22 августа 2019  10:22 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту
Религия

 
Священник Михаил (Дудко)
 
Лучшая проповедь для христианина - его поступки 
 
Идеология Российского государства всегда носила глобальный характер. Будь то идея Москва - Третий Рим или построение коммунизма. "Мы можем сохранить идентичность, только развиваясь, как имперская нация, которая показывает всему миру пример общественного устройства", - заявляют и сегодня иные политики. Видные современные социологи и политологи всерьёз озабочены поисками этой самой идеологии. И кое-кто из них не раз публично высказывал, кто с надеждой, а кто с явным раздражением, мысль о том, что на смену коммунистической вполне может прийти идеология православная. 

Об отношениях Церкви и государства в современной России мы беседуем со священником Михаилом Дудко. 
- Наши государственные деятели, когда речь заходит о Церкви, всегда подчёркивают, что у нас государство светское и потому ко всем религиям, в том числе и православию, которое на территории России занимает исключительное место, отношение одинаковое. Русская православная церковь принимает это как факт? 
- Безусловно. А также и как конституционную констатацию. Святейший Патриарх неоднократно заявлял, что мы не хотим и не собираемся становиться государственной Церковью. Более того, он не раз подчёркивал, что, когда Церковь была государственной, это не только не шло ей на пользу, но имело и негативные последствия. Так что как со стороны официальных государственных органов, так и со стороны высших церковных властей нет стремления к чрезмерному сближению. 
Другое дело, что мы рассматриваем себя как возможных партнёров по каким-то социальным проектам. Ведь нельзя забывать, что, по данным различных социологических опросов, до 80 процентов граждан России придерживаются православных взглядов, даже если нечасто посещают церковь. И среди государственных мужей есть искренне верующие люди. Я слышал от самых разных священнослужителей, что человеком верующим является и президент России. Известно, например, что во время своего отпуска как частное лицо, не афишируя это, президент посещал монастыри, бывал и у старцев. И это выдаёт в нём человека, который искренне относится к религии, к Богу. Конечно, чиновники в окружении президента очень разные. Да и советчиков у него предостаточно. "Пока вы находитесь на государственной должности, вы не имеете права проявлять свои чувства" - и такое можно от них слышать. Мы рады, что во главе государства у нас человек, за которого мы можем помолиться как за собрата во Христе. 
- А как вообще строятся сегодня отношения между Церковью и государством и какими они должны быть, на ваш взгляд, в идеале? 
- В советские времена Церковь имела посредника в отношениях с государством в лице Совета по делам религий. Его чиновники стояли на страже интересов государства, так как они это понимали, атеистического государства, исповедующего коммунистическую идеологию. Сейчас, слава Богу, нет той идеологии. И никакой орган не стоит между Церковью и обществом. Перед нами не закрыта возможность в случае нужды напрямую обращаться в те или иные государственные структуры. 
В начале февраля проходил Всемирный русский народный собор на тему "Место России в православном мире". В его работе приняли участие как иерархи и священнослужители Русской православной церкви во главе со святейшим патриархом Алексием, так и видные государственные деятели: руководители исполнительной и законодательной власти России, лидеры общественных организаций. Собор стал некоей площадкой, где на базе духовных ценностей способны объединиться и правые, и левые. Среди тех и других есть сегодня немало искренне верующих людей. И как выясняется, у них много общего. 
Вот и получается, что вопрос о месте Русской церкви в православном мире - вопрос не только церковный, но и государственный. Ибо всем нам вместе решать, с кем быть сегодня России, как правильно определиться с её международными связями. Ведь православные люди рассеяны по всему миру. Для Церкви это прихожане, а для государства это ресурс, и грех им не воспользоваться. 
- Во время своего визита в США президент в первый же день счёл необходимым встретиться с иерархами Русской православной церкви за границей, чтобы передать им приглашение от патриарха Московского и Всея Руси и от себя лично посетить Россию. Можно сказать, что вопрос о воссоединении разных ветвей нашей Церкви выходит за рамки внутрицерковной жизни и становится вопросом государственным? 
- Мы благодарны президенту Путину за живое участие в делах церковных и считаем, что объединение разных ветвей церкви - это в какой-то степени действительно дело государственной важности. 
