетай куда-нибудь! 
Дай на милого взглянуть. 

Дай на милого взглянуть, 
В поцелуях утонуть. 
Сколько можно дуть и дуть? 
Доброй стань, ну хоть чуть-чуть" - 

Долго девушка молила 
Слёз немало пролила. 
На подушку опустилась 
Молодая голова… 

Но проснулась. Сладкий сон 
Не прервался — вот же он! 
На порог ступил едва. 
В окнах — неба синева. 

Спит метель. Любовь права! 
20 марта 2010 

В ОДИНОЧЕСТВО – КАК В СЧАСТЬЕ... 

Случалось иногда, а, впрочем, часто: 
Я в одиночество бежал 
Как в счастье. 
С головой нырял. 

В нем находил незримое участье 
Высоких сил. 
И мудрости печаль 
Ко мне спускалась лёгким одеяньем 
Волшебных крыл. 
И нежный дух витал, 
Утешивал, дарил забвенье 
От гулкой тяжести забот 
Земного тел столпотворенья, 
Цепей унылых постоянства, 
Где злоба дум, как трасса пуль, 
Изрешетившая пространство 
Обычной жизни, бытия... 

И вот, в нём корчится сознанье 
Без радостей в сиянье дня, 
В силках, безумия капкане... 

Случалось иногда, а, впрочем, часто: 
Я в одиночество бежал 
Как в счастье... 
17 мая 2010 

НАШИ ВОРОНЫ ОСТАЛИСЬ БЕЗ КРОВА 

Ватманом серым – ноябрьское небо. 
Чёткая графика голых ветвей. 
Стайка ворон притулилась несмело 
В позах согбенных ненужных гостей. 

Год этот выдался птицам тяжелый – 
Старые гнезда, которым уж век, 
С сердцем беспечным и с лёгкой душою 
Вмиг разорил изувер-человек. 

Птиц человеку обидеть нетрудно. 
Остры, прожорливы зубья пилы. 
Техника – сила, работали дружно. 
Утром убрали, как трупы, стволы. 

Вьются тревожно всю осень вороны. 
Ищут приюта вещуньи скорбей. 
Наши вороны остались без крова 
Милостью добрых и умных людей... 

НЕ ТРАТЬТЕ ЖИЗНЬ ПО ПУСТЯКАМ 

Отбрасывайте груз печалей. 
Не тратьте жизнь по пустякам. 

Судьбы неясные скрижали 
Туман окутал в дальних далях – 
Их не прочесть убогим нам. 
Жизнь в срок свершится, и с вершины 
Уроков всех прошедших лет 
Увидим всё: грехов руины, 
Хитросплетений паутины, 
И камнепады, и лавины, 
Теснин ревущие стремнины, 
И редких дел благих равнины. 
Как заповеданный обет – 
Любви, надежды, веры свет 
Оставим им, идущим вслед... 

Не тратьте жизнь по пустякам. 
Отбрасывайте груз печалей. 
09 апреля 2010 

РОНЯЕТ ВЕЧНОСТЬ КАПЛЯМИ МГНОВЕНЬЯ... 

Роняет Вечность каплями мгновенья – 
сухими каплями себя теряет Время. 
Шершав их шорох. 
Пылен их покров. 

Себя оно теряет, уменьшаясь, 
Пусть даже бесконечна Вечность – 
для нас, пылинок, в этом проку нет- 
он короток, наш долгий-долгий век. 

Но много зла содеет человек! 

Одно лишь оправданье – та сердечность, 
единственный, редчайший дар тому, 
кто вельми слаб и также быстротечен, 
ведь странный бег бессмыслен и конечен. 

И в этом оправдание ему... 
05 февраля 2010, пятница, 15:05 

СПАСИТЕЛЬНАЯ ЦЕПЬ 

Меня на цепь неплохо б посадить, 
и чтоб до компа эта цепь не доставала. 
А вдруг она мою умерит прыть 
и на слова наложит вето жало? 
(Написалось по навязчивой идее 
моей ближайшей соседки Т.В.З.) 
апрель 2010 

У ВДОХНОВЕННОГО ПОЭТА - ШУТКА 
ТРОЙНОЙ ТРИОЛЕТ 

Как навести порядок в беспорядке? 
Как навести в неприбранности лоск? 
Слова в клочках! Добро бы, хоть в тетрадке! 
Как навести порядок в беспорядке? 
Стихи растут, как сорняки на грядке, 
и на столе и под столом — хаос! 
Как навести порядок в беспорядке? 
Как навести в неприбранности лоск? 
. . . . . . . . . . . . . . . . 
Стихи растут, как сорняки на грядке. 
И на столе и под столом — хаос! 
Взлетели и рассыпались закладки. 
Стихи растут, как сорняки на грядке. 
Поэт перо кусает в лихорадке, 
то в жар его кидает, то в мороз. 
Стихи растут, как сорняки на грядке. 
И на столе и под столом — хаос! 
. . . . . . . . . . . . . . . . 
Поэт перо кусает в лихорадке, 
то в жар его кидает, то в мороз. 
Слова и мысли в постоянной схватке. 
Поэт перо кусает в лихорадке – 
гарцует по брусчатке на лошадке 
рвёт душу, сердце, нервы на износ... 
Поэт перо кусает в лихорадке, 
то в жар его кидает, то в мороз. 
29 апреля 2010 

ЖИЗНЕННЫЙ ПАСЬЯНС 

У каждого свой жизненный пасьянс, 
Свои валеты, дамы, короли. 
Посуда – серебро или фаянс 
И заморочки – каждому свои. 

У каждого печали или смех 
Окрашены в различные тона. 
У каждого немеряно прорех 
И горя от неслабого ума... 

