22 марта 2019  21:23 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Поэты Санкт-Петербурга

 
Дмитрий Улахович
 

Поэт и прозаик УЛАХОВИЧ Дмитрий Андреевич. Родился 26 июля 1939 года в Ленинграде. Житель блокадного Ленинграда.После окончания школы учился в ленинградском техническом училище № 9 при заводе им. Карла Маркса, где, затем, работал токарем в экспериментальном цехе. 
С1958 по 1988 г.г. служил в вооружённых силах. 
В 1972 году окончил Военную академию связи им. С. М. Будённого. Кандидат технических наук, доцент. В настоящее время доцент академии связи. 
Первая публикация — очерк в газете «Смена» в 1957 г., 
первая публикация стихов — в газете «Политехник» в 1958 году. 
Стихи, рассказы, очерки публиковались в газетах, журналах, коллективных сборниках, в том числе и за рубежом: в Китае, Шанхай – 2003; в США, Нью-Йорк – 2007. 
Автор пяти поэтических сборников и двух книг прозы (романа и сборника повестей и рассказов). Член Союза писателей России с 1998 года. 
Особенно хороши лирические стихи автора о любви и природе. 
2009 год был юбилейным для Дмитрия Андреевича Улаховича. Ему исполнилось 70 лет. Хочется пожелать поэту творческих успехов. 
                                                                                                                                                  Редактор отдела Поэзии Жанна Бурковская 

ДМИТРИЙ УЛАХОВИЧ 

* * * 
Тропа среди ромашкового рая 
Взялась вести туда, где налегке 
Озёрной рябью весело играя 
Яснеет даль, вся в соснах да ольхе. 

Там видится: у самой кромки леса 
Веслом рыбак размашисто взметнул. 
Ответом зазвучали птичьи пьесы, 
Ядрёный ветер вдоль тропы дохнул. 

Аукает кукушка в чётком ритме, 
Из ритма слово новое творя. 
А это даль приветно говорит мне: 
Смотри, любуйся мною, я – твоя. 

АВГУСТ 

Когда с рассвета крупною росой 
Остывший август сдержанно блистает, 
На счастье наше добрый лесовой 
Серебряные нити запускает. 

Трепещут нити, вьются на лету, 
Алеют и в душе рождают жалость: 
Ну, где ещё увидишь красоту 
Такую, что от лета нам досталась. 

И шепчут солнцу травы: «Погоди, 
Не оставляй без тёплого уюта…» 
Уходит август – лето позади, 
И близится заветная минута. 

Мгновение – и август, как в кино, 
Ажурным подвенечьем одаряет; 
Расшито звёздами и соткано оно 
Из нитей невесомых, и сверкает. 

Но отчего ж нам грустно так и сладко? 
Единственная вечная загадка. 

* * * 
Под свежим ветром сохли тротуары, 
Играл сквозняк хлопушками дверей. 
Пробившиеся к городу стожары 
Мигали строю сонных фонарей. 

И насмерть безрассудно с ветром билась 
В глухих углах таившаяся гарь. 
Всё легче и свободней становилось 
Дышать, мечтать и мыслить, словно встарь. 

И словно встарь, ушедший день венчая, 
Урочный час украдкой подступал, 
Когда одна раскованность ночная 
Под лад природе правит вечный бал. 

* * * 

Кругом лишь выдумки да враки, 
Да день и ночь идёт возня, 
Переходя в безумство драки, 
За обладанье всем и вся. 

Но кто изменит цвет фиалки, 
Резьбу древесного листа? 
Не оттого ль столь трудно, жалко 
Коснуться чистого листа? 

Не оттого ли в мысли страстной 
Жизнь без остатка сочтена? 
Но даже мысль нам не подвластна – 
Над нами царствует она, 

Нам дни и ночи как придётся 
Нагромождает торопясь: 
Того гляди, что оборвётся 
Меж ними искрящая связь… 

Другая вспыхнет мысль над нами, 
Природной истине верна, 
Чтоб вновь была другими днями 
Другая жизнь сотворена. 