Напомню, что Русская православная церковь за границей была образована духовенством, оказавшимся за рубежом после революции. Около двух миллионов русских принуждено было оставить Родину и рассеяться по всему свету. Многие из них особенно остро осознали там, что они не только русские, но и православные. И огромную помощь им оказала церковь - Русская зарубежная церковь, которая противостояла коммунистической, безбожной идеологии и которая пронесла в своём лоне надежду на то, что настанет время, когда Русская православная церковь снова станет свободной и единой. 
И, конечно, нынешние лидеры России не могут не учитывать, что большинство русских людей, оказавшихся за рубежом не по своей воле, - это один из ресурсов нашей страны: интеллектуальных, экономических, политических. Взаимодействие с нашими зарубежными православными соотечественниками станет гораздо более плодотворным, если Церковь будет едина. Осознавая это, государство и принимает участие в этом процессе. 
- Принимает участие или содействует этому процессу? От кого больше исходит инициатива? 
- Инициатива, естественно, исходит от Церкви. Преодоление разделения - это все же вопрос сугубо внутрицерковный. Святейший патриарх Алексий II неоднократно делал заявления на эту тему, писал письма руководству Русской зарубежной церкви о том, что время разделения кончилось, ушли в прошлое исторические его причины. Напоминал, что зарубежная Церковь учреждалась как временная, с тем чтобы после освобождения Церкви на родине представить на её суд отчет о своей деятельности. Отчёта никто не требует, но время пересмотреть отношения и определить форму объединения и дальнейшего сотрудничества настало. 
Для Церкви этот вопрос всегда был болью и серьёзной проблемой. Но самое важное для христиан - это даже не формальное внешнее объединение. Важнее причащаться от одной чаши, служить вместе литургию, ощущать себя единым телом Христовым. Если нет евхаристического общения, всё теряет смысл. 
Объединение важно не столько даже для нас, сколько для тех, кто вынужден жить на чужбине, и с годами им, судя по всему, отдельно от Церкви в России будет всё сложнее и сложнее. Там уже происходят серьёзные расколы. 
- Известно, что и на постсоветском пространстве возникали раскольнические движения. На Украине, в Молдавии, Эстонии… 
Насколько всё же удалось православной церкви сохранить свою каноническую территорию? 
- Хочу подчеркнуть: единственное образование, которое сохранило свою целостность после распада СССР, - это Русская православная церковь. Она по-прежнему действует на территории всех бывших его республик, сохраняя каноническое единство. 
Поэтому, когда речь идёт о взаимодействии Русской православной церкви и государства, то об этом можно говорить на самом деле очень условно. Потому что, конечно, взаимоотношения с государством в России - это одно, а на других территориях - совсем другое. Скажем, в той же Средней Азии. 
Что же касается расколов, то на Украине, например, эта проблема стоит весьма остро. Там большую роль сыграл личностный фактор. Тон задал бывший митрополит Филарет (Денисенко). Сравнительно недавно, во время своего визита на Украину, наш президент встречался с представителями канонической ветви украинского православия, с митрополитом Владимиром и другими иерархами и довольно недвусмысленно поддержал их в противостоянии с раскольниками. 
На западе Украины остро стоит вопрос с так называемыми униатами, католиками восточного обряда. Они захватили сегодня почти все православные храмы, выгнали прихожан из намоленных ими мест, практически разгромили некоторые епархии. А причина раскола проста. После развала СССР Украина стала уделять повышенное внимание своей "незалежности", распространив её и на Церковь. Конечно, в православной Церкви есть законный механизм обретения независимости. Так, например, когда-то Американская православная Церковь была частью русской, а потом получила признание как самостоятельная, автокефальная Церковь. 
В том случае, если иерархи Украины, при общем согласии решат, что Украинская православная Церковь должна стать совершенно независимой от Московского патриархата, разумеется, это будет предметом канонического обсуждения. Но автокефалию должна предоставить Мать-Церковь, иначе она не найдёт признания в семье православных церквей, рассеянных по всему миру. Большинство же членов Украинской православной церкви сегодня не желают пускаться в автономное плавание, обладая и так очень широкими правами самостоятельности. 
Раскольники же, уловив политическую конъюнктуру, пытаются вести свою игру. Но они, слава Богу, никем не воспринимаются всерьёз, кроме разве что некоторых представителей украинских властей с антирусскими настроениями. 
Почему единство так важно для нас? Потому что Церковь - это живой организм, в котором действует благодать Божия. Отделись какая-то часть - и, как отломленная ветвь, сразу начнет чахнуть. Так что это в первую очередь не административное, а мистическое единство. 
