19 октября 2017  06:22 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Новые имена

 Эрлена Лурье
 
Эрлена Лурье

Эрлена Лурье родилась в 1932 году в Ленинграде. Закончив Электро-механический техникум, работала конструктором. С 1982 года сотрудничала со студией Леннаучфильм, для которой написала несколько сценариев. Занималась прикладным искусством в технике аппликации, увлеклась лепкой. Участвовала в нескольких городских выставках. В1997 году в Музее хлеба прошла ее персональная: «Пластика из теста, шитье, керамика». Стихи стала писать с начала семидесятых, с 1977 года – в литературном объединении Глеба Семенова. Первая книжка «Неслышный крик» вышла в 1990 году в Ленинграде в издательстве «Художественная литература». 

Сегодня мы знакомим читателей со стихами Эрлены Лурье из книги «Внутри сюжета» Вот что пишет в предисловии А. Володин: "В наше время, когда разноцветные трещины разъединили людей, Лена Лурье жадно впитывает в себя большие и малые радости жизни, подаренные нам, неблагодарным. Нет, у нее в душе — своя боль, но она пытается — и удается ей! — одолевать эту боль. Мне эти стихи очень нравятся. Они многое говорят моему сердцу. И еще: у нее очень много друзей. Это сейчас, когда друзья, кто как, разбредаются. Пускай эти стихи воссоединят их. Пусть станет их больше у нее и у каждого из нас 

СТИХИ

Я из тех недовольных, 
кто, не жалуя сущее, 
Проклинает прошедшее, 
воспевает грядущее... 

СУНДУК ЖЕЛАНИЙ 

Жизнь идет – сундук желаний полнится, 
Много всяких смелых, вздорных, мизерных. 
Хочется из верных жен – в любовницы, 
Хочется из кухни – к телевизору, 
Из квартиры хочется в «Асторию», 
А из быта – прямиком в Историю. 
Жизнь к концу - сундук не закрывается, 
Неосуществленным наполняется. 

ДВА СОНЕТА 

Своих стихов не знаю наизусть... 
Как, впрочем, и себя не знаю тоже. 
Зачем я угрызаюсь - не грызусь? 
Кем этот камень на душу положен? 

Как выбраться опять на путь прямой? 
Я в лабиринте мыслей заблудилась! 
Куда деваться от себя самой? 
В стихи уйти - увы, не получилось! 

А как забыть? И как суметь простить? 
Что делать - в стороне стоять иль драться? 
Не знаю я, как в этом мире жить, 
Чтоб выжить, и притом собой остаться! 

Не знаю... А верней – знать не хочу. 
Такая ноша мне не по плечу! 


Питаемся мы полуправды кашей 
Со сладкою подливой полулжи. 
И с каждодневной пищи этой нашей 
В пустыне черной видим миражи. 

Не ищем мы того, что потеряли; 
Искать пытались деды и отцы, 
Еще не зная – нас обворовали... 
Но как ни прячь – не спрячешь все концы! 

А стоит только потянуть за кончик – 
Как с той еды привычной станет рвать... 
А нить такая длинная – не кончить! 
Смотри, чтоб не запутать, не порвать, 

Тяни ее, наматывай клубок – 
Герника там, где виделся лубок. 

* * * 
Постройка на крови и на костях... 
С таким фундаментом и стены скверны, 
Ведь перекосы в разных плоскостях 
Не только неизбежны - непомерны. 

А крыша, хоть и в лозунгах - течет. 
Нет кровельщиков – делись все куда-то. 
Но управдом послал наверх отчет, 
Что дом хорош. Ему идет зарплата, 

Жильцы же мерзнут. И живут, костя 
Свой ЖЭК и управдома. Тихо вянет 
Надежда на тепло. Дом на костях 
Им отчим домом никогда не станет. 

* * * 

Лицемерие, компромиссы, 
Полуправда и просто ложь... 
Ты на этой земле прописан 
И от этих игр не уйдешь, 

Раб игрушечного порядка. 
Ты ведущий – давай играть! 
Хочешь – в жмурки, а хочешь прятки. 
Я – водящий! Кого пятнать? 

* * * 
Всегда жила с открытыми глазами 
Без розовых очков и темных шор, 
Надеясь все же – новый режиссер 
Конец счастливый к нашей старой драме 
Приделает, пристроит, присобачит, 
Короче – нашу жизнь переиначит, 
Как в страшной сказке молодой король, 
Закованный в своей ужасной маске, 
Освобожденный верностью и лаской... 
Но дельных режиссеров нет как нет, 
И «хэппи энды» – для других планет. 

