26 марта 2019  19:26 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

 

Петербургские поэты



Лиля Стар 



Ещё раз о войне. 

Медалью той далекой славе, 
За всё, что отдано сполна, 
Ржавеет в призрачной оправе 
Над полем полная луна. 

Землей засыпаны воронки, 
Край поля соснами изрыт, 
И роща тихая в сторонке 
Иконой белою стоит… 

Но дали хмурятся, и снова 
Остановило время бег. 
Пятном кровавым лист кленовый, 
Кружась, упал на первый снег. 


Полночь. 

Небо падает отвесно 
На былинные холмы. 
Белый город белой песней 
Спит в объятиях зимы… 
Бьют часы на башне бойко, 
Чтоб спалось еще верней, 
Только чудится мне: тройка 
Пролетает меж огней! 
Ночь морозом крепко сшита – 
Даже замерли дымы… 
И врезаются копыта 
В тело белое зимы. 
Мне не спится, ох не спится! 
Я не знаю, что со мной… 
Мчится тройка мимо, мчится 
По пустынной мостовой!.. 


Первый снег. 

Верю, жизнь устроена премудро… 
Осени чернеющее дно 
Первый снег 
Присыпал белой пудрой 
И мозги припудрил заодно.. 

О себе подумалось, однако: 
Может оттого, что размазня, 
Счастье, как безмолвная собака, 
Счастье бродит около меня… 

Осенило! Хватит баить сказки! 
Ты начни с себя, моя краса, 
Прикорми с ладони без огласки 
Кем-то в зиму брошенного пса. 

В самом деле, что же тут плохого? 
Я приму бродягу, точно приз… 
В небе месяц выгнулся подковой 
И над головой моей повис. 


С работы 

Пусть побывать не довелось в Париже – 
С проносом говорю в сезон дождей. 
Я ухожу с работы к ночи ближе, 
Иду к метро по сумраку аллей. 

По холоду осеннему, по лужам 
В немыслимом дешевом парике, 
И на ходу придумываю ужин, 
Жетон зажав в озябнущей руке… 

В подземке берегу свой плащь кургузый, 
В сумятицу лечу вперед – назад… 
А дома ждут такие же «французы»: 
Они, как я, с проносом говорят 


Лопух. 

Неприкаян и лопоух, 
Весь в пыли придорожной и саже, 
Сочный налитый силой лопух 
Среди трав у обочины княжил. 

Много мимо пропело телег, 
И машин пробухтело немало… 
Кто-то рядом чужой человек 
Опустился на землю устало. 

Прикрываясь от зноя листом, 
Благороден чертами и тонок, 
Он уснул с просветленным лицом 
Словно ближним обласкан ребенок. 

И морщинок разгладилась вязь 
На лице, не знакомом со злостью… 
И дивился разросшийся князь 
Своему чужестранному гостю. 

 

Свернуть