- А как Церковь вообще оценивает сегодняшний "текущий момент"? 
- Мы оптимисты, потому что нет безнадёжных ситуаций для верующего человека, Бог нас никогда не оставит. Это понимание очень важно и в личной жизни, и в общественной. 
С другой стороны, как напоминают некоторые православные богословы, в предельной перспективе Церковь исторического оптимизма не имеет. Почему? Потому что всЈ кончится апокалипсисом. Иное дело, что нам не дано предугадать, когда именно это произойдёт. Может, пройдет один год, может, тысяча лет, это как Господь судит. Нужно иметь желание жить и работать сейчас на благо своей семьи, Родины, но и вместе с тем помнить о том, что все земные ценности конечны. 
Не забывать об апокалипсисе глобальном, конечно, необходимо, но едва ли не важнее помнить о том, что у каждого свой апокалипсис. "Живи так, как будто этот день для тебя последний, а трудись так, как будто перед тобой вечность". 
А вообще, сколько я помню себя, с периодичностью года в два приблизительно слышу о том, что вот-вот наступит конец света. Одни причины назывались в советское время, другие - сегодня, завтра будут новые. Горячие головы постоянно находят какие-то апокалипсические признаки, проводят параллели с Библией. Неплодотворное это занятие. В жизни надо больше обращать внимания на всё позитивное. 
- В недрах Думы подготовлен проект закона "О социальном партнёрстве государства и религиозных организаций". Какие проблемы он призван решить? 
- Кроме духовной миссии, как известно, Церковь выполняет много важных социальных и нравственных задач в области образования, воспитания, здравоохранения и т.д. Поэтому государство заинтересовано в том, чтобы создать Церкви максимально благоприятные для этого возможности. Конечно, должны быть законы, предоставляющие Церкви возможность для выполнения ею социальных функций. 
- До недавнего времени в обществе шла живейшая дискуссия по поводу введения в школах факультативной программы "Основы православной культуры". Чем она закончилась? 
- Она ещё не закончена. Наша позиция такова: мы не призываем к тому, чтобы в обязательном порядке ввести в школах Закон Божий, уроки религии, как думают некоторые. Учиться религии нужно без принуждения. Но почему у детей отнимают возможность посещать уроки православной культуры? Как можно, живя в России, считать себя культурным человеком, если ты не знаешь иконографии и архитектуры церковной, библейских образов и житийной литературы? Как можно жить в Москве и не знать, кто изображён на её гербе? Почему всадник держит копьё, а в ногах у него змей? А ведь этому и должны учить в рамках предмета "Основы православной культуры". Никто не заставляет насильно приобщаться к Церкви, но возможность знать свою веру должна быть. 
Что касается разговоров о том, что, мол, в школе есть дети и других вероисповеданий, то они не резонны. Как правило, дети иных национальностей в любом классе русской школы не составляют большинства. К тому же без их желания никто не собирается заставлять их посещать такие занятия. 
Кроме того, в Москве живут люди 150 национальностей, поэтому 37 столичных школ имеют статус учебного заведения с этнокультурным компонентом, в 35 национальный язык преподают факультативно, в 67 русский язык уже преподают как иностранный. Среди многочисленных национальных школ нет ни одной с полностью русским этническим компонентом. Поэтому неудивительно, что у нас прижился католический праздник День святого Валентина и абсолютно неизвестен день святых благоверных Петра и Февронии, которые "жили душа в душу и умерли в один день". Мы скрупулёзно изучаем разные страны, а про свою знаем очень мало. 
- Сегодня в обществе много говорят о толерантности сознания. А с высоких трибун некоторые политики в предвыборном запале заявляют даже, что рано или поздно человечество придёт к одной религии. Как вы относитесь к таким высказываниям? 
- На мой взгляд, подобные предположения сравнимы с проектами коммунистов начала двадцатых годов, которые мечтали, что в светлом будущем, которое они построят, не будет института семьи, дети станут в детских садах обитать, а взрослые вступать в беспорядочные связи и вести этакую замечательную атеистически-коммунистическую жизнь. 
Ни одному нормальному верующему человеку, живущему реальной церковной жизнью, никакая "общая религия" не может в голову прийти. То, что мы разные, - это тоже может быть во благо обществу. Если говорить о государственных приоритетах, то оно, конечно, может быть заинтересовано в сохранении, например, нравственных устоев тех же традиционных мусульманских общин. В Узбекистане, где я бывал, один из иерархов говорил мне, что в нравственном смысле многие среднеазиатские селяне своим праведным стилем жизни могут служить примером и для православных. 
