30 апреля 2017  21:47 Добро пожаловать к нам на сайт!
Поиск по сайту

У нас в Англии.

 

Владимир Кабаков 

О здравоохранении в Англии

Национальная служба здравоохранения (англ. National Health Service — NHS) является общим названием для четырех государственных медицинских систем в Соединенном Королевстве. Система в основном финансируется за счет общих налоговых поступлений, а не системы медицинского страхования. Служба здравоохранения предоставляет широкий спектр услуг в области медицины, подавляющее большинство из которых являются бесплатными для жителей Великобритании. Путешественники из ЕС, ЕЭЗ и Швейцарии в случае чрезвычайной ситуации также имеют право на бесплатную медицинскую помощь. 
Служба была учреждена 5 июля 1948 года. 

Бывая в больницах в Англии, я невольно вспоминаю пятидесятые годы в СССР, когда, будучи ребёнком, часто болел и лежал в больницах. Тогда лечение было бесплатным реально, и врачи обладали не только знаниями, но и человеческой душой. 
Может быть поэтому, после множества вылеченных тогда болезней, я вырос здоровым человеком, занимался и занимаюсь физкультурой и спортом и как любитель, и как профессионал. 

Но расскажу об опыте общения с медициной в Англии... 

Началось это общение сразу после приезда в Англию, около пятнадцати лет назад. В России девяностых годов прошлого столетия я не имел ни времени, ни возможности заниматься своим здоровьем, зная, какие жуткие условия тогда сформировались в народном здравоохранении. А в иммиграции, проблемы со здоровьем, которые имел прежде, вдруг обострились. 

Началось всё с нарушения головного кровообращения. Я, в сопровождении жены, которая выступала как переводчик, был обследован бесплатно на новейшей аппаратуре и, найдя причину, просто сменил диету – перестал пить кофе и крепкий чай – и всё прекратилось. Следующим шагом было восстановление спины и ног. Спину я подлечил в спортзале, куда стал ходить регулярно, работая на тренажёрах, развивающих мышцы спины. Вот уже несколько лет спина меня не беспокоит... Надо отметить, что для меня, как пенсионера, вход в спортивный зал стоит копейки, а в бассейн я могу ходить бесплатно, хоть каждый день, но только по утрам. Так делает моя жена. Я же, по-прежнему предпочитаю упражнения с отягощениями и тренажёрные машины. 

Следующим шагом к оздоровлению была большая операция на лодыжке, когда ходить стало больно, и я начал заметно хромать. Меня обследовал специалист по «ногам», доктор Ангел (!) и направил на операцию. С той поры в шутку считаю, что этого Ангела мне сам Бог послал... 

Ангел оказался мужчиной средних лет, приятной наружности, с иголочки одетый. Он включил диктофон и, осматривая меня, точнее мою анкл-лодыжку, записывал свои замечания устно. Показывая мой снимок, рассказал, что кости голени, опустились и опираются на кости стопы. Рентгеновский снимок стопы выглядел отвратительно, и я окончательно решил, что надо делать операцию. Но Ангел сказал, что придётся ждать около года, так как к нему есть очередь. 

Через несколько месяцев после обследования, меня пригласили на операцию, которую делал в госпитале тот же доктор Ангел... Я хорошо помню и операцию, и больницу, и месяц в гипсе... 

Несколько слов о системе здравоохранения в Англии. 

Как выяснилось, она не так плоха, а если сравнивать с нынешней российской, то и вовсе хороша. Есть очереди на операции, не хватает мест в больницах, но если попадаешь к врачу, то тебя осмотрят, выслушают, предложат хорошее, современное лечение. В сравнительно дорогой Англии я лечился бесплатно. До этого я прошёл курс лечения от головокружения, от сердечных проблем. Меня осматривали, обстукивали, оклеивали мою голову датчиками. И все это сосредоточенно, профессионально, вежливо, Люди работали … И никого не интересовало, что я недавний иммигрант и что у меня проблема с документами. В больнице я был только пациент, не более… 

Надо отметить, что здесь всё устроено удобно, как для больных, так и для посетителей и персонала. И все работают, а не отсиживают часы. Ведь платят за работу хорошо. Поэтому каждый делает своё дело серьёзно и непрерывно. Нянечки, медсёстры, работают буквально, не покладая рук. В большинстве это выходцы из Африки и Азии. Доктора же в большинстве англичане… 

