19 октября 2017  06:25 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Переводы  


 

Виктория Кейль



ИЗ РЕДАКТОРСКОГО КОММЕНТАРИЯ К ПУБЛИКАЦИИ  цикла стихов о Грузии «ЛОСКУТКИ ПЛАМЕНИ» (посвященные памяти ГЕОРГИЯ МАРГВЕЛАШВИЛИ)  в газете «Свободная Грузия» за ноябрь- январь 2004 года 

«Стихи на русском и немецком языках, автобиографически - философские эссе, пьесы, переводы басен Нодара Думбадзе, стихов Медеи Кахидзе, премия за молодежную журналисткую работу, авторский вечер в «Кавказском доме», участие в «Славянских чтениях», работа с молодыми авторами в литературной студии профессора ТГУ К.С.Герасимова при «Славянском Доме». Геральдическое свидельство Дворянского Собрания и активное участие в жизни немецкой общины Грузии. Увлечения – эзеторическая астрология и «дзэн» в искусстве. Этого человека, объединившего своей жизнью и творчеством три истока нашей современной духовности – западно-европейскую, русскую и грузинскую культуры, долгие годы связывали теплые дружеские отношения с Георгием Мазуриным, Александром Цыбулевским, Георгием Маргвелашвили, Михаилом Лохвицким. Все они верили в поэтическое дарование Виктории КОЛОБОВОЙ (КЕЙЛЬ), отмечали «благородную точность» и музыкальность её стихов, «живой диалог» её драматургической прозы. Неоднакратно включаемые в темплан издательства «МЕРАНИ» при самых положительных рецензиях от грузинского и российского Союзов писателей её сборники по фатальному стечению обстоятельств, к сожалению, так и не увидели свет, оставшись на страницах отдельных периодических изданий. Почти век отделяет нас от «серебряного века» русской поэзии, но мы уверены, что читатель будет рад услышать чистые отзвуки этой литературной эпохи на нашей грузинской земле в наши дни. Мы предлагаем Вашему вниманию продолжение цикла стихов о Грузии «ЛОСКУТКИ ПЛАМЕНИ», посвященные памяти ГЕОРГИЯ МАРГВЕЛАШВИЛИ, начало которого было опубликовано в нашей газете...» 



…Щадит он только камни 
сжигая траву (Ригведа) 




О, этот город – миф и благодать 
Души вкусившей времени младенство. 
Дикарство возведенное в блаженство, 
его души живая ипостась. 

А ты и я – лишь отблески огня. 
Мы только тень праобраза иного, 
который был и повторится снова - 
в нас то и дело спорят времена. 




Здесь все насмешка и веселый праздник - 
в движении изломанных пространств. 
Суровый муж и шаловливый мальчик 
в марани мнут лиловый виноград. 

Я это видела - следы сохи небесной 
ковчега Ноева незыблемый причал. 
Здесь все во власти страшной и чудесной - 
здесь бремя вечности начало всех начал. 



Волоокая Грузия - 
ты исцеляешь меня 
и медленно губишь - 
не ведая чуда печали. 
Твой праздник прекрасен 
как гордая песня огня. 
И мудрая сказка 
твои освящает скрижали. 
Любовь и бесстрашие 
здесь обручились не зря 
под клекот орлов 
и рокочущий рык водопадов. 
В рассыпчатых брызгах 
кинжально играет луна. 
И всю ночь не смолкает зурна 
среди дымных духанов. 
Я люблю твоих песен 
гарцующий в небе напев 
и в ажурной тени 
грациозную вязь винограда. 
И – тяжелыми прядями 
волосы снов уронив 
в твои тайные пропасти – 
мне иной веры н надо. 



Такие были времена - 
когда страдали и любили 
и Господу воздать спешили 
за все что прожито сполна. 
Не ведала тогда душа 
всей горькой тяжести греха 
испепеляющей гордыни. 

О, обмирала даже львы 
в объятиях недюжей силы. 
-Беги, олень! и лань, беги!- 
от быстроногого владыки. 
Охота, игрища, война – 
мужей достойные утехи. 
И солнцем залиты доспехи. 
Звенят мечи и стремена. 
……………………………. 
Верблюды золото везли 
и братья братьев обретали. 
Свободу рабскую вассалы 
послушно клали на весы. 

Такие были времена. 
Тогда суд праведный вершили 
и не было иной святыни – 
чем доброй памяти дела. 
Там воздвигали города. 
И не было иной судьбы 
во славу Грузии прекрасной. 
Вверяли ей свои мольбы 
и в ясный день 
и в день ненастный. 

Благословенна будь земля – 
где быстро заживают раны 
где не преследуют кошмары 
где ты живешь и я жива. 
Такие были времена… 



Чьи-то легкие тени 
проносятся змейкою улиц. 
Колыхание света 
и – вздох… 
очертания риз. 
Это горы 
как спящие буйволы 
дети верблюдиц. 
И серебрянный месяц 
серьгой одинокой повис. 


Листопад закружится 
как вихрь 
искрометного танца. 
И ветра-птицеловы 
задуют на церкви свечу. 
Никому никогда 
за желаниями не угнаться. 
Но того 
кто умеет провидеть, 
я видеть хочу. 

Карусели балконов. 
Улыбки - как бусы жемчужин. 
Пьяный запах акации. 
А на ладонях – весь мир. 
Загорелые тени 
в солнцесплетениях кружев. 
Это город влюбленных – 
шарманщик, 
поэт и факир. 


«ОСЕННИЕ ЭТЮДЫ» 

О чем деревья говорят в саду? – 
их разговор доверчив и тревожен 

как будто осень 
в царственном бреду 
отречься от себя уже не может 

и листьев 
отлетевший словопад 
неотвратимо приближает смуту 
холодных дней... 
Всё как-то невпопад 
и ты уйдешь в последнюю минуту. 


* * * 

...Училась забывать 
любимых имена 
и в памяти стирать воспоминанья 
так – 
словно вовсе не было меня 

Но воробьев лохматых кутерьма 
и голубей балконных воркованье 

под шум дождя – 
меня свели с ума 
и вновь ждала любви – 
как наказанья. 


МОГИКАНЕ ИЛИ ЗА ДВА СЛОВА ДО ПАСХИ 


Полигонные метры 
"подёнщины" Славы - 
погоны. 
Вашу веру 
в Царя и Отечество! 
Слышите стоны? 

Из развёрзтых могил 
к вам навстречу 
стремятся объятья. 
Это вас заклинают 
кавказские сестры и братья. 


Ибо дети Адама и Евы 
во плоти и крови 
воздают за любовь 
по законам 
христианской юдоли. 

Ваша вера 
в Царя и Отечество 
проклята всуе - 
на халуйский приказ 
отзываются 
только халуи.

Жили нищие духом. 
Теперь обнищали 
и телом. 
Вы в ответе 
за женщин - 
торгующим 
"импортным" хлебом. 

За безумных старух - 
у собак 
отбирающих кости. 

За свинцовых наймитов - 
карателей 
собственной злости. 

За мужчин и детей - 
отупевших 
от крови и боли. 
За бездомных калек - 
на просторах 
российской неволи. 

Вам вовек не отмыть 
своих рук 
в императорских ваннах 
и вовек не понять - 
что за сила живет 
в Могиканах. 

Не двуглавый орел 
а Шамиль 
на ожившей иконе. 
Сколько можно прощать 
сколько можно страдать 
МОГИКАНЕ? 

март 1995 

Свернуть