Терпимость - это понятие не очень хорошее. Христианское понятие - это любовь. Христиане должны относиться не с терпимостью, а с любовью ко всем людям, в том числе людям иной веры. Великий святитель нашей церкви Иоанн Златоуст так и говорил: главное, что отличает христиан от всех, - это любовь не только к друзьям, но и врагам. 
А это уже не просто толерантность, это нечто больше. 
- И всё же, согласитесь, человек слаб и потому очень зависим от внешних обстоятельств. По своей пастве вы, наверное, замечали это. Кстати, она сильно изменилась за последние годы? 
- Конечно. Бабушки, составлявшие когда-то, особенно в советское время, основную часть паствы, сегодня оказались в меньшинстве. Сколько молодых лиц на службе! Прихожане нынче в основном это люди среднего и юного возраста. А в воскресный день, когда родители причащают своих детишек, церковь и вовсе становится похожа на большой детский сад. Это очень отрадно, хотя, конечно, нам, священникам, в такие дни приходится нелегко. Но все эти тяжести ничто, когда ты видишь плоды своих трудов. 
Да, время сильно изменилось. Изменились и запросы прихожан, их отношение к церкви. Раньше не было почти никаких книг, а теперь, пожалуйста, просвещайся. Это замечательно, но есть и тревожные тенденции. Раньше было более трепетное отношение к служителю церкви. 
Сегодня, увы, есть прихожане, а точнее, "захожане", которые стали относиться к священнослужителям как к обслуживающему персоналу, который обязан "удовлетворять их религиозные потребности", предъявляют к ним требования, допустимые разве что в супермаркете в отношении продавцов. Но Церковь - это такой организм, где всё само в силу действия благодати Божией потихонечку устаивается и приходит в норму. Люди меняются в лучшую сторону, иногда сами того не замечая. 
- Известны случаи, когда священники некоторых приходов, дабы, по их разумению, быть более доходчивыми, начинали вести службу не на церковно-славянском языке, как принято, а на языке улицы. Как к этому относиться? 
- Это не ново. После революции на волне обновленчества тоже многие вещи пересматривались, в том числе и в богослужении. Это касалось и языка, и календаря, и канонов. И сегодня есть люди с революционным сознанием, готовые всё время что-то переделывать. 
Я тоже считаю, что проблема понимания очень важна. И язык, на котором общается церковь с народом, должен быть, конечно, понятным. Но тут возникает закономерный вопрос: спускаться церкви до уровня народа или народ поднимать до своего уровня. 
Дело в том, что проблема понимания - это не проблема только языка. Недавно ко мне в церковь пришёл один человек и говорит: "Вот взял почитал Евангелие (на русском языке, заметьте) и ничего не понял". Почему? Ведь на современном русском языке, не на славянском же написано! А потому что там изложены идеи не только другого времени, но другого мира. Мир другой совсем открывается перед человеком. И категории, в которых выражено благовестие, ему пока малопонятны. Только постепенное, кропотливое, с открытым сердцем чтение может привести к пониманию того, что он читает. Нужно приложить определённый труд, чтобы приблизиться к Богу 
На самом же деле расхождение между языком церковнославянским и разговорным буквально в несколько сот слов. 
- То есть язык должен оставаться сакральным. 
- Я думаю, да. Слово "святой" в библейском контексте означает "отделенный, отделёный". Как святое, то есть отдельное, место церковь не спутаешь ни с каким зданием, так и язык. Понять который поможет только православное образование, о котором мы говорили. 
Всякое учение требует усилий. Представим себе, приходит человек к математику и говорит: скажите мне по-простому, в чем тут дело. Или к ученому экономисту. Да нельзя просто, не получается, невозможно. Так и в церкви. Нет в ней простого, лёгкого пути Надо трудиться. 
- Национальная идея, о которой так много говорят у нас последнее время, у всех ассоциируется с православием. А что на самом деле? 
- Еще Достоевский говорил: быть русским - значит быть православным. Русская православная церковь всегда занимала патриотическую позицию независимо от того, какая власть "стояла на дворе". И в лихую годину не только молилась, но и действовала. Причём не только до революции. Известно, что во время Великой Отечественной войны на пожертвования Церкви создавались танковые колонны, эскадрильи боевых самолетов. 
