23 мая 2019  02:03 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Новые имена

 
Ольга Колова
 
КОЛОВА ОЛЬГА ВИКТОРОВНА родилась в 1965 году, в деревне Григорово, Парфеньевского района, Костромской области. Окончив Матвеевскую среднюю школу, связала свою трудовую деятельность с местной библиотекой. Склонность к стихосложению проявилась у Ольги еще в детстве, а тяжелый недуг, полученный при рождении, стал, по ее словам, «предпосылкой и счастливой возможностью для неспешного образа жизни, чтения, созерцания, размышления, что благотворно сказалось на развитии творческих способностей». 

Первая серьезная публикация состоялась в 1995 году в областном коллективном сборнике женской поэзии «Все начинается с любви». В 1996 году была издана первая авторская книга «Пугливая птица». Уже своими ранними произведениями Ольга Колова заявила о себе, как о самобытном, талантливом авторе. 
С 1995 года она состоит в районном литературном объединении «Надежда», в областной писательской организации. С 1996 по 2001 год регулярно публиковалась в литературном альманахе «Кострома». Ее стихи были включены в «Антологию костромской поэзии», а затем были представлены в американском журнале «Reflections» 
В 2003 году увидел свет второй сборник стихов Ольги Коловой «Здесь, в России». С 1996 по 2005 год поэтесса сотрудничала с алтайскими изданиями, освещающими творчество инвалидов, «Встреча» и «Подорожник». Ее произведения публиковались в альманахе «Остров» (С-Петербург, 2003 г.), «Русский путь на рубеже веков» (Ярославль, 2005 г.), «Коростель» (Москва, 2007 г.), «Защити меня!» (Москва, 2008 г.). В 2007 году районной библиотекой был издан очередной ее сборник «Любовью и болью». В настоящее время Ольга Колова является членом Товарищества детских и юношеских писателей России. 

СТИХИ ОЛЬГИ КОЛОВОЙ 

В сетях прогресса бьемся, сами 
Все до предела усложнив. 
Под голубыми небесами 
Снуем, не замечая их. 
А нам бы жить легко и просто: 
Без сложностей и суеты... 
Избудем их – тогда и звезды 
Протянут к нам свои мосты. 
И все великие химеры 
С их лживым блеском мишуры, 
Сгорят в лучах любви и веры, 
Соединяющих миры. 
*** 
Неизбывна суета. 
И — смятенье... И тревога. 
Тяжесть вечная креста, 
Непредсказанность итога, 
Что зависит не от нас. 
Но и мы с судьбою в доле! 
Выбор — наш, и наша воля, 
Остальное Бог подаст. 

*** 
А ты, осинка-трепетунья, – 
Еще не трепетница ты, 
Ты – ветреная лопотунья: 
Про травы, солнце и цветы 
В неведенье своем бормочешь, 
Не различая явь и сон... 
Но вот срывается листочек 
С тревожных вознесенных крон. 
Слетело трепетное слово, 
Тебе невнятное пока. 
То – часть волнения земного 
За все грядущие века. 
*** 
Осень вспугнет птичьи стаи пожаром рябин. 
Нехотя клин журавлиный потянется к югу. 
Как не грустить, оставаясь один на один 
С нудным дождем, протянув одиночеству руку? 
Как не проститься навеки с упрямой мечтой, 
Сердце вручив безысходности плачущей дали? 
Только спасенье – надежду пустить на постой, 
Благо, не помнит она, как ее предавали, 
Жгли на кострах... Но потом у Святого Креста 
Бога просили послать нам ее во спасенье. 
И возвращалась она, как сама простота, 
С первой доверчивой ласточкой в небе весеннем. 
Снова сентябрь разжигает шальные костры. 
Да не смутят мою душу туманы седые. 
Бабьего лета пора. О, как чувства остры! 
Снова над бездной душа – над обрывом – на взмыве... 

*** 
Как бестолково и смутно живем! 
В годы безверия жутко родиться. 
Во поле вьюга огромною птицей 
Машет отчаянно белым крылом, 
Словно зовет за собою. Куда? 
Разве во мгле отыщу я дорогу?.. 
Вновь обращаюсь с молитвою к Богу – 
Явлена будь, путевая звезда! 