И каждому – раскуренный кальян 
Приносит наслажденья не скупясь, 
Ведь каждый был хоть раз мертвецки пьян 
Или имел сомнительную связь... 

У каждого пылит своя дорога. 
Там камни преткновения свои 
Но все надеются на милость Бога 
И каждый вожделеет о любви... 

У каждого из нас свой жизненный пасьянс. 
30 марта 2010 

ЛЮБЛЮ СТИХОВ МЕТАМОРФОЗЫ 

откинув путы пресной прозы 
рифмую слезы и морозы, 
и близкой старости угрозы. 
бурьян сплетаю и мимозы, 
на море штиль и в вазе розы. 

в моих стихах пасутся козы, 
колышат крылышком стрекозы. 
пылят чумацкие обозы, 
под солнцем зреют чудо-лозы, 
качая гроздьями глюкозы. 

мальчишки, не боясь занозы, 
на сосны лезут и березы. 
а девы в распрекрасных позах, 
вкусив изрядно нужной дозы, 
впадают в розовые грёзы... 

и не манят меня призы, 
тузы, хрустальные тазы. 
и не страшат врачей прогнозы: 
люблю стихов метаморфозы! 

СБЕЖАЛИ НОТЫ 

В квартире – драма: 
Не учит гаммы 
Андрей в субботу, 
Сбежали ноты. 
Галина Ильина 5 

Сбежали ноты: – Даёшь субботу! 
Такой случился парадокс: 

Поймав попутное ландо, 
сбежала первой нота ДО. 
(стащив при этом валидол!) 

За ней в блескучей мишуре 
и с сигаретой — МИ и РЕ. 
(давно хотелось в кабаре!) 

А ФА и СОЛЬ — на антресоль, 
жевать полезную фасоль. 
(согнав с «насеста» злую моль!) 

Свободы жажду утоля, 
развеселилась нота ЛЯ. 
(стрельнув удачно три рубля!) 

Осталась дома нота СИ. 
(ей просто не хватило сил 
уйти от банки иваси!) 
05 марта 2010 

ВОСТОРЖЕННЫЙ ПОЭТ 

А он украдкой, 
в тиши, с тетрадкой, 
КАРАНДАШОМ, 
всё ловит строчки, 
как рыбок кошки – 
на коготочки. 
И на крючочки, 
там, в уголочке, 
цепляет строчки. 
А на цепочки — 
посадит прочно 
тире и точки. 
А что упало – 
то в лоскуточки, 
чтоб не пропало, 
уложит срочно 
в рядочки точно, 
без заморочки: 
Не стащат «кошки» 
улов урочный... 
Сел на окошко 
И бьёт в ладошки: 
КАК ХОРОШО!!! 

ОРУТ БЕЗУМНЫЕ КОТЫ... 

Забыты зимы в снегопаде, 
в его мерцающем наряде. 
Переменились темы снов – 
весь мир настроен на любовь. 

Орут безумные коты, 
меха взъерошив и хвосты. 
Проснулась живность и скоты – 
давно подводят животы. 

Собаки лают на Луну, 
взрывают сон и тишину – 
Все так приветствуют весну! 

И я уж больше не усну. 

ОНИ НЕ ОТКРЫВАЮТСЯ БЕГУЩИМ... 

Мои стихи не для «широких публик». 
Не нужен им высокий пьедестал, 
Багет шикарный вычурнейших рубрик 
Предметом вожделения не стал. 

Они просты и лишь обозначают 
Пунктир-итог обычнейшей судьбы. 
Посильно доброе от злого отличают 
Без лишних слов ненужной городьбы. 

Они не открываются бегущим. 
Внимательный им нужен глаз-алмаз. 
Спешите, господа? В иные «кущи» 
Вам добрый путь тогда и добрый час! 


ОНИ И ТОЛПА 

Фигляры, клоуны, шуты - 
Помостьи, балаганьи детки. 
И к ним примкнувшие, просты, 
Наивны в чистоте - поэты. 

Наедине перед толпой, 
На месте неприкрытом лобном 
Своей делились простотой. 
Без ложной скромности, подробно. 

Толпа внимала им, презрев. 
Одновременно, в спеси злобной 
Судить отважась. Их напев 
Смакуя, питию подобно. 

Но находилась, пусть одна, 
В толпе зевак душа иная, 
Что дар протянутый брала, 
До срока в далях исчезая. 

В надежде этой дорогой 
Творят, живут, шуты, поэты 
И без защиты броневой 
Сердец и душ их песни петы… 
9 октября 2007г. 

НЕ В СИЛАХ ВЫРАЗИТЬ СЛОВА... 

попроще изъясняться, 
современней, 
с приправой грубости 
не стану, не смогу. 
ведь прошлое мое 
в сетях забвенья 
покоится 
на дальнем берегу. 

на дальнем берегу 
воспоминаний, 
мечты неисполнимой 
и надежд. 
там горизонт – мираж, 
слова признаний – 
клочки, обрывки 
белые одежд… 

фигурка одинокая 
со взглядом, 
печальным взглядом, 
устремлённым вдаль. 
и – рокот волн, 
в котором мне отрадой 
то ль слышится, 
то ль чудится рояль. 

мешают жить 
понятнее и проще 
навязчивые 
приступы тоски. 
на свет души 
слетаются всё чаще 
из прошлого 
цветные мотыльки. 

не в силах выражать 
слова простые, 
те что избрал 
неромантичный век, 
душ заплутавших 
ценности иные 
нуждался в коих 
прежний человек. 

*** 

не стану угождать 
желаньям многих, 
не опущусь 
до «положенья риз». 

«не светит» популярность 
мне в итоге? – 
таков мой выбор, 
принцип мой, «каприз»… 
2007 

Свернуть