Другое дело, что Церковь не хочет, чтобы её использовали как инструмент в чьих-то целях. Мы принципиально не поддерживаем никакие политические движения, никаких политических деятелей, даже декларирующих свою православность. Но мы поддерживаем всё, что доброго делается независимо от "политического цвета" деятелей. Нам ненавистна рознь. 
- Как вам удается соединять в себе воина Христова и земного попечителя? 
- Мы должны всей нашей жизнью быть христианами - в семье, в компании, на работе, на улице, в метро. И даже не только в своих делах, но и в мыслях. Если это нам удается, то мы жизнь воцерковляем, и свою, и окружающих. Потому что лучшая проповедь для христианина - это дела и поступки его. В Священном Писании прямо об этом говорится: чтобы люди видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего, который на небесах. 
«День всех влюбленных» часто используется как «религиозный» предлог для оправдания греховных связей. 
В Русской Православной Церкви выражают сожаление в связи с тем, что зачастую «День святого Валентина» используется для того, чтобы оправдать незаконные с церковной точки зрения любовные связи. "Влюбленные не отмечают этот день как день своего святого покровителя. Его празднование - не повод устремиться в небо, а скорее - друг ко другу, причем часто отношения влюбленных с точки зрения церковной незаконны", - сказал секретарь Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата по связям Церкви и общества священник Михаил Дудко. Он отметил, что отношения между мужчиной и женщиной возможны только в форме брака, "а любые связи вне брака являются греховными". 
"Очень часто этот день является оправданием греха, поэтизацией его, поэтому в Церкви к этому празднику относятся как к нецерковному и, более того, как к подмене настоящего праздника искусственным и фантомным", - подчеркнул священник. 
По его словам, если человек в этот день откроет церковный календарь, святцы, то не обнаружит там святого Валентина. "Этот праздник оторван от традиции Русской Православной Церкви", - сказал отец Михаил. Он напомнил, что празднование дня любого святого заключается в первую очередь в том, что в храме в честь него проходят богослужения. 
В то же время священник особо отметил, что сегодня мы нуждаемся в популяризации праздника, который был бы направлен на укрепление института семьи, "а не разрушение его вольными отношениями". В этой связи он выступил за то, чтобы широко праздновать День православных святых Петра и Февронии, "который бы смог стать Днем семейной любви". "Это было бы хорошей идеей. Другое дело, что в этом дне заинтересованы преимущественно верующие, а День святого Валентина стал выгодным для коммерции, продажи амулетиков, сердечек, открыток", - посетовал представитель Русской Церкви. 
Он также добавил, что настоящий церковный праздник "не заменит коммерсантам той выгоды, которую они получают от празднования Дня всех влюбленных как светского праздника". "Этот праздник в том виде, в котором он отмечается сегодня, вообще безрелигиозный. Религия в данном случае служит лишь символом, оберткой для содержания, которое является отнюдь не религиозным", - резюмировал отец Михаил. 

Русская православная церковь никогда не стремилась вернуть статус государственной 

Мнение госдепа США о том, что Московский патриархат по статусу близок к государственному, вступает в противоречие с позицией самой Церкви и "очень сомнительно с юридической точки зрения", заявил секретарь по взаимоотношениям Церкви и общества Отдела внешних церковных связей Московского патриархата священник Михаил Дудко. 
"Русская православная церковь никогда не стремилась вернуть статус государственной церкви, который был у нее до семнадцатого года. Мы считаем, что этот статус даже до революции далеко не всегда был во благо Церкви", - сказал отец Михаил, слова которого приводит в среду "Российская газета". 
"Если кто-то пытается представить наше желание принимать активное участие в жизни общества как попытку указывать государству, что ему делать, - это совершенно неверное представление", - добавил он. 
Священник особо отметил, что позиция Русской церкви запрещает представителям духовенства участвовать в деятельности органов власти. "Если бы мы стремились к иному, мы бы 
не упустили возможности участвовать в процессе государственного управления", - отметил отец Михаил 

Как смотрит Церковь на разные аспекты личной жизни современных людей. 

- В последние годы в России возобновилась традиция венчания. Как Вы к этому относитесь? 