* * * 
В непрожитую жизнь закрытые ворота... 
Приходит к ним Душа скорбеть и горевать 
И думать: «Что же там?» Напрасная забота – 
Замка с ворот не сбить, а ключ не отыскать. 
«И все же – что же там? Здесь шла моя 
дорожка... 
Бежала средь других, то прямо, то виясь... 
Взглянуть бы на нее... Хоть в щелочку, немножко!» 
Ворота – в никуда. 
Тропа – оборвалась. 
* * * 
Остановись, подумай о душе... 
Уже пора в дорогу собираться! 
С недавних пор – хоть странно в том признаться 
Себя я ощущаю, как мишень, – 
И будто кто-то хочет пристреляться. 

Вот недолет, а это – перелет... 
Но очень скоро цель накрыта будет, 
И вот туда, где не бывает буден, 
Душа моя отправится в полет. 
Взгляни сейчас – багаж не будет скуден, 
Чтоб жить с ним там, где жизни как бы нет: 
Не видно звезд – космических примет, 
Не существует ни секунд, ни лет – 
Вне времени и вне пространства; 

Где только свет, блаженный, теплый свет, - 
Ни тени, ни смятенья, ни тенет, 
Ни паспортов, ни пунктов у анкет, 
И ни цензуры, ни границ, ни хамства. 
Остановись, подумай о душе... 

* * * 
Приехала опять 
свой выполнить урок 
-Чернику собирать 
и с духом собираться... 
Не ведает никто, 
когда настанет срок – 
Учусь сейчас прощать, 
учусь сейчас прощаться. 
«И каждый день живи, 
как свой последний день...» 
Но в буднях городских 
об этом помнить трудно. 
От сосен золотых 
уже ложится тень. 
И вечер настает... 
И ночь близка и чудна. 

ПРОЩАНИЕ С БАЙДАРКОЙ 

Последний переход – и не заснуть... 
Обычно под дождем так крепко спится! 
Конец пути – почти конечный путь. 
Последний путь... Последняя страница... 
Последний дождь – вверху, внизу – везде. 
Конец пути... 
И – никогда... 
Нигде... 

* * * 
Не потому я быт не выношу, 
Что я должна им много заниматься. 
И гордостью я горечь заглушу: 
Два сына у меня - куда деваться? 

Жаль времени - оно теперь в цене... 
Но по минутам быт часы съедает, 
И дни проходят в мелкой суетне, 
И даже не проходят - пролетают. 

Хотя бы час сберечь, но быт крадет 
И рушит все намеченные планы. 
И жизнь моя на мелочи идет, 
Как мелочь незаметно из кармана. 

* * * 
Завидую тебе – живешь в ладу 
С самим собой, на всё ответы знаешь 
И кучу дел полезных на ходу 
И между делом сделать успеваешь. 

Завидую тебе – в наш нервный век, 
Где пресловутый стресс людей тиранит 
Ты до того спокойный человек, 
Что даже иногда досадно станет! 

Завидую тебе, что ты такой, 
С такою толстой – бегемотьей кожей. 
Но если б не была твоей женой, 
Твоей жене завидовала б тоже! 

* * * 
«Не сотвори себе кумира»... 
Я больше не хочу быть «при»: 
При муже, даче... А квартира? 
Попробуй, день не убери! 

Я не хочу быть при семье, 
При кухне, детях, их уроках, 
При мысленном себе вранье 
И, как у пьяницы, зароках; 

При недовольстве, болтовне, 
При жизни с треснутым корытом. 
При зависти ко всем, кто «вне» - 
Вне мелочных обид, вне быта. 

Хочу я при поступках быть 
И при самой себе немного. 
Короче – из другого бога 
Хочу кумира сотворить! 
На свете совершенство редко: 
Лицо красиво – зад тяжел, 
А стройны бедра – смотрит едко, 
Колючки выставив ежом. 

Покладистый характер – дура... 
Короче – что-нибудь не так: 
Лицо, характер, ум, фигура – 
Да на себя взгляни, чудак! 
Что делать – в жизни не без трещин, 
Бывает часто труден путь. 
Судьба - одна из этих женщин – 
Какая есть – не обессудь! 

АУТОТРЕНИНГ 

Смирилась я – теперь вожусь на кухне 
И быть себе спокойною велю, 
И думаю: «Да потолок хоть рухни, - 
Я даже нервом не пошевелю!» 

Что толку раздражаться бесконечно 
На беспорядок от троих мужчин? 
В них к разрушенью страсть сидит извечно, 
И для того есть множество причин. 

А женщине присуща страсть к порядку... 
Из века в век она хранит очаг, 
И доля женская из века в век не сладка, 
И ноша часто не по их плечам. 

Поэтому не стоит огорчаться, 
Завидовать, сердиться и ворчать. 
Храни очаг - куда тебе деваться, 
Раз вышло так, что ты Жена и Мать! 
Свернуть