Но вечером ко мне подошёл анестезиолог и отрекомендовался - Саша… 

Я был приятно удивлен, и мы поговорили о жизни, о его работе. Он уже четыре года здесь и за это время я был первым русским, которого он встретил в госпитале среди больных. Саша подтвердил, что больница действительно хорошая, и всё оборудовано и устроено по последнему слову ортопедии. Он между разговорами расспросил меня о предыдущих операциях, имею ли какие аллергии, на что я уверенно ответил «Насинг». Потом он, ещё раз напомнив, что после полуночи ни есть ни пить нельзя, ушёл, Вскоре, проводив жену домой, остался один. Стал ждать и готовиться к операции… 
Спал я хорошо, несмотря на летнюю жару и непривычное место. Ночью, сквозь сон, слышал шаги и тихие разговоры медсестёр, меряющих температуру и давление у тяжелых больных. 

Проснулся на рассвете, поворочался, встал и пошёл в туалет. Потом полежал, послушал храп соседей и, когда света прибавилось, почитал англо-русский словарь. Страницу за страницей, как художественную литературу… 
Около восьми утра принесли ситцевый халат для операции, одеваемый завязками назад, бумажные плавки, специальные носки для улучшения кровообращения. Носков было два и я долго ломал голову переживая, одевать или не одевать носок на левую ногу, которую должны были оперировать. После долгих и сложных рассуждений я носок одевать не стал… 

Вскоре пришёл молодой человек в белом халате и представился. Это был ассистент Ангела. Он сообщил, что я первый в этот день на операцию, что разрезы сделают здесь, здесь и здесь. Показал где. Потом пояснил, что металлическими шурупами соединят кости в районе лодыжки, закрепив их вместе. Я ответил вежливо, что уже слышал это. 

В девять часов пришли двое в зелёном, переложили меня на специальную кровать, и повезли по длинным покатым коридорам. Встречные смотрели на меня долгим внимательно-сочувственным взглядом. 
В операционной нас встретили анестезиологи. Саша шутил, что–то рассказывал мне, объяснял, как и что он делает, хлопал своей ладошкой по моему предплечью, и втыкал шприц куда надо. Я улыбался в ответ, пытался шутить и вдруг потерял сознание, перестал что-либо осознавать …. 

Очнулся уже в другой комнате весь в поту, словно облитый водой. Улыбаясь незнакомому человеку, хлопочущему вокруг меня, вытер пот полой халата, чувствуя холод от вентилятора под потолком и лёгкую тошноту… Меня вырвало несколько раз слюной и стало немного лучше. Мельком глянул на настенные часы - было ровно час. Моё беспамятство длилось около трёх часов. 

Повезли в палату. Хотелось пить и немного тошнило, но я улыбался, щупал сырой гипс и одеревеневшие пальцы ноги под ним - анестезия ещё действовала. 

Пришла жена. Принесла фрукты и шоколад - подарок детей. Я ей очень обрадовался и, поедая крупную, спелую черешню, болтал без умолка, рассказывая перипетии до и после операции. Она кивала, но смотрела с состраданием. 

Потом меня неожиданно вырвало, и я снова облился потом. Медсестра сделала мне укол от тошноты в филейную часть, и мир вновь обрёл нормальный вид. Гипсовый «сапог» охватывал стопу и верх голени до колена, и я искал положение поудобнее для этой новой «обуви». 
В английских больницах не принято делать подарки персоналу. В российских же больницах без денег и подарков просто не прожить. При этом все, кто берёт подарки часто уважаемые и уважающие себя люди. Но такова сила рабской привычки. 

Это началось лет тридцать назад и как всегда в столицах, и оправдывалось добротой русской души. Тогда начались подлые разговоры , что если человек мало зарабатывает, то он имеет моральное право брать взятки. Эта привычка обманывать законы и государство обратилась против всех и виновных во взятках и невиновных. У меня был знакомый, который, воруя бензин из бензовозов, оправдывал себя тем, что-де государство нам недоплачивает и обманывает и потому его кражу можно рассматривать как акт восстановления справедливости... 