ПАРИЖСКИЙ ТРИПТИХ 
Андрею и Ирине 

МОНМАРТР 

Как хорошо, когда бы в марте 
Мне довелось в Париже быть. 
Провёл бы март я на Монмартре, 
Чтоб скуку марта поразить. 

Но всё пришлось на август спелый, 
До блеска вымытый дождём, 
Когда легко душе и телу, 
И близок дальний окоём, 

Когда влечёт в пылу азарта 
Туда, где не летает стриж, 
Смотреть с вечернего Монмартра 
На весь блистающий Париж. 

И там, среди сплетенья улиц, 
Что окружили сеткой холм, 
В разноязыкий шумный улей 
Войти, как входят в добрый дом. 

Войти, легко бродить по кругу 
Вина, мольбертов и картин, 
Где на уныние и скуку 
Наложен вечный карантин. 

КРИК 
(Музей Родена, Париж) 

Хлестал по стёклам дождь, но в зал 
Свет излучали изваянья. 
Внезапно сам я осознал 
Пространства нервное стенанье. 

От входа слева, как сова, 
Забилась в полутёмный угол 
Всклокоченная голова 
На шее, вытянутой туго. 

Глаза прикрыты, скомкан лик. 
И рот в упрямом натяженье — 
И непрерывный льётся крик, 
Окаменевший при рожденье. 

Сквозь толщу стен и прочность крыш 
О чём, к кому, Роден, взываешь?! 
Не докричаться, а — кричишь, 
Устал кричать, но — продолжаешь?! 

СЕН-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЕ-БУА 

Подан автобус зеркальный – 
В небе, казалось, паришь. 
Нас провожал беспечальный, 
В меру дождивший Париж. 

Мчались по улицам чистым. 
Нас неудержно звала 
Русских изгнанников пристань 
Сен-Женевьев-де-Буа. 

В скорбном прибежище этом 
Стал излагать по слогам 
Русский с французским акцентом 
Нашу историю – нам. 

Как здесь печально-красиво! 
А имена, имена!.. 
Вечная слава России, 
Гордость её и вина. 

Это она их взрастила, 
Горьких, но всё же своих. 
Как здесь они без России? 
Как там Россия без них? 

Как? Да в труде и в печали 
Мучась, сражаясь, борясь, 
Всё начинает сначала 
С новым царём всякий раз. 

Мокрые камни я трогал, 
Словно кругом виноват, 
Что за родимым порогом 
Русские люди лежат, 

Воинский крест над могилой 
Бунину лишь возвела 
Символом чести и силы 
Сен-Женевьев-де-Буа. 

Чувствую, верю: поднимет 
Истина знамя своё. 
Здесь я – Россия пред ними. 
Здесь я – посланец её. 
Помнит, как нас ни косили, 
Русское сердце всегда 
Скорбную участь России, 
Горькую гордость России, 
Вечную славу России 
Сен-Женевьев-де-Буа! 

У НАС В РОССИИ 

А у нас в Росси 
Лето заблудилось. 
Травы запросили 
Солнышка на милость. 

Льют дожди косые 
Днями и ночами. 
Бегают босые 
Дети под дождями. 

Тысячами блёсен 
Ива серебрится, 
Гладит длинны косы 
Быстрая водица. 

Сонная осока 
В небеса глядится: 
Вьётся там высоко 
И поёт синица… 

…А у нас в России 
Льют дожди косые, 
Ива серебрится 
И поёт синица. 

РУЧЕЁК 

Неширокий, неглубокий 
Ручеёк поит луга. 
Остролистая осока 
Охраняет берега. 

Он течёт неторопливо, 
Огибает каждый куст. 
Наклонившаяся ива 
Воду пробует на вкус. 

Серебром вода играет, 
По-над камушком журча. 
Лишь порою отрывает 
Ветер иву от ручья. 

«Ты одна моя зазноба 
На моём лихом веку. 
Скрась его!» 
Но ива снова 
Припадает к ручейку. 