- Некоторые считают, что возобновление традиции венчаться - это дань моде. Я же полагаю, что даже если в этом и присутствует элемент моды, это, тем не менее, хорошо. Потому что человек, который прибегает к таинству венчания, пусть даже имея несколько другие соображения, чем те, которыми принято руководствоваться православным христианам в церковном браке, приобщается Благодати Божией. Она ниспосылается Богом на приступающих к этому таинству, когда Он касается душ будущих мужа и жены. Даже те, кто не очень хорошо понимает, что именно происходит во время венчания, а больше следуют моде, тоже получают Благодать Божию. Они приобщаются не только к великой церковной традиции, но и начинают глубже понимать православную веру, нередко начиная потом исповедовать ее по-настоящему. То есть венчание - пусть даже как дань моде - все-таки приближает человека к реальной жизни в церкви. 
- Случается такое, что венчанные люди все-таки решают развестись. Насколько это трудно? Каково отношение церкви к такому решению? 
- Сказать, что церковь может "развенчать", я не могу, потому что церковь признает таинство брака неразрушимым. Сказано "Что Бог сочетал, того человек да не разлучает". И мы, один раз соединив супругов по Закону Божиему, разлучить их уже не можем. Любой развод есть нарушение святого обета, который муж и жена дали не только друг другу, но и Богу; это преступление против семьи и Бога. 
Однако, к сожалению, в наше смутное время разводы происходят все чаще и чаще. Поэтому Церковь все же не оставляет супругов, которые в силу определенных причин не живут друг с другом. Если семья разрушилась, и фактически возник новый брак, необходимо обратиться к епархиальному архиерею - только он может разрешить возникшую ситуацию с церковных позиций. Но в любом случае развод - это грех. 
- А если развод происходит по причине того, что один из супругов пьет, принимает наркотики, изменяет или занимается рукоприкладством? 
- Да, есть причины, которые Церковь считает уважительными и принимает во внимание, когда рассматривает вопрос о вступлении человека в новый брак и решении расторгнуть прежний. Причины эти изложены в "Основах социальной концепции Русской православной церкви", принятом Архиерейским Собором в 2000 году. В частности, причинами для расторжения брака признаются: прелюбодеяние (супружеская измена), противоестественные пороки, неспособность к брачному сожительству (наступившая до брака), заболевание серьезными болезнями - такими, например, как проказа или сифилис; длительное безвестное отсутствие, посягательство на жизнь или здоровье супруга(и) или детей, неизлечимая тяжкая душевная болезнь. К этому списку необходимо добавить медицински засвидетельствованный хронический алкоголизм или наркоманию. Все эти причины являются серьезным основанием для того, чтобы Церковь допустила снисхождение к супругам и расторгла брак. 
- Что делать, если, женившись или выйдя замуж, человек через какое-то время влюбляется, и ему кажется, что он ошибся в выборе первого партнера и только сейчас встретил настоящую любовь? 
- С точки зрения церкви, так называемая "несовместимость характеров" или тот факт, что один из супругов понял, что "ошибся", и "нашел новую любовь", не является достаточным основанием для развала семьи. Ведь брак, кроме того, что он призван освящать любовь супругов, также узаконивает и их обязательства по отношению друг к другу, и в особенности - обязательства по отношению к детям, которые в православной семье появляются очень быстро и которых бывает много - как правило, больше, чем в светском браке. Поэтому нужно, создавая семью, осознавать всю ответственность, которую накладывает этот очень серьезный шаг. 
Разумеется, бывают случаи, когда у человека появляется новая влюбленность, и он думает, что ошибся в первом браке, и новая его семья окажется путем к счастью - а оставшись с прежним супругом, он будет несчастен, упустит что-то то светлое и важное, без чего немыслима его жизнь. Я как священник могу сказать, что человек, ушедший из семьи, нового счастья как правило не находит. И чаще всего такие люди через очень короткое время начинают понимать, что, оставив одно, другого они так и не нашли. Зато к тому, что страсть ушла, прибавляется еще и раскаяние оттого, что он нанес серьезную травму - и бывшему супругу, и своим детям. Иногда в таком случае человек даже решает уйти из жизни, не вынеся мук разочарования. 