СТАРИК 

Устал и сгорблен этот человек, – 
Груз непомерный беспрестанно давит. 
Он вынес на плечах тяжелый век 
И не найдет, куда его поставить. 
*** 
И на день солнце пропадет в снегах, 
Оставив мир невыносимо белым, 
И невозможно заниматься делом: 
Что ни возьми, все смётано в стога, 
Заметено. 
Что ж — слушать тишину, 
Звенящую над погребенной пашней?.. 
Шагнуть в застывший мир легко, бесстрашно, 
Не разрешив надежды на весну?.. 
И все принять заснувшим навсегда, 
Найдя себе приют в безмолвье мглистом... 
Но завтра солнца луч, сверкнув, как выстрел, 
Разрушит все, и дрогнут холода. 

*** 
Хватаясь за соломинки лучей, 
Вдруг оживишь забытые виденья 
Из детства, милые... И растворятся тени – 
Неясные подобия людей. 
Останется лишь световая суть — 
Та, высшая и внятная лишь детям, 
Которой мы, взрослея, только бредим, 
Когда случится высоты глотнуть. 
И в этом озарении любви 
Зло обнаружит все свое бессилье. 
И за спиной у встречных видишь крылья, 
Такие же большие, как твои! 
И после, после в суете земной, 
Когда и крылья некогда расправить, 
Не покидает солнечная память. 
Да! Свет ее во мне и надо мной. 

ПРЕДРОЖДЕСТВЕНСКОЕ 

Между селом и деревней заснежено поле, 
Вьется тропа, по которой все ходят гуськом. 
Бродим и бродим по этой холодной юдоли — 
Кто-то обутым, а кто-то всю жизнь босиком. 
Нет, здесь не будет товарищем пешему конный, 
Сытый голодного вряд ли когда-то поймет. 
И в восстановленном храме пред светлой иконой 
Молятся — кто за земной, кто за вечный живот. 
Всех Он услышит, и каждому будет по вере. 
Разные все мы и разные носим кресты. 
Но, как бы ни было, – ночи священной в преддверье 
Каждый по-своему – милости ждет с высоты 
Звездной, торжественной, что благодать распростерла 
Над ликованьем церковных воспрянувших глав. 
Вновь призывают Христа и деревни, и села, 
В светлой надежде к распятью губами припав. 

*** 

«Несите крест сегодняшнего дня, 
И завтра будет вам дано по силам» – 
Та заповедь Господня для меня 
Священна… Всей душой я полюбила 

Её. Так и несу. Хоть ноша та 
С годами тяжелее, тяжелее, 
Но тем желанней, ближе и роднее 
Распахнуты объятия Христа. 

ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ 

Есть особая прелесть в цветах полевых – 
Васильках, колокольчиках, в той же ромашке... 
Вот она словно солнышко в белой рубашке, 
Все кивает головкою нам из травы. 

Всей бескрайностью манит волнистая рожь. 
Меж нее свою синь поразбрызгало небо. 
Нежной синей ресничкой мигают из хлеба 
Васильки: «Не грусти, когда мимо идешь!» 

Над лугами медовый плывет аромат – 
Щедро клевер повсюду рассыпало лето. 
И мелькают в траве, словно блики рассвета, 
Те душистые шарики, радуя взгляд. 

Зачаруют однажды тебя полевые цветы. 
Пусть на клумбах в садах есть и краше букеты – 
Лишь в лугах ты услышишь мелодию лета 
Удивительной нежности и чистоты. 

Все печали прогнав, расплескаться б душой 
В светлом море цветов, безмятежно-бескрайнем, 
И хотя бы на миг прикоснуться к большой, 
Исцеляющей душу божественной тайне. 

*** 
Ах, как расплакался июль! 
В слезах… конца, казалось, нет им... 
Но лёгкого тумана тюль 
Вдруг тает в нежности рассвета. 

Сквозь капли дождика, дрожа, 
Мне солнца луч в окно струится, 
И улыбается страница, 
Стихами голову кружа. 

*** 
А у нее глаза – синее неба, 
У бабки той, что Анною зовут. 
Накупит в магазине гору хлеба 
На всю родню, что проживает тут. 

Девятый уж десяток разменяла. 
А все – добра, улыбчива, бодра. 
Все – для других, а для себя – нимало. 
Лишь зачерпнет водицы из ведра 

Да самовар поставит под иконы, 
Молитовкою день благословив... 
Так яблоня в саду с земным поклоном 
Несет души свой золотой налив. 

*** 
А всего-то лишь и надо – 
Душу в вечности спасти: 
Мимо грязи, зла и смрада 
Невредимой пронести, 

Ни за что не зацепиться 
И не стать ничьей бедой, 
Уберечь соблазна птицу 
«Рая» в клетке золотой... 

Луч Божественного света 
Находя, дари другим. 
Настоящее лишь это 
Остальное – призрак, дым. 
Январь 2008 г. 
Свернуть