Неширокий, неглубокий 
Он поит свои луга. 
Остролистая осока 
Охраняет берега. 

ЛЕТНИЙ САД 
(два стихотворения) 

1. У ЛЕТНЕГО САДА 

Всегда светло в тени Большого Сада – 
Покоем дышат травы и листва, 
Где строгою и царственной оградой 
Без устали любуется Нева. 

И дедушка Крылов, насмешник умный, 
В кругу друзей 
смеётся над толпой. 
Безумцы — 
новоявленные гунны — 
Глумятся над скульптурой вековой. 

И воздух сам — 
одни метаморфозы 
Величия и низости… 
Но вот 
Спасает нас 
от пагубной угрозы 
Один 
крылатки пушкинской 
разлёт. 

2. АКВАРЕЛИ ОСЕНИ 

Памяти лебедей 
Василисы и Василия 

Акварели осени 
Сотни лет подряд 
Вдоль Фонтанки россыпи 
Сыплет Летний сад. 

И чеканкой медною 
Тает иногда 
Круглый листик медленный 
В затишке пруда. 

Это липа старая 
Тянется к воде – 
Там живёт остатняя 
Пара лебедей. 

Крылья укорочены, 
Сеть вокруг пруда. 
Берег да обочина: 
Дальше – никуда. 

Век друг к дружке чалиться 
И головкой льнуть, 
Вдоволь напечалиться 
И окончить путь… 

…Акварели осени 
Кружатся, летят. 
Лебеди раскосые 
На пруду грустят. 

В красно-жёлтых оспинах 
Вся ограда здесь – 
Это новой осенью 
Сад усыпан весь, 

И чеканкой медною 
Тает иногда 
Круглый листик медленный 
В затишке пруда. 

ДОЖДИ 
(триптих) 


– Что стучит? 
– Где? 
– За окном. 
– Это дождик. Спи, сыночек. 
Он с тобою очень хочет 
Попрощаться перед сном. 

По околицам бродя, 
Дождь-баюн тебе попозже 
Много дивных песен сложит – 
Слушай песенки дождя. 


– Эк, пришёл плаксивый гость! 
Что за жизнь – одни напасти. 
За окном опять ненастье: 
Беспрерывно хлещет дождь. 

Дом – не дом: сырая клеть. 
Солнце напрочь запропало. 
Душу радовало мало. 
Душу!.. Руки не согреть! 


– Бьётся в стёкла дождь давно, 
Напирает воздух свежий. 
Пусть он душу мне понежит, 
Отвори окно. 

Отвори! 
Покоя ждя, 
Не упустим чудный случай. 
Посиди со мной, послушай 
Песню мирную дождя. 

…Брызги? Холод? 
Всё равно! 
Дождь стучит – какое счастье! 
Он пришёл со мной прощаться – 
Отвори скорей окно… 

ПРИВЕТ ЗИМЕ 

Я вижу по утрам знакомые следы. 
Привет, зима! Привет! Не прячься – 
нет резона: 
На лужах небольших отломочки слюды, 
Бахромчатый узор белеет на газонах. 

Привет! Но погляди: 
ещё блуждает дождь, 
Округу теребя своей скороговоркой, 
И чутко дышит парк, 
пусть нынче гол и тощ, 
Опавшею листвою, 
мокрой и прогорклой. 
Привет, зима, привет! Студёный твой уют 
Кричащие навзрыд вороны нам пророчат, 
А в памяти – 
стрекозы нервные снуют, 
Есть место комарам 
и кровопийцам прочим… 
Оставим их! 
Зима, ты за углом не стой: 
Последней сирой чайкой 
озеро стенает; 
Предчувствуя тебя, осенний день седой 
По чистому стеклу 
медлительно 
стекает. 


СНЕГОПАД 

На просторы ложится 
Мягким светом покой. 
Наши трогает лица 
Лёгкой тёплой рукой. 

В непрестанном смятенье 
Снег летит и летит, 
Белой маленькой тенью 
По ресницам скользит. 