Поэтому самый правильный путь, как мы считаем, это путь следования Закону Божиему: нужно помнить об ответственности и оставаться в семье, как бы трудно ни было. Бог награждает мужа и жену, которые сумели преодолеть препятствия, неизбежно встречающиеся на пути любой супружеской пары, гармонией в конце пути. Вы, наверное, замечали, что люди, преодолевшие трудности вместе, зачастую к концу жизни становятся похожими друг на друга? И это серьезное доказательство того, насколько общие радости и трудности, а также совместное преодоление неизбежных препятствий делает супругов "единой плотью". Они становятся неотделимы друг от друга, как Христос и Церковь - так учит Священное Писание. 
- Можно ли оправдать измену в браке? 
- В этой ситуации невиновная сторона - та, которой изменили - свободна от своих обязательств. Измена - это фактически единственная, указанная в Священном Писании причина, по которой брак может быть безусловно расторгнут, потому что его фактически уже расторгла одна из сторон. Следовательно, вторая сторона вольна либо расторгнуть этот брак, либо простить человека, который покаялся в грехе, пообещал, что впредь этого не повторится, и попросил принять его обратно. В этом случае брак возобновляется и нередко длится до конца жизни. Конечно, это накладывает определенный отпечаток, такое нельзя забыть - но, тем не менее, жизнь продолжается, и брак вновь может стать счастливым. Но это только в том случае, если супруг или супруга готовы простить, а у изменившей стороны есть глубокое осознание собственной вины. Это не должно превращаться в систему, когда человек и говорит: "Ну, случилось - с кем не бывает!", а на вопрос, не повторится ли это впредь, отвечает: "А кто ж может знать? Ведь человек слаб!". Такое отношение к семье - это грех, нарушение святости брака. А прегрешения против Бога никогда ненаказанными не остаются. 
- Раньше на Руси жениха с невестой выбирали родители, и нередко молодые до свадьбы даже не видели друг друга. Сейчас же, напротив, случается и такое, что мужчины и женщины решают свою судьбу полностью самостоятельно, не интересуясь тем, одобряют ли родители их выбор. Каково мнение Церкви на этот счет? 
- Конечно, в наше время нельзя признать нормой ситуацию, когда родители выбирают детям супруга или супругу. Сейчас такого фактически уже и нет. Но, с другой стороны, мы верим в то, что благословение отца и матери укрепляет основание дома, прочность брака. Поэтому если родители не дают своего благословения новобрачным, если они категорически против свадьбы - надо подумать о том, чем же заслужить это благословение, и попытаться сделать так, чтобы родители все-таки согласились с вашим выбором. Это очень важно. Но, конечно, в итоге решают все-таки не родители, а новобрачные, будущие муж и жена. 
- Сейчас в России, как во многих западноевропейских странах, набирают все большую популярность гражданские браки - когда молодые люди просто живут вместе, не расписываясь и не разделяя никаких имущественных обязательств. Как относится к этому Церковь? 
- У нас наблюдается некоторая путаница в терминах. Гражданским браком Церковь называет брак, зарегистрированный в ЗАГСе, а церковным браком живут супруги, венчанные в церкви. В свою очередь, светское общество называет гражданским браком брак, который не зарегистрирован в ЗАГСе. Таким образом, получается, что пара, венчавшаяся в церкви, но не зарегистрированная в ЗАГСе, проживает, с точки зрения светского общества, в гражданском браке. Кроме того, гражданским, или "пробным", браком называется в светском обществе незаконное, по церковным канонам, сожительство двух людей, которое, собственно, и браком-то назвать нельзя. Чаще всего результаты такого сожительства, несмотря на то, что люди предпринимают его с целью узнать друг друга получше, оказываются плачевными. Такие потенциальные супруги нередко живут вместе, пока не наступят первые трудности, и потом говорят: "Ну, не получилось!", и вступают в новую связь. В результате очень часто они не находят того, что могли бы найти в крепком браке. 
Мы считаем, что множество попыток "попробовать" якобы семейную жизнь нисколько не улучшают потенциальной возможности счастливого брака. Наоборот, по статистике видно, что все больше и больше браков распадается, несмотря на то, что растет и количество тех, кто успел пожить вместе перед их заключением. То есть результат, которого такие люди хотят достичь, становится не ближе, а, напротив, дальше, и Церковь, безусловно, осуждает практику внебрачного сожительства. Тем более что это часто провоцирует человека уже даже после того, как он заключит брак, продолжать искать своего счастья на стороне - и это делает семью менее крепкой. 