Вечером меня выписывали домой. Днем покормили вкусным обедом. Я почитал библию и нашёл там много ответов на свои напряжённые вопросы о правде и смысле жизни. Именно в трудные моменты жизни мы понимаем многое, что было недоступно в обыденности... 

После работы приехала жена, забирать меня. Мне дали с собой лекарство от боли –«пейн-киллер», бюллетень на те дни, которые я пролежал в больнице, костыли. Посадили на коляску и вывезли на стоянку машин, где я пересел на переднее сиденье автомобиля и мы, помахав рукой больнице, поехали. Был солнечный тёплый вечер. 

Дорога петляла среди холмов, тут и там виднелись среди зелени дома и домики фермеров. Синее небо, пушистые, лёгкие облачка, просторы пригородов пролетали мимо. Это была свобода! Город показался необычно красивым и чистым. Люди спокойные и даже весёлые, шли, ехали, стояли на остановках. А далеко позади остался госпиталь, палата № 9 и все те, кто переживает там трагедию жизни… 

Вот, коротко, о моём пребывании в английском госпитале. 

Я здесь, местами, цитирую свой очерк «Палата 9» из сборника очерков «Об Англии, англичанах и русских в Лондоне»... 

… Через год я уже начал забывать об операции и даже слетал в Россию, в Сибирь, где вместе с друзьями, совершил конное путешествие по Восточному Саяну и Окинской долине... 

Спустя некоторое время, я стал «клиентом местной «практики», то есть поликлиники, по-русски, и у меня появился свой врач – терапевт, который ведёт мою медицинскую карту... 

С той поры регулярно хожу в местную поликлинику, которая по-английски называется медицинской «практикой». Сменилось несколько докторов, и последний Питер Бейнс, веселый и добродушный, стал моим личным доктором, с которым мы на приёмах в «практике» говорим обо всём на свете, а не только о моих болячках. Поэтому к нему на приём хожу с удовольствием и благодаря его советам и бесплатным лекарствам, которые он мне выписывает, я держу себя в приличной физической форме. Лекарства, кстати, тут тоже бесплатны, в том числе и самые дорогие... Доктор пишет рецепт, и в аптеке выдают нужное название в нужных количествах... 
Хочу рассказать, как проходит запись и приём в такой «практике»... 
Обычно жена звонит в приёмную «практики» и договаривается о дате моего визита к Питеру. 

В назначенное время мы с женой или, если она занята, то я один, приходим туда, отмечаемся в «Рисепшен», что пришли, и садимся в зале ожидания. На табло периодически появляется сигнал вызова и фамилия пациента, а также номер кабинета, где принимает врач. 

Подходит наша очередь, и мы идем к Питеру в кабинет. Он встречает нас радушно, здоровается и, садясь к компьютеру, спрашивает, с чем мы сегодня «пожаловали». Мы ему всё объясняем, показываем и он, осмотрев, вновь возвращается к компьютеру и записывает всё в карту больного, а потом, выписывает, здесь же на компьютере рецепты на лекарства и, распечатав их, отдаёт нам, прощается и желает хорошего здоровья.. 

Помимо этого, существует несколько оздоровительных программ, в которых участвуют все пациенты нашего возраста. Например, приходит по почте извещение, что мы должны прийти, туда–то и тогда–то для обследования на предмет рака и заболеваний крови. Адреса указаны. Мы, в нужный день и час, приезжаем на обследование, проходим его, и через время, тоже по почте, нам присылают результаты. (Я говорю мы, потому что жена ходит со мной в качестве переводчика. Однажды она не смогла пойти со мной, и мне в больнице выделили русскую переводчицу, которую вызывают при приёме русских, плохо говорящих и понимающих по английский) 

Уже второй год подряд мне делают прививку от простудных заболеваний. Процедура, такая же, как и на приёме у врача. Только после прививки, вам ещё предлагают печенье разных сортов, кофе или чай на выбор и пять минут мы сидим в приёмной и, разговаривая, пьём чай и едим вкусные, вкусные сладости... И всё это бесплатно. И безо всяких очередей... 

В заключение хотелось бы пожелать россиянам такой же уровень бесплатного обслуживания и такого же неподдельного участия со стороны медицинского персонала, как здесь в Англии. И хочется верить, что медицина в России восстановит свои советские кондиции, и сможет реально помогать людям...

Свернуть