И в коротких просветах 
Вплоть до неба видать, 
Как нисходит приветной 
Тишиной Благодать. 


СВЕЖЕСТЬ 

Пусть будет так, как хочешь ты, 
И в этот раз. 
Твои прощальные черты – 
Отрады час. 

Твою бы свежесть пить и пить, 
Как пьют вино. 
Спешу тебе я растворить 
Своё окно. 

В прозрачном воздухе пестрит 
Цветастый рой. 
Качаясь, нехотя летит 
Он к мостовой. 

Ты светлой песней нежно тронь 
Седой висок 
И опусти мне на ладонь 
Любви листок. 

СИЛУЭТ 

«Нет лет…» 
Евг. Евтушенко 

В окне вечернем силуэт 
Мужской колеблется. Морщины 
Разглажены, и у мужчины 
Лицо, которому нет лет! 

Лицо, которому нет лет 
Не потому, что слишком чинно, 
А по единственной причине: 
Оно в себя вобрало свет! 

Оно в себя вобрало свет 
Любви, всегда неповторимой, 
Быть может, Космосом творимой, 
Как Духа высшего завет. 

Как Духа высшего завет 
Любовь своим чудотвореньем 
Рождает вдруг, в одно мгновенье, 
Души таинственный расцвет. 

Души таинственный расцвет – 
Вот всем живущим Весть благая! 
Её несёт в наш мир, сияя, 
Лицо, которому нет лет! 

ЯВЛЕНИЕ 

Вошла – и голоса упругость 
Метнулась вмиг через порог, 
Сразили нежных плеч округлость 
И загорелость крепких ног. 

Вошла – и душный летний сумрак 
Умчался в панике назад – 
Отброшен вечера окурок… 
Благоухал цветущий сад! 

И солнца луч, сквозивший пылью, 
Что приворотное вино, 
В меня пролился – и забыл я, 
Зачем я здесь и как давно. 

Забыл заботливость хозяйки 
И косу русую забыл, 
Когда восторг объятьем зябким 
Всё тело разом охватил. 

Вошла – и вздрогнул воздух зримо 
В прямом предвестии венца. 
О, этот час неотразимый! 
Он длится… длится без конца. 

ОВАЛ 

«Я с детства не любил овал, 
Я с детства угол рисовал…» 
Павел Коган 

Любые углы хороши на плацу, 
А нам совершенно они не к лицу. 
И кто бы, и как бы меня ни назвал, 
Я в жизни отстаивать буду овал. 

Не угол, не линии резкий излом, 
Но тёплый овал ненаглядным лицом 
Утешно пред нами всегда предстаёт, 
Манит за собой, горевать не даёт. 

Объемлют ладони его теплоту, 
А душу волнуют и терпкость во рту, 
И мягких бровей незаконченный сказ, 
И встречные дуги приветливых глаз. 

Цепляется жизнь за лицо, словно клёст, 
Углы на него насекая внахлёст. 
И эти углы в единенье простом 
Становятся как-то могильным крестом. 

Пока ж не случилась такая беда, 
Пока в «никуда» не ушёл навсегда, 
Пока от любви не сгорел, не устал, 
Я всюду отстаивать буду овал. 

ВСЁ СКАЗАЛА 
сонет 

Всё сказала единственным взглядом, 
Лёгким взмахом приветным руки 
И согласным дыханием рядом, 
Осторожным касаньем щеки. 

Всё сказала? о нет, ещё надо 
Утром тёплые тронуть виски, 
Прогуляться по старому саду, 
Помолчать у закатной реки, 

Чтобы снова сложилось и свилось 
Всё в твою бесконечную милость, 
От которой так сладко губам! 

От неё не приходит усталость. 
Значит, милая, это – не старость: 
Ей тебя никогда не отдам. 

ВРЕМЯ 

«Всему живущему идти путём зерна». 
Владислав Ходасевич 

Непонятное, жуткое, тёмное 
Распласталось, взлетело, зажглось. 
Обернувшись стрелой потаённою, 
Наши души пронзило насквозь. 