Церковь сейчас старается, чтобы браки, которые заключаются по церковной традиции - венчанием - уже имели бы справку о регистрации в ЗАГСе. Конечно, это не принципиально, и теоретически наличие штампа в паспорте не добавляет и не уменьшает шансы супругов на создание полноценной семьи. Но, с другой стороны, категорический отказ регистрироваться наводит на размышления о причинах такого решения. Они, эти причины, бывают разными, и иногда мы идем навстречу, потому что считаем их удовлетворительными - жизнь так разнообразна, что всего не предвидишь. Но как правило это связано с совершенно неуважительными причинами. Например, один из супругов решает венчаться, чтобы успокоить свою сожительницу, но при этом не взять на себя никаких обязательств перед законом. 
Случаются и совершенно вопиющие случаи - когда в Россию приезжают работать граждане других стран, у которых там остались семьи, и, работая здесь, они вступают в отношения, которые хотят называть браком. Для того, чтобы не быть двоеженцами, что карается по закону, первый брак они оформляют у государства, а другой пытаются освятить в церкви. Естественно, мы отказываем таким людям. Это, конечно, редкость, но и такое, к сожалению, встречается. Поэтому мы очень тщательно подходим к вопросу о венчании людей, у которых нет штампа в паспорте, и призываем их сначала заключить брак, узаконенный государством. 
- Сейчас наблюдается тенденция, при которой все больше семейных пар рожают детей или достаточно поздно, или вовсе отказываются от наследников. Как Вы думаете, это объясняется социальными условиями или какой-то идеологией? Насколько это опасно для государства? Нужно ли, и если да, то как именно переломить эту тенденцию? 
- Церковная позиция по этому вопросу неоднократно высказывалась, но я повторю: мы бьем тревогу, потому что народ у нас вырождается. Убыль населения столь серьезна, что каждый год мы теряем по миллиону граждан: смертность значительно превышает рождаемость. Это очень серьезная проблема - и экономическая, и государственная, и, в первую очередь, моральная. К сожалению, в обществе сейчас преобладает гедонистический подход к жизни: люди хотят наслаждаться, получать удовольствие. Они живут под лозунгом: "Бери от жизни все!". А рождение детей - это серьезное испытание для родителей, большая ответственность. О ребенке нужно заботиться, во многом себе отказывая: будут и бессонные ночи, и материальные затраты, и нервы. А люди не привыкли, чтобы их спокойствие было чем-то ограничено. И очень часто этим ограничителем, по мнению многих, является самое невинное существо - ребенок. Казалось бы, материнский инстинкт является сильнейшим, ничто не в силах его преодолеть. Но, тем не менее, миллионы женщин отказываются от счастья рождения и воспитания детей, добровольно совершая недозволенные операции по прерыванию беременности, и мы считаем это страшным грехом. Если такая тенденция не прекратится, это может кончиться полным вырождением народа. 
Сегодня Русская православная церковь регулярно напоминает о проблемах демографии, снова и снова говорит о том, что надо ответственно подходить к своему долгу - перед семьей, перед будущими поколениями, перед своей страной. Также мы призываем государство создать все условия для того, чтобы семьи имели возможность рожать детей. Потому что, конечно, несмотря на то, что главная причина отказа от наследников моральная, но большая часть ответственности лежит и на государстве, которое не поддерживает рождение детей, в результате чего появление ребенка ставит молодые семьи зачастую буквально на грань нищеты. А это немногие могут вынести, и мало кто хочет терпеть. 
- Любовь - одно из главных составляющих семейной жизни. Но чтобы действительно семья была крепкой и муж с женой могли прожить много лет, вырастив детей и внуков, нужна не только любовь. Что еще, по Вашему мнению (какие качества, черты характера супругов) необходимо для того, чтобы сохранить крепкую семью? 
- В этом помогает, в первую очередь, вера в Бога. Сейчас я, конечно, отвечаю как священник, но я уверен в том, что именно вера помогает супругам прожить долгую и счастливую жизнь. Мы уже говорили о том, что в жизни каждой пары встречаются трудности. И люди, которые ориентированы только на потребление, только на удовлетворение собственных потребностей, не привыкли себе в чем-то отказывать. Напротив, люди верующие принимают жизнь как некий долг - перед Богом, перед людьми, перед самими собой. В исполнении этого долга Бог помогает, награждает людей, которые выполняют свою миссию в мире, наполняет жизнь смыслом и счастьем. Это проявляется во всех сторонах жизни верующего человека, и, конечно, не в последнюю очередь в жизни супружеской. 
Свернуть