20 января 2019  08:15 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

Новые имена 


 

Владислав Сергеевич Павловский

(псевдоним Влад)



Родился в 1973 году в Москве. Образование - юридическое, владею английским языком (правда, с годами все реже и реже использую его - уходит в пассив), время от времени занимаюсь переводами и редактурой юридической документации, а также литературы в области психологии. Живу в Москве, женат, два сына. Знакомство с миром поэзии началось с самого раннего детства, и за это - нижайший поклон моей матушке. Люблю, когда в стихах наряду с поэтическими образами присутствует ирония, подтекст, четкая ритмика и рифма. С годами обнаруживаю в своих произведениях больше оптимизма и позитивного отношения к жизни, чему весьма рад. Вопрос о жизненной философии считаю для себя открытым, к тому же не так просто в двух словах сформулировать то, что находится в процессе формирования. Приведу отрывок из своего неоконченного поэтического манифеста: Я за словом в карман не лезу, Пусть иные как рыбы немы. Тростником, по Паскалю Блезу, Прорастаю в своих поэмах. 


Сказ о царе Петре, казаке Оглобле, и о бражном подвиге в шинке града Харькова накануне Полтавской баталии 

Предыстория: 

В начале XVIII века в Европе гремела Северная война, развязанная царем реформатором Петром I и его царственным оппонентом Карлом XXII. В результате Россия потеряла пятую часть населения, сию добрую традицию Петр решил распространить и на другие страны, мотивируя все необходимостью «учебы» и «прорубанием окна в Европу». 
Воевать так воевать и вот в кровавом вихре закружило Россию, Швецию, Данию, Речь Посполитую, Саксонию и естественно Украину. 
После поражения русских войск под Нарвой основной театр военных действий переместился в Белоруссию и наши края. Поход Карла XXII , переход на его сторону гетмана Мазепы и запорожских казаков, уничтожение города Батурина, Полтавская битва, все это довольно известно. Меньше известно – первой целью шведского короля был Харьков, и у нас частенько останавливался царь Петр. 
В один из дней перед Полтавской битвой, находясь в Харькове, царь собрался посетить молебен в Покровском соборе. Времени было много, и одетый в мундир драгунского полковника Петр заглянул в шинок. Его глазам предстала компания казаков во главе с детиной по прозвищу Оглобля. Казаков царь недолюбливал, причем всяких, но вот выпить любил. Разгорелся спор, кто кого перепьет. Неизвестно, сколько литров водки выпили спорщики, но в первый и последний раз Петр был побежден. Казак же был награжден за сей «подвиг» пятью червонцами. Лично меня успокаивает только одно: «хлебное вино», как тогда называли водку, было по крепости около двадцати градусов. 
Самое забавное произошло потом, выпивший царь перепутал церкви и попал на молебен не в Покровский собор, а в Николаевский храм. Впрочем, последствий сия история не имела, вот только отношение венценосных особ к Харькову стало теплее, и с чего бы это? 


Стихи Влада

Провалиться в историю Харькова 
И строчить, засучив рукава... 
Выдыхал перегар да отхаркивал 
Непотребного вида слова 

Человече десятка не хилого, 
За Оглоблей качался кабак. 
Расступись, побрательнички милые! 
Растудыть вашу так и разтак! 

Жить разбоем да штофами мутными 
Повелось у славян испокон. 
Побережно, суденышко утлое! 
Государев указ - не закон? 

Гром не грянет, свинья не покушает, 
Озаруем, пируем, поем! 
Рубим окна пропащими душами, 
Европейца стращаем в проем. 

Поспешим - нагрешим - перекрестимся, 
Аж навыкат от бражки глаза. 
Вмажь за наших, драгунская бестия, 
За Расею! - завелся казак. 

Уж Оглобля шумел и подначивал, 
Кабы ведал, что прёт на Петра... 
Не томи, горлопан, разворачивай, 
Нам к молебну в Покровский пора. 

Ожидаючи скорой баталии, 
За викторию бахнуть не грех. 
А когда за отчизну поддали мы, 
Наше воинство - крепкий орех. 

Почитает империя "хлебную", 
А без водки скудеет казна... 
Только сказ продолжения требует: 
Наш Оглобля Петра не признал. 

Битый час заливают - не рушатся 
Два детины, чуток захмелев. 
Как не выпить за славу оружия 
Да за станы лафетные дев. 

Ах, какие же в Харькове женщины! 
Крутобедры, на лики милы! 
Без царя Шереметев и Меншиков 
Отошли почивать под столы. 

Трезвы россы - зело неприметные, 
А попойку зачнем, только в путь... 
Даже здравие Карла и гетмана 
Изловчились в шинке помянуть. 

Кто кого перепил-перебражничал? 
Скажем, царь продолжать не хотел. 
Все дела у Петра были важные, 
Превеликое множество дел. 

Государю играться державами, 
А народу - стопарь да кулак... 
Пять червонцев герою пожаловал, 
И гудел на царёвы кабак. 

Опосля супостата мутузили, 
Под Полтавою мяли бока, 
И была там у шведа конфузия, 
И давал скандинав драпака. 

На кону оголтелый мир... 

На кону - оголтелый мир, 
Вожделенная жаба - жадность, 
Вездесущий успех - сатир, 
Материалов благих лежалость. 

Разомкнул Вельзевул уста 
Девок падших, приманкой ставших. 
Испражнения на крестах, 
Червь на печени проигравших. 

Дядей Сэмом больна свирель. 
Мы же, мыши, беспечно рады. 
В русом темени варят хмель 
Чьей-то зелени листопады. 

Перебрал я сегодня зря. 
Шприц к руке моей крали ластится. 
Над кострищем икон - заря, 
Над избой - обменника свастика. 

2000 

Лесные врата 

эскиз текста для группы 
Вендетта 


Нарушая запреты рода, 
Я лесные нашел врата. 
Заповедные пели воды - 
Ничего кроме смерти там. 

Там хранители знаний древних 
Обагряли живой огонь, 
Доверяли заклятья древню 
И дышали ему в ладонь. 

Громы ярые ночи руша, 
Предрекали последний час, 
Там пылали мятежных души 
И с ветрами плыла печаль. 

Я кричу и мой голос дикий 
На печатях сакральных мест, 
Сквозь меня убиенных лики, 
Умирать не желаю здесь. 

Свернуть