Да, пройдём. Да, исчезнем. Но скоро ли? – 
Нам того не отпущено знать, 
И себе мы живыми укорами 
Возвратимся на Землю опять. 

Возвратимся, родные, хорошие, 
Наперёд зная всё обо всём, 
И безмерно далёкое прошлое 
Мы любовью своей обовьём. 

С ней, с любовью своей неуёмною, 
Как зерно, совершим оборот… 
Непонятное, жуткое, тёмное 
Свет и радость свои обретёт. 

*** 
Как не обрадоваться первым 
Лихим дождям, раскатам гроз, 
Когда измёрзшиеся нервы 
Прогреет радугой насквозь. 

Когда, согласно поговорке, 
Вполне свой голод утолит 
Овца на солнечном пригорке, 
Где первотравия магнит 

Уже притягивает споро 
Разноплемённый птичий хор, 
А тот, не зная дирижёра 
Заполоняет весь простор, 

Пока на западе не грянет 
Заря, окончив дня урок, 
И мягким отсветом багряным 
Начнёт окрашивать восток, 

Где, расплескав до капли краски, 
Падёт кристальною росой 
На травы, жаждущие ласки 
Ноги, несмелой и босой. 

* * * 
Окно раскрыто в сосны и в сирень, 
И в солнечный, насквозь голубоватый, 
Колеблемый едва сосновой лапой, 
Пригожий глазу милостивый день. 

И запах свежескошенной травы 
Доносится неведомо откуда, 
Как знак, оберегающий от худа – 
Оно ничьей не тронет головы. 

Кругом покой безмолвия бурлит – 
Видать, взяла себе Природа роздых. 
А под окном слегка дрожащий воздух 
Сиреневыми свечками горит. 

И двигаться не хочется, и лень 
Помыслить о заботах предстоящих. 
И видится одно непреходящим: 
Покой и солнце, 
сосны и сирень. 

* * * 
Возле тихой реки я хочу посидеть, 
Опустить в её струи уставшие ноги 
И в прозрачную воду глядеть и глядеть, 
Как она, не спеша, огибает пороги. 

Посидеть у реки, где осока молчит, 
И стрекозы на ней отдыхают мгновенье, 
Где напоенный лилией воздух горчит, 
Одинокая струйка блестит меж каменьев. 

Я хочу посидеть на её берегу, 
Разузнать у стрекоз, у осоки и лилий, 
Чем на счастие жизни ответить могу, 
И каких мне на это достанет усилий. 

Не ответит, конечно, из них ни одна. 
Мне б хватило реки голубого теченья 
И спокойно смотреть, как уносит она 
Все вопросы мои, и мечты, и сомненья. 

* * * 

Парафраз на тему стихотворения 
И.–Северянина 
«Все они говорят об одном…» 

«Соловьи монастырского сада» 
«И цветы монастырского луга», 
«Монастырского леса озёра» — 
«Все они говорят об одном»: 
Есть на свете одна лишь отрада, 
От неё бьётся сердце упруго, 
И от жара горящего взора 
Всё внезапно теплеет кругом. 

Манят тени забытого сада 
И влечёт ширь цветущего луга, 
И зазывно сияют озёра, 
Кличут птицы. В восторге одном 
Льётся в душу покой и отрада, 
Дух лесной напирает упруго — 
Всё прекрасно для сердца и взора! 
Это — буйствует счастье кругом! 

ЗВЁЗДНЫЙ НОКТЮРН 
сонет 

Я слышу – ночь секундами бряцает 
И ломится мне в душу на постой. 
А надо мной день прожитый мерцает 
Зажжённой тайно новою звездой. 

И в облачке случайном исчезая, 
Она к себе манит и за собой 
Подобно смыслу истины простой, 
Когда её никто не замечает. 

Мы мечемся, сбиваемся с пути. 
В надежде тщетной вновь её найти 
Блуждает мысль в кромешной тьме холодной. 

И остаётся разве уповать: 
Явление Господнее опять 
Означится звездою путеводной.  
Свернуть